ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО СЧЕТА

 

Ответственность сторон по договору банковского счета

  

 

В гл. 45 ГК имеется специальное правило об ответственности банка за ненадлежащее совершение операций по счету. В соответствии со ст. 856 ГК в случаях несвоевременного зачисления на счет поступивших клиенту денежных средств либо их необоснованного списания банком со счета, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и размере, предусмотренных ст. 395 ГК.

 

Несмотря на имеющуюся в ст. 856 ГК ссылку на ст. 395, предусмотренная в ст. 856 мера ответственности, подлежащая применению к банкам в случае ненадлежащего совершения операций по банковским счетам, не может быть квалифицирована как ответственность за просрочку исполнения денежного обязательства в форме процентов годовых за пользование денежными средствами.

 

В связи с этим следует заметить, что судебно-арбитражная практика, формировавшаяся в период после введения в действие части первой ГК (включающей ст. 395) и до введения в действие части второй ГК (содержащей ст. 856), т.е. в период с 1 января 1995 г. по 1 марта 1996 г., изначально исходила из того, что на стороне банка в договоре банковского счета не имеется денежного долгового обязательства перед владельцем счета, а суть обязанностей банка заключается в исполнении для клиента банковских операций и услуг. Поэтому уже в тот период (до введения в действие части второй ГК) судебно-арбитражная практика исключала возможность применения к банкам процентов, предусмотренных ст. 395 ГК.

 

Так, по одному из дел акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к коммерческому банку о взыскании процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, в связи с несвоевременным зачислением на его счет денежной суммы, уплаченной его контрагентами. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривавший дело в порядке надзора, признал, что у акционерного общества отсутствует материально-правовое основание для взыскания процентов по ст. 395 ГК, поскольку данная статья применяется за нарушение денежного обязательства. Исходя из норм ГК, действовавших до введения в действие части второй Кодекса, у банка, привлеченного к выполнению поручения клиента, не могло быть денежного обязательства, он лишь выполнял свою расчетную операцию по переводу денежных средств <*>.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 1996. N 10. С. 96 - 97.

 

Установление в части второй ГК (ст. 856) специальной меры ответственности банка за ненадлежащее совершение операций по счету, пусть и в виде процентов, размер которых и порядок взыскания "привязаны" к ст. 395 ГК, не могло повлиять на правовую природу соответствующих отношений. Дело в том, что проценты, подлежащие взысканию с банка за нарушение правил совершения расчетных операций (ст. 856 ГК), по своей правовой природе не являются собственно процентами за пользование чужими денежными средствами, установленными ст. 395 ГК. Указанная мера ответственности представляет собой неустойку за неисполнение или ненадлежащее исполнение банком своих обязанностей по договору банковского счета.

Как верно замечает С.В. Сарбаш, "у банка отсутствует денежное обязательство перед клиентом", а поэтому "речь о процентах за неисполнение такого обязательства вести... не следует, ибо здесь нет денежного обязательства, за нарушение которого и взыскиваются соответствующие проценты" <*>. При этом он обращает внимание на то, что "законодатель в качестве ответственности банка за неисполнение обязательств по договору банковского счета установил законную неустойку. Однако если обязательство банка является денежным, то этого можно было бы и не делать, ибо в этом случае действовала бы общая норма ГК, касающаяся ответственности за неисполнение денежных обязательств (статья 395 ГК)" <**>.

--------------------------------

<*> Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 177.

<**> Там же. С. 182.

 

Позже, уже формируя судебную практику применения норм о процентах, содержащихся как в части первой, так и в части второй ГК, высшие судебные инстанции поддержали отмеченный подход арбитражных судов к квалификации предусмотренной ст. 856 ГК меры ответственности, подлежащей применению к банкам в случаях ненадлежащего совершения операций по счетам в качестве законной неустойки. В соответствии с п. 21 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" при рассмотрении споров, связанных с применением к банкам ответственности, предусмотренной ст. 856 ГК, суды и арбитражные суды должны исходить из того, что банк обязан зачислять денежные средства на счет клиента, выдавать или перечислять их в сроки, предусмотренные ст. 849 ГК. При просрочке исполнения этой обязанности банк уплачивает клиенту неустойку за весь период просрочки в размере учетной ставки банковского процента на день, когда операция по зачислению, выдаче или перечислению денежных средств была произведена.

Итак, ст. 856 ГК предусмотрена ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по счету в форме законной неустойки. Причем норма об указанной законной неустойке носит императивный характер, и, стало быть, кредитор (владелец счета) вправе требовать ее уплаты независимо от того, предусмотрена ли ее уплата соглашением сторон, при этом ее размер может быть увеличен соглашением сторон (ст. 332 ГК).

Названные законоположения охватывают случаи неисполнения или ненадлежащего исполнения банком обязательств как по ведению счета клиента (несвоевременное зачисление на счет поступивших денежных средств, необоснованное списание средств со счета), так и по выполнению распоряжений владельца счета о перечислении либо выдаче средств со счета.

