ДОГОВОР БАНКОВСКОГО ВКЛАДА ПО РОССИЙСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ

 

Понятие и правовая квалификация договора банковского вклада

  

 

Понятие и признаки договора

 

В соответствии с п. 1 ст. 834 действующего Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Как видно из определения договора банковского вклада, указанный договор относится к числу реальных, односторонних, возмездных договоров.

 

Реальный характер договора банковского вклада проистекает из того обстоятельства, что обязательство (право требования вкладчика и обязанности банка) возникает лишь по поводу той денежной суммы, которая фактически внесена вкладчиком или поступила в банк на его имя. Следовательно, договор банковского вклада может считаться заключенным только с момента получения банком соответствующей денежной суммы.

 

Принимая во внимание предусмотренные законодательством требования к юридическому оформлению договора банковского вклада (ст. 836 ГК), можно сказать, что правовым основанием возникновения указанного обязательства служит сложный юридический состав, включающий в себя два юридических факта: заключение письменного соглашения сторон (удостоверение заключения договора сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом), а также фактическая передача банку вкладчиком (поступление в банк на имя вкладчика) денежной суммы, составляющей размер банковского вклада.

 

То обстоятельство, что договор банковского вклада является реальным договором, предопределяет односторонний характер соответствующего договорного обязательства. После передачи вкладчиком денежной суммы банку (поступления в банк денежной суммы на имя вкладчика), что является необходимым условием для вступления указанного договора в силу, на стороне вкладчика отсутствуют какие-либо обязанности перед банком, который в свою очередь, не располагая какими-либо требованиями к вкладчику, несет по отношению к последнему лишь обязанности по возврату суммы вклада и выплате процентов на нее в порядке и на условиях, предусмотренных договором банковского вклада.

Договор банковского вклада относится к возмездным договорам по той причине, что на стороне банка имеется обязанность по выплате вкладчику определенного вознаграждения в виде процентов, которое выплачивается банком за предоставленное ему право распоряжаться денежными средствами, внесенными вкладчиком (поступившими в банк на имя вкладчика). Указанная обязанность банка предусмотрена императивной нормой (п. 1 ст. 838 ГК) и не может быть устранена соглашением сторон.

Иногда в юридической литературе к неотъемлемым признакам договора банковского вклада относят и такую черту данного договора, как его каузальный характер. Например, Л.Г. Ефимова подчеркивает, что "основанием договорной обязанности банка вернуть вклад является встречное предоставление в виде суммы вклада, ранее внесенной вкладчиком. Таким образом, договор банковского вклада - каузальная сделка. Целью договора банковского вклада является предоставление банку определенной суммы денег в собственность с обязательством возврата" <*>.

--------------------------------

<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 250.

 

В связи с этим необходимо заметить, что вряд ли целесообразно говорить о некой общей цели договора банковского вклада. Очевидно, что цели сторон этого договора - банка и вкладчика - различны. Ранее на это обстоятельство обращалось внимание, например, Д.А. Медведевым, который по этому поводу пишет: "Для банка цель договора состоит в мобилизации свободных денежных средств вкладчика под коммерческие операции, а для вкладчика - в получении процента на свой капитал" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. Т. 2. М., 2003. С. 515 (автор соответствующей главы - Д.А. Медведев).

 

Не вполне точным представляется также утверждение Л.Г. Ефимовой о том, что основанием договорной обязанности банка по возврату вклада служит встречное предоставление суммы вклада, внесенной вкладчиком. В силу реального характера договора банковского вклада действия вкладчика по передаче банку соответствующей денежной суммы (внесение ее в кассу банка либо поступление безналичных денежных средств на корреспондентский счет банка) остаются за рамками договорных обязательств по договору банковского вклада, что и позволяет квалифицировать данный договор в качестве одностороннего договорного обязательства.

Кстати, данное обстоятельство (односторонний характер договора банковского вклада) делает возможность оформлять обязательство банка по выдаче вклада и выплате процентов на вклад путем выдачи ценных бумаг, к каковым относятся сберегательная книжка на предъявителя (п. 1 ст. 843 ГК), а также сберегательный и депозитный сертификаты (п. 1 ст. 844 ГК). В последнем случае вряд ли возможно говорить о каузальном характере договора банковского вклада.

