БАНКОВСКИЙ СЧЕТ. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО СЧЕТА

 

История развития договора банковского счета

  

 

Появление договора банковского счета (sui generis), по всей видимости, явилось результатом развития договора банковского вклада (депозита) путем обогащения его содержания за счет обязанностей банка по осуществлению все новых и новых банковских операций и сделок по поручениям вкладчиков, направленных на обслуживание последних.

 

По свидетельству П.П. Цитовича, уже к концу ХIХ в. в практике российских банков (и это нашло отражение в действовавшем в ту пору законодательстве) наряду с традиционными видами банковских вкладов (вклады для обращения из процентов, вклады на хранение, вечные вклады) широко применялся такой вид вкладов, как вклад на текущий счет, особенности которого описывались П.П. Цитовичем следующим образом: "Это заем со стороны банка, но заем видоизменен в своем содержании прежде всего двумя условиями: а) кредитор, клиент, вправе требовать уплаты занятой суммы по частям любого размера и по востребованию или через несколько дней по востребованию (условный текущий счет), но он вправе и сразу потребовать уплаты всей суммы вклада; б) он вносит новые суммы по своему усмотрению, такого или иного размера (сообразно правилам банка). От таких получений (выдач) суммы вклада по частям, а с другой стороны - от новых взносов (приемов) между теми и другими образуется взаимная связь как между статьями в credit и в debet счета вкладчика. Счет постоянно изменяется, течет; но credit вкладчика постоянно превышает его debet, сальдо всегда остается в пользу вкладчика и против банка" <*>.

 

--------------------------------

<*> Цитович П.П. Труды по торговому и вексельному праву: В 2 т. Т. 1: Учебник торгового права. К вопросу о слиянии торгового права с гражданским. М., 2005. С. 406. (Классика российской цивилистики).

 

П.П. Цитовичем выделялись три способа "получения по текущему счету". По этому поводу он писал: "Выдача тратт, назначение платежей по векселям, назначение посредником на случай нужды, - все это применения вексельного способа получений и по текущему счету. Другой способ - выдача наличными с отметкой в расчетной книжке клиента (вкладчика) или по письменным требованиям (приказам, чекам). Наконец, применим и третий способ - перевод или внутри самого же банка с текущего счета одного клиента на текущий счет другого (giro), или же перевод на сторону: тот или другой перевод сообразно требованию клиента" <*>. В то же время, как отмечал ученый, "банк получает по поручению клиента следующие последнему платежи и полученные платежи заносит на счет клиента (incasso). Взносятся суммы наличными, взносятся самим клиентом или другим на его текущий счет: на текущий счет клиента заносятся и платежи, переведенные внутри банка или со стороны" <**>.

--------------------------------

<*> Цитович П.П. Указ. соч. С. 406 - 407.

<**> Там же. С 407.

 

Как мы видим, по договору банковского вклада (на текущий счет) банки уже в то время осуществляли для вкладчика (клиента банка) целый ряд операций, характерных для современного договора банковского счета: учет векселей, выдача денежных средств, перевод денежных средств третьим лицам, получение денежных платежей по инкассо. Более того, в тех случаях, когда третьи лица - контрагенты клиента банка (плательщики или получатели денежных средств) также являлись клиентами указанного банка, обязанности банка по совершению соответствующих операций не рассматривались в качестве самостоятельных сделок, а составляли содержание обязательства банка по договору банковского вклада. Например, в отношении к такой банковской операции, как перевод денежных средств по поручению клиента, П.П. Цитович высказывался следующим образом: "...текущий счет сам по себе заключает и общее поручение клиента производить за его счет внутри банка платежи, раз требование платежа предъявляется в формах, допускаемых банком. Но что касается платежей на сторону, каждый такой платеж в отдельности производится не иначе как по особому поручению ad hoc, и подобные поручения могут быть даваемы всеми - клиентами и неклиентами банка" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 412.

