«Эврика» 1980. ПРИРАСТАТЬ БУДЕТ СИБИРЬЮ

 

 

Сибирская Академия наук – первые академики и члены-корреспонденты АН СССР

 

 

 

После принятая решения правительства и Академии наук СССР о создании Сибирского отделения главным стал вопрос о кадрах.

 

Исторически сложилось так, что большинство научных институтов и почти все академики и члены-корреспонденты работали в Москве и Ленинграде. Это было даже зафиксировано в действовавшем до 1935 года уставе академии, согласно которому при выборах новых членов требовалось присутствие «не менее двух третей всех живущих в Ленинграде и Москве академиков». Во всей Сибири и на Дальнем Востоке в 1957 году работал только один член-корреспондент — физик В. Д. Кузнецов.

 

Нужно было привлечь в Сибирь крупных и перспективных ученых, способных возглавить новое дело и решать большие задачи государственной важности. Кроме того, у этих ученых должны быть способные ученики, молодежь, которая последовала бы за своими учителями. Мы исходили из того, что в каждом будущем институте должен быть авторитетный научный лидер, который и определил бы (по крайней мере на первые годы) лицо института. То есть мы придерживались принципа — создавать институт «под директора», а не искать директора для задуманного, пусть даже и хорошо задуманного института. При этом важно было найти ученых-лидеров по всем основным направлениям науки, которые необходимы для создания комплексного научного центра.

 

Чтобы такой ученый согласился уехать из Москвы в Сибирь? Многим эта затея казалась совершенно абсурдной. Кто согласится на добровольную ссылку? Мне напомнили даже такой факт: когда были приговорены к смертной казни пятеро декабристов, один из членов верховного суда, адмирал Мордвинов, этот приговор не подписал. Он предложил заменить смертную казнь ссылкой в Сибирь, где осужденные, люди образованные, основали бы Сибирскую академию наук...

 

Конечно, чтобы решиться бросить Москву ради Сибири, требовалась определенная психологическая ломка. Но я был глубоко убежден, что найду единомышленников. Ведь в Москве оказалось много ученых, уже добившихся прекрасных научных результатов, но не имевших условий для дальнейшего развития своих идей. В Сибири же они могли рассчитывать на большую самостоятельность, найти помощников, получить помещения, средства, то есть все необходимое для реализации своих творческих замыслов.

 

Ученые старшего поколения с большим энтузиазмом отнеслись к идее создания научного центра в Сибири. Они подбирали и рекомендовали крупных специалистов, в том числе и своих учеников, вносили предложения о создании новых институтов и направлений исследований. Академик И. В. Курчатов, например, заложил основы одного из лучших институтов отделения — Института ядерной физики, направив туда из своего Института атомной энергии большую группу своих сотрудников и талантливых молодых ученых. Академик И. М. Виноградов помог организовать математиков. Академик А. П. Виноградов — геологов и геофизиков (ныне его именем назван Институт геохимии в Иркутске). Академики А. В. Винтер и Г. М. Кржижановский хлопотали об организации в Иркутске Энергетического института и выделили кадры для него. Академик В. Н. Сукачев доказывал необходимость всестороннего изучения и использования растительных ресурсов Сибири (теперь его имя носит Институт леса и древесины в Красноярске). Директором-организатором Института экономики был академик В. С. Немчинов.

 

Огромное значение имело выделение правительством и Академией наук специальных «сибирских» вакансий для выборов в академики и члены-корреспонденты. Выборы по Сибирскому отделению были не совсем обычными. В список кандидатур, публиковавшихся перед выборами, вносились лишь те, кто уже работал в Сибири или на Дальнем Востоке либо выразил желание переехать туда на постоянную работу. Кандидатов выдвигали самые различные учреждения — академические, отраслевые, промышленные. Выбирала же ученых для Сибири вся Академия наук, и выборы были без каких- либо послаблений. Достаточно сказать, что после голосования пять вакансий членов-корреспондентов остались незанятыми.