Несвоевременное зачисление банком денежных средств на счет клиента может служить основанием для взыскания неустойки, предусмотренной ст. 856 ГК, в случаях, когда поступившие на счет денежные средства зачислены банком на счет позже дня, следующего за днем их поступления в банк, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета (п. 1 ст. 849 ГК). Кроме того, данная неустойка подлежит также взысканию с банка, не обеспечившего зачисление поступивших денежных средств на счет клиента. По этому поводу Л.Г. Ефимова пишет: "Частным случаем несвоевременного зачисления является ситуация, когда причитающиеся владельцу счета средства вообще не были зачислены на его счет ("незачисление" средств). Если спорная сумма по ошибке оказалась на счете другого лица, то данные действия следует квалифицировать как незачисление денег на счет получателя" <*>.

--------------------------------

<*> Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 294.

 

Необоснованное списание денежных средств со счета клиента влечет применение к банку ответственности в виде неустойки, установленной ст. 856 ГК, во всех случаях, когда списание денежных средств со счета клиента произведено банком при отсутствии соответствующего распоряжения либо решения суда о взыскании с этого банка денежных средств и возможность такого списания (без распоряжения владельца счета) не предусмотрена законодательством (ст. 854 ГК).

В Постановлении пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 (п. 21) указано, что при необоснованном списании, т.е. списании, произведенном в сумме, большей, чем предусматривалось платежным документом, а также списании без соответствующего платежного документа либо с нарушением требований законодательства, неустойка начисляется со дня, когда банк необоснованно списал средства, и до их восстановления на счете по учетной ставке Банка России на день восстановления денежных средств на счете. Если же требование удовлетворяется в судебном порядке, то ставка процентов должна быть определена на день предъявления иска либо на день вынесения решения.

Невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета как основание ответственности банка по ст. 856 ГК включает в себя также несвоевременное выполнение банком соответствующих распоряжений владельца счета. При этом имеется в виду, что банк обязан по распоряжению клиента выдавать или перечислять со счета денежные средства клиента не позднее дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если иные сроки не предусмотрены законом, изданными в соответствии с ним банковскими правилами или договором банковского счета (ст. 849 ГК).

По этому поводу в Постановлении пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 имеется разъяснение, согласно которому просрочка банка в перечислении денежных средств является основанием для уплаты неустойки согласно ст. 856 ГК, если при внутрибанковских расчетах средства не были зачислены на счет получателя в том же банке в срок, установленный ст. 849 ГК, а при межбанковских расчетах - если поручения, обеспеченные предоставлением соответствующего покрытия (наличием средств на корреспондентском счете банка-плательщика у банка-посредника), не переданы в этот срок банку-посреднику.

Правда, приведенное разъяснение (в части, касающейся межбанковских расчетов) вызвало неадекватную реакцию в юридической литературе. Например, Д.А. Медведев интерпретировал указанное разъяснение высших судебных инстанций следующим образом: "Указанное толкование защищает банки, но едва ли обрадует их клиентов. Его можно понять буквально так: при наличии средств на расчетном счете клиента, но и при их отсутствии на корреспондентском счете его банка в любом банке-посреднике, включая расчетно-кассовый центр Банка России, банк-плательщик не рассматривается в качестве просрочившего, даже если он формально списал деньги с расчетного счета клиента, но не списал их со своего корреспондентского счета, а поместил в картотеку неоплаченных счетов... Во всяком случае клиент не должен страдать от временного отсутствия денег на корреспондентском счете банка и вправе требовать уплаты ему процентов (неустойки) на началах ответственности последнего за риск (ст. 401 ГК)" <*>.

--------------------------------

<*> Медведев Д.А. Указ. соч. С. 533.

 

Иного рода сомнения высказаны С.В. Сарбашем, который полагает, что "такая оговорка (о наступлении ответственности при условии наличия соответствующего покрытия банка-плательщика у банка-посредника. - В.В.) была установлена для того, чтобы определить субъекта ответственности. Если банк-плательщик имеет соответствующее денежное покрытие в банке-посреднике и своевременно передал в этот банк платежное поручение клиента, то есть совершил все необходимые действия для надлежащего выполнения услуги по переводу денежных средств, ответственность, установленная статьей 856 ГК, к нему не применяется". "Конечно, такой подход, - делает вывод С.В. Сарбаш, - имеет под собой определенные основания, однако нам он представляется небесспорным. Клиент банка-плательщика, как известно, не имеет договорных отношений с банком-посредником... Если нарушение, приводящее к просрочке исполнения поручения клиента, совершено банком-посредником, клиент не имеет возможности защитить свои права посредством взыскания неустойки, установленной статьей 856 ГК, ибо она применяется лишь во взаимоотношениях между клиентом и банком-плательщиком" <*>.

--------------------------------

<*> Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 175 - 176.

