Банковская деятельность РФ

 

Отличие залога и удержания

  

 

Удержание, впервые выделенное в ГК в качестве особого способа обеспечения обязательств, занимает в нем гораздо более скромное место. Об удержании идет речь только в двух статьях ГК (ст. ст. 359, 360). В одной из них раскрываются понятие удержания и сущность соответствующего права, в то время как другая носит отсылочный характер. Адресатом отсылки служат правила о залоге. Имеется в виду, что ими следует руководствоваться при определении того, в каком объеме и в каком порядке должны удовлетворяться требования кредитора, удерживающего вещь: из стоимости вещи в объеме и в порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

 

Между залогом и удержанием имеются определенные различия, которые проявляют себя прежде всего в том, что залог возникает либо из специального закона, либо из договора, а удержание уже из самой ст. 359 ГК, и договор нужен только в случае, если стороны желают отказаться полностью или частично от положений этой статьи. Наличие соответствующей статьи позволяет сделать вывод, что во всех случаях, когда вещь, подлежащая передаче должнику либо указанному им лицу, находится у кредитора, последний обладает правом при неисполнении должником в срок обязательства по оплате вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до исполнения соответствующего обязательства. Что же касается обязательства, в котором обе стороны — предприниматели, то в нем удержание имеет более широкое применение. Удерживать в таких случаях вещь до исполнения обязательства можно применительно к таким требованиям, которые не связаны с оплатой вещи или возмещением издержек на нее.

 

У залога и удержания есть и много общего. Прежде всего, это проявляется в том, что они, в отличие от поручительства, банковской гарантии или неустойки, построены на «доверии к вещи», а не «к лицу». Объединяет оба способа обеспечения и то, что и залог, и удержание в конечном счете действуют одинаково: в том и другом случаях при неисполнении обязательства вещь продается и из полученной таким образом суммы первым удовлетворяет свои требования кредитор, чье обязательство было обеспечено соответственно залогом или удержанием. Можно указать и на вещно-правовые элементы, которые в равной мере свойственны тому и другому способам обеспечения обязательств. Так, в случае перехода права собственности на заложенное имущество или права хозяйственного ведения им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу (п. 1 ст. 353 ГК). Точно так же «право следования» выражено и в п. 2 ст. 359 ГК: кредитор может удерживать находящуюся у него вещь несмотря на то, что после того, как вещь поступила во владение кредитора, права на нее были приобретены впоследствии третьим лицом.

 

Из всех видов залога удержанию особенно близок залог с передачей его предмета залогодержателю. По этой причине реализация вещи при удержании подчиняется действию п. 2 ст. 349 ГК, который допускает в качестве одного из вариантов обращение взыскания на вещь в порядке, предусмотренном договором. Так же, как и при залоге, соответствующее правило распространяется только на случаи, когда предметом удержания служит движимая вещь.

 

Значение залога и удержания сводится к тому, что они устанавливают определенный приоритет кредиторов, чьи обязательства обеспечены указанными способами, по отношению к остальным кредиторам. Тем самым оба эти способа обеспечения направлены против интересов остальных кредиторов. Имея в виду отмеченное обстоятельство, Гражданский кодекс, в отличие от Закона «О залоге», поставил на случай ликвидации юридического лица определенный круг кредиторов впереди залогодержателя.

 

В число таких привилегированных кредиторов входят, во-первых, граждане, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью путем капитализации причитающихся им повременных платежей, и, во-вторых, лица, которые работают по трудовому договору, в том числе по контракту, заявившие свои требования о выплате выходного пособия и оплате труда. К этому следует добавить внесенное Законом от 15 ноября 1995 г. дополнение к Гражданскому кодексу РФ, в силу которого при ликвидации банков или других кредитных учреждений, привлекающих средства граждан, в первую очередь удовлетворяются требования граждан, являющихся кредиторами банков или других кредитных учреждений, привлекающих средства граждан1.

 

Содержащаяся в ст. 360 ГК отсылка по вопросу объема и порядка удовлетворения требований при удержании к залогу дает основания сделать вывод, что не только залоговое требование, но и требование, вытекающее из удержания, должно быть поставлено на третье место в этой очереди кредиторов.