 

На особый характер операций, выполняемых банком по поручению клиента, чей вклад внесен на текущий счет, указывал и Г.Ф. Шершеневич, который, как и П.П. Цитович, полагал, что вклады на текущий счет составляют отдельный подвид бессрочных вкладов <*>. Среди банковских операций, которые Г.Ф. Шершеневич дифференцировал на активные и пассивные (к последним он относил и банковские вклады, поскольку банк в этом случае выступал в роли должника), он особо выделял "операции по инкассо или по покрытию, которые состоят в получении платежей за счет клиентов, по векселям и другим обязательствам и по процентным бумагам, передаваемым банку для этой цели клиентами, а также производство платежей за счет клиентов, по их обязательствам". "Эта операция, - указывал Г.Ф. Шершеневич, - примыкает к активным, поскольку, вследствие расходов, связанных с выполненным поручением, клиент становится должником банка и в то же время приближается к пассивным, поскольку взысканная банком сумма записывается в счет кредита клиента" <**>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II: Товар, торговые сделки. М., 2003. С. 419. (Классика российской цивилистики).

<**> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 416.

 

Рассматривая правоотношения, возникающие при осуществлении банком перевода денежных средств, Г.Ф. Шершеневич опять подчеркивал особенность соответствующей банковской операции в ситуации, когда она выполняется по поручению клиента банка по договору текущего счета. "Отношение между лицом, выдавшим перевод, и банком, - писал он, - основывается на соглашении. Банк дал свое согласие, вручив своему клиенту переводное письмо. Это согласие основывается на том, что банк имеет у себя на текущем счету суммы клиента, из которых он произведет платеж в другом месте. Или же банк принимает специально вносимую сумму со стороны лица, которое не состоит его постоянным клиентом... Если бы по какой-нибудь причине платеж не состоялся, банк обязан вновь вписать нереализованную сумму в "кредит" своего клиента, как при специальном переводе он обязан возвратить невыплаченную сумму после того, как обнаружилось, что платеж не состоится. Если платеж не будет произведен по вине банка, то последний должен возместить своему клиенту убытки, какие могут произойти от такого упущения" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 441.

 

Такое же отношение к банковской операции по переводу денежных средств на основании поручения клиента банка по договору банковского вклада можно обнаружить в материалах Редакционной комиссии, подготовившей проект Гражданского уложения, внесенный в 1913 г. на рассмотрение Государственной Думы. В данном проекте перевод (переводное письмо) регулировался в качестве самостоятельного договора, который определялся следующим образом: "Посредством перевода (переводного письма) перевододатель поручает указанному в переводе плательщику уплатить приобретателю перевода определенную сумму денег за его, перевододателя, счет" (ст. 2096) <*>, и был рассчитан на участие в этом договоре в качестве плательщика не только банков, но и других лиц. Несмотря на это, в материалах редакционной комиссии обращается внимание на особую правовую природу отношений, складывающихся между перевододателем и плательщиком в том случае, когда в роли последнего выступает банк. Комиссия подчеркивала: "Для надлежащей оценки свойства поручения, даваемого перевододателем плательщику, следует иметь в виду, что в силу обыкновенно существующих между ними контокоррентных отношений они обязаны, если предмет договора текущего счета не вклад, исчерпываемый посредством чеков, взаимно кредитовать друг друга до известной суммы... Очевидно, что поручение перевододателя плательщику не есть поручение, даваемое уполномоченному или поверенному, а скорее требование, исполнение которого для плательщика, как для контрагента, обязательно..." <**>.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 2 / Под ред. И.М. Тютрюмова. СПб., 1910. С. 710.

<**> Там же. С. 715.

 

Таким образом, в дореволюционном российском праве и банковской практике можно обнаружить некий прообраз современного договора банковского счета в лице договора текущего счета, который в то время признавался одним из отдельных видов договора банковского вклада. Более того, признавалось, что содержание этого договора (вернее, порождаемого им обязательства) включает в себя обязанности банка по осуществлению банковских операций (таких, как перевод денежных средств, получение денежных платежей по инкассо и т.п.) по поручению клиента банка - контрагента последнего по договору текущего счета.