В дополнение к названным чертам договора банковского вклада - реальный, возмездный и односторонний характер данного договора, - которые позволяют дать общую характеристику договора банковского вклада как гражданско-правового договорного обязательства, можно назвать некоторые особенности указанного договора, отличающие его в том числе и от иных таких же реальных, возмездных и односторонних договоров и составляющие признаки договора банковского вклада.

Во-первых, объектом данного договора могут служить только денежные средства (как наличные, так и безналичные), которые передаются вкладчиком банку. В силу своей заменимости и обезличенности денежные средства не могут просто "храниться" в банке, на который по той же причине не может быть возложена обязанность по выдаче тех же денежных средств, которые были внесены вкладчиком. Этой своей особенностью (специфика объекта) договор банковского вклада отличается от таких реальных и возмездных договоров, как договор хранения и договор доверительного управления имуществом, содержание которых включает в себя обязанность соответственно хранителя и доверительного управляющего по возврату контрагенту принятого от последнего имущества.

Во-вторых, отмеченная специфика объекта договора банковского вклада имеет своим следствием то обстоятельство, что наличные деньги вкладчика передаются последним в собственность банка, а безналичные деньги - в полное распоряжение банка. Соответствующие действия вкладчика являются необходимым условием возникновения обязательства по договору банковского вклада, согласно которому на стороне вкладчика появляется право требовать от банка выдачи суммы вклада и выплаты процентов на нее, а на стороне банка - соответствующая обязанность. Из договора банковского вклада, заключение которого обусловлено передачей денежных средств вкладчика в собственность (в распоряжение) банка, может возникнуть лишь обязательственное правоотношение с участием вкладчика (в качестве кредитора) и банка (в качестве должника).

В-третьих, содержание договора банковского вклада в значительной мере определяется императивными нормами ГК и не может произвольно по воле сторон расширяться или сужаться по сравнению с тем, как оно определено законодательством. В рамках императивно установленного содержания договора, которое включает в себя право требования вкладчика выдачи суммы вклада и выплаты процентов на нее и соответствующую обязанность банка, стороны наделены некоторой инициативой лишь в определении условий возврата суммы вклада, не противоречащих закону (п. 1 ст. 837 ГК).

Отмеченная черта отличает договор банковского вклада от договора займа, условия которого регламентируются в основном диспозитивными нормами, что дает возможность сторонам значительным образом изменять содержание договора, например: освободить заемщика от уплаты процентов (п. 1 ст. 809 ГК); определить в договоре последствия утраты обеспечения обязательств заемщиком (ст. 813 ГК); предусмотреть договорное условие об использовании заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем) и последствия нарушения этого условия (ст. 814 ГК).

В-четвертых, возможность учета денежных средств, вносимых вкладчиком (или на его имя), на банковском счете (депозитном счете) позволяет применять к договору банковского вклада конструкцию договора в пользу третьего лица (ст. 842 ГК), что в принципе исключено по отношению к договору займа, который может считаться заключенным лишь с момента передачи (вручения) денежной суммы заемщику.

В-пятых, существенными особенностями отличается порядок исполнения обязательства, вытекающего из договора банковского вклада. В отличие от многих других гражданско-правовых договоров, где должник должен предпринимать активные действия по исполнению обязательства, в договоре банковского вклада банк, будучи должником в договорном обязательстве, может совершать действия по его исполнению (выдаче суммы вклада либо ее перечислению на банковский счет вкладчика) только по требованию (поручению) вкладчика. Инициативное исполнение банком обязательства по договору банковского вклада (при отсутствии соответствующего требования вкладчика) не допускается, стало быть, у банка как должника в обязательстве, вытекающем из договора банковского вклада, отсутствует возможность прекратить указанное обязательство надлежащим исполнением.

Даже в тех случаях, когда договором банковского вклада установлен срок исполнения обязательства (срочный вклад) либо условие, при наступлении которого банк должен исполнить свое обязательство (условный вклад), наступление указанного срока или выполнение необходимого условия само по себе (без требования вкладчика) не означает, что банк может наконец предоставить кредитору возложенное на него исполнение и тем самым прекратить обязательство. Для таких случаев предусмотрены иные последствия: соответствующий договор банковского вклада считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором (п. 4 ст. 837 ГК).