 

Подобно всем другим способам обеспечения обязательств (кроме банковской гарантии) и залог, и удержание являются акцессорными обязательствами, живущими одной жизнью с обязательством основным. Этому последнему целиком и полностью посвящена вторая часть Гражданского кодекса. Указанная часть ГК состоит из норм о четырех видах обязательств. Имеются в виду обязательства, возникающие из договоров (купли-продажи, займа, дарения, подряда, аренды, хранения и др.), из односторонних сделок (публичный конкурс, публичное обещание награды, лотереи и др.), из правонарушений и из неосновательного обогащения. В принципе применительно ко всем этим обязательствам возможно использование залога. Иначе обстоит дело с удержанием. Оно может применяться только к обязательствам, предполагающим ситуации, при которых принадлежащая должнику или третьему лицу вещь находится у кредитора.

 

Возможны варианты, при которых происходит коллизия между нормами первой части ГК и нормами, содержащимися в отдельных главах второй его части. Во всех таких случаях следует руководствоваться правилом, в силу которого нормы специальные (в данном случае имеются в виду статьи всех глав, помещенных во вторую часть ГК) пользуются преимуществом по отношению к нормам общим (речь в данном случае идет о статьях всего раздела III «Общая часть обязательственного права», в том числе гл. 24 ГК).

 

Вместе с тем следует иметь в виду, что для использования залога применительно ко всем этим обязательствам нет необходимости в специальном упоминании о нем в статьях, посвященных определенному типу договорных или иных обязательств. Особенность второй, как и будущей третьей, части ГК состоит в том, что нормы, которые составляют общие положения гражданского права (о субъектах, объектах, сделках, исковой давности и представительстве), в отношении обязательств — нормы их общей части (о сторонах, исполнении обязательств, обеспечении обязательств, перемене лиц в обязательстве, ответственности за нарушение обязательств, прекращении обязательств), а в отношении обязательств договорных — нормы общих положений о договорах (об их понятии и содержании, порядке заключения, изменения и прекращения), применяются соответственно ко всем гражданским правоотношениям, к обязательствам и договорам в частности, во всех случаях, если иное не указано в специальных правовых нормах, в том числе и помещенных во вторую часть ГК.

 

Однако применительно к отдельным общим нормам ГК, в том числе и о залоге, обращение ко второй части имеет определенное значение потому, что, во-первых, в ней есть некоторые специальные нормы, служащие или расширяющие действие норм первой части, и, во-вторых, — что может оказаться особенно важным для залога — некоторые непосредственно не связанные с залогом нормы вместе с тем предусматривают, если не прямо, то хотя бы косвенно, как должны действовать соответствующие общие нормы о залоге.

 

Статья 334 ГК, определяющая понятие и основания возникновения залога, устанавливает, что он возникает не только из договора, но и из закона. Примером может служить ст. 122 Таможенного кодекса РФ, в силу которой обязательство по уплате таможенных платежей обеспечивается залогом товаров и транспортных средств, перевозимых ч.ерез границу. При этом отношения по залогу могут возникнуть из закона только в случае, если в нем указано, какое именно обязательство обеспечивается залогом и что именно передается в залог.

 

Залоговое обеспечение ренты, о котором идет речь, представляет интерес и в другом смысле. Если при залоге недвижимости у получателя ренты залоговое право возникает непосредственно из закона, то в отношении движимости (например, при передаче какой-либо драгоценности плательщику ренты) получатель вправе использовать любой способ обеспечения. Но в отличие от ипотеки в данном случае речь пойдет об обычном залоге, который возникает из договора и соответственно подчиняется требованиям ст. 339 ГК о форме договора и круге его существенных условий.

Правила о залоге позволяют и еще в одном смысле обеспечивать интересы получателя ренты. Имеется в виду ст. 604 ГК, которая запрещает плательщику ренты сдавать недвижимое имущество, переданное в обеспечение пожизненного содержания с иждивением, в залог, не имея на то согласия получателя ренты.

Указанные случаи залога из закона должны быть учтены банками. Выдавая деньги в кредит под залог товаров, необходимо принимать во внимание возможность существования ранее возникшего из закона залога.

 

ГК в параграфе, посвященном залогу, обращает внимание на то, что наряду с вещами предметом залога могут быть и имущественные права (требования). Исключение сделано лишь применительно к правам, неразрывно связанным с личностью кредиторов. Такие права передаваться в залог не могут. В частности, имеются в виду требования об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и иные права, уступка которых другому лицу запрещена (п. 1 ст. 336 ГК). Особо выделен в Кодексе залог права аренды или иного права на чужую вещь (абз. 2 п. 3 ст. 335).