То обстоятельство, что договору текущего счета не придавалось значение самостоятельного договора, а отводилась лишь роль одного из видов договора банковского вклада (или, как полагал Г.Ф. Шершеневич, подвида срочного вклада), никак не сказывалось на полноте и эффективности правового регулирования соответствующих договорных отношений. Имевшая место в дальнейшей истории развития отечественного гражданского права последующая трансформация договора текущего счета как отдельного вида договора банковского вклада в самостоятельный, отличный от договора банковского вклада, договор банковского счета объясняется, по-видимому, не закономерностями внутреннего развития указанных договорных отношений, а скорее спецификой экономического оборота советского периода.

Этот вывод подтверждается (в определенной степени) хотя бы тем обстоятельством, что и сегодня в ряде зарубежных правовых систем обходятся без выделения договора банковского счета в самостоятельный договор, признавая за ним лишь значение отдельного вида договора банковского вклада (депозита), как это было прежде в российском дореволюционном гражданском праве. Например, как отмечается в современных российских сравнительно-правовых исследованиях, по французскому законодательству различаются срочные и бессрочные (обычные) вклады; последние, являясь вкладами на предъявителя, могут быть истребованы в любое время, по ним не выплачиваются проценты, однако банки оказывают их владельцам услуги, связанные с осуществлением расчетов. В Германии банки по поручениям своих клиентов по депозитным сделкам производят операции по оплате счетов клиентов и взиманию в их пользу долгов в системе наличного и безналичного платежного оборота (жирооперации). В Испании вклады на предъявителя могут учитываться как на сберегательных счетах до востребования, так и на текущих счетах <*>.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское и торговое право зарубежных стран: Учебное пособие / Под общ. ред. В.В. Безбаха и В.К. Пучинского. М., 2004. С. 426, 429, 432.

 

По свидетельству А.А. Вишневского, банковское право Англии, основанное (в этой части) на доктрине и судебной практике, проводит "принципиальное различие между текущим и депозитным счетами... текущий счет является счетом для производства расчетов и предоставляет его владельцу доступ к банковской расчетной системе, не принося ему дохода; депозитный счет имеет накопительный характер, приносит процентный доход его владельцу и не предназначен для производства расчетов" <*>. Правда, как отмечает А.А. Вишневский, указанное "простое и четкое различие между двумя указанными видами счетов размывается в последнее время развивающейся банковской практикой. Так, с одной стороны, банки стали начислять проценты на остаток денежных средств на текущем счете. С другой стороны, ряд банков позволяет своим клиентам выставлять чеки на средства, находящиеся на депозитном счете" <**>.

--------------------------------

<*> Вишневский А.А. Банковское право Англии. М., 2000. С. 84.

<**> Там же. С. 84 - 85.

 

В Единообразном торговом кодексе США, содержащем огромный пласт норм, направленных на регулирование порядка осуществления всевозможных банковских операций, выполняемых банками по поручениям их клиентов, также не проводится какой-либо дифференциации договоров, заключаемых между банками и их клиентами, которые охватываются термином "банковские депозиты" <*>. При этом под клиентом банка понимается "лицо, которое имеет счет в банке или для которого банк согласился инкассировать документы, включая банк, имеющий счет в другом банке", а термин "счет" означает "любой депозитный или кредитный счет в банке, включая текущий, срочный, процентный, сберегательный, долевой кредитный и тому подобные счета, за исключением счетов, удостоверяемых депозитным сертификатом" (ст. ст. 4 - 104 Единообразного торгового кодекса США) <**>.

--------------------------------

<*> Единообразный торговый кодекс США / Пер. с англ.; Сер.: Современное зарубежное и международное частное право. М., 1996. С. 202 - 203.

<**> Там же.

 

В ходе первой результативной кодификации отечественного гражданского права, завершившейся принятием Гражданского кодекса РСФСР в 1922 г. <*>, также не проводилась дифференциация между договорами банковского счета и банковского вклада, а последний понимался как разновидность договора займа (ст. 210 ГК 1922 г.).

--------------------------------

<*> См.: Гражданский кодекс РСФСР: Официальный текст с изменениями на 1 июля 1950 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов / Министерство юстиции РСФСР. М., 1950.