В-шестых, в договоре банковского вклада обязанность должника (банка) перед кредитором (вкладчиком) по выплате процентов за пользование суммой вклада носит относительно самостоятельный характер. Более того, начисленные банком, но не выплаченные вкладчику проценты (в силу отсутствия соответствующего требования последнего) увеличивают сумму вклада, в результате чего проценты за последующие периоды пользования вкладом начисляются как на основную сумму вклада, так и на ранее начисленные, но не выплаченные проценты, увеличивающие сумму вклада. Отмеченная особенность отличает договор банковского вклада от договора денежного займа, кредита, да и всех остальных гражданско-правовых договоров, возлагающих на одного из контрагентов денежное долговое обязательство (включая обязательство коммерческого кредита), где начисление процентов производится лишь на сумму первоначально образовавшегося долга, а выплата "процентов на проценты" (сложных процентов) по общему правилу не допускается.

В-седьмых, в договоре банковского вклада обязательство должника (банка), включающее в себя обязанности последнего по выдаче суммы вклада и выплате процентов (что характерно также для таких договоров, как договоры займа или кредита), дополняется обязанностью постоянно иметь в наличии определенную денежную сумму, имея в виду, что основная обязанность банка по выдаче суммы вклада и выплате процентов должна быть исполнена по первому требованию вкладчика (исключение составляют лишь срочные вклады юридических лиц).

Отмеченные особенности договора банковского вклада (в своей совокупности) позволяют отграничить данный договор от любых иных гражданско-правовых договоров, включая и те из них, которые, так же как и договор банковского вклада, относятся к реальным, односторонним и возмездным договорам.

 

Особенности правового регулирования

 

В первом комментарии к части второй ГК, подготовленном ее разработчиками, Е.А. Суханов отмечал следующую особенность правового регулирования договора банковского вклада: "Отношения по договору банковского вклада впервые в нашем правопорядке стали предметом столь тщательной регламентации на уровне закона. Ранее законодатель обычно ограничивался лишь упоминанием об этом договоре, отсылая затем к различным подзаконным ведомственным актам... Это давало возможность регулировать данные отношения с учетом интересов прежде всего кредитных учреждений-услугодателей, а в содержании регулирования явно преобладали ведомственные правила, не всегда доступные клиентуре для ознакомления. Новый ГК исходит из того, что данные отношения как разновидность гражданско-правовых договорных обязательств в своей основе должны регулироваться федеральным законом, а не ведомственными правилами и обычаями банковской практики" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 451 (автор комментария - Е.А. Суханов).

 

Действительно, нормы, содержащиеся в гл. 44 ГК "Банковский вклад", отличаются тем, что практически не содержат отсылок к банковским правилам и применяемым в банковской практике обычаям делового оборота. Такая возможность предусмотрена лишь в отношении регулирования формы документов (наряду с предусмотренными ГК сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом), удостоверяющих внесение вкладчиком денежной суммы в качестве банковского вклада.

Более того, правила о договоре банковского счета, предназначенные для регулирования отношений с участием граждан (в качестве вкладчиков), также по преимуществу носят императивный характер. Если и предусматривается возможность иного регулирования по сравнению с нормами, содержащимися в ГК, то источником такого регулирования может служить лишь иной федеральный закон, а не условия конкретного договора банковского вклада.

Наряду с "повышенным содержанием" императивной составляющей в гражданско-правовом регулировании отношений по договору банковского вклада важная роль в регулировании соответствующих правоотношений отводится публичному праву. В некоторых случаях сам ГК предусматривает необходимость именно публично-правового регулирования отношений, связанных с договором банковского вклада, например когда обусловливает право на привлечение денежных средств во вклады наличием у банка лицензии на осуществление банковской деятельности (п. 1 ст. 835) или когда устанавливает обязанность банков обеспечивать возврат вкладов граждан путем обязательного страхования (п. 1 ст. 840).

Кроме того, с точки зрения публичного права сделки по привлечению вкладов граждан и юридических лиц входят в число основных банковских операций и банковских сделок, подпадающих под действие специального законодательства о банковском регулировании и банковском надзоре. В соответствии с Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" <*> (далее - Закон о банках и банковской деятельности) обязанность всех банков заключается в том, что всякий банк, претендующий на осуществление деятельности по привлечению денежных средств во вклады и по ведению счетов физических лиц, должен быть участником системы страхования вкладов. Статус участника системы страхования вкладов налагает на банк дополнительные обязанности, в частности уплачивать страховые взносы в фонд обязательного страхования вкладов; предоставлять вкладчикам информацию о своем участии в системе страхования вкладов, о порядке и размерах получения возмещения по вкладам; размещать информацию о системе страхования вкладов в доступных для вкладчиков помещениях банка; вести учет обязательств банка перед вкладчиками, позволяющий банку сформировать на любой день реестр обязательств банка перед вкладчиками по форме, которая устанавливается Банком России <**>.