 

Вариант прочтения разъяснения высших судебных инстанций, предложенный Д.А. Медведевым, не имеет ничего общего с существом соответствующего разъяснения (даже в его буквальном значении). Содержащееся в Постановлении пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 положение о том, что просрочка банка в перечислении денежных средств при межбанковских расчетах, которая является основанием для уплаты неустойки по ст. 856 ГК, имеет место в случаях, когда поручения, обеспеченные предоставлением соответствующего покрытия (наличием средств на корреспондентском счете банка плательщика у банка-посредника), не переданы в этот срок банку-посреднику, может означать лишь то, что своевременная передача банку-посреднику поручения, не обеспеченного указанным покрытием (наличием средств на корреспондентском счете), не может признаваться надлежащим выполнением указания клиента о перечислении денежных средств и также влечет применение к банку плательщика ответственности, предусмотренной ст. 856 ГК.

Сомнения, высказанные С.В. Сарбашем, относительно того обстоятельства, что разъяснение высших судебных инстанций делает невозможным применение ответственности к банку плательщика, своевременно передавшему банку-посреднику поручение клиента, обеспеченное денежным покрытием (наличием средств на корреспондентском счете у банка-посредника), т.е. выполнившему все необходимые действия по договору банковского счета, сводятся к тому, что защита прав владельца счета оказывается ослабленной в связи с невозможностью применения к банку плательщика ответственности, предусмотренной ст. 856 ГК, за нарушения, допущенные банком-посредником. Такая позиция, бесспорно, имеет право на существование. Однако же указанная ответственность банка в форме законной неустойки установлена лишь на случай невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств либо об их выдаче со счета (ст. 856 ГК) и не охватывает случаи неисполнения или ненадлежащего исполнения банком обязательств по проведению других операций по счету, в том числе операций по банковскому переводу. Отмеченное обстоятельство не означает, что права владельца счета в подобных ситуациях, в частности когда нарушения правил совершения расчетных операций допускаются иными банками, привлеченными для осуществления банковского перевода, остаются незащищенными. Напротив, в ГК (гл. 46) на этот случай предусмотрены специальные правила об ответственности банка, являющегося стороной по договору банковского счета, а также привлекаемых им других банков применительно к различным формам безналичных расчетов (ст. ст. 866, 872, п. 3 ст. 874).

В Постановлении пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 (п. 22) имеется разъяснение о порядке применения ответственности за нарушение правил совершения расчетных операций при расчетах платежными поручениями. Согласно этому разъяснению при рассмотрении споров, связанных с применением к банкам ответственности за ненадлежащее осуществление расчетов, суды должны учитывать, что если нарушение правил совершения расчетных операций при расчетах платежными поручениями повлекло неправомерное удержание денежных средств, то банк, а также банк, привлеченный к исполнению поручения, уплачивают плательщику проценты, предусмотренные ст. 395, на основании ст. 866 ГК. Неправомерное удержание имеет место во всех случаях просрочки перечисления банком денежных средств по поручению плательщика. В случае неосновательного удержания денежных средств при исполнении платежного поручения банком, обслуживающим плательщика (владельца счета), последний вправе предъявить либо требование об уплате неустойки, предусмотренной ст. 856, либо требование об уплате процентов на основании ст. 866 ГК.

Что же касается непосредственно неустойки, предусмотренной ст. 856 ГК, то основанием для ее применения, как это следует из содержания правовой нормы, служит "невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета". Следовательно, данной мерой ответственности охватывается не только несвоевременное списание банком денежных средств со счета клиента, но и непринятие банком необходимых мер по дальнейшему перечислению списанных со счета денежных средств во исполнение распоряжения владельца счета. Во всяком случае именно такой подход можно обнаружить в надзорной практике Высшего Арбитражного Суда РФ.

Так, по одному из дел таможня обратилась в арбитражный суд с иском о понуждении немедленно исполнить обязательства по перечислению денежных средств по валютным переводам, а также о взыскании с ответчика неустойки по договору об открытии и ведении счета таможни в иностранной валюте.

Решением арбитражного суда исковые требования были удовлетворены: арбитражный суд обязал банк не позднее следующего дня после вступления решения в законную силу перечислить денежные средства по реквизитам, указанным в заявлениях на переводы, а также взыскал с ответчика неустойку в сумме 500000 руб., уменьшив ее размер на основании ст. 333 ГК. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд округа в порядке кассации отменил названные судебные акты и в иске отказал исходя из следующего: требование об исполнении платежного поручения (заявления на перевод) представляет собой по существу иск об обязании ответчика исполнить поручения истца и передать имущество (денежные средства) истца-плательщика третьему лицу, не участвующему в деле, - получателю средств; порядок исполнения такого рода требований законодательно не установлен, вследствие чего истец выбрал ненадлежащий способ защиты гражданского права. Что касается неустойки, то в соответствии с договором стороны предусмотрели ответственность банка за несвоевременное списание средств со счета таможни в виде неустойки в размере 0,1% от несвоевременно списанной суммы за каждый банковский день задержки, в то время как ответчик своевременно списал денежные средства со счета истца, однако не перечислил их по назначению. Основание или предмет иска истец не изменял, в связи с чем ответственность, предусмотренная ст. 856 ГК, не могла быть применена.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагалось состоявшиеся судебные акты отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Президиум признал, что протест подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела следовало, что между сторонами заключен договор об открытии и ведении счета таможни в иностранной валюте - долларах США. Таможня представила в банк заявления на исполнение 12 валютных переводов на общую сумму 172370 дол. США с требованием о перечислении валюты на счета Государственного таможенного комитета РФ для ее зачисления в федеральный бюджет. Спорные суммы были списаны со счета таможни, но не перечислены с корреспондентского счета банка-плательщика по назначению, что послужило поводом для обращения таможни в арбитражный суд с иском о понуждении банка исполнить обязательства в натуре и о взыскании неустойки.