 

Естественно, что применительно к аренде возникает вопрос о существовании у арендатора возможности самолично решить вопрос о передаче в залог права аренды, не испрашивая при этом разрешения у арендодателя. Редакция п. 3 ст. 335 ГК давала повод сделать вывод, что согласия арендодателя на такого рода залог в виде общего правила не требуется. Во второй части Кодекса создавшаяся неопределенность снята. Статья 615 ГК предусматривает, что арендатор обладает правом распоряжаться арендованным имуществом в любой форме, включая сдачу арендованного имущества в субаренду (поднаем), передачу своих прав и обязанностей по договору аренды в полном объеме другому лицу (перенаем), предоставление арендованного имущества в безвозмездное пользование, внесение его в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ, только с согласия арендодателя. Не сделано никаких исключений и для залога. Сдавать арендованное имущество в залог, если иное не предусмотрено Кодексом, другим законом или иными правовыми актами, можно только при наличии согласия на то арендодателя.

 

Поскольку к субаренде применяются в силу указанной ст. 615 ГК правила об аренде, следует признать, что субаренстве залога соответствующую часть двойного складского свидетельства. Вместо возврата залогового свидетельства залогодержатель может выдать квитанцию, подтверждающую полное погашение долга. Поскольку размер полученного покла- жедателем кредита отмечается в его складском свидетельстве, факт погашения долга можно установить, сопоставив данные квитанции с теми, которые содержатся на складском свидетельстве.

 

Один из новых видов договоров составляет доверительное управление имуществом. Суть его состоит в том, что учредитель передает доверительному управляющему на определенный срок в доверительное управление имущество, а доверительный управляющий обязан за вознаграждение осуществлять управление им в интересах либо самого учредителя, либо указанного им лица (выгодоприобретателя). В этих случаях возникает вопрос о возможности принятия в доверительное управление уже заложенного имущества. Ответ на него содержится в п. 1 ст. 1019 ГК, который допускает такую передачу, ограничиваясь лишь адресованным учредителю требованием предупредить о состоявшемся ранее залоге доверительного управляющего. При этом Кодекс защищает интересы залогодержателя. Имеется в виду, что он сохраняет в подобных случаях возможность обратить взыскание на имущество, которое находится в доверительном управлении.

 

Вместе с тем передача в доверительное управление может существенно затронуть интересы залогодержателя. Залог, в отличие от других способов обеспечения, построен на доверии не к лицу, а к вещи. Все же определенные элементы доверия к личности должника-залогодателя сохраняются хотя бы уже потому, что залоговые требования удовлетворяются в третью очередь. А значит, положение, в силу которого залогодатель вправе (кроме случаев, когда иное предусмотрено законом или договором или вытекает из существа залога) отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя (п. 3 ст. 346 ГК), охватывает и передачу имущества в доверительное управление. Нарушение указанного требования (т. е. передача в доверительное управление без согласия залогодержателя) влечет за собой последствия, указанные в п. 2 ст. 351 ГК. Имеется в виду, что залогодержатель в этом случае вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, обратить взыскание на предмет залога.

 

Защите интересов доверительного управляющего посвящен п. 2 ст. 1019 ГК. В нем предусмотрено, что доверительный управляющий, который не знал и не должен был знать об обременении переданного в доверительное управление имущества залогом, может потребовать в суде расторжения договора. Сверх того, в указанном случае за ним сохраняется право и на получение вознаграждения, причитающегося ему по договору за один год.

 

Заслуживают особого внимания нормы второй части ГК, в которых нет упоминания о залоге, но они создают необходимую правовую базу для использования определенных видов имущества в качестве предмета залога. Речь идет главным образом о недвижимости. Возможность передачи в залог земельного участка, здания, сооружения, иной недвижимости находится в прямой зависимости от их общего правового режима и, в частности, возможности реализации.

Соответствующие вопросы теперь решены в ст. ст. 552 и 553 ГК, находящихся в главе, посвященной купле-продаже. Указанные статьи четко разграничивают случаи продажи земельного участка без находящейся на нем недвижимости, и наоборот, недвижимости без земельного участка, на котором она расположена.

 

Статья 552 ГК закрепляет общий принцип, в соответствии с которым при продаже здания, сооружения или другой расположенной на земельном участке недвижимости к покупателю переходит право собственности на такую недвижимость и одновременно право на часть земельного участка, необходимую для использования расположенной на нем недвижимости. В этой норме, как и во всей ст. 552 ГК в целом, последовательно проводится идея, в силу которой право собственности на домостроение не может существовать без определенного права на находящуюся под ним часть земельного участка. По этой причине установлено (п. 2 ст. 552 ГК), что в случае, когда продавец является собственником, возможны две ситуации. При первой покупателю передается право собственности на соответствующую часть земельного участка, на котором расположена недвижимость, или право аренды этой части либо иное право, предусмотренное в договоре. Вторая ситуация возникает в случаях, когда в договоре купли-продажи недвижимости, заключенном собственником земельного участка, ничего не говорится о переходе прав вместе с недвижимостью и на земельный участок. В этом случае признается, что покупатель недвижимости становится автоматически собственником той части земельного участка, которая занята зданием, сооружением или иной недвижимостью, и необходима для ее использования.