 

Вместе с тем, как и в прежние (дореволюционные) времена, вплоть до кредитной реформы 1930 - 1931 гг. одним из видов договора банковского вклада признавался договор текущего счета, по которому банки по поручениям клиентов осуществляли различного рода платежные операции. В подтверждение сказанного можно привести слова М.М. Агаркова о том, что "с операцией простого текущего счета, а также с операцией специального текущего счета до востребования... связывается операция выполнения банком платежных приказов клиента... Благодаря своим филиалам, а также корреспондентам банк имеет возможность выполнять поручения клиентов по производству и получению платежей в разных местах страны и за границей. Переводы, аккредитивы, инкассовые и иные платежные поручения в силу этого выполняются банком не только за счет депозитов клиента или открытого ему кредита, а и за счет покрытия, вносимого при самом заключении сделки. Наконец, сосредоточение в кредитных учреждениях большой массы платежей делает возможным организацию безналичных расчетов" <*>.

--------------------------------

<*> Агарков М.М. Основы банковского права: Курс лекций. Учение о ценных бумагах: Научное исследование. 2-е изд. М., 1994. С. 121.

 

Одним из следствий кредитной реформы, проведенной в 1930 - 1931 гг., явилось то, что все социалистические организации были обязаны хранить свои денежные средства на счетах в учреждениях государственных банков и все денежные расчеты производить только через эти банковские учреждения. Такое требование было впервые сформулировано в Постановлении СТО от 23 июля 1931 г. "Об оборотных средствах государственных объединений, трестов и других хозяйственных организаций" <*> и затем неизменно воспроизводилось в иных нормативных актах на протяжении всего советского периода: в Уставе Государственного банка СССР (ст. 37) <**>, в Положении о ведении кассовых операций государственными, кооперативными и общественными предприятиями, организациями и учреждениями (утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 6 августа 1973 г. <***>) и др.

--------------------------------

<*> СЗ СССР. 1931. N 46. Ст. 316.

<**> СП СССР. 1960. N 18. Ст. 160.

<***> СП СССР. 1973. N 17. Ст. 95.

 

Основной смысл названного требования, предъявляемого к так называемым социалистическим организациям (т.е. практически ко всем юридическим лицам, участвующим в имущественном обороте), - хранить денежные средства в учреждениях государственных банков и осуществлять расчеты через эти учреждения - состоял в установлении полного контроля государства над деятельностью предприятий, учреждений и организаций, что было вполне логично в условиях централизованной плановой экономики.

В одном из комментариев к гражданскому законодательству, изданному уже в 1982 г., указывалось: "Кредитные учреждения, выполняя поручения владельца счета о выдаче или перечислении денежных средств с их счетов, осуществляют контроль рублем за расходованием предприятиями, организациями и учреждениями этих средств по целевому назначению... При этом учреждения Госбанка, исходя из содержания документа, проверяют, не производятся ли владельцем счета операции, не соответствующие характеру деятельности, предусмотренной уставом (положением) данной организации, нарушающие целевое использование бюджетных ассигнований, установленные правила расчетов либо относящиеся к не предусмотренным законом авансовым платежам и затратам на капитальные вложения..." <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. М., 1982. С. 477 (автор комментария - Я.А. Куник).

 

Необходимости в таком жестком контроле со стороны государства за платежными операциями граждан, располагавших в основной своей массе лишь так называемыми трудовыми сбережениями, не имелось. Поэтому для регулирования весьма сходных (в своей основе) отношений по внесению участниками имущественного оборота денежных средств на счета в банке (вкладные сделки) использовались две различные самостоятельные договорные формы: договор банковского вклада, который регулировал отношения между банком и гражданином-вкладчиком; договор банковского счета, который предназначался для регулирования отношений между банком и юридическими лицами (социалистическими организациями).

Такой подход был закреплен во время второй кодификации гражданского законодательства, результатом которой явилось принятие Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик в 1961 г. и Гражданского кодекса РСФСР в 1964 г.

