Конституционные основы судебной власти в зарубежных государствах Европы

 

Общие черты конституционного правосудия

  

 

Очевидная сегодня для многих европейских стран тенденция возрастания роли и престижа судебной власти не в последнюю очередь связана с расширением сферы судебного контроля за конституционностью и законностью нормативно-правовых актов.

 

Впервые в Европе подсистема конституционных судов появилась в начале прошлого века. Возникла она в 1920-е гг. в Австрии благодаря теоретическому труду венского адвоката Ганса Кельзена, наследие которого довольно быстро распространилось по всем европейским, а также арабским и африканским странам.

 

В современной Европе лишь немногие страны не имеют конституционной юстиции (Великобритания, Нидерланды, Люксембург). По справедливому наблюдению председателя Конституционного трибунала Польши М. Сафьяна, в основе современной конституционной юриспруденции и формирования конституционными судами общеевропейского прецедентного права лежат две концептуальные идеи. С одной стороны, это сходные конституционные формулировки основных прав и свобод человека, которые превращаются в аксиологическую основу национальных правовых систем. С другой стороны, идея иерархического порядка в правовой системе, что позволяет осуществлять контроль за конституционностью деятельности законодателей *(212).

 

Сегодня четко обозначились два главных направления в эволюции европейской модели конституционного контроля: первый - увеличение объема проверяемых на предмет конституционности правовых норм, второй - расширение круга субъектов и возможностей обращения в органы конституционной юстиции.

 

Сравнительный анализ компетенции специализированных институтов конституционного контроля, действующих в различных странах Европы, позволяет выделить следующие разновидности полномочий:

 

1)        превентивный контроль конституционных изменений, международных договоров, законов и иных правовых актов;

2)        последующий контроль (абстрактный и конкретный на основе обращений судов и индивидуальных жалоб);

3)        официальное толкование конституций, законов и иных нормативных

актов;

4)        разрешение правовых споров между органами власти различных уровней (конфликт компетенций между субъектами федерации и между ними и самой федерацией, а также конфликты по поводу "горизонтального распределения власти");

5)        контроль над деятельностью партий и других политических формирований;

6)        определение конституционности референдумов;

7)        определение конституционности и законности выборов;

8)        утверждение избранных депутатов;

9)        определение правомочий государственных служащих;

10)      решение вопросов импичмента президента и других должностных лиц;

11)      констатация обстоятельств, оправдывающих роспуск парламента;

12)      другие конституционные полномочия.

 

Традиционным является противопоставление таких форм конституционного контроля, как предварительный и последующий. Однако есть и смешанные системы судебного конституционного контроля, о чем свидетельствует, в частности, деятельность конституционных судов Испании и Греции. Так, Верховный суд Греции наряду с вопросами о конституционности законов рассматривает избирательные споры, вопросы о несовместимости, о законности результатов референдумов (ст. 100 Конституции).

Какими бы полномочиями ни был наделен орган конституционного правосудия, его юридические (правовые) позиции всегда получают огромный резонанс и значимость, в том числе как акты толкования соответствующей конституционной нормы. Тем более что решение конституционных судов не может отменить никто.

В то же время действуют два важных ограничительных положения. Во- первых, принцип политической сдержанности, то есть рассмотрение конституционным судом исключительно правовых вопросов и отказ от вмешательства в политические вопросы и ситуации. Во-вторых, принцип "связанной инициативы", согласно которому конституционный суд не вправе рассматривать вопрос о конституционности нормативных актов, в том числе законов, исключительно по собственной инициативе. Но есть и исключения. Например, в Конституции Союзной Республики Югославия от 27 апреля 1992 г. было закреплено: "Союзный конституционный суд может по собственной инициативе возбудить производство по оценке конституционности и законности" (ст. 127).

В современных европейских конституциях нашли отражение две основные модели конституционного правосудия.

I. Осуществление конституционного контроля в рамках общей судебной системы и, как правило, верховным судом, возглавляющим инстанционную систему национальных судов (Ирландия, Швейцария, Норвегия, Эстония, Монако, Мальта, Республика Кипр).

