ДОРОГОЙ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

 

 

Город Херсонес

 

 

 

ПОЛИС И ЕГО ХОРА

 

Херсонес постепенно осваивает большую сельскохозяйственную при торию (хору), одновременно превращаясь в крупный ремесленный И торговый центр.

Чтобы познакомиться с Херсонеса, нужно совершить кскурсию на Гераклейский полуостров. Удивительная сохранность Эро клеров позволила подробно обследовать античные сельскохозяйственные усадьбы, которые известны лишь в Италии и Галлии (да и го более позднего времени).

 

На полуострове выявлено около 400 клеров (не считая 100 ранних на Херсонесском мысу), окруженных валами и каменными стенами. Они возникли в начале III в. до н. э. и имеют примерно одинаковые размеры if планировку. Это позволило установить одновременное размежевание земли на Гераклее и распределение ее между гражданами Херсонеса. Упорядочение системы землепользования имело большое значение в античных городах, где каждый свободный член полиса имел право на владение участком земли.

 

Вполне вероятно, что организация этого дела была поручена в Херсонесе некоему Агасиклу, который, судя по надписи в его честь, занимал поочередно все высшие должности в государстве и принимал участие в создании оборонительных сооружений, размещении гарнизона и постройке агоры. В перечне его заслуг на втором месте стоит размежевание виноградников на равнине. Это свидетельствует о ведущей роли виноградарства в хозяйстве херсонесцев, что полностью подтверждается и данными раскопок.

 

Площадь каждого клера равнялась 26,5 гектара, т. е. почти точно соответствовала норме, которую Катон считал наилучшей для имения. Несмотря на большую площадь участков, жилые дома часто оказывались близко друг от друга, потому что их обычно строили около внешней ограды, выходящей на проезжую дорогу. Кроме того, ,Ти Дома имели сторожевые башни, которые были удобными наблюдательными пунктами на усадьбах и могли защищать ее обитателей вслучае нападения соседних племен.

 

Обилие камня на Гераклее широко использовалось для различьях хозяйственных целей. Стены между клерами, а иногда и башни *ст^л. • складывали из крупных необработанных камней.  Характерно продуманное распределение участков. Для винограда, как правило, отводили южнук^ часть клера, а для зерновых — северную; кроме того, виноградники обычно размещали на склонах балок, а поля — в низинах.

 

С разведением винограда было тесно связано и виноделие. Большинство виноградных давилен найдено не в самом Херсонесе, а на Гераклее. Раз- меры их говорят о масштабах, значительно превышающих потребности жителей клера. Следовательно, основную массу винограда, очевидно, перерабатывали прямо на клерах и лишь небольшую часть продавали виноделам, которые имели в Херсонесе давильни. Таким образом, большую часть херсонесского вина, поступавшего на внутренний и внешний рынок, производили усадьбы Гераклеи.

 

Устройство давилен было разное. В простейших из них сок выдавливали ногами, в более совершенных применяли также пресс, приводимый в движение при помощи рычага.

В 1956 г. на усадьбе клера № 26 открыта большая виноградная давильня II в. до н. э. В ней сок одновременно выдавливался на двух больших площадках: на одной ногами, на другой — прессом. Рядом в яме обнаружен громадный обработанный камень с пазами и гнездами для крепления — груз от рычага пресса.

 

Давильни такого устройства, но худшей сохранности, открыты и на других клерах. Технические приспособления повышали производительность труда и увеличивали выпуск продукции, составлявшей важную статью херсонесского экспорта.

 

Природные условия Гераклейского полуострова были менее пригодны для хлебопашества. Примерные подсчеты показали, что урожая зерна не хватало даже для удовлетворения потребностей самих клеров, учитывая минимальные нормы, расходуемые на рабов. Херсонес, вероятно, ввозил хлеб из подчиненных ему районов западного Крыма и, кро- ме того, получал его путем торгового обмена со скифами.

 

В урожайные годы часть хлеба перепродавалась в города материковой Греции; в случае неурожаев и финансовых затруднений £>род попадал в крайне тяжелое положение. Поэтому большое значение придавалось постоянному контролю за урожаем зерна, что 0тразилось в важном государственном документе III в. до н. э. — херсонесской присяге: «Хлеб, свозимый с равнины, я не буду ни продавать, ни вывозить с равнины в какое-либо иное место, но только в Херсонес». В высеченных на мраморе почетных декретах часто выносится благодарность отдельным лицам за помощь городу средствами и продовольствием в трудное для него время.