В Основы 1961 г. наряду со ст. 87 "Вклады граждан в кредитных учреждениях" (в ГК 1964 г. - дублирующая ее ст. 395) была включена ст. 84 "Распоряжение денежными средствами, хранящимися на счетах организаций в кредитных учреждениях" (в ГК 1964 г. - дублирующая ее ст. 392).

Согласно ст. 84 Основ 1961 г. (ст. 392 ГК 1964 г.) организации распоряжаются денежными средствами, хранящимися на их счетах в кредитных учреждениях, в соответствии с целевым назначением этих средств. Средства, необходимые для выплаты заработной платы и приравненных к ней платежей, выдаются со счета организации независимо от наличия каких-либо претензий к владельцу счета. Изъятия из этого правила могут быть установлены Советом Министров СССР. Без согласия организации списание средств, находящихся на ее счете в кредитном учреждении, допускается лишь в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР. При удовлетворении претензий соблюдается очередность, установленная законодательством Союза ССР.

В соответствии с одной из норм, содержавшихся в ст. 83 Основ 1961 г. (ст. 391 ГК 1964 г.), платежи по обязательствам между государственными организациями, колхозами и иными кооперативными и общественными организациями производились в порядке безналичных расчетов через кредитные учреждения, в которых указанные организации в соответствии с законом хранили свои денежные средства.

Комментируя названные законоположения, Я.А. Куник писал: "Обязательной предпосылкой безналичных расчетов является наличие у организации банковского счета, который открывается ей на основе особого договора. Условия и порядок заключения, а также исполнения договора банковского счета устанавливаются Госбанком СССР" <*>.

--------------------------------

<*> Куник Я.А. Указ. соч. С. 474.

 

О.С. Иоффе считал договор банковского счета (договор расчетного или текущего счета) самостоятельным гражданско-правовым договором и определял его как "договор, в силу которого одна сторона, владелец счета, обязуется хранить свои денежные средства в банке и с соблюдением банковских правил распоряжаться находящимися на счете деньгами, а другая сторона, банк, обязуется осуществлять кассово-расчетное обслуживание владельца счета и в предусмотренных законом случаях начислять проценты на внесенные вклады" <*>.

--------------------------------

<*> Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 695 - 696.

 

О самостоятельном характере договора банковского счета, по мнению О.С. Иоффе, должны были свидетельствовать особенности, присущие указанному договору. Первая особенность состоит в том, что "при наличии указанных в законе условий заключение договора обязательно как для социалистической организации, так и для банка, в лице соответствующего его учреждения". "Но здесь, - подчеркивал О.С. Иоффе, - наблюдается иная обязательность, нежели в обычных планово-хозяйственных договорах: к заключению договора обязывает не какой-либо конкретно адресуемый акт, а общее правило закона, рассчитанное на определенные юридические факты, - образование социалистической организации, обладающей собственными денежными средствами" <*>. Вторая особенность договора банковского счета, на которую обращал внимание ученый, заключалась в том, что "банковский счет порождает бессрочные договорные обязательства, которые не могут быть прекращены ни по одностороннему заявлению банка или владельца счета, ни даже с их обоюдного согласия" <**>. И наконец, третья особенность договора банковского счета (которую сам О.С. Иоффе признавал решающей) была "предопределена своеобразным положением банка. С одной стороны, банк является участником гражданско-правового обязательства, основанного на договоре банковского счета, неся определенные обязанности перед владельцем счета и отвечая за их надлежащее исполнение. Но, с другой стороны, банк - контролирующий орган, выполняющий ряд административных функций, в сфере которых его распоряжения обязательны для владельца счета". "Тесное переплетение гражданско-правовых и административно-правовых отношений, - указывал О.С. Иоффе, - составляет одну из решающих особенностей правового регулирования связанных с банковским счетом действий, сказываясь на самом порядке осуществления прав и обязанностей, принадлежащих договорным контрагентам" <***>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 696.

<**> Там же.

<***> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 697.

 

Итак, в советский период развития гражданского права договор банковского счета представлял собой самостоятельный гражданско-правовой договор, отличный от договора банковского вклада, которому отводилась роль обслуживания граждан. Характерные признаки договора банковского счета, которые предопределяли его самостоятельный характер в системе гражданско-правовых договоров, состояли в следующем.