Как было указано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, отказывая в удовлетворении искового требования о понуждении банка исполнить обязанность в натуре, суд кассационной инстанции исходил из того, что истец выбрал ненадлежащий способ защиты своего нарушенного права, исполнение которого не предусмотрено Федеральным законом "Об исполнительном производстве" или иными правовыми актами Российской Федерации.

В то же время обязанность исполнять платежные поручения клиента прямо установлена ст. 845 ГК и условиями договора об открытии и ведении счета таможни в иностранной валюте. При неисполнении этого обязательства к ответчику могут быть применены меры ответственности, предусмотренные законом или договором.

Выводы суда кассационной инстанции о том, что банковская операция по платежным поручениям, за ненадлежащее исполнение которой банк привлекается к ответственности, исчерпывается списанием средств со счета клиента, не основаны на законодательстве и смысле договора в целом и в такой интерпретации лишают банковские операции по исполнению платежных поручений клиентов всякого практического смысла. Расчетная операция по исполнению платежного поручения представляет собой не только списание денежных средств со счета клиента, но и принятие мер по их дальнейшему перечислению. Договор предусматривает обязанность банка осуществлять перечисление денежных средств, находящихся на счете таможни, не позднее следующего дня после получения платежного поручения.

Следовательно, ответственность банка-плательщика не ограничивается своевременным списанием денежных средств со счета клиента. Банк обязан также совершить необходимые действия, обеспечивающие перечисление средств в соответствии с исполняемыми платежными поручениями.

Таким образом, суд первой инстанции правильно взыскал с ответчика договорную неустойку, в связи с чем в части отказа во взыскании неустойки постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене, а решение суда первой инстанции - оставлению в силе <*>.

--------------------------------

<*> См. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2000 г. N 7883/99 // СПС "КонсультантПлюс".

 

Как можно видеть, приведенный пример свидетельствует о том, что по вопросу о сфере применения ответственности, предусмотренной ст. 856 ГК, судебно-арбитражная практика занимает совершенно определенную позицию: взыскание предусмотренной данной статьей неустойки распространяется не только на факты несвоевременного списания банком денежных средств со счета клиента на основании распоряжения последнего о перечислении денежных средств, но и на случаи непринятия банком надлежащих мер по дальнейшему перечислению списанных денежных средств.

Вместе с тем о реальной ответственности банков можно говорить лишь в том случае, если за нарушение обязательств по договорам банковского счета они возмещают клиентам убытки. Такая возможность не исключалась арбитражно-судебной практикой и ранее (до введения в действие части второй ГК). Правда, взыскание убытков сдерживалось тем, что указанные убытки подлежали возмещению лишь за счет банка-контрагента по договору банковского счета по иску владельца этого счета, хотя зачастую этому банку приходилось отвечать за действия иных банков, привлеченных к исполнению соответствующих банковских операций. Однако данное обстоятельство не могло служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку банк как сторона обязательства, связанного с предпринимательской деятельностью, отвечает без учета его вины в допущенных нарушениях обязательства (п. 3 ст. 401 ГК). Поэтому задача клиентов заключалась лишь в том, чтобы обосновать свои исковые требования о взыскании убытков надлежащими доказательствами, подтверждающими как факт наличия убытков, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением банком своих обязанностей, так и их размер.

В гл. 45 ГК, где сосредоточены правовые нормы, регулирующие договор банковского счета, отсутствуют какие-либо специальные правила об ответственности сторон этого договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств в форме возмещения убытков. Это может означать лишь то, что нарушение договора банковского счета влечет применение общего правила, предусмотренного п. 1 ст. 393 ГК: должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Учитывая, что за несвоевременное зачисление на счет поступивших клиенту денежных средств либо за их необоснованное списание банком со счета, а также за невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и размере, предусмотренных ст. 395 ГК; в этих случаях убытки могут быть взысканы с банка лишь в части, не покрытой неустойкой, поскольку указанная неустойка носит зачетный характер (п. 1 ст. 394, ст. 856 ГК).

