Конституционное регламентирование вопросов обороны и использования вооруженных сил в зарубежных государствах Европы

 

Конституционные нормы о статусе, формировании и использовании вооруженных сил

  

 

К нормам об обороне и вооруженных силах примыкает общее для большинства европейских конституций положение, гарантирующие право граждан "собираться мирно и без оружия". Эта норма дает властям основание не только для запрета собраний или митингов, участники которых могут иметь какое-то оружие, но и для подавления любых незаконных вооруженных формирований.

 

Ряд конституций запрещает принятие на службу иностранных войск, занятие ими или даже пересечение территории этих стран. Типична норма, содержащаяся в действующей Конституции Бельгии 1831 г.: "Никакие иностранные войска не могут быть допущены на службу государства, занимать или пересекать его территорию иначе как в силу закона" (ст. 185). В Греции исключение может быть сделано, и иностранные войска могут быть допущены "в пределы греческого государства, пребывать на его территории или проходить через нее" лишь по специальному закону, принимаемому абсолютным большинством общего числа депутатов Парламента" (ч. 2 ст. 27). Конституция Литвы 1992 г. также запрещает размещение на территории государства оружия массового уничтожения и военных баз иностранных государств (ст. 137). (Однако, как видим, данная конституционная норма сама по себе не могла стать препятствием для вступления Литвы в военную организацию (НАТО)).

 

Как правило, конституции европейских стран содержат нормы, запрещающие пересмотр конституций во время войны или в период действия исключительного (военного, чрезвычайного и пр.) положения *(218). Конституция Польши идет еще дальше и запрещает внесение изменений в период чрезвычайного положения не только в Конституцию, но и в положения о выборах в Сейм, Сенат и органы территориального самоуправления, Закон о выборах Президента Республики, а также в законодательство о чрезвычайном положении (ч. 6 ст. 228).

 

Вооруженные силы европейских государств, согласно конституциям, призваны обеспечивать их суверенитет и независимость, защищать их территориальную целостность и конституционный строй *(219).

 

Ряд европейских конституций содержит положения о департизации вооруженных сил и о недопустимости их вовлечения в политическую деятельность.

 

Так, согласно португальской Конституции 1976 г., вооруженные силы "в высшей степени департизированы", а военнослужащие не могут использовать "оружие, свой пост или должностное положение для какого-либо вмешательства в политику" (ч. 4 ст. 275). Конституция Польши 1997 г. декларирует нейтралитет Вооруженных сил в политических делах, а также их подчиненность "гражданскому и демократическому контролю" (ст. 26). Конституция Венгрии распространяет запрет на принадлежность к партиям и участие в политической деятельности не только на Вооруженные силы, но и на полицию и "службы гражданской национальной безопасности" (§ 40/B, п. 4). Конституция Хорватии 1991 г. также содержит норму, "ограничивающую" право на забастовку в вооруженных силах, органах охраны правопорядка, государственном аппарате и в "публичных службах, определенных законом" (ст. 60).

 

Оборона и вооруженные силы относятся европейскими конституциями к исключительному ведению государства *(220). В этом контексте следует рассматривать, в частности, положение Конституции Российской Федерации, запрещающее создание "вооруженных формирований" вне структуры государства (ч. 5 ст. 13). Аналогичные или схожие нормы содержатся в конституциях ряда других государств Европы.

Прецедент закрепления такого рода норм на высшем, конституционном уровне принадлежит, похоже, Ирландии. Действующая Конституция 1937 г. (с последующими изменениями) наделяет Парламент страны исключительным правом "создавать или содержать военные и вооруженные силы" (ч. 6.1 ст. 15). "Никакие военные или вооруженные силы, иные, чем создаваемые или содержимые Парламентом, ни при каких условиях не должны создаваться или содержаться" (ч. 6.2 ст. 15).

