«Эврика» 1980. ПРИРАСТАТЬ БУДЕТ СИБИРЬЮ

 

 

Мокрый порох. Шнуровые заряды

 

 

 

Другая не менее безумная идея в области взрыва получила название «мокрый порох». Она принадлежит уже знакомому вам инженеру И. М. Сытому. На этот раз он пытался заставить взрываться некондиционный порох — орудийный и винтовочный.

 

По существу, эта мысль была неновой. Еще в 1918 году, когда кончилась первая мировая война, в разных странах на складах осталось много пороха военного производства. Срок безопасного хранения истек, и в химических институтах искали возможность использовать его как бризантное (дробящее) взрывчатое вещество. А порох, как известно, горит, но не детонирует. В США была разработана технология для придания ему бризантности: он измельчался, перемешивался с порошком тротила и прессовался в шашки стандартных размеров для использования в горнорудной промышленности. Опыты с новыми ВВ прошли удачно, были построены заводы, к ним стали подвозить некон диционные порохи. Однако такая система «работала» недолго — на заводах стали происходить один за другим крупные взрывы, а на пароходах, подвозивших порох,—самовозгорание опасного груза. Не имели успеха и химики других стран. Все просроченные пороховые запасы были затоплены в морях и больших озерах или сожжены.

 

Н. М. Сытый избрал совсем иной путь, с первого взгляда абсолютно нелепый. В ведро с порохом он налил воды и стал пробовать вызвать детонацию этой пороховой каши. От нормального капсюля никакого эффекта не получилось, а вот шашка в 20—25 граммов тротила дала полную детонацию всей массы. Взрывное действие «каши Сытого» было близко к действию обычного ВВ.

 

Меня очень заинтересовали новые возможности мокрого пороха, и эта проблема стала на некоторый отрезок времени главной проблемой нашей лаборатории. Мы получили несколько десятков тонн порохов, списанных на уничтожение, и начали искать решение парадокса «мокрый порох не горит, но детонирует».

 

Качественное объяснение этого феномена оказалось очень простым. При подрыве сухого пороха образующаяся ударная волна большую часть своей энергии тратит на сжатие воздуха внутри сыпучей массы, меньшая же часть не способна вызвать детонацию следующих слоев пороха, поэтому взрыва всей массы не происходит. А при наличии в порохе воды она в силу несжимаемости удерживает давление, достаточное для инициирования следующих слоев пороха. Так возникает взрыв.

 

Выяснив главные свойства мокрого пороха, мы загорелись идеей использовать его для полезных дел. Было также весьма существенно, что банки с порохом в нарушение правил техники безопасности были сложены штабелями рядом с домом, где жил я с семьей.

 

Первым практическим применением пороха оказалось выкорчевывание огромного количества пней, оставшихся в Феофании после войны. Эта задача была решена быстро — в пне высверливали скважину глубиной 20—30 и диаметром 2—4 сантиметра, засыпали в нее порох, заливали его водой и производили подрыв. Пень разлетался в щепки.

 

Помню случай, когда Н. М. Сытый демонстрировал очередным гостям возможности мокрого пороха для уничтожения речных перекатов. Была выбрана небольшая речка, посредине которой возвышался скалистый островок, мешавший сплаву леса. На взрыв прибыло крупное начальство, была приглашена кинохроника. Один из гостей перебрался на подлежащий уничтожению островок, где уже была заложена взрывчатка, чиркал спичкой, зажигая папиросу (ведь мокрый порох не горит), а его снимал кинооператор.

 

Когда съемка закончилась, на скалу взобрался Н. М. Сытый, чтобы проверить, все ли в порядке, и увидел, что в зоне подготовленного к взрыву заряда вспыхнуло пламя. Это загорелась трава от брошенной спички. Молнией мелькнула мысль: мокрый порох не горит, но от огня обязательно взорвется капсюль-детонатор... Не раздумывая ни секунды, Н. М. Сытый прыгнул в реку. Когда грянул взрыз, его уже отнесло на несколько десятков метров, а островка как не бывало. Н. М. Сытого мы вытащили километром ниже живым и невредимым.

 

Более серьезным практическим делом была задача осушения болотистой Ирпенской поймы неподалеку от Киева. Для отвода воды нужно было прорыть много канав глубиной до одного метра. Мы предложили использовать мокрый порох, но на совещании с производителями работ были посрамлены: они неожиданно для нас доказали, что взрывной метод будет стоить вдвое дороже, чем принятый ручной. Действительно, для получения канавы нужно было проделать шпуры (ямы), заложить в них порох, в каждый шпур вложить детонатор, соединить все заряды детонирующим шнуром — все это стоило денег.

 

Решение оказалось тривиально простым — от многочисленных отдельных зарядов перейти к одному шнуровому заряду. Иными словами, вместо многих шпуров, начиненных порохом, надо раскопать или проложить трактором небольшую канаву и засыпать в нее порох (насыщение его водой получается автоматически). Таким образом, на километр канавы потребуется всего один детонатор, а детонационный шнур вообще не нужен.

 

Ирпенская пойма была осушена в несколько раз быстрее и во много раз дешевле, чем ручным способом. Таким образом, экономические соображения сослужили нам большую службу: благодаря им родился новый вид взрывных работ — шнуровые заряды.

 

Идея шнурового заряда получила у нас, а несколько позже и за рубежом, большое развитие — были созданы специальные цехи по производству шнуров (своеобразных «колбас») диаметром от 5 до 15 сантиметров, заполненных ВВ.

 

Теперь это делается так. В поле выезжает автомашина или трактор, на которой установлена внушительных размеров катушка с кабель-зарядом. В исходной точке кабель закрепляют, и машина, продвигаясь вперед, укладывает его вдоль намеченной трассы. Когда одна катушка размотана, конец первого заряда соединяют с началом второго и т. д. Если после взрыва траншея получается недостаточно глубокая, на ее дно укладывают новый шнур и повторяют операцию, пока не достигнут проектного профиля.

 

Шнуровые заряды, которые после взрыва дают готовые траншеи, сейчас начинают широко использоваться для осушения болот, борьбы с лесными пожарами, прокладки каналов и мелкой сети оросительных систем. Особенно перспективно их использование при создании траншей для труб газо- и нефтепроводов на дне рек и водоемов. Обычно приходится строить специальные мосты или акведуки, а в условиях Сибири, где сейчас открыты крупнейшие нефтяные и газовые месторождения, создание таких сооружений — дело весьма непростое. Подводные взрывы шнуровых зарядов позволят легко разрешить эту проблему.

 

 

К содержанию книги: О создании Сибирского отделения Академии наук

 

 Смотрите также:

  

системе организации науки...  Научные общества и академии наук   академической науки  Российская академия наук РАН   Институт Академии наук   

 

Российская Академия наук. Издательская деятельность...    академик АМН СССР...

был создан новый научный медико-биологический центр—Сибирский филиал Академии наук - Сибирское отделение АН СССР