Особенности правового положения Центрального банка Российской Федерации

 

Договор доверительного управления имуществом

  

 

Договор доверительного управления имуществом — новый для нашего законодательства, хотя некоторые его «зачатки» в виде, например, «трастовых операций» банков или управления имуществом в интересах других лиц конкурсным управляющим, встречались и ранее. Прежде всего необходимо иметь в виду, что этот договор не имеет ничего общего с передачей имущества в «доверительную собственность» («траст»), которую пытались навязать отечественному правопорядку путем прямого, буквального заимствования аналогичного института англо-американского права (п. 1 Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2296 «О доверительной собственности (трасте)»). Институт доверительной собственности (траста) отсутствует в континентальных правопорядках, поскольку он основан на весьма своеобразных средневековых традициях английского права, заимствованных впоследствии американской правовой системой.

 

Траст (доверительная собственность) нельзя относить ни кдоговора лишь при возможности его обособления и учета в отдельном балансе или отдельном банковском счете (п. 1 ст. 1018 ГК). Необходимость такого обособления вызывается самой природой отношений доверительного управления, не допускающей возможности смешения находящегося в управлении имущества с личным имуществом управляющего* В свою очередь, это исключает передачу в доверительное управление, например, только обычных движимых вещей потребительского значения, ибо обособить их в юридическом смысле (путем открытия отдельного баланса) невозможно.

 

Лишь при передаче в доверительное управление ценных бумаг закон разрешает их объединение, даже если они принадлежат разным лицам (ч. 1 ст. 1025 ГК). Однако и в этом случае объединяются ценные бумаги разных учредителей, которые все равно должны быть обособлены от имущества управляющего, в том числе от принадлежащих ему аналогичных ценных бумаг. Эта возможность распространяется и на права, удостоверенные «бездокументарными ценными бумагами» (ч. 4 ст. 1025 ГК). Федеральный закон может предусмотреть и иные особенности передачи в доверительное управление ценных бумаг.

 

С этой точки зрения следует иметь в виду, что деньги как разновидность движимых вещей сами по себе (не в составе имущественного комплекса) не должны становиться объектом доверительного управления. Ведь при их использовании в имущественном обороте право собственности на соответствующие купюры неизбежно утрачивается, и они не могут быть возвращены собственнику по окончании срока договора. Очевидно, что собственника обычно не интересует возврат тех же самых купюр. Речь идет о сохранении и приумножении соответствующей денежной суммы, которая не может быть признана вещью (хотя и входит в понятие «имущество»). «Обособление» денег на банковском счете в действительности есть лишь форма их учета, а сам банковский вклад или находящаяся на банковском счете сумма представляют собой обязательственное право требования, а не вещь. Поэтому речь здесь может идти о передаче в доверительное управление соответствующего права, что также имеет место при передаче в доверительное управление «бездокументарных ценных бумаг» (например, акций или ГКО, существующих лишь в виде записей в памяти ЭВМ и являющихся способами фиксации имущественных прав в соответствии со ст. 149 ГК).

 

Изложенным объясняется содержащийся в п. 2 ст. 1013 ГК запрет передачи в доверительное управление денег, если только иное прямо не предусмотрено законом. Новая редакция Закона о банках и банковской деятельности в ч. 2 ст. 5 допустила «доверительное управление денежными средствами» по договору не только банков, но и для всех кредитных организаций. Более того, согласно ст. 7 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» доверительное управление денежными средствами по договору с физическими и юридическими лицами может осуществляться и организациями, не являющимися кредитными, хотя и при условии получения ими лицензии на этот вид деятельности.

 

Тем самым сделана законодательная попытка сохранить правовую базу деятельности для «управляющих компаний паевых инвестиционных фондов», которые формально призваны осуществлять «доверительное управление» средствами «инвесторов», а фактически вправе «инвестировать» собранное ими имущество «в ценные бумаги, недвижимость, банковские депозиты и иное имущество», т. е. отчуждать его, а не управлять им, причем «инвесторы» не вправе давать такой организации «какие-либо указания или иным образом вмешиваться в осуществление ею своих прав и исполнение обязанностей « (пп. 10 и 11 Указа Президента РФ от 26 июля 1995 г. № 765 «О дополнительных мерах по повышению эффективности инвестиционной политики Российской Федерации»). Разумеется, никакого «доверительного управления» денежными средствами при этом не происходит.

 

Разрешая передачу денежных средств в управление по договору в случаях, предусмотренных законом, ГК предполагает распространение и на эти отношения своих норм о данном договоре. Следовательно, в соответствии с п. 1 ст. 1018 ГК необходимо обособление и переданных в доверительное управление денежных сумм (в данном случае — путем открытия отдельного банковского счета для каждого учредителя). Для этого недостаточно осуществить выдачу «инвестиционных паев» и их последующий учет «специализированным депозитарием» (пп. 1 и 3 названного указа), тем более, что такиеобязательствам принадлежащим ему имуществом (ст. 1022 ГК), что исключается ограниченным характером прав такого юридического лица на закрепленное за ним имущество собственника (п. 2 ст. 295 ГК).