 

Для вопроса о землепользовании в Херсонесе интересна также сильно фрагментированная надпись конца III—начала II в. до н. э., в которой говорится о продаже отдельным гражданам участков земли, принадлежавших государству, которое нуждалось в деньгах. Сады и особенно виноградники, даже на маленьких участках, давали большие доходы, поэтому покупать их было выгодно. Таким образом, существовали частная и государственная собственность на землю.

 

Из промыслов, развитых в Херсонесе, следует еще назвать рыбный и соляной (однако они получили более широкий размах в римский период). При раскопках постоянно находят множество глиняных и каменных грузил и рыболовных крючков.

 

Все эти промыслы, особенно виноделие, требовали большого колнчества тары, а следовательно, и усиленного развития гончарного ррмАгля. ня гпродцптА открыто несколько гончарных мастер- ских эллинистического времени, где, кроме амфор и пифосов^ изготовляли кровельную черепицу, кухонную и столовую посуду, терракотовые статуэтки амфорах и черепице ставились • кма специальных долж» постных лйд — астиномов, определявшие места их изготовления* По "ним можно установить наличие херсонесского экспорта в раз! личных районах античного мира.

 

Ремесленные мастерские в античных городах обычно располагались на окраине, часто даже за городской стеной. В эллинистический период такой ремесленный городок был, вероятно, на запад- ном берегу Карантинной бухты. Отсюда начал расти город; затем по мере продвижения центра все дальше на запад, ремесленные кварталы оказались на окраине, за крепостной стеной (хотя и вблизи от порта). Там открыты несколько виноделен, гончарные мастерские и мастерские каменотесов.

 

В 1955—1957 гг. были возобновлены раскопки гончарных печей в районе так называемой башни Зенона. Там обнаружено шесть обжигательных печей и остатки керамики, главным образом тары. Хорошая сохранность памятника дает возможность реконструировать устройство печей и восстановить примерный процесс всего производства.

Рост города и его населения требовал развития и других ремесел: строительного дела и ткачества (об этом свидетельствуют находки пряслиц и ткацких грузил), металлообработки и ювелирного дела.

 

В ремесленном производстве, как и в сельском хозяйстве, основной рабочей силой были рабы, хотя наряду с ними существовали также зависимые и свободные крестьяне и ремесленники.

 

Херсонес чеканил собственную монету. В 1904 г. на главной улице было открыто капитальное каменное здание конца IV—начала III в. до н. э., отождествленное с монетным двором (там найдены медные круглые заготовки для чеканки монет).

 

Интенсивный выпуск своей монеты и наличие большого количества монет других городов говорит об оживленной торговле, которую вел Херсонес.

 

На монетах конца IV—конца II вв. до и. э. встречаются имена 42 магистратов.

Показательно, что свыше трети монет этого времени найдено на Гераклейском полуострове и преимущественно в виде единовременно зарытых кладов. Самые большие из них — Камышовский и Стрелецкий.

 

В привозном нумизматическом материале преобладает боспор- ский; встречаются монеты Тиры, Ольвии, Керкинитиды, а также городов малоазийского берега Черного моря, которые были соседями метрополии Херсонеса — Гераклен. Количество этих монет возрастает в период зависимости Херсонеса от Понтийского царства — во II—I вв. до и. э.

Интересно, что при раскопках в Херсонесе найдено также немало генных и свинцовых гирь.

 

Расширялся внутренний рынок Херсонеса, рос торговый обмен о другими городами Северного Причерноморья и местными племенами. в первую очередь — скифами.

О связях Херсонеса с Ольвией, кроме надписей из Херсонеса, говорят три декрета о проксении III в. до н. э. в честь херсонесцев, иайденные недавно на ольвийской агоре, о связях с Западным Причерноморьем — аналогичные декреты городов Томы и Каллатии.

Как указывалось выше, государственное устройство колоний обычно было таким же, как и метрополии. Эту картину мы наблюдаем и в Херсонесе, причем преемственная связь с Гераклеей и даже с Мегарой выразилась здесь не только в основах политического строя, но и в функциях отдельных должностных лиц.