Отмеченные общие положения об ответственности банка за нарушение условий договора банковского счета нашли отражение также в правилах, регламентирующих отдельные формы безналичных расчетов. Так, в соответствии с п. 1 ст. 866 ГК в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения платежного поручения клиента банк несет ответственность по основаниям и в размерах, которые предусмотрены гл. 25 Кодекса. Согласно п. 1 ст. 872 ГК ответственность за нарушение условий аккредитива перед плательщиком несет банк-эмитент (т.е. банк, являющийся контрагентом плательщика по договору банковского счета). При расчетах по инкассо в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения поручения клиента банк-эмитент несет перед ним ответственность по основаниям и в размере, которые предусмотрены гл. 25 ГК (п. 3 ст. 874).

Применительно к отдельным формам безналичных расчетов (т.е. к отдельным расчетным операциям, выполняемым банком по договору банковского счета на основании распоряжений владельца счета) в гл. 46 ГК предусмотрены специальные правила об ответственности, вызванные исключительно тем обстоятельством, что в осуществлении соответствующих банковских операций принимают участие иные банки, привлеченные банком, являющимся субъектом договора банковского счета, которые при этом оказываются в положении третьих лиц, осуществляющих исполнение возложенного на них обязательства банка, принявшего соответствующее поручение от своего клиента - владельца счета. Суть этих специальных правил сводится к тому, что в порядке исключения из общего правила, согласно которому банк, обслуживающий клиента по договору банковского счета, несет перед владельцем счета ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение распоряжения последнего по проведению банковских операций, при применении соответствующих форм безналичных расчетов ответственность может быть возложена на иные банки, привлеченные к исполнению банковских операций и допустившие нарушение правил их совершения. Впрочем, в данном случае законодатель лишь воспользовался возможностью, вытекающей из ст. 403 ГК, согласно которой должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Речь идет о следующих специальных правилах. В соответствии с п. 2 ст. 866 ГК в случаях, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения имело место в связи с нарушением правил совершения расчетных операций банком, привлеченным для исполнения платежного поручения плательщика, ответственность может быть возложена судом на этот банк. Согласно п. 3 ст. 874 ГК при расчетах в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения поручения клиента банк-эмитент несет перед ним ответственность, однако если неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения клиента имело место в связи с нарушением правил совершения расчетных операций исполняющим банком, ответственность перед клиентом может быть возложена на этот банк. Наконец, при применении расчетов по аккредитиву в случае неправильной выплаты исполняющим банком денежных средств по покрытому или подтвержденному аккредитиву вследствие нарушения условий аккредитива ответственность перед плательщиком может быть возложена на исполняющий банк (п. 3 ст. 872 ГК).

Когда мы говорим об ответственности банка в форме возмещения убытков, причиненных владельцу счета неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договору банковского счета, первостепенное значение приобретает вопрос об основании и условиях такой ответственности.

В качестве основания ответственности банка следует признать любое нарушение договора банковского счета, выразившееся в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства по этому договору. Нам уже приходилось ранее обращать внимание на то, что всякое неисполнение или ненадлежащее исполнение договора является a priori нарушением норм права. Это вытекает из положения, содержащегося в ст. 309 ГК, согласно которому обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. И только в тех случаях, когда должник ссылается на имевшие место в ходе исполнения договора обстоятельства, свидетельствующие о невозможности исполнения обязательства или об отсутствии вины должника в его нарушении (когда наличие вины требуется по закону), оценка противоправности неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства приобретает юридическое значение. При этом бремя доказывания наличия всех указанных обстоятельств возлагается на должника <*>.

--------------------------------

 

Примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

 

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 571 - 574.

 

Необходимыми условиями ответственности банка в форме возмещения убытков за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору банковского счета можно признать также наличие негативных последствий в имущественной сфере кредитора (владельца счета), а также причинную связь между допущенным нарушением договора и указанными негативными имущественными последствиями.

Негативные последствия в имущественной сфере кредитора практически совпадают с понятием "убытки", во всяком случае в аспекте, имеющем правовое значение. В этом смысле можно говорить о том, что такие негативные последствия должны быть выражены в форме расходов, которые кредитор (владелец счета) произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права (реальный ущерб), а также неполученных доходов, которые он получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы обязательство было исполнено должником (банком) надлежащим образом (упущенная выгода) <*>.

--------------------------------

<*> См. там же. С. 574.

 

Другое необходимое условие ответственности банка за нарушение договора банковского счета - наличие причинной связи - указывает на прямую зависимость между допущенным банком неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договору и причиненными владельцу счета убытками. При этом одним из признаков такой причинной связи следует считать возможность предвидения соответствующих убытков на момент заключения договора <*>.

--------------------------------

<*> См. там же. С. 582.

 

К сожалению, не вполне однозначно и единообразно в судебно-арбитражной практике решается вопрос о таком условии ответственности банка за нарушение договора банковского счета, как наличие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении договорных обязательств.

Казалось бы, ответ на этот вопрос (весьма простой и очевидный) состоит в том, что банк, для которого исполнение обязательств, вытекающих из договора банковского счета, связано с осуществлением банковской деятельности, несет ответственность за нарушение указанных обязательств, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Причем к таким обстоятельствам не относятся во всяком случае нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Однако нельзя не заметить, что соответствующая правовая норма, устанавливающая приведенное правило (п. 3 ст. 401 ГК), носит диспозитивный характер и предваряет указанное правило оговоркой: "если иное не предусмотрено законом или договором". Данное обстоятельство и порождает проблемы в судебно-арбитражной практике.