 

Иное дело, когда земельный участок не принадлежит на праве собственности и самому продавцу (п. 3 ст. 552 ГК). Тогда прежде всего действует правило, в силу которого продажа недвижимости без согласия собственника возможна только в случае, если это не противоречит условиям пользования участком, которые были установлены законом или договором. Второе, связанное с первым правило выражается в том, что в указанной ситуации покупатель приобретает вместе с правом собственности на недвижимость право пользования указанной частью земельного участка на тех же условиях, что и сам продавец.

 

Статья 553 ГК посвящена продаже земельного участка без передачи покупателю в собственность расположенной на участке недвижимости. В этом случае продавец сохраняет за собой право пользоваться частью земельного участка, которая недвижимостью занята и необходима для ее использования. Условия такого сохранения права должны быть закреплены в самом договоре купли-продажи.

 

Можно ожидать, что указанные новеллы найдут отражение в Законе «Об ипотеке». При этом будут учтены также и нормы, содержащиеся в пп. 3 и 4 ст. 340 ГК, специально посвященные ипотеке (залогу недвижимости). Определенный шаг в направлении, расширяющим возможности залога недвижимости, сделан Указом Президента Российской Федерации от 28 февраля 1996 г. «О дополнительных мерах по развитию ипотечного кредитования»1. В нем вслед за воспроизведением нормы, закрепленной в п. 3 ст. 340 ГК, содержится указание на то, что право залога распространяется на принадлежащее или гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками»1.

 

Удержанию посвящен ряд статей второй части ГК. При этом в отдельных случаях Кодекс, не ограничиваясь общим указанием на наличие у кредитора в соответствующем договоре права на удержание, включает одновременно отсылку к ст. 359 ГК. Такая отсылка содержится, в частности, в п. 2 ст. 996 ГК, который, признавая за комиссионером право удерживать находящуюся у него вещь комитента, прямо именует его правом на удержание. В этой статье можно усмотреть стремление законодателя распространить на порядок реализации права на удержание нормы, которые регулируют порядок обращения взыскания при залоговом требовании. Имеется в виду специально выделенное объявление должников-комитентов несостоятельными (банкротами). Для этого случая предусмотрено, что право на удержание прекращается, а требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые комиссионер удерживал, удовлетворяются наравне с требованиями, обеспеченными залогом.

 

Еще более явно то же совпадение с точки зрения реализации прав, вытекающих из удержания и залога, выражено в ст. 997, посвященной удержанию комиссионером причитающейся суммы из всех денежных средств, поступивших к нему за счет комитента. Признав за комиссионером право на удержание, реализуемое путем его зачета со встречными требованиями комитента, ст. 997 ГК подчеркивает, что кредиторы комитента, которые пользуются в отношении очередности удовлетворения их требований преимуществом перед залогодержателем, не лишаются права на удовлетворение своих требований из удержанных комиссионером сумм. В данном случае явно имеются в виду уже не статьи 64 и 65 вместе с предусмотренными в них пятью очередями, которыми руководствуются при предъявлении требований к ликвидированному, в том числе и вследствие несостоятельности (банкротства), юридическому лицу, а такие же по количеству пять очередей, установленные для списания денежных сумм (ст. 885 ГК). Хотя ст. 997 ГК и не говорит ничего о ситуации, возникающей при несостоятельности (банкротстве), очевидно решение вопроса в этом случае не должно отличаться от того, которое приведено в ст. 996 ГК.