Во-первых, поскольку закон обязывал социалистические организации (т.е. по сути всех юридических лиц) хранить свои денежные средства в определенном учреждении государственного банка, заключение договора было обязательным не только для соответствующего учреждения банка, но и для организации - владельца счета.

Во-вторых, вступив однажды в договорные отношения банковского счета, участники договора банковского счета не могли своей волей прекратить его действие.

В-третьих, на организацию - владельца счета возлагалась обязанность осуществлять расчеты со всеми своими контрагентами в безналичном порядке и только через учреждение банка, с которым был заключен договор банковского счета. Расчеты наличными деньгами допускались лишь в отдельных случаях, предусмотренных законом (на выдачу заработной платы, на закупку определенных материальных ценностей у населения, в сфере розничной купли-продажи и т.п.), и при том условии, что остаток наличности вносился организацией на банковский счет в соответствующем учреждении банка.

В-четвертых, в рамках договора банковского счета на банк не только возлагались традиционные обязанности (например, по ведению счета клиента, зачислению на счет средств, поступивших в адрес клиента, выполнению поручений клиента по перечислению денежных средств третьим лицам и т.п.), но и предоставлялись правомочия по контролю за финансовым состоянием владельца счета и целевым использованием денежных средств ("контроль рублем"), которые по своей правовой природе являлись административными правомочиями.

Названные особенности договора банковского счета в своей совокупности действительно давали новое качество, которое не могло быть присуще договору банковского вклада, и не позволяли квалифицировать договор банковского счета в качестве отдельного вида договора банковского вклада.

Впрочем, правоведы той поры, которые вели дискуссии относительно правовой природы договора банковского счета, и не пытались рассматривать указанный договор в качестве отдельного вида договора банковского вклада (депозита), подобная возможность вовсе не являлась предметом научных споров. В центре теоретических дискуссий был вопрос о том, является ли договор банковского счета самостоятельным договором либо он представляет собой некое сочетание других известных договорных обязательств: займа, хранения, поручения, комиссии.

Например, в свое время (когда договор текущего счета еще признавался одним из видов договора банковского вклада) М.М. Агарков пришел к выводу о том, что срочный вклад является договором займа, а бессрочные вклады (включая договор текущего счета) - договорами иррегулярной поклажи. Правда, приведенные им аргументы в обоснование этого вывода практически не затрагивали существа рассматриваемых правоотношений, а скорее представляли собой доводы формального свойства, основанные на соображениях целесообразности. Так, М.М. Агарков писал: "Срочный вклад следует рассматривать как договор займа. Если его рассматривать как иррегулярную поклажу, то вкладчик мог бы потребовать деньги от банка до срока. Между тем несомненно, что в случае срочного вклада банк желает обеспечить себе возможность пользоваться деньгами в течение обусловленного срока. Оперативные правила банков обычно предусматривают выплату срочного вклада только после истечения срока... Поэтому считать срочный вклад иррегулярной поклажей было бы неправильно" <*>.

--------------------------------

<*> Агарков М.М. Указ. соч. С. 71.

 

А вот как выглядит аргументация М.М. Агаркова в пользу признания бессрочного вклада (в том числе договора текущего счета) договором иррегулярного хранения: "Бессрочные вклады, в том числе вклады на текущие счета, следует рассматривать как иррегулярную поклажу. В противном случае пришлось бы применять к ним ст. 111 ГК (имеется в виду ГК 1922 г. - В.В.) и предоставлять банку семь льготных дней для производства выплат, что, несомненно, противоречило бы природе операции. Текущий счет нельзя было бы рассматривать как кассовое обслуживание банком клиента" <*>.

--------------------------------

<*> Агарков М.М. Указ. соч. С 71.

 

Как мы видим, из предложенной М.М. Агарковым системы аргументов невозможно выявить, какие же характерные признаки соответственно договора займа и договора иррегулярного хранения автор обнаружил в правоотношениях по срочному и бессрочному банковским вкладам, без чего, согласитесь, невозможно вообще рассуждать о правовой природе указанных договоров.

