«Эврика» 1980. ПРИРАСТАТЬ БУДЕТ СИБИРЬЮ

 

 

Сибирские институты - Институт теоретической и прикладной механики, Институт гидродинамики, Институт ядерной физики, Институт автоматики н электрометрии, Институт геологии и геофизики, Институт цитологии и генетики, Институт экспериментальной биологии и медицины, Институт экономики 

 

 

 

Создавая новый научный центр, надо было с самого начала поставить дело широко, с перспективой на будущее, заранее определить главные принципы создания научных учреждений, решить, вокруг каких идей сплачивать коллектив и какие строить проекты.

 

В развитии современной науки сосуществуют две тенденции: специализация и комплексность. В соответ- ствни с этим можно себе представить и организацию научного центра. К тому времени уже был накоплен слыт создания специализированных городков для решения крупных научно-технических задач, таких, как овладение ядерной энергией, полеты в космос. Научно-исследовательские центры также возникали в основном как специализированные (Дубна, Обнинск, Крюково, Пущино). Зарубежные городки пауки, например Стенфорд и Принстон в США, Гренобль и центры вблизи Лилля и Марселя во Франции, существуют на основе соответствующих университетов. Но ни тот, ни другой путь нам не подходил — нужно было предусмотреть развитие исследований не в какой-то области науки, а в широком спектре наук. А такого готового плацдарма в виде университета в Сибири не было.

 

Я был глубоко убежден, что сейчас интеграционные тенденции в науке берут верх. У меня на глазах были убедительные примеры: физик Н. Н. Семенов заложил основы теории цепных химических реакций; математик М. В. Келдыш стал теоретиком космонавтики; другой математик, Л. В. Канторович, открыл новое направление в экономике.

 

Серьезных результатов современная наука может добиться только объединенными усилиями всех направлений. Эта точка зрения не вызывала возражений. Дело в том, что почти все наиболее важные современные проблемы науки, техники и сельского хозяйства требуют для своего разрешения знания фактов, законов и методов физико-математических и химических наук. С другой стороны, само развитие каждой из этих наук возможно только при наличии всего комплекса наук. Например, в математике с ее электронными вычислительными машинами, с ее новыми теориями заинтересованы все науки, но и сама она уже не может жить и нормально развиваться без физики, химии и вскоре, вероятно, не сможет без биологии. Речь идет о дальнейшем усовершенствовании вычислительных машин, а также о поисках новых путей исследования и приложения математики к другим наукам. Сами названия новых областей знания — химическая физика, физическая химия, биофизика, биохимия говорят о тесном переплетении между собой перечисленных наук.

 

Но при этом важно знать, каким образом осуществляется комплексный подход к решению проблем. Если, скажем, в химическом институте попытаться образовать специальную группу математиков, то вряд ли что-нибудь из этого получится. Сильные математики туда не пойдут, поскольку им нужно постоянное общение с коллегами, да и кто захочет быть в качестве «довеска» там, где преобладает совсем другая специальность. Нужен иной путь — не создание пестрых, мозаичных групп, а кооперация сильных, авторитетных в своей области, крупных коллективов. То есть нужен именно комплекс институтов различных научных направлений.

 

Многоплановость специальностей важна, между прочим, и для того, чтобы коллектив новоселов прочно закрепился в новом городе. Ведь трудно предположить, что в семье и муж и жена математики или физики, и необязательно их дети станут математиками. Если же на новом месте будет разнообразие институтов, то и возможностей приложить свои силы будет больше.

 

На базе двух-трех научных направлений нельзя было бы создать и полнокровный университет. Молодежи необходимо всестороннее развитие. Я не склонен считать, что все молодые люди должны знать одинаково хорошо и математику, и физику, и химию, и историю, и языки, но всем им надо предоставить возможность на высшем уровне сделать выбор по склонностям и способностям. Чтобы каждый нашел то дело, где он мог бы быстрее всего вырасти, продвинуться и стать полезным членом общества.

 

Новый центр ни в коем случае не должен был стать только так называемым региональным. Такие центры сыграли большую роль на определенном этапе развития науки, способствуя изучению местных проблем, главным образом изучению природных ресурсов данного края, а также решению отдельных технических задач, поставленных развитием народного хозяйства региона. Собственно, как региональные возникли на первом этапе филиалы Академии наук — Якутский, Дальневосточный, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский. Но новый этап освоения Сибири породил и новые требования к науке, а именно: создание на востоке страны научных учреждений общетеоретического профиля, которые обеспечили бы высокий уровень фундаментальных исследований, постоянное создание научного задела для практики. Необходимость такого задела в наше время вышла на уровень общегосударственных задач, о чем говорил с трибуны XXV съезда КПСС товарищ Я. И. Брежнев: «Мы прекрасно знаем, что полноводный поток научно- технического прогресса иссякнет, если его не будут постоянно питать фундаментальные исследования».

