ДОГОВОР БАНКОВСКОГО ВКЛАДА ПО РОССИЙСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ

 

Перевод долга на другое лицо

  

 

Отношения по переводу долга банка перед вкладчиком по договору банковского вклада на другое лицо подчиняются общим правилам о переводе долга по гражданско-правовому обязательству (ст. ст. 391, 392 ГК). В силу указанных правил перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора, соответствующая сделка между первоначальным и новым должником должна быть заключена в простой письменной форме.

 

В дополнение к общим требованиям, предъявляемым к переводу долга по всякому гражданско-правовому обязательству, при переводе долга по обязательству, вытекающему из договора банковского вклада, должно соблюдаться специальное требование к субъектному составу сделки по переводу долга. Право на привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады имеют лишь банки, располагающие соответствующей лицензией Банка России и являющиеся участниками системы по страхованию вкладов граждан. Кроме того, содержание обязательства банка по договору банковского вклада включает в себя обязанность банка по открытию и ведению депозитного счета вкладчика. Следовательно, сторонами сделки по переводу долга, вытекающего из договора банковского вклада, которая должна заключаться в письменной форме и с непременного согласия вкладчика, могут быть только банки, отвечающие всем названным требованиям.

 

Необходимо заметить, что в реальной обычной банковской практике такой способ перемены лиц в обязательстве по договору банковского вклада, как перевод долга, - явление весьма редкое. Однако уже современная российская история знает пример, когда сделки по переводу долга по банковским вкладам приобретали характер массовой кампании. Имеется в виду банковский кризис августа 1998 г., когда в условиях стремительного падения курса рубля по отношению к доллару США Банк России и Сберегательный банк РФ спровоцировали массовый перевод валютных вкладов из иных коммерческих банков в Сбербанк. О тех событиях может напомнить одно из многочисленных судебных дел, рассмотренных по искам вкладчиков, потерявших значительную часть своих сбережений.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ рассмотрела в судебном заседании 3 ноября 2000 г. по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ на решение Измайловского межмуниципального суда г. Москвы от 14 октября 1999 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 декабря 1999 г. и Постановление президиума Московского городского суда от 10 августа 2000 г. дело по иску Москаленко (вкладчика) к ОАО "Банк "Менатеп" о возмещении курсовой разницы и взыскании суммы невыплаченных процентов по договорам банковского вклада.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ установила, что Москаленко обратилась в Измайловский межмуниципальный суд г. Москвы с иском к ОАО "Банк "Менатеп" о возмещении курсовой разницы и о взыскании суммы невыплаченных процентов по договорам банковского вклада, ссылаясь на то, что 9 июня 1998 г. она заключила два договора банковского вклада с Фрунзенским отделением банка "Менатеп" на сумму по 5000 дол. США каждый сроком на три месяца и один день с выплатой 16% годовых. По истечении указанного срока банк деньги по вкладам и причитающиеся проценты по вкладам не возвратил. В связи с этим 6 октября 1998 г. Москаленко обратилась в банк "Менатеп" с заявлениями о расторжении договоров вклада на условиях перевода денег в Сберегательный банк РФ без процентов по курсу, установленному Центральным банком РФ на 31 августа 1998 г., составлявшему 9,3301 руб. за 1 дол. В соответствии с объяснениями истицы эти действия с ее стороны были вынужденными, поскольку в условиях всеобъемлющего финансового кризиса она не могла надеяться на получение хотя бы части своих средств иным путем.

Решением Измайловского межмуниципального суда г. Москвы от 14 октября 1999 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 декабря 1999 г., иск был удовлетворен частично: решено взыскать в пользу истицы 10444 руб. - невыплаченные проценты по договору в размере 9944 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 500 руб. Постановлением президиума Московского городского суда от 10 августа 2000 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ на состоявшиеся по делу судебные постановления был оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда РФ был поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ нашла протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении требования о возмещении курсовой разницы, суд исходил из добровольности обращения истицы с заявлениями от 6 октября 1998 г. о расторжении договоров банковского вклада. По мнению суда, доводы вкладчика о кабальности данной сделки и о наличии оснований для признания ее недействительной в соответствии со ст. 179 ГК не были подтверждены соответствующими доказательствами. Между тем согласно данной статье сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Очевидно, что условия сделки были крайне невыгодны для истицы, поскольку на 6 октября 1998 г. курс доллара США по курсу Московской межбанковской биржи составлял 15,7944 руб. за 1 дол., а в декабре 1998 г., когда деньги были выплачены истице, превысил отметку 20 руб. за 1 дол.

