ДОРОГОЙ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

 

 

Цари Боспора – Левкон, Перисад, Спарток, Евмел. Понтийская экспедиция Перикла

 

 

 

По свидетельству историка Диодора Сицилийского, в 438/37 г. до н. э. на смену Археанактидам пришла новая династия Спартокидов. Краткое сообщение Диодора не дает ответа на вопросы, живейшим образом интересующие исследователей: о причинах и характере смены правящей династии (насильственном или мирном)9 а также об этническом происхождении Спартока I — основателя новой династии. Все попытки решить эти вопросы носят характер предположений и выявляют значительные разногласия среди историков Боспора.

 

Имена некоторых представителей династии Спартокидов, например, Спарток, Перисад, Комосария и другие,—фракийские. В связи с этим неоднократно высказывалось предположение о фракийском происхождении этой династии. В последнее время выдвигались и другие гипотезы; об ее синдо-меотском и греческом происхождении.

 

Как бы ни решался этот вопрос, нет сомнений в том, что. в противоположность чисто греческому роду Археанактидов, Спарто- киды были плотью от плоти местного, этнически смешанного общества, выразителями интересов местной землевладельческой и рабовладельческой знати — греко-скифской в западной части Боспора и греко-меотской — в восточной.

 

Боспорское общество отличалось значительно большей этнической смешанностью, чем Херсонес и Ольвня, сохранявшие в довольно чистой форме строй греческого рабовладельческого полиса, полнонравными гражданами которого были преимущественно греки. Выходцам из местных племен доступ в ряды правящей верхушки был закрыт. На Боспоре наблюдается иная картина. Местная племенная знать, тесно связанная общностью экономических интересов с рабовладельческой верхушкой греческих городов, постепенно слилась с

 

 Представителями такой эллинизированной местной знати и были Спартокиды. Эллинизация выразилась, в частности, в том, что наря- v <' фракийскими именами, как Спарток или Перисад, многие из них носили чисто греческие имена — Сатир, Левкои, Притаи, Евмел. 1 При Спартокидах в конце V—IV вв. до н. э. особенно упрочились связи Боспора с Афинами. Смена правящей династии на Боспоре совпала по времени с событием, сыгравшим значительную роль в укреплении этих связей, — экспедицией на Черное море, предпринятой Периклом.

 

Рассказывая о понтийской экспедиции, биограф Лерикла Плутарх довольно подробно описывает его деятельность на малоазийском побережье Черного моря, но не сообщает о том, дошли ли его корабли до Северного Причерноморья. По-видимому» нет. да такая задача и не ставилась. Очевидно, главной целью экспедиции было установление господства Афин над черноморскими полисами — важными торговыми путями, обеспечивавшими главенствующее положение Афин во всей торговле на Черном море.

 

Поэтому понтийская экспедиция Перикла имела немаловажное значение- для Боспора и способствовала укреплению его торговых связей с Афинами. Не исключено, что и приход к власти Спартокидов был связан с этим событием. Спартокиды предоставили аттическим купцам право беспошлинного вывоза боспорского хлеба. Вероятно* и боспорские купцы пользовались такой же привилегией в Афинах. В награду за регулярное снабжение Афин хлебом некоторые из Спартокидов были удостоены афинского почетного гражданства или награды в виде золотого венка.

 

В Пирее найден декрет 346 г. до и. э. в честь Левкона и его сыновей — Спартока, Перисада и Аполлония, служивший одновременно торговым договором. Плита, на которой высечен декрет, увенчана рельефом, изображающим всех трех сыновей Левкона. Они изображены на греческий лад — полуобнаженными, в плащах, окутывающих ноги. Декрет восхваляет Спартока и Перисада за то, что они изъявили готовность заботиться о снабжении Афин хлебом, как это делали их предшественники — Сатир и Левкои, и согласились сохранить ранее установленные торговые привилегии афинян. В благодарность за это афиняне, со своей стороны, решили предоставить им те же привилегии, которыми ранее пользовались Сатир и Невкой.

 

Имеются сведения о том, что земля находилась в полновластном распоряжении Спартокидов: они раздавали земельные участки своим приближенным и лицам, которых хотели наградить за какие- либо заслуги перед государством.

