ДОРОГОЙ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

 

 

Войны херсонесцев со скифами

 

 

 

МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ

 

II век до н. э. в Северном Причерноморье богат внешнеполитическими событиями. Борьба скифов с греческими городами приобретает все более острый характер, в первую очередь на северо-западном берегу Крыма.

 

Скифы отвоевывают у Херсонеса Керкинитиду и Калос-Лимен, часто нападают на Херсонес. Об этом свидетельствует гибель во II в! до и. э. клеров на Херсонесском мысу, уничтожение гончарной и дру. гих мастерских под стенами города. Из надписей ясно, что соседние тавры также совершали набеги на Херсонес, возможно, объединяясь со скифами.

 

Примерно в тот же период на Северное Причерноморье как на важный экономический район и военный плацдарм начинают обращать внимание Понтийское царство и Рим, которые вскоре вступают между собой в ожесточенную борьбу за мировое господство.

 

Римский историк Полибий сообщает, что в 179 г. до н. э. поитинекий царь Фарнак создал коалицию из городов Малой Азии и включил в нее Гераклею в Херсонес. Возможно, уже тогда Понтом было положено начало объединения сил для борьбы с Римом и сделан первый шаг в сторону Северного Причерноморья. Этот акт в том же 179 г. был закреплен отдельным договором Фарнака с Херсо- несом, продиктованным взаимными интересами. Документ разделен на две чаем» в которых сформулированы обязательства каждой из договаривающихся сторон.

 

Сохранилась лишь заключительная часть обязательства херсонесцев, в которой говорится: «...Будем содействовать охране его (т. е. Фприака) царства по мере возможности, пока он останется вереи дружбе с нами и будет соблюдать дружбу с римлянами, ничего не предпринимая против них».

 

Клятва же Фарнака гласит: «Я навсегда буду другом херсоиссцам. и если соседние варвары выступят походом на Херсонес или на подвластную херсонесцам страну или будут обижать херсонесцев. и они призовут меня, буду помогать им. поскольку будет у меня время, и не замыслю зла против херсонесцев никоим образом, не пойду походом на Херсонес, не подниму оружия против херсонесцев и не совершу против херсонесцев ничего такого, что могло бы повредить народу херсо- несскому, но буду содействовать охране его демократии по мере возможное пока они останутся верными дружбе со мной, поклявшись тою же клятвою, будут соблюдать дружбу с римлянами и ничего не будут предпринимать против них*.

 

Помимо общих пунктов о взаимной дружбе и поддержке и соблюдении отношений с Римом, который, видимо, был посредником при заключение договора, в документе отражено тяжелое внешнее и внутреннее положение Херсонеса, что и заставило его обратиться к Фарнаку. Это — нападение соседних варваров на Херсонес и его хору и политическая борьба внутри города, угроза сверж-имократии. Интересно, что те же основные моменты подчеркнуты в херсонесприсяге.

 

К концу И в. до и. э. международная обстановка еще более ос- южиилась. Внук понтийского царя Фарнака Митридат VI Евпатор отовился к открытой войне с Римом. Окрепшее скифское государево активизировало свою внешнюю политику. Ольвия находилась поч властью скифов, Боспор и особенно Херсонес испытывали их непрерывный натиск. В конце концов положение Херсонеса стало настолько критическим, что ему пришлось искать военной помощи у других государств.

 

Раньше в таких случаях на союз с Херсонесом шел Боспор, но теперь он был ослаблен и заботился о защите собственных границ. Неоднократно помогала Херсонссу его • метрополия Гераклея, но и она находилась в бедственном положении, особенно после неудачной войны с Вифинией. И Херсонес вынужден был обратиться к Митри- дату Евпатору.

 

Фрагмент одной надписи II в. до и. э. сообщает о прибытии в Херсонес посла Митридата. Можно предполагать, что он привез положительный ответ на просьбу херсонесцев. Во всяком случае, принятие почетного декрета в честь посла, который «прекрасно и с пользой* выполнил свою миссию по отношению к царю и городу, и предоставление ему проксении и гражданских прав, несомненно, свидетельствуют об упрочении дружественных связей между Херсонесом и Понтом в конце II в. до и. э., о дипломатической подготовке будущего военного союза.

 

Митридат Евпатор еще больше, чем Фарнак, был заинтересован в союзе с Херсонесом (быть может, поэтому он сам направил туда посольство). Разрабатывая план борьбы с Римом, он полагал, что, создав базу в Северном Причерноморье, сможет обеспечить свою армию дешевым хлебом и другими продуктами, а также пополнить ее ряды военной силой.

 

О событиях, происходивших в Северном Причерноморье в последнее десятилетие II в. до н. э., известно из двух основных источников: свидетельства Страбона и декрета в честь Диофанта.