--------------------------------

<*> Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 27. Ст. 357; СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492; 2003. N 27. Ст. 2700; N 50. Ст. 4855; N 52. Ст. 5033.

<**> См. ст. 6 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" (СЗ РФ. 2003. N 52. Ст. 5029) (далее - Закон о страховании вкладов).

 

В области публичного права (законодательства о банковском регулировании и надзоре) не ставится и не может ставиться задача урегулирования частноправовых отношений, складывающихся между банками и их клиентами, в том числе вытекающих из договора банковского вклада. Здесь решаются другие проблемы, а именно: обеспечение стабильности банковской системы, защита прав и законных интересов вкладчиков и иных кредиторов кредитных организаций.

В этих целях всякая кредитная организация обязана осуществлять классификацию своих активов, выделяя сомнительные и безнадежные долги, и создавать резервы (фонды) на покрытие возможных убытков в порядке, устанавливаемом Банком России. Кредитная организация в своей деятельности должна также соблюдать устанавливаемые Банком России обязательные нормативы, в частности: минимальный размер уставного капитала вновь создаваемых кредитных организаций; минимальный размер собственных средств (капитала) для действующих кредитных организаций; максимальный размер крупных кредитных рисков; максимальный размер риска на одного кредитора (вкладчика); максимальный размер привлеченных денежных вкладов (депозитов) населения; нормативы достаточности капитала; нормативы ликвидности кредитной организации; минимальный размер резервов кредитной организации <*>.

--------------------------------

<*> См. ст. 62 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" // СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790; 2003. N 2. Ст. 157; N 52. Ст. 5032.

 

В случае нарушения кредитной организацией требований законодательства, нормативных актов и предписаний Банка России, непредоставления или предоставления неполной или недостоверной информации Банк России в порядке осуществления банковского надзора вправе требовать от кредитной организации устранения выявленных нарушений либо ограничивать проведение отдельных операций на срок до шести месяцев. При невыполнении в установленный Банком России срок предписания об устранении нарушений, а также если эти нарушения или совершаемые кредитной организацией операции создали реальную угрозу интересам кредиторов (вкладчиков), Банк России имеет право потребовать от кредитной организации осуществления мероприятий по ее финансовому оздоровлению, в том числе изменения структуры активов; замены руководителей кредитной организации; реорганизации кредитной организации. В указанных случаях Банк России также наделен правом изменить для соответствующей кредитной организации обязательные нормативы на срок до шести месяцев; ввести запрет на осуществление отдельных банковских операций, предусмотренных выданной лицензией, на срок до одного года, а также на открытие филиалов кредитной организации на срок до одного года; назначить временную администрацию по управлению кредитной организацией; наконец, отозвать лицензию на осуществление банковских операций (ст. 75 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 85-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)").

При определении соотношения публично-правового и частноправового регулирования отношений в сфере банковских сделок чрезвычайно важно понимать, что отдельные нормы, содержащиеся в законодательстве о банковском регулировании и надзоре, которые в той или иной степени затрагивают условия соответствующих сделок, представляют собой требования, предъявляемые к деятельности кредитных организаций, и характеризуются направленностью на обеспечение защиты прав и законных интересов вкладчиков и иных кредиторов кредитных организаций. Однако указанные нормы банковского законодательства, являясь публично-правовыми требованиями к кредитным организациям, никак не могут конкурировать с гражданско-правовым регулированием соответствующих договорных обязательств, тем более что указанные нормы банковского законодательства формулируют некие единые общие требования к кредитным организациям применительно к целому ряду банковских сделок, в которых они участвуют.