 

Наука в Сибири получила пополнение кадрами невиданной ранее высокой квалификации. Это была замечательная плеяда ученых, пионеров движения науки на восток, которые не обманули возлагавшихся на них надежд.

 

Академик И. Н. Векуа, воспитанник тбилисской математической школы — крупный специалист в области математической физики. В Сибири он основал теоретический отдел в Институте гидродинамики, где продолжил свои исследования в области интегральных уравнений, стал одним из создателей Новосибирского государственного университета, был первым его ректором и уехал отсюда только по настоятельной просьбе Грузинской академии наук, президентом которой он был избран и оставался на этом посту до конца жизни.

 

Академик П. Я. Кочина, известная своими трудами по гидромеханике и теории фильтрации, в Институте гидродинамики возглавила отдел прикладной гидродинамики. Под ее руководством и по ее инициативе здесь с первых лет начали проводиться расчеты на ЭВМ при решении задач движения грунтовых вод и речных потоков. Она одной из первых среди академиков окончательно переехала в строящийся академгородок и проводила большую агитационную работу среди академических жен, убеждая их не страшиться жизни в Сибири. Она вернулась в Москву из-за ухудшения здоровья, когда ей было за семьдесят, Героем Социалистического Труда, но и сейчас интересуется делами своего отдела, консультирует своих учеников.

 

Академик В. Д. Кузнецов, Герой Социалистического Труда, директор Сибирского физико-технического института при Томском университете, до создания СО АН СССР был единственным членом Академии наук за Уралом. Знаток физики твердого тела, он создал известное «томское направление» в области процессов резания металла, один из первых предложил способ выплавки металла, не разрушающегося на морозе.

 

Академик А. И. Мальцев проявил себя как крупнейший ученый и первоклассный организатор. Одним из первых в Сибирском отделении он был удостоен Ленинской премии за цикл работ по приложениям математической логики к алгебре. За короткое время ему удалось создать сильную сибирскую школу, которая и после его внезапной смерти в 1967 году продолжает занимать ведущие позиции в стране.

 

Академик Ю. Н. Работнов, автор научных трудов по теории упругости, ползучести и пластичности металлов, организовал в Новосибирске экспериментальные и теоретические исследования в этой области знания, которые после его отъезда успешно продолжаются его учениками.

 

Из девяти первых в Сибирском отделении вакансий академиков три были предоставлены геологам. Их заняли достойные представители науки о Земле, которые до сегодняшнего дня возглавляют в Сибири важные направления в геологии. Академик В. С. Соболев, известный петрограф, еще в довоенные годы теоретически предсказал наличие алмазов в кимберлитовых породах Якутии, опираясь на их сходство с южноафриканскими алмазоносными породами. За годы работы в Сибири он создал крупную геологическую школу. Руководимый им коллектив удостоен Ленинской премии, а сам он звания Героя Социалистического Труда. О международном престиже В. С. Соболева говорит его избрание на один из сроков президентом Международной минералогической ассоциации.

 

Академик А. А. Трофимук пришел в Сибирское отделение сложившимся крупным ученым в области геологии и разведки нефтяных и газовых месторождений. В годы войны, когда стране была нужна нефть, он, вопреки сомнениям многих опытных исследователей, открыл в Приуралье нефтяное месторождение нового типа. За разведку и освоение нефтяных богатств При- уралья А. А. Трофимук одним из первых среди геологов страны был удостоен звания Героя Социалистического Труда, стал лауреатом Государственной премии. Тогда, в 1958 году, он стал горячим поборником поиска нефти в недрах Западной Сибири и все последующие годы убедительно доказывал перспективность этого региона, теоретически и практически способствовал открытию новых нефтегазоносных провинций и горизонтов на Крайнем Севере, в Восточной Сибири, в Якутии. А. А. Трофимука можно по праву назвать одним из столпов Сибирского отделения. Он является им и по занимаемой должности, так как уже более 15 лет работает первым заместителем председателя отделения, на которого возложены нелегкие обязанности, связанные с развитием филиалов отделения и исследованиями, направленными на развитие производительных сил Сибири.