 

В отличие от Боспора, сложившегося в своеобразное государство, объединившее греческие города и местное население под общей царской властью (хотя степень и формы их зависимости были различны), Херсонес оставался наиболее греческим городом Северного Причерноморья как по своему облику, так и по политическому строю и составу населения. В эпоху расцвета это была рабовладельческая демократическая республика с характерным для всего античного мира делением общества на два основных класса — рабовладельцев и рабов, с предоставлением прав и преимуществ тольк свободным гражданам, владевшим участками земли—клерами.

 

Верховную власть в Херсонесе имели Совет и Народное собра. ние. Поэтому все декреты и постановления, которые были приняты и высечены для общего сведения на каменных плитах, начинаются формулой: «Постановил Совет и Народ...»

 

Судя по аналогии с Мегарой и ее колониями, члены Совета выбирались на месяц, а секретарь Совета (грамматевс) — на год.

 

Так называемый царь (басилевс) в Херсонесе, как и в Мегаре был эпонимом, т. е. его именем назывался, а следовательно, и датировался год. От древней высокой должности царя, объединявшего некогда в одном лице вождя, военачальника и жреца, сохранились лишь почетные, но чисто формальные религиозные функции.

 

Для руководства войском избиралась коллегия стратегов (должности стратегов существовали также в Мегаре и ее колониях Гераклее, Калхедоне и Месембрии); позже их заменили архонты.

 

Номофилаки (стражи законов) в эллинистический период следили за соблюдением уже принятых и вносили проекты новых законов и постановлений. Демиурги (коллегия из нескольких лиц) охраняли демократический строй и преследовали его врагов и изменников. Аналогичные коллегии известны в Мегаре и Гераклее.

 

Агораномы наблюдали за порядком на рынке (агоре), астиномы— за точностью мер веса и объема. Имена астиномов ставились на монетах и ручках амфор.

 

До последнего времени не имелось никаких сведений о судебных органах. Фрагмент сильно поврежденной надписи, обнаруженный недавно в хранилище Херсонесского музея, впервые проливает свет на этот вопрос. В городе существовал народный суд и специальные должностные лица — дикасты (судьи). Решения суда принимались при помощи голосования камешками, т. е. путем тайного голосования, как указано и в херсонесской присяге. Упоминаемые в некоторых надписях продики тоже выполняли какие-то судебные функции.

 

Государственная казна и священные суммы находились в ведении различных лиц, которые также выбирались народом, а по окончании срока службы отчитывались перед Народным собранием о произведенных расходах.

 

Как и в других античных государствах, в Херсонесе придавали большое значение вопросам физического воспитания и обучения- Поэтому здесь существовала особая должность гимнасиарха.

 

Несмотря на то, что присяга написана в стиле аналогичных ей документов и во многом сохраняет общепринятую формулу присяг античных городов, в ней нашли отражение классовая и межпартийная борьба в Херсонесе (возможно, имели место прямые попытки свержения демократии), а также осложнившиеся отношения с Бос- пором и с соседями-скифами.

 

Затронутый в присяге вопрос о границах государства остается не вполне ясным. Под властью Херсонеса находились важные опорные пункты на северо-западном берегу Крыма — Керкинитида, Калос-Лимен и другие укрепления.

 

Подчиняясь Херсонесу, Керкинитида сохраняла какую-то степень самостоятельности; подобно ряду боспорских городов, она чеканила серебряную монету. Изображение на монетах скифа с копьем говорит о большой роли в жизни города местного населения (вспомним, что еще Гекатей называл Каркинитиду скифским городом).

 

Укрепившись в Керкииитиде, Херсонес стремился распространить свое влияние на все северо-западное побережье. Как указывалось выше, на основании свидетельства Гекатея и по данным раскопок установлено, что Керкинитида существовала еще в VI—V вв. до н. э., т. е. значительно раньше самого Херсонеса, который подчинил ее лишь в ». до и. э. Что же касается Калос-Лимена, то основная масса архео- гичгских находок на городище датируется III—II вв. до н. э. (хотя Роются более ранние и более поздние). Следовательно, завоева- 10 Херсонесом соседних территорий происходило постепенно, на Р^яжении длительного периода времени.

 

Усиленне скифов с П1 в. до н. э. и их стремление выйти к морю привели к столкновениям с Хереса сом. Перед растущим натиском «варваров Херсонес укрепляет систему роны города и вступает в союз с Боспо. ром, а если верить легенде Полнена or Амаге — то и с одним из сарматски* племен, напавшим на столицу скифо* В дальнейшем из-за участившихся на% падений скифов Херсонесу приходи! лось искать новых, более сильных союзннков.