Даже в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" можно обнаружить некоторую последовательность в толковании законоположения об ответственности банка как лица, для которого исполнение обязательств по договору банковского счета связано с осуществлением предпринимательской деятельности (п. 3 ст. 401 ГК), применительно к различным ситуациям, связанным с нарушением договорного обязательства.

Например, согласно п. 9 названного Постановления от 19 апреля 1999 г. N 5 из смысла п. 3 ст. 401 ГК следует, что лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, не освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, которое наступило вследствие нарушения обязанности со стороны контрагентов должника.

Поэтому судам необходимо иметь в виду, что банк не может быть освобожден от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по выполнению поручения клиента в случае неисполнения обязательства оказывающей соответствующие услуги службой связи.

При этом необходимо исходить из того, что правила об ограниченной ответственности (ст. 400 ГК) в данных случаях не применяются, так как ограниченная ответственность в силу ст. 68 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи" <*> установлена лишь для соответствующих служб связи, к которым банк не относится.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2895.

 

Как усматривается из приведенного разъяснения, в ситуации, когда нарушение договора банковского счета (скажем, просрочка в исполнении платежного поручения клиента) вызвано ненадлежащим оказанием услуг банку со стороны службы связи, судам предложено неуклонно, невзирая на какие-либо обстоятельства (к примеру, на то, что в договоре банковского счета может содержаться условие об освобождении в подобной ситуации банка от ответственности), применять к банку соответствующую ответственность.

Однако рассмотрим другую весьма типичную ситуацию, когда речь идет об ответственности банка в случае списания им денежных средств со счета клиента и перечисления соответствующих денежных сумм третьим лицам на основе подложных либо фальшивых платежных документов. Толкование того же правила об ответственности банка (п. 3 ст. 401 ГК) содержится в п. 2 Постановления от 19 апреля 1999 г. N 5 и состоит в следующем.

Согласно п. 1 ст. 847 ГК права лиц, осуществляющих от имени клиента распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверяются клиентом путем представления банку документов, предусмотренных законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами и договором банковского счета.

Проверка полномочий лиц, которым предоставлено право распоряжаться счетом, производится банком в порядке, определенном банковскими правилами и договором с клиентом. В случаях передачи платежных документов в банк в письменной форме банк должен проверить по внешним признакам соответствие подписей уполномоченных лиц и печати на переданном в банк документе образцам подписей и оттиска печати, содержащимся в переданной банку карточке, а также наличие доверенности, если она является основанием для распоряжения денежными средствами, находящимися на счете.

Если иное не установлено законом или договором, банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факта выдачи распоряжения неуполномоченными лицами. Суд вправе уменьшить размер ответственности банка, когда будет установлено, что клиент своими действиями способствовал поступлению в банк указанных распоряжений (п. 2 ст. 404 ГК).

Как можно видеть, применительно к рассматриваемой ситуации позиция Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ уже не выглядит столь жесткой и однозначной, как в случае, когда речь шла об ответственности банка за просрочку исполнения поручения владельца счета по причине ненадлежащей работы службы связи: судам предложено учитывать возможность иного регулирования соответствующих отношений со стороны как закона, так и договора.

Отмеченная деталь (непоследовательность толкования одной и той же нормы об ответственности применительно к различным ситуациям) пока не привлекает внимание правоведов, комментирующих соответствующие законоположения и их судебные толкования. Например, Н.Ю. Рассказова пишет: "Как лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, банк несет ответственность независимо от вины, т.е. на началах риска (п. 3 ст. 401 ГК). На таких же началах он отвечает перед своим клиентом за действия лиц, привлеченных им к исполнению поручений клиента, в частности за действия банков-корреспондентов (ст. 403 ГК)" <*>.

--------------------------------

<*> Рассказова Н.Ю. Указ. соч. С. 608.

 

С.В. Сарбаш утверждает: "Банк является, пожалуй, единственным субъектом, который в правоотношениях по банковскому счету имеет возможность предотвратить несанкционированный клиентом перевод. Сам же клиент в подавляющем числе случаев ничего предпринять не может, ибо даже и не знает об осуществлении такого перевода. Правовое регулирование в указанной сфере следует, на наш взгляд, строить, учитывая необходимость стимулирования банков к предотвращению несанкционированных переводов денежных средств" <*>.

--------------------------------

<*> Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 225.

 

С ходом приведенных рассуждений названных авторов и их выводами нельзя не согласиться. Однако значение указанных выводов может быть сведено к нулю расширительным толкованием формулы "если иное не предусмотрено законом или договором", содержащейся в п. 3 ст. 401 ГК и обозначающей диспозитивный характер соответствующей правовой нормы, ссылка на которую имеется и в п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 1999 г. N 5.