Даже в период после кредитной реформы 1930 - 1931 гг., когда договор расчетного (текущего) счета как самостоятельный договор стал реальностью, советские правоведы по-прежнему усматривали в нем черты тех же договоров займа и иррегулярного хранения. Например, в первом же комментарии к Основам 1961 г. применительно к нормам, содержащимся в ст. 84 (о распоряжении денежными средствами, хранящимися на счетах организаций в кредитных учреждениях), можно обнаружить вывод "о своеобразии отношений, возникающих в связи с хранением средств организаций на счетах в кредитных учреждениях: этим отношениям присущи черты как договора хранения, так и договора займа" <*>.

--------------------------------

<*> Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик / Под ред. С.Н. Братуся и Е.А. Флейшиц. М., 1962. С. 312 (автор комментария - С.С. Поленина).

 

Е.А. Флейшиц, признавая за договором банковского счета самостоятельное значение, указывала на сочетание в нем других договорных правоотношений. По этому поводу она писала: "Правоотношения, возникающие из договора расчетного счета, распадаются на две тесно связанные между собою группы: первые - отношения, образующие "хранение" в Госбанке эксплуатационных средств социалистических организаций, вторые - расчетные отношения: "поручение" держателя расчетного счета об инкассировании для него денежных сумм с зачислением их на расчетный счет или о перечислении денежных сумм с расчетного счета кредиторам держателя счета" <*>.

--------------------------------

<*> Флейшиц Е.А. Расчетные и кредитные правоотношения. М., 1956. С. 75.

 

Некоторые авторы, например З.И. Шкундин, утверждали, что "договор банковского счета является самостоятельным договором, а осуществляемые по банковскому счету различные операции - конкретными способами исполнения указанного договора" <*>. Е.С. Компанеец и Э.Г. Полонский отмечали, что "взгляд на договор расчетного счета как на сочетание договоров займа, хранения и поручения неверен потому, что ни один из этих договоров не может быть отождествлен с договором расчетного счета; нельзя также считать, что договор расчетного счета - это комплекс указанных договоров" <**>.

--------------------------------

<*> Шкундин З.И. О юридической природе расчетного счета // Советское государство и право. 1950. N 5. С. 33 - 45.

<**> Компанеец Е.С., Полонский Э.Г. Применение законодательства о кредитовании и расчетах. М., 1967. С. 210 - 211. См. также: Куник Я.А. Кредитные и расчетные отношения в торговле. М., 1970. С. 204.

 

К сторонникам взгляда на договор банковского счета как на самостоятельный гражданско-правовой договор может быть отнесен и О.С. Иоффе, который возражал против возможности "признания банковского счета конгломератом других договоров", подчеркивая при этом, что элементы договоров займа, хранения, поручения "действительно встречаются в процессе исполнения обязательств по договору расчетного или текущего счета". "Однако, - указывал он, - договор банковского счета сохраняет силу и при их отсутствии. В частности, он считается заключенным независимо от внесения вклада и не утрачивает своего действия в те промежутки времени, когда на счете вообще нет денег. Следовательно, этот договор не сводится к совокупности других "договорных элементов", а представляет собой нечто качественно новое по сравнению с ними" <*>.

--------------------------------

<*> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 702.

 

Как мы видим, при всем многообразии подходов к определению правовой природы договора банковского счета в юридической литературе советского периода (после кредитной реформы 1930 - 1931 гг.) ни один из названных авторов не претендовал на теоретическое обоснование "родовидовых" связей договоров банковского счета и банковского вклада (депозита), акцентируя внимание на соотношении договора банковского счета и иных известных договоров: займа, хранения, поручения. Данное обстоятельство весьма характерно для советского периода развития договорного права, когда централизованная плановая система управления экономикой порождала необходимость трансформации известных гражданско-правовых договоров (их отдельных видов) в самостоятельные договоры, призванные регулировать основанные на плане и централизованном управлении отношения между социалистическими организациями (договоры поставки, подряда на капитальное строительство, кредитный договор и т.п.). Такой же трансформации подвергся и договор текущего счета, являвшийся ранее отдельным видом договора банковского вклада (депозита): преобразовавшись в самостоятельный договор банковского (расчетного и текущего) счета и приобретя новые черты, он был приспособлен к регулированию отношений между государственными банками и социалистическими организациями и в таком виде оказался отделенным от породившего его договора банковского вклада (депозита), которому теперь отводилась лишь роль по обслуживанию граждан, размещающих свои денежные средства во вклады в кредитных учреждениях (в основном в государственных трудовых сберегательных кассах).