Данные факты являются общеизвестными. На основании ст. 55 ГПК РСФСР истица не должна была доказывать очевидный факт крайне невыгодных условий соглашения с ответчиком о переводе вкладов в Сбербанк России с прекращением обязательств ответчика перед ней.

В соответствии со ст. 452 ГК изменение и расторжение договора должно осуществляться в той же форме, что и договор, если законом, иным правовым актом, договором или обычаем делового оборота не установлено иное. При рассмотрении дела судом эта норма материального права учтена не была, хотя из договоров, заключенных между истицей и банком "Менатеп" от 9 июня 1998 г., также следует, что изменения в договор вносятся посредством составления документа, подписанного обеими сторонами. Заявление вкладчика от 6 октября 1998 г. не соответствует этим формальным требованиям, в связи с чем не может считаться заключенным между сторонами договором, тем более что ответчиком это соглашение не подписано.

При рассмотрении настоящего дела существенное значение имело то обстоятельство, что Сбербанком России на основании заявления истицы на себя были приняты обязательства по заключенным ею с ответчиком договорам, т.е. фактически имел место перевод долга (ст. 391 ГК). Каким образом и в каком объеме Сбербанком России эти обязательства были выполнены, имело существенное значение для данного дела, поскольку могло исключить возможность удовлетворения предъявленного истицей к ответчику иска. При таких обстоятельствах суду следовало привлечь к участию в деле Сбербанк России.

Судом надзорной инстанции протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ был оставлен без удовлетворения по тем основаниям, что истица в суде не заявляла требования о признании оспоренной ею сделки кабальной. Этот довод не соответствует материалам дела. Из искового заявления Москаленко и из ее объяснений в ходе судебного разбирательства следует, что перевод вкладов в Сбербанк России она осуществила вынужденно, под угрозой потери всех денежных средств на вкладах в банке "Менатеп" и на крайне невыгодных для себя условиях. Такие основания заявленных требований не могут рассматриваться иначе как требование о признании сделки недействительной по мотиву ее кабальности.

Решение суда, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права, подлежит отмене в соответствии с п. п. 1, 2 ст. 330 ГПК РСФСР. При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки, привлечь к участию в деле всех заинтересованных лиц и разрешить возникший спор в соответствии с нормами гражданского законодательства.

В итоге Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ все состоявшиеся по делу судебные акты отменила, а дело направила в суд первой инстанции на новое рассмотрение <*>.

--------------------------------

<*> См.: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 3 ноября 2000 г. N 5-В00-178 // Справочная база "КонсультантПлюс".

 

 

 Смотрите также:

  

Переход прав кредитора к другому лицу. Перевод долга

Следовательно, перемена кредитора предполагает в этом случае и перевод долга, что требует уже согласия другой стороны и без чего сделка является недействительной.
2. В статье выделено решение суда как основание для перевода прав кредитора на другое лицо.

 

перевод долга

— передача должником исполнения своего обязательства другому лицу. Регулируется ГК РФ (ст. 391 и 392). Может быть осуществлен только с согласия кредитора. К форме перевода долга применяются те же требования, что и к уступке требования: перевод долга...

 

Перевод долга. Перевод должником своего долга на другое...

См. схему "Замена должника в обязательстве". 1. Перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

 

что такое Суброгация и цессия

...кредитора, либо решение суда о переводе прав кредитора на другое лицо (когда возможность такого перевода предусмотрена законом), либо
дела: третье лицо производит уплату вместо должника; тем самым признает наличность долга, и, следовательно, оно противоречило бы...

 

Право или требование, принадлежащие кредитору на основании...

требования (цессии), универсального правопреемства, суброгации страховщику.
когда одновременно имеет мест