Так, в Конституции Ирландии закреплено право Президента после консультации с Государственным советом передать любой законопроект в Верховный суд для решения вопроса, не противоречит ли он или его отдельное предписание Конституции или какому-либо ее положению. Во всех случаях, когда Верховный суд Ирландии решит, что какое-либо положение законопроекта противоречит Конституции, Президент страны должен оказаться от подписания такого законопроекта (ст. 26).

Федеральный суд Швейцарии разрешает в числе прочих дела по спорам о компетенции и государственно-правовым спорам между государственными органами различных уровней, по жалобам на нарушение конституционных прав граждан, а также по жалобам частных лиц на нарушение конкордатов и государственных договоров (ст. 106-114 Конституции). В полукантоне Базельсельский функции конституционной юстиции осуществляют административные суды, а в полукантоне Нидвальден - верховный суд. Единственный в Швейцарии конституционный суд существует с 1978 г. в кантоне Жюра и он вправе по требованию правительства кантона признавать недействительными акты кантонального парламента.

В Норвежском Королевстве Верховный суд страны по запросу Стортинга (парламента) дает заключения по правовым вопросам (§ 83 Конституции). В Эстонии функции конституционного контроля выполняет Коллегия конституционного надзора Государственного суда, которая состоит из судей, избираемых пленумом суда сроком на пять лет.

Нет специальных конституционных судов в Исландии, Нидерландах, Финляндии. На основе обычно-правовых норм в Исландии сложилось правило, что суды общей юрисдикции правомочны определять соответствие применяемых законов Конституции. А в Нидерландах никогда не существовало и не существует конституционных судов. Конституция этой страны провозглашает "нерушимость" законов, поэтому суды не рассматривают вопросы о конституционности законов: "Конституционность Актов парламента и договоров не подлежит контролю со стороны судов" (ст. 120). В Финляндии согласно принятому толкованию законодательства суды не вправе делать выводы о конституционности законов либо отказываться применять норму закона по мотивам ее неконституционности. В то же время они не вправе применять нормы подзаконных актов, прямо противоречащие Конституции. По существу функции конституционного контроля в этой стране осуществляет Конституционный комитет парламента. Речь идет о превентивном парламентском контроле, целью которого является недопущение принятия законов, противоречащих действующей Конституции.

II. Осуществление конституционного правосудия специально для этого созданным квазисудебным органом (Австрия, Италия, Испания, Португалия, Франция, Бельгия и др.).

Согласно Конституции Австрии суды не правомочны проверять, имеют ли законную силу опубликованные надлежащим образом законы, постановления и государственные договоры. Но если суд сомневается относительно применения постановления в связи с его возможной противозаконностью, то он должен внести представление об отмене этого постановления в Конституционный суд (ст. 89 Конституции) *(213). Конституционный суд Австрии может отменить постановление как противозаконное только в случае, когда было определенно заявлено ходатайство о его отмене или когда указанное постановление подлежало бы применению Конституционным судом при рассмотрении им правового спора. В некоторых случаях Суд вправе отменить постановление в целом как противозаконное, если оно лишено законных оснований, было издано некомпетентным органом или было опубликовано противозаконным способом (ст. 139 Конституции).

В Италии Конституционный суд не считается частью судебной системы, и его статус оговаривается в разделе о конституционных гарантиях прав граждан (ст. 134-137 Конституции). Фактически Конституционный суд выступает как созаконодатель, когда законы страдают пробельностью и Суду приходится включать в них "дополнительные" или "заменяющие" положения.

В Конституции Испании устанавливается, что "Верховный суд, юрисдикция которого распространяется на всю Испанию, является высшей судебной инстанцией во всех областях судебной деятельности, за исключением того, что касается конституционных гарантий" (ст. 123).

Конституция Португальской Республики содержит особую статью 204 под названием "Оценка неконституционности", которая предоставляет право судам решать, нарушают ли применимые нормы положения Конституции или закрепленные в ней принципы. Португалия - одна из немногих стран, где в самой Конституции дается определение Конституционного суда: "Это суд, в специальную компетенцию которого входит отправление правосудия в сфере вопросов юридико-конституционного характера" (ст. 221).

Смешанная модель конституционного правосудия закреплена в Конституции Княжества Андорра: с одной стороны, Конституционный трибунал провозглашается верховным толкователем Конституции, а с другой - запрещается обращение в Конституционный трибунал в связи с конфликтом в сфере установленных Конституцией полномочий, когда дело уже вынесено на рассмотрение ординарного судебного органа (ст. 103).