 

Выгодоприобретатель (бенефициар) не является стороной договора (если, конечно, в этой роли выступает сам собствен- ник-учредитель, что может быть достаточно распространенным явлением). Его правовое положение определяется общими правилами кодекса о договоре в пользу третьего лица, типичной разновидностью которого как раз и является рассматриваемый договор. С этой точки зрения выгодоприобретатель вправе требовать от управляющего соответствующего исполнения в свою пользу, а для досрочного прекращения или изменения заключенного договора может потребоваться его согласие (пп. 1 и 2 ст. 430 ГК), если иное не предусмотрено законом или договором (ср. п. 1 ст. 1024 ГК).

 

Закон устанавливает существенные условия договора доверительного управления имуществом, при отсутствии указания которых в тексте договора он считается незаключенным (п. 1 ст. 432 ГК). К их числу отнесены условия о точном составе передаваемого в управление имущества (ибо оно по окончании срока договора по общему правилу подлежит возврату учредителю); о наименовании бенефициара (выгодоприобретателя), в пользу которого учреждается доверительное управление (в этой роли может выступать и собственник- учредитель); размер и форма вознаграждения (однократно уплачиваемая сумма, ежемесячные выплаты, часть дохода от использования имущества и т. п.) управляющему, если договор по соглашению сторон не является безвозмездным; срок действия договора. Следует иметь в виду, что как вознаграждение управляющему в возмездном договоре, так и возмещение произведенных им необходимых расходов (осуществляемое и в безвозмездном договоре) может производиться лишь за счет доходов от использования переданного в управление имущества (ст. 1023 ГК). Это правило призвано стимулировать эффективность и доходность управления.

 

Договор доверительного управления является срочным, причем срок его действия не может превышать 5 лет. Это правило является одной из гарантией имущественных интересов учредителей. Если же они заявляют о необходимости его пре- крашения по истечении согласованного срока, то при наличии аналогичного отношения со стороны управляющего договор считается продленным на тот же срок (и на тех же условиях), которые были предусмотрены (абз. 2 п. 2 ст. 1016 ГК), т. е. опять-таки на срок не выше 5 лет. Таким образом, договор доверительного управления не может прикрывать отчуждение имущества собственника (т. е. совершение под видом этого договора сделок купли-продажи или дарения имущества). Для отдельных видов имущества, передаваемых в правление, Федеральный закон может предусмотреть иные (как более краткие, так и более длительные сроки).

 

Договор доверительного управления имуществом должен быть заключен в письменной форме под страхом признания его недействительным (ничтожным) (пп. 1 и 3 ст. 1017 ГК). Передача в доверительное управление недвижимости должна быть оформлена по правилам договора продажи недвижимости. Здесь имеется в виду составление и подписание сторонами не только текста договора, но и передаточного акта или иного документа о фактической передаче недвижимости в управление (п. 1 ст. 556 ГК), а при передаче в управление предприятия как имущественного комплекса необходимы еще и акт инвентаризации его имущества, бухгалтерский баланс, заключение независимого аудитора о составе и стоимости его имущества и перечень всех его долгов (обязательств) (п. 2 ст. 561 ГК).

 

В отношении переданного в доверительное управление имущества управляющий осуществляет правомочия собственника (п. 1 ст. 209 ГК) в пределах, установленных законом и договором. Иначе говоря, в указанных пределах в отношении третьих лиц он выступает в роли собственника, хотя и не является им. Однако он действует не в своих интересах, а в интересах собственника (или назначенного им выгодоприобретателя), хотя и от собственного имени. При этом собственник — учредитель передает управляющему не свои правомочия (они остаются у собственника), а возможность их реализации. В этом смысле положение управляющего имеет известное сходство со статусом представителя, который также в определенных пределах реализует некоторые правомочия представляемого. Правомочие распоряжения, включая возможности отчуждения, управляющий может осуществлять лишь в случаях и в пределах, предусмотренных договором (п. 1 ст. 1020 ГК).

 

Управляющий как титульный владелец имущества учредителя вправе использовать для защиты своего владения вещно- правовые иски об истребовании соответствующих вещей из чужого незаконного владения (ст. ст. 301, 302 ГК) и об устранении препятствий в их использовании (ст. 304 ГК), что прямо предусмотрено п. 3 ст. 1020 ГК. Находящееся у него в управлении имущество собственника не может служить объектом взыскания кредиторов собственника, если только последний не был признан банкротом (п. 2 ст. 1018 ГК). В таком случае доверительное управление прекращается и находившееся в нем имущество собственника включается в конкурсную массу для удовлетворения требований всех его кредиторов. Все эти правила призваны гарантировать неприкосновенность материальной основы доверительного управления.