 

В культуре Херсонеса на протяжении всей его истории сказывались дорийские черты. Это объяснялось не только дорийским происхождение^ колонии, но и тем, что Херсонес под. держи вал постоянные связи со своей метрополией Гераклеей. Между этими двумя наиболее удобными гаванями южного и северного берегов Черного моря курировали торговые корабли. У метрополии и колонии оставались общими религиозные празднества и культы богов. В надписях Херсонеса до позднего времени сохраняется дорийский диалект.

 

Геракл, именем которого называлась метрополия Херсонеса, быт главным общедорийским героем. Культ Геракла занял важное место и в Херсонесе. Об атом говорят мраморные жертвенники в фор- ме палицы, изображения на монетах, рельефы, терракоты и золотые изделия. Несколько рельефов с фигурой отдыхающего Геракла найдено также в округе Херсонеса.

 

Наряду с почитанием Геракла и других греческих богов — Зевса, Афины, Диониса, Деметры, главное место в культах Херсонеса принадлежало местной таврской богине Деве, с которой слилась греческая Артемида. Дева стала эпонимом города, ее имя вместо царского ставилось на декретах, ее изображали на монетах, считали спасительницей в боях с врагом; Деве посвящали специальные празднества. Следует еще отметить богиню Херсонас — покровительницу города, которую также изображали на монетах.

 

В главе о колонизации говорилось о роли Делоса и Дельф—важных общегреческих религиозных центров. Интересно, что связь Херсонеса с ними, особенно с Дельфами, поддерживалась и позже. В III — II вв. до н. э. наибольшее количество проксеиий в Дельфах получили граждане Херсонеса Таврического.

 

Важное место в идеологии полиса занимал культ мертвых. Раскопки некрополя вскрывают имущественные различия, дают лучшие образцы привозных и местных ремесленных изделий и антропологический материал, важный для выяснения этнического состава населения.

 

Когда район древнего некрополя Херсонеса был постепенно застроен эллинистическими кварталами, новый некрополь, как и во всех античных городах, был перенесен за пределы городских стен, а именно в район Карантинной бухты и западных оборонительных сооружений. Многолетними раскопками археологов Косцюшко-Валюжинича и Лепера открыты значительные участки некрополя.

 

Кроме обычных могил, в которые клали гроб с трупом или урну 0 пеРежженными костями, в Херсонесе открыто много каменных погребальных склепов. В некоторых из них, видимо, принадлежавших представителям обогатившейся знати, найдены дорогие ювелирные изделия и другие предметы роскоши.

 

С III в. до и. э. наиболее распространенное формой надгробия становится известняковая стела, в которую вставлялась небольшая прямоугольная мраморная плита с четкой, но та* кой же лаконичной надписью. Стела украшалась рельефными розетками, а на мужских надгробиях — рельефным изображением перекрещенного меча и портупеи.

Другой интересной формой надгробий являются своеобразные антропоморфные памятники. Они схематически изображают не всю человеческую фигуру, а лишь голову и плечи, имеют плоскую лицевую и выпуклую заднюю сторону и округлый или заостренный верх. Как правило, эти памятники небольших размеров, изготовлены из местного сарматского известняка. Ни на одном из них нет греческих надписей.

Архитектура и скульптура Херсонеса менее изучены, чем в Ольвии и на Боспоре. Затрудняет эту задачу фрагментарность многих памятников, специально разрушенных в средневековый период. Христианская религия предписывала уничтожать языческие храмы и статуи богов; их обломки нередко находят фундаментах и стенах средневековых построек.

  

При расчистке раннесредневековой XVI башни открыто боль- количество архитектурных фрагментов древнего храма ионий- ^•ого ордера (известняковые фризы, архитравы и карнизы с рель- украшениями и росписью), которые отличаются прекрасной Тонкой работой и, возможно, позволят в дальнейшем реконструировать памятник в целом. Аналогичные находки обнаружены и в башне Зенона. Множество античных плит с рельефами и надписями найдено на территории некрополя, в обкладках средневековых могил.

 

Одним из интереснейших общественных сооружений, раскопки которого продолжаются, является театр. Плохая сохранность памятника, очевидно, объясняется не только позднейшими застройками, но и требованиями христианской морали, запрещавшей «бесовские игрища и зрелища». Его могли специально разрушить, как и языческие храмы. Исследование развалин театра затруднено, так как его перекрывают остатки средневековых построек. Однако уже сейчас имеются данные для предварительной реконструкции основных его частей.