В ФРГ в отличие от других стран романо-германской системы права органы конституционной юстиции включены в общую систему органов, призванных отправлять правосудие (ст. 92 Основного Закона). Однако здесь Федеральный конституционный суд не возглавляет системы конституционных судов страны и не вправе контролировать результаты конституционного судопроизводства в землях. Согласно ч. 3 ст. 100 Основного Закона ФРГ, если конституционный суд земли при толковании Основного Закона отклонится от решения Федерального конституционного суда или конституционного суда другой земли, то ему следует обратиться за решением в Федеральный конституционный суд. Закон земли может предусмотреть передачу в Федеральный конституционный суд внутриземельных конституционных споров (ст. 99 Основного Закона).

В современной Германии конституционные суды действуют на территории 15 федеральных земель. Наиболее важные элементы их статуса прямо закрепляются в земельных конституциях, где выделяется, как правило, специальная глава о конституционном суде или защите конституции и конституционному суду отводится особая роль. В землях устанавливаются различные наименования органов конституционного контроля (государственный суд, конституционный суд, конституционная коллегия, государственная судебная коллегия) *(214).

Конституционная судебная коллегия Баварии, например, обладает оригинальным полномочием, а именно - рассмотрением так называемых популярных исков. Согласно ст. 98 земельной Конституции и Закону о конституционной судебной коллегии Баварии популярным иском является специфическая форма абстрактного (вне конкретного дела) контроля конституционности норм. Такой иск может быть использован каждым независимо от того, касаются ли нормы данного лица, и направлен на аннулирование законов и предписаний, ограничивающих основные права или противоречащих им.

Еще одной специфической чертой функционирования конституционной юстиции в ФРГ является принятая здесь система работы конституционных судей по совместительству. Они должны выполнять свои профессиональные судейские обязанности и в других судах земли. Это объясняется тем, что активность конституционных судов в германских землях, несмотря на разнообразие их деятельности, весьма умеренная. В целях избежания давления государственных органов на деятельность органов конституционного правосудия эти последние располагаются не в столицах земель. И даже Федеральный конституционный суд имеет резиденцию в Карлсруэ.

С полномочиями германского Федерального конституционного суда можно сравнить широкую компетенцию Конституционного суда Республики Словения, которая закреплена в новой Конституции Республики 1991 г. Однако, несмотря на то что этот суд играет определяющую роль в разрешении неясных вопросов в сфере толкования и даже развития конституционного текста, он прямо не наделяется полномочием давать аутентичное толкование Конституции. (Хотя это полномочие закреплено за большинством конституционных судов, особенно в странах Восточной Европы.) Еще в 1993 г., не будучи на то прямо уполномочен Конституцией и Законом о Конституционном суде, Суд Словении вынес первое решение по толкованию, сославшись при этом на наличие решений подобного типа у германского и итальянского конституционных судов. Таким образом, несмотря на существование системы централизованного судебного контроля, роль Конституционного суда Словении остается пока субсидиарной, по крайней мере, в области защиты прав человека *(215).

В Конституции Болгарии, где глава восьмая, регулирующая правовой статус конституционной юстиции (ст. 147-152), следует после главы о местном самоуправлении, прямо не указано, к какой из ветвей власти относится Конституционный суд. Однако решением от 16 декабря 1993 г. Конституционный суд этой страны смело указал на то, что он не является судебным органом и вообще стоит вне системы трех ветвей власти.

Применительно к органам конституционного контроля в европейских конституциях находят отражение не только принципы судоустройства, но и принципы судопроизводства, а также правовой статус конституционных судей.

Органы конституционного правосудия формируются в отличие от ординарных судов в порядке либо парламентской процедуры (Федеральный конституционный суд ФРГ, Конституционный трибунал Республики Польша, Высший государственный трибунал Княжества Лихтенштейн, Конституционные суды Венгерской Республики, Республики Македония и Республики Хорватия), либо смешанной процедуры (Конституционные суды Франции, Испании, Италии, Австрии, Румынии, Словакии, Чехии, Молдовы, Турции).

Так, например, Конституционный суд Италии состоит из 15 судей, третья часть которых назначается Президентом Республики, третья часть назначается Парламентом на совместном заседании палат и еще одна третья часть - магистратами высших судов общей юрисдикции и административной юстиции (а именно Государственным советом и Счетной палатой).