Например, в соответствии со ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом; кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

Как мы видим, в данной статье сформулированы в общей форме единые требования к кредитной организации, вступающей в самые разнообразные договорные отношения со своими клиентами: кредитный договор; договор банковского вклада (депозита); иные договоры, содержащие условия о вознаграждении кредитной организации за оказанные банковские услуги и о сроке действия соответствующих договоров (например, договор об услугах по конвертации рублей в иностранную валюту, договор доверительного управления денежными средствами, договор комиссии, иные представительские сделки и т.п.). Суть этих требований состоит в том, что по общему правилу условие о размере процентных ставок (по кредитным договорам, договорам банковского вклада) и комиссионного вознаграждения (по иным договорам) должно определяться кредитной организацией по соглашению с клиентом (иное может быть установлено федеральным законом), и в том, что названное условие, а также условие о сроке действия указанных договоров не могут изменяться кредитной организацией в одностороннем порядке (иное может быть установлено федеральным законом или договором). Никакого иного правового смысла изложенные правила не содержат.

Совершенно очевидно, что названные общие требования, предъявляемые банковским законодательством к кредитным организациям, должны применяться в рамках гражданско-правового регулирования договоров, в которых участвуют кредитные организации, и в зависимости от того, как соответствующие условия конкретных видов договоров урегулированы в гражданском законодательстве.

К примеру, договор банковского вклада, заключенный на условиях выдачи вклада по первому требованию вкладчика (вклад до востребования), вообще не содержит условия о сроке его действия. Поэтому здесь требование банковского законодательства о недопустимости одностороннего изменения кредитной организацией условия о сроке действия данного договора (за исключением случаев, когда это предусмотрено законом или договором) оказывается бессмысленным.

Не менее бессмысленным и абсурдным представляется толкование правила о том, что кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), а также комиссионное вознаграждение, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом, как нормы, допускающей, вопреки положению, содержащемуся в п. 3 ст. 838 ГК, одностороннее уменьшение банком размера процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении определенных обстоятельств, если право банка на такие действия предусмотрено не только законом (как это определено в п. 3 ст. 838 ГК), но и договором. А ведь до недавнего времени именно такой подход преобладал в банковской практике!

Другой пример. В ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности имеется норма, согласно которой в договорах, заключаемых между кредитными организациями и их клиентами (всех без исключения?!), должны быть указаны процентные ставки по кредитам и вкладам (депозитам), стоимость банковских услуг и сроки их выполнения, в том числе сроки обработки платежных документов, имущественная ответственность сторон за нарушения договора, включая ответственность за нарушение обязательств по срокам осуществления платежей, а также порядок его расторжения и другие существенные условия договора.

Следуя той же логике, попробуем ответить на вопрос: можно ли приведенную норму рассматривать в качестве правила, определяющего круг существенных условий всякого договора, заключаемого банком с его клиентом? Ответ представляется совершенно очевидным: конечно нет!

Тот же договор банковского вклада (депозита), как он урегулирован гражданским законодательством, вообще не должен включать в свое содержание условия о стоимости банковских услуг и сроках их выполнения, в том числе о сроках обработки платежных документов (по той причине, что такие услуги в рамках договора банковского вклада банком не оказываются). Что же касается условий об имущественной ответственности сторон за нарушение договора, а также о порядке его расторжения, то они по общему правилу не относятся к существенным условиям договора (всякого, а не только договора банковского вклада), поскольку соответствующие вопросы регулируются нормами законодательства.

Приведенная норма банковского законодательства представляется вдвойне бессмысленной, поскольку она оставляет перечень существенных условий договоров, заключаемых кредитными организациями с их клиентами, открытым.

Очевидно, что круг существенных условий гражданско-правовых договоров, в том числе договоров, заключаемых между кредитными организациями и их клиентами, должен определяться гражданским законодательством, а никак не банковским законодательством, призванным обеспечить публично-правовое регулирование соответствующих отношений.

 

 

 Смотрите также:

  

Договоры о займе, банковском кредите и факторинге.

Кредитный договор (договор банковской ссуды). Заключение и оформление кредитного договора. Банковские ссуды гражданам. Договор займа по российскому гражданскому праву. Признаки договора займа.

 

Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является...

В договоре банковского вклада устанавливается размер выплачиваемых вкладчику процентов.
договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если.

 

33.1. Виды вкладов. Договор банковского вклада

Договор банковского вклада. Вклад, или депозит, — это денежные средства в наличной или безналичной форме, в национальной или иностранной
До этого момента правами вкладчика может воспользоваться лицо, внесшее вклад и заключившее договор банковского вкла