Определенные тревожные симптомы, свидетельствующие о возможности такого расширительного толкования, можно встретить в судебно-арбитражной практике: как той, которая складывалась до принятия Постановления от 19 апреля 1999 г., так и той, которая формируется в настоящее время.

Так, еще в феврале 1999 г. Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ было рассмотрено в порядке надзора следующее дело. Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обслуживающему его банковский счет банку о взыскании 419000 руб. неустойки, а также 19000 руб. убытков (в части, не покрытой неустойкой) за необоснованное списание денежных средств со счета истца. Постановлением кассационной инстанции, обжалованным в порядке надзора, требования истца были удовлетворены частично. В заявлении о пересмотре дела в порядке надзора банк ссылался на то, что в заключенном им с истцом договоре банковского счета имелось условие о том, что убытки, связанные с фальсификацией и подлогом платежных документов, несет владелец счета.

В процессе рассмотрения дела в порядке надзора выяснилось, что в банк было предъявлено платежное поручение о перечислении со счета акционерного общества - клиента банка 199000 руб. на покупку облигаций государственного сберегательного займа. В тот же день банк осуществил перевод денежных средств, а облигации были получены представителем истца по его доверенности.

Обнаружив списание денег со своего счета и считая платежное поручение, договор купли-продажи облигаций и доверенность на их получение поддельными, истец обратился за экспертизой этих документов.

Согласно заключениям Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ печати и подписи, выполненные на указанных документах, не принадлежали акционерному обществу - истцу, его директору и главному бухгалтеру.

В процессе рассмотрения спора было установлено, что в период списания денежных средств директор и главный бухгалтер акционерного общества находились соответственно в командировке и в отпуске, поэтому не подписывали платежного поручения, договора купли-продажи облигаций и доверенности на их получение.

По фактам подделки документов и хищения денежных средств акционерного общества было возбуждено уголовное дело, приостановленное в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ было указано следующее. Согласно ст. 401 ГК основанием ответственности лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, является нарушение обязательства, если оно произошло не вследствие непреодолимой силы или иные основания не предусмотрены законом или договором.

Договором банковского счета было установлено, что банк отвечает перед владельцем счета только при наличии вины. Однако по условиям того же договора банк обязан обеспечивать сохранность средств "клиента и вправе задерживать и приостанавливать расчетные операции по вызывающим сомнение платежным документам".

Из материалов дела следует, что платежное поручение было передано в банк лицом, которое ранее не сдавало платежные документы от имени владельца счета, порядковый номер поручения значительно отличается от номеров предъявленных акционерным обществом к оплате в этот же период платежных документов.

Эти и другие обстоятельства списания денег со счета истца позволяли усомниться в действительности волеизъявления акционерного общества на перевод денежных средств, однако банк на свой риск осуществил расчетную операцию.

Следовательно, банк, как лицо, виновное в нарушении договорных обязательств, в соответствии со ст. ст. 15 и 393 ГК обязан возместить владельцу счета причиненные неправомерным списанием денежных средств убытки.

Довод банка о невозможности возложения на него убытков, поскольку договором банковского счета предусмотрено, что убытки, связанные с фальсификацией, подлогом денежных документов, несет владелец счета, не может быть принят. Наряду с подлогом документов имеют место и виновные действия банка при списании денежных средств, за которые он в соответствии с указанным договором обязан нести ответственность.

При таких условиях суд кассационной инстанции правомерно взыскал с банка убытки и неустойку за неправильное списание денежных средств со счета истца <*>.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 1999. N 6. С. 29 - 30.

 

По другому делу, которое было рассмотрено в 2004 г. одним из федеральных арбитражных судов в кассационном порядке, общество с ограниченной ответственностью - владелец счета - предъявило иск к обслуживающему его банку о взыскании 29,9 млн. руб., составляющих убытки, вызванные необоснованным списанием со счета денежной суммы (в размере заявленных убытков) по поддельному платежному поручению о перечислении денежных средств третьему лицу.

Решением арбитражного суда исковые требования были удовлетворены, поскольку денежные средства списаны со счета истца по подложному платежному поручению. Факт подделки платежного поручения установлен проведенными в процессе уголовного расследования по факту подделки документов и хищения денежных средств и при рассмотрении дела судебно-технической и почерковедческой экспертизами. Следовательно, денежные средства были списаны со счета клиента при отсутствии его распоряжения. Постановлением апелляционной инстанции данное решение оставлено без изменения.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон и проверив доводы кассационной жалобы, кассационная инстанция не нашла оснований для ее удовлетворения в связи со следующими обстоятельствами.

Как видно из материалов дела, истец является клиентом банка по договору банковского счета, в соответствии с которым банк обязался открыть истцу расчетный счет и осуществлять расчетно-кассовое обслуживание клиента по его поручениям.

На основании спорного платежного поручения банк произвел списание с расчетного счета истца 29,9 млн. руб. в пользу третьего лица.