Конституционные судьи назначаются или избираются на определенный срок (например, на 12 лет - по Конституции Словацкой Республики; на девять лет - по конституциям Франции, Италии, Португалии, Албании, Польши, Болгарии, Македонии, Словении, Литвы; на восемь лет - по конституциям Республики Хорватия и Княжества Андорра; на два года - по Конституции Греции). Как правило, они лишены права ротации (повторного назначения или избрания, непосредственного возобновления в должности). В большинстве конституций европейских стран конституционным судьям гарантированы независимость, несменяемость, иммунитет. Они подчиняются требованиям несовместимости должностей, предъявляемым к судьям других судов. Для судопроизводства в конституционных судах не характерны обычная открытость и устность. В то же время в отличие от большинства судов ординарной юрисдикции здесь общим правилом является закрепление принципа коллегиальности разрешения дел и вынесения решений.

 

Некоторые выводы

 

На основе вышеизложенного можно выделить несколько характерных особенностей регламентации судебной власти в современных конституциях зарубежных государств Европы.

 

На формирование конституционных основ судоустройства и судопроизводства в европейских странах повлияло общее стремление укрепить позиции судебной власти в системе разделения властей, поднять престиж правосудия, активизировать судебную защиту прав и свобод граждан. Это отразилось в заметном расширении сферы конституционной регламентации и в структурном обособлении соответствующих блоков норм в виде специальных разделов (глав, титулов) конституций. В конституциях нашли закрепление различные функционально-организационные аспекты деятельности судов.

Демократизация и автономизация управления в сфере правосудия также отразилась на конституционном уровне, в частности, при регламентации статуса органов судейского сообщества, наделенных специфическими функциями с порой весьма значительными элементами самоуправления.

В целом ряде европейских конституций отдельное внимание уделяется специализации юрисдикционных органов и закреплению полисистемного характера национальных судебных систем. В других конституциях провозглашается принцип единства судебной власти либо вовсе не упоминаются суды специальной юрисдикции.

Особое внимание в еровпейских конституциях уделяется такому аспекту судоустройства и судебной организации, как конституционные принципы правового статуса судей: назначаемость и несменяемость судей; независимость судей; судейская несовместимость; судебный иммунитет и др. На конституцонном уровне находят отражение и такие принципиально важные положения, как запрет чрезвычайных судов, всеобщий и равный доступ к правосудию, отправление правосудия именем народа, право каждого на суд присяжных.

Большинство конституций европейских стран закрепляет принципы судебной деятельности и судебные гарантии граждан: системообразующий принцип надлежащей судебной процедуры ("due process"); транспарентность правосудия; состязательность судебного процесса; устный характер судопроизводства; презумпция невиновности; принцип non bis in idem; мотивированность и обоснованность судебных решений; право граждан на судебную защиту с гарантией надлежащей подсудности (право на законный суд) и пр.

В конституцонных положениях нашли свое отражение и такие важные тенденции, как расширение сферы судебного контроля за конституционностью и законностью нормативно-правовых актов, увеличение объема проверяемых на предмет конституционности правовых норм, расширение круга субъектов и возможностей обращения в органы конституционной юстиции.

 

 

 Смотрите также:

  

Понятие правосудия и его принципы. Конституционное...

Третьей характерной чертой правосудия является то, что оно осуществляется способами, указанными в законе.
Полномочия, задачи Конституционного Суда РФ также разнятся с полномочиями и задачами судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

 

Судебная власть, ее органы. Органы правосудия.

Данные общие черты присущи и другим органам государственной власти.
Осуществление правосудия — главная и основная, но не единственная функция судебной
суды общей и специальной юрисдикции; а с другой — конституционную, административную и другие юстиции.

 

Понятие принципов правосудия, их признаки и система.

Конституционные принципы правосудия - это закрепленные в Конституции (гл.7) и законах идейно-политические, руководящие правовые
1. Принципы правосудия носят объективный характер. Они отражают наиболее общие закономерности организации судебных органов.

 

Конституционный Суд РФ — это судебный орган...

Поэтому переход к независимому конституционному правосудию стал возможен лишь с переходом к реальной демократизации страны.
На судей Конституци