 

Сибирское отделение должно было стать первым в СССР крупным комплексным научным центром, объединяющим и организационно и территориально института, работающие по различным направлениям фундаментальной науки.

 

Это был наш первый принцип.

 

В то же время было ясно, что развивать науку на современном уровне невозможно без опоры на современную промышленность. А по закону обратной связи промышленность сама остро нуждается в науке как источнике новых идей, революционизирующих производство.

 

Начавшееся интенсивное освоение Сибири, разведывание ее недр, развитие в восточных районах промышленности и сельского хозяйства поставили перед наукой огромное число задач, требовавших решения. Собственно, именно нужды Сибири были главным побудительным стимулом создания нового научного центра. Институты Сибирского отделения должны были послужить надежной основой для создающейся на востоке новой индустриальной базы, для развития новой техники.

 

Максимально приблизить науку к решению проблем народного хозяйства Сибири, наладить четкую систему быстрой передачи в практику новых научных идей н разработок стало нашим вторым принципом.

 

Наконец, третье, а по сути его можно было бы назвать и первым, — это научные кадры. Создание новых институтов должно было опираться на коллективы, группы и отдельных уже зарекомендовавших себя в той илч иной области знания ученых, которые и должны былч составить хребет новых институтов. Мы ставили обязательным условием, чтобы эти ученые переезжали в Сибирь вместе со своими учениками, аспирантами, даже студентами-дипломниками. Родившийся тогда лозунг «Нет ученых без учеников» не потерял своего значения и через двадцать лет. В Сибирском отделении Академии наук СССР (СО АН СССР) с самого начала дело было поставлено так, что не иметь учеников, не готовить кандидатов и докторов наук стало для крупных ученых неудобно, непрестижно. Количество и качество учени

 

ков — один из важнейших критериев оценки труда ученых отделения всех рангов.

Думая о будущем научного центра, мы понимали, что одних только привозных кадров недостаточно для мощного развития науки и активного внедрения ее открытий в практику. Необходимо был организовать приток свежих научных сил, способной молодежи, обучающейся на современных идеях и новейших приборах и установках. Реальный путь к решению этой проблемы указывал опыт Московского физтеха. А значит, нам необходимо было иметь при научном центре университет, где молодежи давались бы обширные знания и где ученые Сибирского отделения учили бы студентов непосредственно на живом деле, на повседневном участии их в работе исследовательских институтов.

 

Все эти принципы родились в результате многократных бесед и обсуждений с крупнейшими учеными страны; в них сконцентрировался их богатый опыт исследователей, педагогов, создателей новой техники.

 

В докладе, посвященном 10-летию Сибирского отделения, эти принципы были кратко сформулированы следующим образом.

 

Первый принцип. Поскольку наибольшее число серьезных проблем современной науки решается на стыках наук, в научном центре должны быть представлены крупными учеными все главные дисциплины — математика, физика, химия, биология, геология, геофизика, экономика.

 

Второй принцип касается тесной связи науки с народным хозяйством. Как наука крайне необходима всем его отраслям, всей промышленности, так и хорошо развитая промышленность необходима для успешного решения многих научных проблем.

 

Третий принцип — правильное сочетание ученых старшего поколения и молодежи. Основу научного центра должна составлять молодежь — студенты и аспиранты. Поэтому в нем необходим университет, студенты которого слушали бы лекции крупных ученых, делающих науку в академических институтах, и обучались бы на новейшем оборудовании этих институтов.

 

Иногда мы формулировали эти принципы, на которых стоит Сибирское отделение, еще короче: наука, внедрение, кадры.

 

Надо отметить, что нам удалось реализовать эти принципы. Сначала они вошли в жизнь и утвердились у нас, а затем с каждым годом все более полно осуществляются в других научных центрах отделения — в Иркутске, Якутске, Томске, Красноярске, Улан-Удэ.

 

В мае 1957 года события начали развиваться очень быстро. Президиум Академии наук создал подготовительный комитет по организации Сибирского отделения. В него вошли академики С. А. Христианович, С. Л. Соболев, Л. А. Арцимович, Н. Н. Боголюбов, А. П. Виноградов, В. А. Котельников, Д. И. Щербаков и я. 18 мая Совет Министров СССР издал постановление «О создании Сибирского отделения Академии наук СССР». В нем было записано: «Организовать Сибирское отделение Академии наук СССР и построить для него научный городок близ города Новосибирска, помещения для научных учреждений и благоустроенные жилые дома для сотрудников в районах Сибири и Дальнего Востока.