 

При первых Спартокидах проводилось планомерное расширение территории Боспора. Преемник Спартока I Сатир I (433/32 -389/88 гг. до н. э.) начал борьбу за подчинение Пантикапею Феодосии, чтобы овладеть всем Керченским полуостровом и довести государственную границу до самой узкой его части; это было важно по стратеги чески м соображениям.

 

Сатир I умер во время войны с Феодосией, не дождавшись победы. Это удалось только его преемнику Левкону I в начале IV в. По свидетельству Демосфена, он расширил феодосийскую гавань и пристроил к ней новые сооружения. Под властью Спартокидов Феодосия оставалась крупным торговым центром. Возможно, ей удалось сохранить некоторую автономию по сравнению с другими боспорски- ми городами.

 

После завоевания Феодосии Левкон I принял титул архонта Боспора и Феодосии.

 

Спартокидам вскоре удалось подчинить и ряд северокавказских и прикубанских племен. Некоторые из них оказывали серьезное вооруженное сопротивление. В одной из надписей Перисада I не упомянуто племя псессов, которые были покорены его предшественником Левконом I, но впоследствии, по-видимому, вновь стали независимыми.

 

После включения в состав Боспорского государства отдельные племена сохраняли свой традиционный общественный строй, племенных вождей и войско. Но при этом они должны были признавать верховную власть боспорских правителей и выплачивать им определенную дань. Боспорские купцы пользовались на их территории полной свободой в своей коммерческой деятельности.

 

Спартокиды называли себя царями этих племен. Левкон I со временем принял более сложный титул: архонт Боспора и Феодосии, царь синдов, торетов, дандариев и псессов. Впоследствии в титулах его преемников эти племена стали называться общим именем меотов. Иногда упоминаются племена фатеев и досхов. Это дает наглядное представление о большой этнической пестроте населения Боспорского государства.

 

Республиканский титул архонтов, который по греческой традиции носили Спартокиды, был чистой формальностью. Их власть была по существу монархической. Греческие ораторы и писатели обычно называли Спартокидов тиранами, династами, а то и просто царями. Имеются сведения об обожествлении Перисада I (349/48— 310/09 гг.). Этот факт, как и многоплеменной характер Боспорского государства и связанная с ним двойственная титулатура Спарток позволяют сблизить Боспор с позднейшими эллинистическими

монархиями.

 

Может быть, города Боспора и пользовались каким-то ничейным самоуправлением, но они, несомненно, признавали верховную власть Спартокидов. Основной социальной опорой династии были греческие землевладельцы и купцы, а также эллинизированная родовая знать местных племен.

 

К сожалению, почти ничего не известно о классовой борьбе на Боспоре. Только отдельные глухие и неясные сообщения древних авторов о заговорах и попытках дворцовых переворотов проливают кое- какой свет на социальные противоречия в боспорском обществе. Так, Полнен рассказывает, что, когда Левкои I узнал об организованном против него заговоре, он тотчас же обратился к купцам с просьбой о денежной помощи. Купцы охотно предоставили ему заем на расходы по ликвидации заговора, а затем сами с оружием в руках помогли царю расправиться с заговорщиками.

 

К концу IV в. до н. э. относится драматический эпизод истории Боспора — борьба за престол между сыновьями Перисада I.

 

Младший сын Евмел восстал против старшего, законного наследника Сатира II, опираясь на лрикубанское племя фатеев, которое поднялось против Сатира во главе со своим племенным вождем Ари- фарном. Сатир II двинул против восставших войска. Кроме регулярной боспорской армии, состоявшей из греческих и фракийских наемников, он использовал помощь союзников — скифов, численно значительно превосходивших босиорское войско. Таким образом, решающей силой в войне между братьями оказались местные племена.