 

Академик А. Л. Яншин своего рода геолог-энциклопедист, специалист в области стратиграфии, тектоники и литологии, автор важных теоретических трудов и практических открытий. За время работы в Сибирском отделении исследования, ведущиеся под его руководством и при его участии, дважды- были отмечены Государственной премией. Продолжая активно сотрудничать с Геологическим институтом АН СССР, A. JI. Яншин первые годы много времени проводил в Москве, чем я был очень недоволен, считая, что он нужнее в Новосибирске. Первую Государственную премию он получил именно как руководитель московской научной группы. Но уже премия 1978 года чисто сибирская; лауреатами ее стали новосибирцы и иркутяне, и это меня особенно порадовало.

 

Отдельно следует сказать об академике Г. И. Марчу- ке, моем преемнике на посту председателя Сибирского отделения, а ныне председателе Государственного комитета Совета Министров СССР по науке и технике. Он не принадлежит к плеяде первых академиков отделения, так как в годы создания СО АН СССР он трудился в Физико-энергетическом институте в Обнинске.

 

С первых лет работы в Сибирском отделении мы постоянно уделяли внимание развитию вычислительной математики и техники. И нам хотелось найти человека, который мог бы возглавить это дело. С. Л. Соболев как- то сказал мне, что у известного математика И. А. Ки- беля есть молодой ученик Г. И. Марчук. В 1961 году за создание численных методов расчета ядерных реакторов и участие в создании первой советской атомной электростанции он был отмечен Ленинской премией. Это свидетельствовало о том, что перед нами был серьезный ученый с большим будущим. Мы с С. Л. Соболевым поехали в Обнинск, поговорили с Г. И. Марчуком и получили его согласие на переход в Сибирское отделение, где он организовал и возглавил Вычислительный центр. Этот шаг оказался чрезвычайно удачным. Г. И. Марчук создал сильную научную школу и организовал один из лучших институтов в области вычислительной математики и техники не только у нас в стране, но и за рубежом. Сразу обратили на себя внимание его организаторские способности. Позже я рекомендовал его в заместители председателя отделения и таким образом постепенно подготовил себе смену.

 

Время показало, что я ке ошибся в выборе.

 

Первыми членами-корреспондентами по Сибирскому отделению были избраны А. В. Бицадзе, Г. И. Будкер, Г. Б. Бокий, Г. К. Боресков, В. В. Воеводский, Н. Н. Во- рожцов, А. А. Ковальский, А, В. Николаев, Ю. А. Кузнецов, В. А. Кузнецов, Ю. А. Косыгин, Б. И. Пийп, Б. С. Соколов, Э. Э. Фотиади, Г. А. Хельквист, Ф. Н. Шахов, В. Н. Сакс, В. Б. Сочава, Э. И. Григолюк, В. Н. Авдеев, К. Б. Карандеев, И. И. Новиков, Н. А. Чинакал, Т. Ф. Горбачев, Л. В. Канторович, Н. Н. Некрасов, Г. А. Пруденский. Почти все они возглавили институты или отделы, создали научные школы, многие уже через несколько лет стали академиками.

 

Существует крылатая фраза, что Сибирское отделение создавала вся страна. В ней есть, наверное, некоторое преувеличение, однако в период становления Сибирское отделение действительно собрало под свои знамена первоклассных ученых из многих исследовательских организаций и разных городов. Наибольший отряд составляли москвичи, на втором месте, пожалуй, был Ленинград (оттуда приехали, например, Л. В. Канторович, В. Б. Сочава, А. П. Окладников, Б. В. Птицы>% П. Г. Стрелков, В. А. Аврорин), большая группа во главе с К. Б. Карандеевым прибыла из Львова.