Конституция Венгрии провозглашает, что свобода ассоциаций не распространяется на создание "вооруженных организаций" (ст. 63 (2)). Статья 20 Конституции Македонии 1992 г. запрещает "военные и военизированные образования, не принадлежащие" к вооруженным силам Республики Македония". Конституция Мальты содержит схожую, но более широкую норму, объявляющую вне закона "создание, содержание или принадлежность к какому- либо объединению лиц, организованных и обученных либо организованных и оснащенных с целью использования или демонстрации физической силы для реализации какой-либо политической цели" (ст. 117). Конституция Эстонии прямо не запрещает формирование "обществ и союзов, имеющих в своем распоряжении оружие, а также военизированных обществ и союзов, практикующих военную подготовку", но оговаривает их создание "предварительным разрешением", условия и порядок выдачи которого "устанавливаются законом" (ст. 48).

Наиболее принципиальную позицию в данном вопросе занимает Конституция Италии, которая запрещает "тайные общества и такие объединения, которые хотя бы косвенно преследуют политические цели посредством организаций военного характера" (ст. 18). Разразившийся в Италии в конце 1970-х годов скандал, вызванный вовлечением многих видных государственных и военных деятелей и представителей политической элиты в деятельность масонской ложи "П-2", приобрел особую остроту, поскольку образование ложи противоречило не просто действующему законодательству Италии, но являлось нарушением самой Конституции страны.

Европейская конституционная традиция разграничивает полномочия парламента по принятию решения о "состоянии войны" и полномочия главы государства или главы исполнительной власти по руководству вооруженными силами. Так, согласно Конституции Италии, Президент Республики "объявляет по решению палат состояние войны" (ст. 87); по Конституции Франции объявление войны (la declaration de guerre) "разрешается Парламентом" (ст. 35), а в соответствии с действующей Конституцией Латвии 1922 г. "Президент Республики на основании постановления Сейма объявляет войну" (ст. 43).

Как правило, глава европейского государства (президент или король) одновременно является верховным главнокомандующим вооруженными силами (и также обладает правом назначать не только на гражданские, но и на военные государственные должности). Есть, однако, и исключения. Так, Конституция Латвии разделяет полномочия Президента, являющегося Главнокомандующим Вооруженных сил государства, и Верховного главнокомандующего, назначаемого Президентом "в случае войны" (ст. 43). Конституция Польши, называя Президента Республики "верховным главнокомандующим", (ст. 134 (1)), ограничивает его "верховенство" над Вооруженными силами лишь периодом "мирного времени" (ст. 134, ч. 2). В случае же начала войны Президент по предложению Председателя Совета министров назначает Высшего Командующего (здесь - с прописной буквы. - А.Д.), "компетенцию" и "принципы подчиненности" которого "конституционным органам Польской Республики" определяет специальный закон (ст. 134, ч. 4).

Военные полномочия верховного главнокомандующего далеко не абсолютны. Даже наиболее либеральные конституции Европы серьезно их ограничивают. Так, по Конституции Дании монарх, осуществляющий исполнительную власть в государстве (ст. 3), не может использовать Вооруженные силы против какого-либо иностранного государства, иначе как в случае "вооруженного нападения на Королевство или Вооруженные силы Дании". Во всех остальных случаях требуется предварительное согласие Фолькетинга. Меры, предпринимаемые Королем в рамках его военных полномочий, должны быть "незамедлительно" представлены на рассмотрение Фолькетинга. Если же парламент в это время не заседает, он должен быть столь же "незамедлительно" созван (ст. 19 (2)).

 

 

 Смотрите также:

  

Специальный правовой статус военнослужащего

Конституционно-правовой статус человека и гражданина распространяется на военнослужащих с учетом возможностей его реализации в условиях Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов...

 

Что такое военная безопасность

Правовой институт военной безопасности включает в себя правовые нормы, которые устанавливают: объекты военной безопасности, субъектов
Вооруженные Силы России. Организационно-правовая система...
Нарушение правил безопасности использования...

 

Принципиальные основы российского федерализма.

Конституционно-правовой статус РФ. Принципиальные основы российского федерализма закрепляются уже в первой главе
страны (ст. 118 и 128); РФ имеет единую денежную и кредитную систему, единый государственный бюджет, единые вооруженные силы (ст. 71) и др.

 

Основы конституционного статуса Российской Федерации и ее...

государственный язык; единые Вооруженные Силы
Эти важнейшие элементы конституционного статуса Российской Федерации обусловливают характер и содержание ее компетенции, включающей конкретные полномочия и предметы ведения.