 

Театр пережил несколько перестроек; он был сооружеп еще в эллинистический период и дожил до IV в. Следы от полуколонн на проскениуме, поставленных без баз, говорят о дорийском ордере. Сохранились на своем первоначальном месте несколько каменных скамеек первого ряда и лесенки между отдельными секторами; раскрыты один угол от скене (сцены), часть орхестры (места для хора) и левый восточный парод (вход).

 

Театр удобно располагался внутри города около крепостных стен, невдалеке от ворот, на склоне холма с красивым видом на Карантинную бухту. Помимо представлений и празднеств с состязаниями поэтов и музыкантов, в нем могли происходить различные собрания, для которых в небольших городах обычно не строили специальных сооружений.

 

Произведения скульптуры, как и архитектурные детали, частью привозились, частью выполнялись на месте.

 

На первых порах большинство мастеров были приезжими, и их изделия часто представляли собой копии с античных образцов. Постепенное знакомство греков с окружающей средой, с внешним обликом местных племен, чертами их быта, одеждой, оружием и, наконец, своеобразным искусством наложили некоторый отпечаток на херсонесские изделия; в них появились новые сюжеты и иная трактовка.

Наряду с этим встречаются произведения совершенно негреческого характера, однако и на них, в свою очередь, влияло знакомство с достижениями античного искусства. Сказанное относится и к каменной скульптуре, и к терракоте.

 

Из произведений IV в. до и. э. обращают на себя внимание мраморный торс и головка юноши (близкая к школе Ско- паса) хорошей греческой работы, рельефные изображения Афины и Артемиды.

  

В 1888 г. в Херсонесе была открыта мастерская с обжигательной печью,  ногочисленными формами для отливки и готовыми изделиями из терракоты. Среди них изображения Афродиты, Афины, Диониса, Геракла. Особенно интересен торс от мужской статуи III—II вв. до н. э. больших размеров и хорошей работы, вероятно, изображавшей Геракла. Многие терракоты воспроизводят греческие образцы, но при окончательной их отделке херсонесский мастер вносил некоторые новые черты в трактовку лица, одежды и других деталей.

 

Из предметов роскоши в Херсонесе производили тонкие ювелирные изделия — серьги, браслеты, кольца, подвески. Выделяется также группа изделий местных торевтов, но они значительно проще и беднее, чем на Боспоре. Это различные штампованные бляшки, специальные золотые пластинки для погребального обряда (они накладывались на глаза и рот покойника), серьги «таврского* типа и т. п. Данных о местном литье в тот период пока не имеется.

 

В Херсонесе эпохи расцвета был свой историк — Сириек, который пользовался большим почетом в государстве. Он описал явления Девы, взаимоотношения с царями Боспора и «бывшие дружественные отношения с городами и царями исследовал правдиво и согласно с достоинством государстваНародное собрание постановило наградить Сириска, сына Гераклида, золотым венком и вырезать почетный декрет в его честь. Декрет датируется III в. до н. э. Из него щ. узнаем, что Сириек читал свои произведения перед народом — ц<>. добно Геродоту и другим выдающимся историкам древности. Обычно такие чтения, как представления и состязания, происходили во время праздников, когда все граждане города собирались в театре или других общественных местах.

 

монеты херсонеса

  

К содержанию книги: Крым

 

 Смотрите также:

  

Херсонес Таврический

Херсонес Таврический, расположенный на окраине Севастополя, всегда. считался "русскими Помпеями.

 

История не пощадила древние города. Ольвия, Херсонес...  Затонувшие города и страны. Феномен Херсонеса

Вот этот "старый" Херсонес и вызвал у наших историков и археологов недоумение. Что это за мыс Парфений и где руины погибшего города?

 

присяга древних херсоносев - клятва- когда упомянается

Приводимый документ — текст присяги, которую приносили в Херсонесе все юноши, достигшие совершеннолетия.

 

VIA MILITARIS военная дорога римлян

века нашей эры юго-западную Таврику оккупировали римляне, и их главной базой стал город Херсонес.

 

Тавры. Пантикапей. НАСЕЛЕНИЕ КРЫМА В ПОЗДНЕРИМСКИЙ...

ИЗ Нейзаца, Херсонеса, Боспора и другие . 7) в Херсонесе и в Керчи начали использовать в позднеримский период.