 

В 310 09 г. произошла битва при реке Фате (по-видимому, один из притоков Кубани), которую описал Диодор. Форсировав реку, Сатир II «окружил свой лагерь телегами, на которых привез огромное количество провианта, затем выстроил войско и сам, по скифскому обычаю, стал в центре боевого строя...» Окруженный отборными воинами, Сатир И завязал конную стычку со свитой Арифарна, стоявшего против него в центре боевого строя, и после значительных потерь с той и с другой стороны принудил, наконец, варварского царя обратиться в бегство. Сначала Сатир бросился его преследовать, убивая 3(*х попадавшихся на пути, но немного спустя, узнав, что Евмел °лол1>вает '«а правом фланге, он прекратил преследование, поспешил помощь своим наемникам и разбил все неприятельское войско, •так что для всех стало ясно, что и по старшинству происхождения 11 по храбрости он был достоин наследовать отцовскую власть».

 

Потерпевшие поражение фатен бежали в свою крепость, находящуюся в труднодоступной лесистой и болотистой местности, в излучине реки. Подходы к крепости со стороны болота были защищу ны деревянными палисадами. С другой стороны она была укреплена мощной стеной с высокими башнями. С этих укреплений фатеи вы- пускали тучи стрел на войско Сатира, уже понесшее значительный урон по пути к крепости. Во время ее осады Сатир II был смертельно ранен. Борьба продолжалась после его смерти; ее возглавил второй брат Притаи, законный преемник Сатира по старшинству. Евмел предлагал ему разделить власть с тем, чтобы Притан сохранил за собой управление западным Боспором, а Евмел восточным. Но Притан отклонил это предложение и продолжал борьбу, в которой потерпел поражение. Он бежал в город Кепы и был там убит. Евмел учинил жестокую расправу над членами семей и приверженцами своих братьев — почти все они погибли.

 

По-видимому, эта ожесточенная борьба за престол отражала и какие-то более глубокие внутренние противоречия и столкновение интересов различных групп боспорского общества. Характерно, что Евмел, добившись царской власти, стремился «успокоить» граждан Паигикапея. Он созвал Народное собрание и выступил с речью, в которой обещал сохранить традиционный образ правления. Кроме того, он подтвердил право на беспошлинную торговлю для пантикапей- ских купцов. Интересно также, что он обещал освободить население от подати, очевидно, с целью смягчить его недовольство.

 

Рассказ Диодора интересен, в частности, и тем, что это единственное упоминание о Народном собрании на Боспоре. По-видимому, действительно, созыв Народного собрания был случайным эпизодом. Создается также впечатление, что роль его была пассивной.

 

Евмел присоединил к Боспорскому государству ряд новых территорий, занятых местными племенами. Диодор говорит даже о его намерении подчинить себе все причерноморские племена и прибавляет, что только преждевременная смерть помешала ему осуществить этот грандиозный план. Особенно прославился Евмел своей борьбой с теми племенами, которые регулярно занимались пиратством. Ему удалось почти полностью очистить от пиратов Черное море, что создало благоприятные условия для торговли и судоходства. Евмел стал популярной фигурой в торговых кругах не только Боспора. но также и всего Причерноморья и Средиземноморья.

 

Насколько можно судить по косвенным данным, в III — II вв. до н. э. значительно осложнилась политическая обстановка на Боспоре: по-видимому, обострились и социальные противоречия.

 

Правившие в начале III в. Спарток III и Перисад II отбросили утративший реальный смысл титул архонта и именовали себя просто царями. Но в то же время были, вероятно, какие-то общественные силы, которые сопротивлялись этому.

 

  

К содержанию книги: Крым

 

 Смотрите также:

  

Потерянный город киммерийцев

именовали Боспором Киммерийским. Эти города-полисы, появившиеся в VI веке до н. э. в ходе Великой. греческой колонизации, представляли собой небольшие (по современным.

 

пролив царство Босфор Киммерийский.  ТАНАИС. Историко-археологическое исследование

ДБК — Древности Боспора Киммерийского.

 

ПЕРИКЛ. Фемистокл и Перикл  Киммерийская эпоха. Крым в киммерийский век  Древности Босфора Киммерийского. ЭПИГРАФИЧЕСКИЕ...

 

Аид располагался в Керченском проливе

Оставшиеся киммерийцы жили вокруг Керченского пролива, потому в древности этот пролив назывался — Боспор Киммерийский.