 

Считать основной задачей Сибирского отделения Академии наук всемерное развитие теоретических и экспериментальных исследований в области физико-технических, естественных и экономических наук, направленных на решение важнейших научных проблем и проблем, способствующих наиболее успешному развитию производительных сил Сибири и Дальнего Востока».

 

Хочу обратить особое внимание на это не совсем гладкое «проблем и проблем». Случалось даже, что в статьях о Сибирском отделении ретивые редакторы вычеркивали одно из этих двух слов, считая его лишним. Но это означало бы, как говорят, «выплеснуть вместе с водой и ребенка». Дело в том, что в Сибири нужно было решать обязательно оба вида проблем — и фундаментальные, которые, может быть, не обещают быстрого практического выхода, но которые создают основу науки, ее опору, ее заделы на будущее, и проблемы, рожденные конкретными нуждами сибирского региона.

 

Этим же постановлением в состав СО АН были включены все восточные филиалы Академии наук: Западно-Сибирский, Якутский, Дальневосточный, институты в Красноярске и на Сахалине. (Позже, через десять лет, академические институты во Владивостоке, Хабаровске, Магадане, на Камчатке и Сахалине образовали самостоятельный Дальневосточный научный центр.)

 

Уже через шесть дней после принятия постановления специальная комиссия вылетела на место для выбора территории. В Новосибирске площадка под будущгй академгородок была выбрана единодушно. Здесь нас устраивало все: близость крупного промышленного и культурного центра и все же достаточное от него удаление, чтобы городок науки не растворился в большом городе, сохранил внутреннее единство; наличие самого крупного в Сибири филиала Академии наук и его дружественное отношение к проекту нового научного центра; удобства транспорта (узел на Транссибирской магистрали, аэропорт с прямыми рейсами в Москву; наконец, наличие шоссе почти до места строительства). Не последнюю роль сыграли природные условия: мягкий рельеф, прекрасные березовые рощи и полоса соснового бора вдоль Оби, рядом с городком море, которое в то время было лишь в проекте. Все это нам понравилось, и мы остановили свой выбор на этой площадке.

 

Побывали мы также и в других городах, где намечалось строительство научных центров, — во Владивостоке, Красноярске и Иркутске.

 

Знакомясь на месте с конкретными потребностями бурно развивающейся экономики Сибири, мы имели возможность вновь и вновь убедиться, сколь назрела потребность в существенном расширении сети научных учреждений в этом крае.

 

После возвращения в Москву комиссия основное внимание сосредоточила на организации академгородка в Новосибирске. Работа велась исключительно оперативно, так как президиуму Академии наук были предоставлены большие права в определении состава институтов, статуса Сибирского отделения, в решении вопросов проектирования и строительства всего комплекса академгородка.

 

Начальный этап организации был пройден за фантастически короткий срок. Через месяц и десять дней с момента принятия постановления Совмина СССР Академией наук были определены десять новых институтов (до конца года их число выросло до четырнадцати) и назначены их руководители, утвержден устав Сибирского отделения и площадка для строительства.

 

Новые институты должны самостоятельно развивать главнейшие перспективные направления науки и передовой техники, служить надежной опорой создающейся на востоке страны новой мощной индустриальной базы. Этими институтами стали Институт математики с вычислительным центром, Институт теоретической и прикладной механики, Институт гидродинамики, Институт ядерной физики, Институт автоматики н электрометрии, Институт геологии и геофизики, Институт цитологии и генетики, Институт экспериментальной биологии и медицины (позже перешедший в систему Министерства здравоохранения), Институт экономики.

 

Чуть позже были организованы четыре новых химических института: химической кинетики и горения, неорганической химии, органической химии и Институт катализа.

 

Проект организации Сибирского отделения был обсужден на специальном общем собрании Академии наук СССР 2 ноября 1957 года, где встретил единодушную поддержку и одобрение. Решением этого собрания всем учреждениям академии было поручено оказывать всемерную помощь в формировании научных подразделений отделения. В частности, было предусмотрено создание в академических институтах Москвы и Ленинграда групп и лабораторий с последующим через какое-то время их переводом в соответствующие институты Сибирского отделения.

 

В развитие постановления о Сибирском отделении Совет Министров СССР принял еще ряд важных решений: о создании в Новосибирске университета, о передаче Сибирскому отделению Государственной научной библиотеки, о предоставлении нам права первоочередного отбора выпускников вузов и о беспрепятственном переводе к нам сотрудников московских и ленинградских учреждений, пожелавших работать в Сибири.