 

Страбон пишет, что скифы подошли вплотную к Херсонесу и осадили порт Ктенунт. Больше это название нигде не встречается, и потому точное его местонахождение пока не установлено.

 

Об осаде Ктенунта и других активных действиях скифов и тавров в начале войны и неудачах Херсонеса в декрете в честь Диофанта умалчивается. После победы над скифами не было надобности напоминать об этом, тем более в официальном государственном документе.

0этому особенно ценно свидетельство Страбона, пользовавшегося другими источниками, в которых менее тенденциозно излагались некоторые события.

 

Из декрета мы узнаем, что Митридат воспользовался безвыхоа ным положением Херсонеса и осложнившейся обстановкой на Во поре для активного вмешательства в дела на полуострове. Окал 110 г. до н. э. он направил туда морем войска во главе с синопейц«* Диофантом, предоставив ему не только военные, но и дипломатии^ ские полномочия.

 

Сначала скифы, предводительствуемые царем Палаком, держали инициативу в своих руках и внезапно напали на войска Диофанта но он, приняв битву, сумел обратить их в бегство. Здесь, видимо, сразу сказались высокая техника и организация греческого войска. Подчинив соседних тавров и основав город (вероятно, Евпаторий, назван- иый в честь Митридата Евпатора), Диофант отправился на Боспор, а по возвращении возобновил борьбу со скифами.

 

Следовательно, сразу победить скифские войска Диофант не смог, а предвидя длительную борьбу, должен был укрепить тыл и, прежде всего, подчинить тавров, по-видимому, также активизировавших свои действия. Кроме того, он усилил свои войска, включив в них «граждан цветущего возраста* из населения Херсонеса.

Греческие войска проникли в середину Скифии; скифы сдали им царские крепости Хабеи и Неаполь и подчинились власти Митридата Евпатора. Очевидно, был заключен мирный договор со скифским государством, и Диофант, считая свою миссию выполненной, вернулся в Понт. Однако силы скифов не были сломлены, и спустя некоторое время они «отложились от царя и изменили положение дел*, а также привлекли на помощь племя роксоланов. Дела, видимо, оказались столь угрожающими, что, несмотря на приближение зимы, Митридат снова послал в Крым отряд Диофанта, который совместно с сильнейшими гражданами Херсонеса двинулся на скифские крепости. Непогода помешала Диофанту, и он повернул на западное побережье полуострова, где овладел Керкинитидой, другими укреплениями, долго находившимися в руках скифов, и приступил к осаде Калос-Лимена, которую ему, видимо, не удалось завершить (в декрете об этом ничего не сказано).

 

В решающем бою с войсками Палака Диофант одержал крупную победу, уничтожив значительную часть его пехоты и конницы. Используя инициативу, он в начале весны двинулся на скифские крепости... (дальше в тексте декрета испорченное место). Затем вновь отправился на Босиор, чтобы окончательно подчинить его власти Митридата, но там вспыхнуло восстание Савмака и был организован заговор против Диофанта (об этих событиях уже рассказано в главе о Боспоре).

 

Херсонесцы послали специальный корабль с войском для спасения Диофанта, а на следующий год, по просьбе Митридата, участвовали в совместной карательной экспедиции против восставших.

 

По решению Народного собрания на акрополе, подле алтарей ,вЫ и Херсонас* была поставлена медная статуя Диофанта в пол- вооружении, а на ее пьедестале вырезан почетный декрет, пере- |10'лЯ10ЩИй все его заслуги перед городом.

 

 Сохранился обломок с частью текста еще одного декрета, допол- яЮщего наши сведения о борьбе Херсонеса со скифами в конце II в. Н и. э. В нем говорилось об отряде херсонесских граждан, отвоевав- ших У скифов Калос-Лимен. Наконец, недавно опубликован фрагмент учетного декрета в честь неизвестного лица. По характерному шрифту его можно с полной уверенностью отнести к концу II в. до н. э. В нем также рассказывается о событиях, связанных с войнами Диофанта. Содержание декрета примерно следующее: когда жители Херсонеса «страдали» (видимо, от нападений скифов и тавров), чествуемый гражданин приложил много труда и стараний для безонасно- сги города, в частности, за его собственный счет были укреплены оборонительные сооружения. Затем он двинулся против скифской крепости Напит и, вероятно, одержал там победу.

 

В новой надписи впервые упоминается крепость Напит, которая, по-видимому, находилась между Херсонесом и столицей скифского государства Неаполем. Название Напит, несомненно, восходит к известному из источников названию одного из скифских племен и к имени их легендарного предка Напа, сына Скифа.