В ходе третьей (последней) кодификации гражданского законодательства, которая началась с принятием в 1991 г. Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик <*>, несмотря на возвращение к рыночной экономике, сопровождавшееся восстановлением нормальной системы частноправового регулирования имущественного оборота, договор банковского счета не разделил участь некоторых иных "плановых" договоров, которые в связи с изменившимися экономическими условиями были подвергнуты обратной трансформации и вновь стали отдельными видами известных "родовых" договоров (договор поставки, договор строительного подряда, кредитный договор). За договором банковского счета было сохранено значение самостоятельного договора. В Основах 1991 г. указанному договору была посвящена отдельная статья - ст. 110 "Договор банковского счета".

--------------------------------

<*> Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. N 26. Ст. 733.

 

Согласно п. п. 1 и 2 ст. 110 Основ 1991 г. по договору банковского счета банк обязуется хранить денежные средства на счете клиента, зачислять поступающие на этот счет суммы, выполнять распоряжения клиента об их перечислении и выдаче со счета и о проведении других банковских операций, предусмотренных для счета данного вида законодательными актами, устанавливаемыми в соответствии с ними банковскими правилами и договором. Банк может использовать имеющиеся на счете клиента денежные средства, гарантируя их наличие при предъявлении требований к счету, право клиента распоряжаться этими средствами и получать доходы (проценты) по ним. В то же время банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законодательными актами или договором ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Как видно из приведенного определения договора банковского счета, попытка законодателя сохранить за указанным договором самостоятельное значение, отделив его от договора банковского вклада (ст. 111 Основ 1991 г.), не вполне удалась: и в том и в другом случае на стороне банка имеются весьма схожие обязанности: по "хранению" денежных средств клиента; по выполнению его распоряжений о перечислении и выдаче денежных средств (по договору банковского счета - "выполнять распоряжения клиента об их перечислении и выдаче со счета и о проведении других банковских операций", по договору банковского вклада - "выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика"); выплачивать клиенту банка доходы (проценты) на сумму "хранимых" банком денежных средств.

Однако отмеченное обстоятельство нисколько не умаляет значение примененного законодателем подхода к правовому регулированию договоров банковского счета и банковского вклада в качестве самостоятельных договоров. Дифференцированное регулирование названных договоров вполне оправданно, поскольку позволяет в наибольшей степени учесть различные цели клиентов банка, заключающих с последним соответственно договор банковского счета или договор банковского вклада, а также особенности указанных договоров. Именно этот подход был в дальнейшем использован при подготовке Гражданского кодекса Российской Федерации.

 

 

 Смотрите также:

  

История развития кредитного договора - когда появились кредиты

Понятие и квалификация кредитного договора.
Банковское дело История развития банковской системы России Банковская система России Сберегательное дело Создание и...

 

Банковский счёт. Договор банковского счета

1. По договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять. поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм.

 

Понятие кредитного договора

Понятие и квалификация кредитного договора.
Отсюда зачисление на банковский счет заемщика суммы кредита (безналичных денежных средств) должно
С точки зрения характеристики всякого гражданско-правового договора кредитный договор является...

 

Договоры о займе, банковском кредите и факторинге.

Банковский кредит. Понятие и квалификация кредитного договора.
Правовая квалификация договора финансирования под уступку денежного требования.
Средняя оборачиваемость счетов-фактур - 25 дней. Процентная ставка по банковскому...

 

Место договора займа в системе договорных обязательств