 

Принципиальные положения о строительстве научного центра в Новосибирске и о структуре Сибирского отделения были разработаны коллективом ведущих ученых страны. Среди них, кроме основателей Сибирского отделения, академики В. А. Кириллин, Л. А. Арцимович, Н. Н. Боголюбов, А. П. Виноградов, М. В. Келдыш, В. А. Котельников, А. Л. Курсанов, Г. М. Кржижановский, И. В. Курчатов, А. Н. Несмеянов, А. В. Винтер, И. П. Бардин, В. С. Немчинов, Н. Н. Семенов и многие другие.

 

О том значении, которое придавала Академия наук СССР созданию нового отделения, свидетельствуют даже небольшие выдержки из выступлений и писем, направленных в Оргкомитет Сибирского отделения. Академик А.Н.Несмеянов говорил: «Создание Сибирского отделения будет иметь колоссальное значение для развития науки. Мощный, высокого уровня научный центр вырастет на востоке нашей страны, что обеспечит надлежащий научный тонус всего востока СССР. Получат совершенно новые возможности другие — старые и новые — научные центры Сибири и Дальнего Востока, Сибирское отделение будет сильнейшим образом способствовать подъему естественных и технических наук и в нашей стране в целом, особенно их физического и инженерно-физического, механического, математического, а также химического и геологического крыла и в какой-то степени экспериментально-биологического. Приложим все усилия для того, чтобы Сибирское отделение стало одним из крупнейших мировых центров науки».

 

«Создание Сибирского отделения большое и очень важное дело, — отмечал академик П. Л. Капица. — Совершенно ясно, что крупные индустриальные районы не могут развертываться и жить полноценной жизнью, если в них нет своих научных центров, своей большой настоящей науки. К организации нового научного центра в Сибири следует отнестись с исключительным вниманием».

 

Академик Н. Н. Семенов говорил: «Первоначально организация химических исследований в Сибирском отделении не была задумана в большом масштабе. Но затем дело круто изменилось, и в Сибирь решили ехать лучшие люди.

Необходимо организовать много новых центров, причем более целесообразно строить специальные научные городки, которые лучше всего могут обеспечить широкое развитие исследований».

 

«Сибирскому институту физики предстоит, — говорил академик И. В. Курчатов, — развернуть исследования по разработке мощных ускорителей нового типа. Перед новым институтом стоят сложнейшие задачи. Но мы можем рассчитывать на успех, так как в Новосибирске будет образован сильный коллектив, основное ядро которого вышло из стен нашего института атомной энергии».

 

О создании Энергетического института беспокоился старейший академик А. В. Винтер. «Гипотеза развития производительных сил Восточной Сибири, — писал он,— основана на развитии энергетики. Правительственное решение о создании единой энергетической системы Центральной Сибири ставит перед наукой задачи, которые может и должен решать только Энергетический институт.

 

...У меня сложилось глубокое убеждение, что мы должны приложить все усилия для организации Энергетического института в Иркутске. При организации Энергетического института я постараюсь сделать все возможное, чтобы укрепить научными кадрами этот институт и оказывать ему постоянную помощь».

 

То же отмечал и академик Г. М. Кржижановский: «Развертывание научных исследований в области электрификации и энергетики Сибири следует признать одной из важнейших задач. Опыт показывает, что невозможно всесторонне решать эту задачу в отрыве от полного и глубокого изучения всех особенностей отдельных районов Сибири, расположенных на огромной территории. Поэтому настоятельно необходимо создание при Сибирском отделении специального Энергетического института».

 

В марте 1958 года на общем собрании Академии наук состоялись первые выборы членов академии по Сибирскому отделению (об этом я расскажу отдельно). А в мае 1958 года в Новосибирске прошло первое общее собрание Сибирского отделения, где был избран его президиум и утвержден план научных исследований.

 

Таким образом, благодаря огромной помощи ЦК партии, правительства, Академии наук начальное формирование Сибирского отделения произошло всего за один год — срок неслыханно короткий, когда речь идет о научном центре.

 

 

К содержанию книги: О создании Сибирского отделения Академии наук

 

 Смотрите также:

  

системе организации науки...  Научные общества и академии наук   академической науки  Российская академия наук РАН   Институт Академии наук   

 

Российская Академия наук. Издательская деятельность...    академик АМН СССР...

был создан новый научный медико-биологический центр—Сибирский филиал Академии наук - Сибирское отделение АН СССР

 

Последние добавления:

 

запахи и звуки       Топонимика   Квантовая физика элементарных частиц      Право в медицине