Между тем истец не оформлял и не представлял в банк указанное платежное поручение, в связи с чем по заявлению истца следственными органами по факту незаконного списания денежных средств по подложному поручению было возбуждено уголовное дело. Проведенной в рамках этого дела комплексной почерковедческой и технико-криминалистической экспертизой было установлено, что подписи генерального директора истца и его главного бухгалтера на платежном поручении выполнены не ими, а другими лицами, оттиск печати также сделан не печатью истца.

Экспертизой платежного поручения, а также доверенности на лицо, представившее это поручение в банк, назначенной арбитражным судом, были подтверждены выводы экспертизы, проведенной в рамках расследования уголовного дела, и была также установлена подложность доверенности.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что списание денежных средств со счета истца было произведено банком при отсутствии соответствующего распоряжения владельца счета. В Постановлении кассационной инстанции говорится о том, что в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ основанием ответственности лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, является нарушение обязательства, если оно произошло не вследствие непреодолимой силы или иные основания не предусмотрены законом или договором.

Договором, регулирующим отношения сторон, ограничение ответственности банка в таких случаях не установлено. Напротив, в соответствии с договором банковского счета банку предоставлено право отказать в приеме расчетно-денежного документа, если подписи или оттиск печати признаны банком сомнительными. Банк не предпринял всех мер к исключению возможности платежа по подложному платежному документу. Судебные акты, принятые по делу, оставлены без изменения <*>.

--------------------------------

<*> См. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 июля 2004 г. N КГ-А40/6121-04 // СПС "КонсультантПлюс".

 

Приведенные здесь примеры разрешения судебных споров о взыскании с банка убытков, причиненных необоснованным списанием денежных средств со счета клиента по поддельным платежным документам, объединяет то обстоятельство, что в обоих случаях суды анализировали условия договора в поисках дополнительных оснований освобождения банка от ответственности, каковые (и это также было признано в обоих случаях) могли содержаться в договоре банковского счета. Причем речь идет о таких обстоятельствах, которые свидетельствовали бы об отсутствии вины банка в необоснованном списании денежных средств.

В первом случае Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ по существу констатировал, что по условиям договора банковского счета банк несет ответственность за необоснованное списание денежных средств со счета на основании поддельных платежных документов лишь при наличии его вины, однако нашел вину банка доказанной, что и послужило основанием для взыскания убытков.

Во втором случае федеральный окружной суд не обнаружил в договоре банковского счета условий, которые свидетельствовали бы о том, что ответственность банка за необоснованное списание денежных средств со счета по подложным документам строится на началах вины. Но все же арбитражный суд сослался на обстоятельства, подтверждающие виновность банка в необоснованном списании денежных средств ("банк не предпринял всех мер к исключению возможности платежа по подложному платежному документу").

В связи с этим вполне закономерным представляется следующий вопрос: означает ли диспозитивный характер нормы ("если иное не предусмотрено законом или договором"), предусматривающей следующее правило: лицо, не исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, что договором может быть предусмотрено условие ответственности должника по принципу вины либо условие, вовсе исключающее ответственность должника за определенные нарушения договорных обязательств (например, необоснованное списание банком денежных средств со счета)?

На наш взгляд, на этот вопрос необходимо ответить отрицательно. Ведь существуют общие пределы волеизъявления сторон по договору. Один из принципов гражданского законодательства состоит в обеспечении восстановления и судебной защиты нарушенных прав (п. 1 ст. 1 ГК). Право на защиту нарушенного права (в данном случае право кредитора - владельца счета) само является субъективным гражданском правом, и в этом смысле его осуществление подчиняется правилам ст. 9 и, в частности, п. 2 этой статьи, согласно которому отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом (но по договорам!). Определенным препятствием для включения в договор условия об освобождении должника (банка) от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства либо об изменении принципов ответственности (при наличии вины) служит императивная норма об обязанности должника возместить кредитору убытки, причиненные нарушением обязательства (п. 1 ст. 393 ГК).

Таким образом, стороны, заключая договор, вправе предусматривать в нем условия об уменьшении возмещаемых убытков либо о некоторых дополнительных основаниях освобождения от ответственности (в рамках ответственности, построенной на началах риска), но никак не о полном освобождении должника от ответственности за нарушение договора либо об изменении принципов ответственности.

 

 

 Смотрите также:

  

Права и обязанности сторон по договору банковского счета.

В случаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент
Нарушение этих правил может повлечь ответственность по ст. 395 ГК РФ, т.е. уплату процентов на соответствующую сумму и возмещение убытков, последовавших из-за нарушения денежного обязательства.

 

Расчеты по договору купли - продажи в аспекте взаимоотношений...

Стороны по договору вправе избрать любую из существующих форм расчетов. При этом их выбор ограничен формами расчетов
своих обязанностей по зачислению на банковский счет клиента поступивших ему денежных средств влечет применение ответственности, в том числе...

 

Обязательство на стороне кредитора - обязанность...

С момента заключения кредитного договора на стороне кредитора возникает обязанность предоставить заемщику денежные
перевода суммы кредита на банковский счет заемщика в ином банке служат правила о распределении ответственности между банками, участвующими...