«Эврика» 1980. ПРИРАСТАТЬ БУДЕТ СИБИРЬЮ

 

 

Целлюлозный комбинат на озере Байкал

 

 

 

Вот уже скоро двадцать лет, как на берегу озера Байкал построен и работает крупный целлюлозный комбинат. И столько же времени судьба уникального озера периодически рассматривается и обсуждается и в государственных организациях, и на страницах печати.

 

Первая острая дискуссия вокруг Байкала разгорелась в 60-х годах, когда началось строительство. Руководство Сибирского отделения и его институты (земной коры, лимнологический, леса и древесины и другие) твердо стояли на том[, что проектное задание на Байкальский комбинат составлено неудовлетворительно и недостаточно обосновано, что оно не обеспечивает защиту Байкала от опасных загрязнений. Особенно много сил положил на это академик А. А. Трофимук.

 

Было много заключений, экспертиз, записок, ожесточенных споров. Академия наук и Сибирское отделение долго отстаивали вариант переброски промстоков по трубопроводу из бассейна Байкала в реку Иркут (приток Ангары), настаивали на том, чтобы лес перевозился по Байкалу в сухогрузных судах. Но под нажимом целлюлозников эти предложения были отвергнуты.

 

Положение, сложившееся с Байкалом, требовало серьезных мер. В 1969 году вышло постановление Совета Министров СССР «О мерах по сохранению и рациональному использованию природных комплексов бассейна озера Байкал», в котором министерствам и ведомствам были определены их обязанности. В частности, предусматривалось строительство надежных очистных сооружений, упорядочение рубки, прекращение сплава леса и т. д. Однако очень скоро стало ясно, что руководители ряда министерств не обеспечивают охрану Байкала в соответствии с этим постановлением.

 

В 1971 году вышло новое постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дополнительных мерах по обеспечению рационального использования и сохранения природных богатств бассейна озера Байкал», весьма обстоятельное и предъявившее весьма суровые требования ко всем ведомствам, ответственным за судьбу Байкала.

С тех пор сделано очень многое. В Сибирском отделении действует Научный совет по проблемам Байкала во главе с А. А. Трофимуком, который координирует научные исследования всех ведомств, связанные с изучением, освоением и сохранностью озера и его бассейна. В этой работе участвуют около двух десятков институтов отделения. Наши ученые предложили новые методы очистки сточных вод и утилизации осадков, правила использования байкальских лесов, разработали варианты переброски промышленных стоков. На Байкале многое изменилось: на целлюлозных заводах построены мощные очистные сооружения, прекратился молевой сплав древесины по рекам, восстановлено поголовье омуля.

 

Но успокаиваться нельзя. По-прежнему губительные промышленные стоки поступают в Байкал и с Байкальского целлюлозного завода, и до реке Селенге — с Се- ленгинского целлюлозно-картоннЪго комбината, и с предприятий города Улан-Удэ. Сибирское отделение продолжает настаивать на том, чтобы решить проблемы кардинально — отвести стоки от озера в реку Иркут, в бессточные естественные котловины вблизи Улан-Удэ.

 

Сегодня всем ясно, что при выборе места для байкальских комбинатов, а также при проектировании сооружений и технологий были допущены серьезные ошибки, даже частичное исправление которых обошлось недешево. Не малая, а может быть, наибольшая ответственность за это ложится на ученых.

 

Главная проблема, которая сейчас стоит перед наукой, — это научиться прогнозировать долговременное глобальное влияние на природу новых гигантов индустрии и гидросооружений. Сегодня люди способны за короткие сроки превратить степи в богатые урожайные земли, вырастить леса, но они способны и уничтожить уникальные водоемы, превратить цветущие районы в пусуыни. Печальным примером этому служат некоторые озера США, превращенные в вонючие болота.

 

Наше отношение к природным богатствам должно быть принципиально иным. Советский закон запрещает варварскую эксплуатацию природных богатств — за нарушение законов об охране природы виновники должны идти под суд.

 

Перед нашими учеными, инженерами, строителями партия и правительство ставят задачу: использовать природные богатства так, чтобы наши потомки помянули нас добрым словом. Мы можем и должны сохранить и леса, и реки, и чистый воздух.

 

Не так давно большая часть ученых сказала бы: «Заниматься экспертизами, вмешиваться в работу проектных и строительных организаций не дело ученого, не дело Академии наук. Это область инженерии». Сегодня мы, советские ученые, понимаем, что большие народнохозяйственные задачи тесно переплелись с большими техническими и научными задачами. Сегодня не может существовать большая наука без большой промышленности, и нет такой области промышленности, строительства, планирования, где не была бы нужна самая передовая наука.

 

Вторгаясь в практику, ученые нередко попадают в условия, когда знаний проблемы, академического авторитета оказывается недостаточно — нужны еще и качества борца и гражданина. Иногда приходится давать отрицательные заключения по объектам ненужным и даже вредным, но на проектирование и даже строительство которых уже затрачено много средств, труд больших коллективов. И как бы ни было трудно ученому, его долг не только сказать правду, но и добиться осуществления своих рекомендаций. К сожалению, есть еще ученые, несклонные вст>пать в конфликты. Тем более есть и «волевые» администраторы, которые, прикрываясь именами таких ученых, их невнятными, обтекаемыми заключениями, проводят свою линию во имя сохранения чести мундира.

 

Сложность вопроса состоит еще и в том, что наука по комплексному прогнозированию влияния человека на природу — землю, воду, воздух — как в обычных условиях, так и при реализации больших проектов находится в зачаточном состоянии.

 

В недавнем постановлении партии и правительства «О дополнительных мерах по усилению охраны природы и улучшению использования природных ресурсов» справедливо отмечено, что Академия наук не обеспечила в полной мере организацию фундаментальных исследований по проблемным вопросам охраны природы.

В нашем государстве приняты специальные законы об охране окружающей среды, водное законодательство. Это документы огромного политического и хозяйственного значения. Их реализация потребует от проектантов, от строителей, от ученых всех специальностей решения больших комплексных проблем. Тем более что по всей Сибири идет создание огромных территориально-промышленных комплексов, строятся рудники и угольные разрезы, рассматривается вопрос о переброске части стока сибирских рек на юг.

 

Каждый год здесь открываются все новые и новые месторождения, делаются доступными человеку все новые лесные массивы, озера и реки. Для правильного использования этих богатств нужны не только узкие специалисты, но и ученые и хозяйственники с широким кругозором, ибо еще нередки случаи, когда развитие вновь созданной отрасли промышленности приводит к потерям в смежных областях и наносит непоправимый ущерб окружающей среде.

 

По-видимому, настало время разработать широкий план исследований состояния и динамики изменений окружающей среды с использованием всех достижений науки и техники. Работа должна вестись в таких же масштабах, в каких создавалась атомная энергетика и ракетная техника. Надо использовать накопленный здесь опыт.

 

 

К содержанию книги: О создании Сибирского отделения Академии наук

 

 Смотрите также:

  

системе организации науки...  Научные общества и академии наук   академической науки  Российская академия наук РАН   Институт Академии наук   

 

Российская Академия наук. Издательская деятельность...    академик АМН СССР...

был создан новый научный медико-биологический центр—Сибирский филиал Академии наук - Сибирское отделение АН СССР