 

Во всех остальных случаях, имея в виду удержание, вторая часть Кодекса обычно ограничивается указанием на соответствующее право, оставляя открытым вопрос о его коллизии с правами, принадлежащими другим кредиторам. К таким случаям должны также применяться нормы ст. ст. 996 и 997 ГК. Однако в ряде случаев ст. 997 ГК не действует и соответственно защищается во всех случаях, за исключением ситуации, возникающей при несостоятельности (банкротстве), приоритет лица, обладающего правом на удержание. Примером может служить п. 2 ст. 899 ГК. В нем предусмотрены определенные санкции на случай, когда поклажедатель отказывается взять переданную им на хранение вещь обратно. В указанной ситуации хранители после письменного предупреждения поклаже- дателя вправе, если иное не предусмотрено договором, самостоятельно продать вещь по цене, которая сложилась в месте хранения. В случаях, когда стоимость вещи по оценке превышает сто установленных законом минимальных размеров оплаты труда, вещь продается непременно с торгов в предусмотренном первой частью ГК порядке (ст. ст. 447 — 449 Кодекса). При этом сумма, вырученная от продажи, передается по- клажедателю за вычетом сумм, которые причитаются самому хранителю, в том числе и расходов по продаже вещи.

 

Приведенная норма целиком укладывается в правовой режим залога, установленный в первой части ГК. Соответствующий порядок реализации не противоречит общим нормам о залоге, поскольку, начиная с указанной в ст. 899 ГК минимальной суммы, реализация, как предусмотрено в ст. 350 ГК, осуществляется путем продажи с торгов. Что же касается более дешевых вещей, то такую возможность, очевидно, предвидел при принятии первой части Кодекса законодатель, поскольку норма о торгах носит диспозитивный, а не императивный характер.

 

Возможность прямого обращения взыскания без решения суда не противоречит п. 2 ст. 349 ГК. В данном случае решающее значение имеет то, что соответствующие отношения отличаются двумя особенностями, о которых идет речь в п. 2 ст. 349 ГК: данные вещи, во-первых, относятся к категории движимых, а, во-вторых, в качестве предмета залога передаются залогодержателю. Именно для этого вида залога предусмотрена в том же п. 2 ст. 349 ГК возможность установления в договоре либо в законе любого порядка обращения взыскания на имущество.

 

Содержащееся в ст. 899 ГК правило относится в равной степени и к товарам, которые хранятся в камере хранения на транспорте. Имеется в виду, что в случае пропуска камерой хранения сроков, установленных договором или транспортными правилами, спустя 30 дней после их истечения вещь продается в описанном порядке. Разумеется, последствия в таких случаях наступают такие же (возврат излишка вырученной суммы собственнику).

 

Определенной спецификой обладает право перевозчика на удержание, используемое в отношении груза и багажа. В данном случае может быть определенным образом сужено применение этого способа обеспечения обязательств. Имеется в виду, что если п. 3 ст. 359 ГК исключает право кредитора на удержание находящейся у него вещи только в случаях, предусмотренных договором, то в силу п. 4 ст. 790 ГК соответствующее право перевозчика может исключаться вследствие указаний, содержащихся в договоре, в законе, ином правовом акте, или вытекающих из существа обязательства.

 

Удержание занимает большое место в регулировании отношений по подряду. С одной стороны, предусмотрено, что при неисполнении заказчиком обязанности уплатить установленную цену либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда, подрядчик имеет право на удержание результата работ, а также принадлежащих заказчику оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи, остатка неиспользованного материала и другого оказавшегося у него имущества заказчика до уплаты последним соответствующих сумм (ст. 712 ГК). Из двух конституирующих подряд обязанностей заказчика — принять и оплатить результат работ — приведенная норма ст. 712 ГК обеспечивает первую. Однако сходный способ обеспечения используется, подобно тому, как это имеет место при хранении, и для второй из указанных двух обязанностей заказчика.

 

 

 

 Смотрите также:

  

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств

Во-вторых, удержание не обладает таким неотъемлемым признаком залога, как право следования, напротив, выбытие имущества из фактического владения кредитора прекращает право удержания, поэтому субъект права удержания, в отличие от залогодержателя при...

 

Обращение взыскания на заложенное имущество. Смысл залога...

Однако в отличие от залога, устанавливаемого специальным соглашением сторон обычно в момент возникновения основного обязательства, необходимость применения удержания может появиться в случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательства...

 

Российское гражданское законодательство предусматривает...

в-третьих, права ограниченного пользования иным недвижимым имуществом (главным образом жилыми помещениями); в-четвертых, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств права залога (залогодержателя) и удержания, объектами которых, в отличие от иных вещных...

 

Неустойка. залог. задаток. банковская гарантия.

В отличие от Закона о залоге страховать предмет залога можно и на часть стоимости, но не ниже суммы требований, вытекающих из основного обязательства.
Остальные условия удержания сохраняют свое значение. 4. Удержание, подобно залогу, обладает...

 

Удержание. Сущность ее заключается в том, что кредитор...

Статья 360 предусматривает трансформацию права удержания в обычное залоговое право.
в объеме и порядке, пре