 

Поскольку управляющий осуществляет доверительное управление обособленным имуществом собственника-учредителя, приобретенные им в результате таких действий права включаются в состав этого имущества, а обязанности исполняются за его счет (п. 2 ст. 1020 ГК). Здесь вновь проявляется необходимость юридического обособления переданного в доверительное управление имущества от иного имущества управляющего. При недостаточности такого имущества для погашения возникших в связи с его доверительным управлением обязательств взыскание может быть обращено на личное имущество доверительного управляющего, а если и его не хватит для удовлетворения требований кредиторов — на имущество учредителя-собственника, не переданное им в доверительное управление (п. 3 ст. 1022 ГК). Такая двухступенчатая система субсидиарной ответственности (ст. 399 ГК) продиктована тем, что именно управляющий, использующий чужое имущество, должен в первую очередь нести ответственность по образовавшимся в этой связи долгам, но при недостатке его имущества к субсидиарной ответственности необходимо привлекать собственника-учредителя, ибо соответствующие сделки совершались управляющим в его интересах и по его поручению.

 

Однако наряду с ответственностью перед третьими лицами возникает вопрос и об ответственности управляющего- предпринимателя перед собственником-учредителем за убытки, причиненные его имуществу в результате действий управляющего. Закон исходит из того, что доверительный управляющий как профессиональный предприниматель должен нести повышенную ответственность за убытки, причиненные участникам отношений доверительного управления в результате его действий (ср. ст. 401 ГК). В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1022 он отвечает как за виновно причиненные, так и за случайно возникшие убытки и может освободиться от ответственности, только доказав, что эти убытки возникли в результате действий либо непреодолимой силы (п. 1 ст. 202 ГК), либо учредителя или выгодоприобретателя. При этом обязанность (бремя) доказывания возлагается на управляющего, и пока он не докажет обратное, предполагается (презюмируется) его ответственность.

 

Выгодоприобретателю управляющий обязан возместить убытки в виде упущенной выгоды (неполученных доходов, предусматривавшихся договором) за время доверительного управления. Учредителю возмещается как реальный ущерб, так и упущенная выгода, т. е. убытки в полном объеме (п. 2 ст. 15, абз. 1 п. 1 ст. 1022 ГК). В обеспечение возмещения названных возможных убытков договор доверительного управления может предусматривать предоставление управляющим учредителю залога (п. 4 ст. 1022 ГК), правовой режим которого определяется по общим правилам о залоге (§ 3 гл. 23 ГК).

 

Основанием возмещения управляющим убытков участникам отношений доверительного управления служит непроявление им «должной заботливости» об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления. При этом отсутствие такой заботливости свидетельствует о наличии в его поведении признаков вины (ср. абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК), которая в данном случае отнюдь не является необходимым основанием ответственности управляющего, ибо такая ответственность возможна и при отсутствии вины. Столь строгий подход закона объясняется необходимостью повышенной защиты интересов учредителя и выгодоприобретателя, обычно не являющихся, в отличие от управляющего, профессиональными предпринимателями.

 

Учредитель управления вправе в одностороннем порядке отказаться от договора, выплатив управляющему обусловленное договором вознаграждение. Это связано с сохранением учредителем-собственником правомочия распоряжения принадлежащим ему имуществом (разумеется, с учетом законных интересов управляющего-предпринимателя, заключающихся в получении вознаграждения и компенсации необходимых расходов). При одностороннем отказе от договора другая сторона должна быть извещена об этом заблаговременно (по общему правилу — за 3 месяца до его прекращения).

Закон не предусматривает возможности одностороннего отказа управляющего от исполнения договора (за исключением случая невозможности лично осуществлять доверительное управление имуществом). Как профессиональный предприниматель он обязан выполнять лежащие на нем обязанности, а его односторонний отказ следует рассматривать как нарушение договора, влекущее возможность применения к нему соответствующих мер имущественной ответственности.

 

 

 Смотрите также:

  

Договор доверительного управления имуществом.

Договор доверительного управления имуществом представляет собой один из самостоятельных типов гражданско-правовых обязательств, урегулированных Гражданским кодексом Российской Федерации (гл. 53).

 

Договор доверительного управления имуществом. В договоре...

По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление...

 

Субъекты договорных отношений договора доверительного...

Сторонами договора доверительного управления имуществом всегда выступает учредитель доверительного управления имуществом, а также доверительный управляющий.

 

Договор доверительного управления имуществом...

В договоре должны быть указаны: состав имущества, передаваемого в доверительное управление; наименование юридического лица или имя гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или...

 

Доверительное управление имуществом. Договор...

Прекращение договора доверительного управления имуществом.
ж) договор доверительного управления имуществом явл