 

Таким образом, борьба херсонесцев со скифами вступила в решающую фазу. Явный недостаток средств и военных сил заставил Херсонес прибегнуть к иноземной помощи, которую пришлось оплатить очень дорогой ценой — потерей независимости: после Диофан товых войн Херсонес оказался под властью Митридата Евпатора.

 

Митридат вступил в это время в последний, наиболее трудный этап борьбы с Римом. Херсонес и Боспор, находясь в орбите политики понтийского царя, должны были оказывать ему всяческую помощь поставками продовольствия и военной силой.

 

Увеличение налогов и поборов, а также политика сближения Митридата с местными племенами вызвали, как указывалось выше, большое недовольство греческого населения и даже привели к восстанию боспорских городов и Херсонеса против Митридата.

 

После гибели Митридата Понтийское царство попало под власть Рима, а в первые века нашей эры было превращено в его провинцию. Рим стремился распространить свое влияние и на Северное Причерноморье и в первую очередь старался посадить на боспорский презол своих ставленников. В этот период, как указывает Страбон, Аерооиес находился под властью Боспора.

 

Чтобы избавиться от наиболее тяжелого гнета, приходилось mj бегать к политике лавирования. Ведущую роль в Херсонесе, види.у начали играть сторонники прорнмской ориентации, которые про-цЛ читали зависимость от сильного, но далекого Рима власти Боспора ^ своего старого торгового соперника. Рим мог предоставить больщ" внутренних свобод городу, а с другой стороны — оказать ему воен* ную помощь в случае новых осложнений со скифами.

 

Один из средневековых авторов — Константин Багрянородный сообщает интересную легенду о Гикии, которая отражает взаимоотношения между Херсонесом Косиором: их вынужденные сближения (например, для совместной борьбы со скм. фами), сменявшиеся длительными периодами вражды в связи с торговым conepuu чеством и стремлением Боспора подчинить себе Херсонес.

 

Легенда рассказывает, что сын боспорского царя Асандра женился на доч«р® первого архонта Херсонеса Гикии и поселился в доме жеиы. Асаидр надеялся, чтх> после смерти отца Гикии его сын будет избран первым архонтом и подчинит Херсонес власти Боспора. Но его ие избрали. Вскоре Гикия узнала через служанку, что муж готовит заговор против ее родины и тайно собирает в доме боспорских вопяов. которые приезжают под видом гостей. В ночь, когда заговорщики должны был* напасть на херсонесцев и взять власть в свои руки. Гикия подожгла собственны* дом. уничтожив врагов Херсонеса.

 

Политика Херсонеса встречала поддержку в Риме, так как отвечала его стремлению стать более твердой ногой на Черном море. Из Херсонеса было направлено несколько посольств в Рим, которые увенчались успехом. Особенно интересен почетный декрет в честь Гая Юлия Сатира, отправившегося в 46 г. до и. э. с посольством к Цезарю. Политическая ситуация была благоприятной для Херсонеса. В Боспорском государстве шла ожесточенная борьба за престол, и оно не могло заниматься херсонесскнми делами. В то же время Цезарь после победы над Помпеем даровал свободу и привилегии многим греческим городам, в том числе и разрушенному Фарнаком Амису на малоазийском берегу Черного моря. Там же в 45 г. Цезарь создал римские колонии в Синопе и, возможно, в Гераклее, тесно связанной с Херсонесом. После убийства Цезаря в 44 г. свобода, полученная от него Амисом, Херсонесом и другими городами, была утрачена, и ее вновь пришлось добиваться у императора Августа.

 

С 25—24 г. до и. э. в Херсонесе устанавливается новая эра. причем «царицей» города и его эпонимом объявляется богиня Дева. Ее имя ставится на монетах, а позже и на постановлениях Совета и Народа.

 

  

К содержанию книги: Крым

 

 Смотрите также:

  

Херсонес Таврический

Херсонес Таврический, расположенный на окраине Севастополя, всегда. считался "русскими Помпеями.

 

История не пощадила древние города. Ольвия, Херсонес...  Затонувшие города и страны. Феномен Херсонеса

Вот этот "старый" Херсонес и вызвал у наших историков и археологов недоумение. Что это за мыс Парфений и где руины погибшего города?

 

присяга древних херсоносев - клятва- когда упомянается

Приводимый документ — текст присяги, которую приносили в Херсонесе все юноши, достигшие совершеннолетия.

 

VIA MILITARIS военная дорога римлян

века нашей эры юго-западную Таврику оккупировали римляне, и их главной базой стал город Херсонес.

 

Тавры. Пантикапей. НАСЕЛЕНИЕ КРЫМА В ПОЗДНЕРИМСКИЙ...

ИЗ Нейзаца, Херсонеса, Боспора и другие . 7) в Херсонесе и в Керчи начали использовать в позднеримский период.