 

В Сибирское отделение пришли также сотрудники столичных институтов Академии наук — носители академических традиций, ученые из отраслевых исследовательских институтов, близкие к промышленности (Г. К. Боресков, Н. Н. Яненко, С. С. Кутателадзе, М. Ф. Жуков, Н. А. Желтухин, М. Г. Слинько) профессора вузов.

В эти силы Академии наук органически влились сибирские и дальневосточные ученые, давно трудившиеся над проблемами этого региона, посвятившие много лет жизни изучению и освоению своего края. В числе первых членами-корреспондентами были избраны три представителя томской геологической школы, основанной еще академиком В. А. Обручевым: известные геологи братья Ю. А. и В. А. Кузнецовы, ныне оба академики, и Ф. Н. Шахов; и два горняка: Т. Ф. Горбачев — один из руководителей сибирской угольной промышленности и науки, и Н. А. Чинакал, создатель щитовой системы добычи угля в Кузбассе. Все они (как и сибиряки, избранные в более поздние сроки) сыграли большую роль в консолидации коллективов Сибирского отделения и в приобщении их к нуждам народного хозяйства Сибири.

 

Особенно много сделал для организации работы Новосибирского научного центра Т. Ф. Горбачев, ставший заместителем председателя СО АН СССР.

 

Я считаю большой удачей, что в научных центрах не произошло деления на «новых» и «старых», на «местных» и «приезжих». Сейчас уже мало кто знает, откуда приехал тот или иной ученый, — все они одинаково считаются сибирскими учеными.

К сожалению, не все избранные по Сибирскому отделению Академии наук работают в Сибири. Не буду говорить о тех, кто вернулся в Москву по возрасту, состоянию здоровья или другим уважительным причинам. Но определенную часть зрелых ученых, сложившихся и по-настоящему вставших на ноги в Сибири, при всяком удобном случае перетягивают к себе столичные институты. Я считаю это большой несправедливостью по отношению к Сибири, где люди нужнее, и всерьез рассорился с некоторыми своими прежними коллегами, когда они покинули Сибирское отделение.

 

Когда в мае 1957 года было принято постановление о создании СО АН, никаких проектов для академгородка, естественно, не существовало, даже состав новых институтов окончательно определился лишь к августу. Между тем на строительство научного городка уже было выделено 6 миллионов рублей (новыми деньгами), в 1958 году капитальные вложения возросли до 29 миллионов. Чтобы не терять времени, было решено работы начать с развертывания на месте собственной строительной базы и с жилья для рабочих-строителей. Для нужд самой науки в 1957 году был заложен только один институт (гидродинамики), пять жилых домов для ученых и опытный завод на левом берегу Оби. Одновременно быстрыми темпами в ГипроНИИ академии, его Новосибирском отделении и еще в двух десятках проектных институтов Москвы и Ленинграда велось проектирование объектов академгородка — институтских корпусов, жилых домов, детских и культурных учреждений, коммуникаций.

 

В рабочих руках недостатка не было: после решения о создании Сибирского отделения в Новосибирск пришло 10 тысяч заявлений от молодых добровольцев, желающих строить город науки.

 

Летом 1957 года уже возводились дома для строителей, прокладывались дороги, велись земляные работы, завозились строительные материалы и оборудование.

 

Пока разворачивалось строительство, город выделил для прибывающих ученых около 50 квартир, а для штаб- квартиры Сибирского отделения — четырехэтажный дом на Советской улице, в центре города. Кроме того, са- моуплотншш'сь институты Западно-Сибирского филиала, уступив часть своих площадей для новых лабораторий.

Весной 1958 года академгородок, который еще «не вышел из чертежей», приобрел права гражданства — здесь был образован Советский район города Новосибирска.

 

 

К содержанию книги: О создании Сибирского отделения Академии наук

 

 Смотрите также:

  

системе организации науки...  Научные общества и академии наук   академической науки  Российская академия наук РАН   Институт Академии наук   

 

Российская Академия наук. Издательская деятельность...    академик АМН СССР...

был создан новый научный медико-биологический центр—Сибирский филиал Академии наук - Сибирское отделение АН СССР