ДОГОВОРЫ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА СОЗДАНИЕ НЕПРАВОСУБЪЕКТНЫХ КОЛЛЕКТИВНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ

 

Договоры простого товарищества

  

 

Общие положения о договорах простого товарищества. Действующий Гражданский кодекс РФ разграничивает хозяйственные товарищества и общества - коммерческие организации, соответственно наделенные правами юридического лица (включая полные товарищества, товарищества на вере (коммандитные товарищества)), и хозяйственные общества (акционерные общества, общества с ограниченной и с дополнительной ответственностью), а также противостоящие им, не обладающие гражданской правосубъектностью простые товарищества (ст. ст. 66 и 1041 ГК).

 

Правовой формой отношений, выделенных в названии гл. 55 действующего ГК ("Простое товарищество"), как раз и выступает одноименный договор. В открывающей эту главу Кодекса ст. 1041 ("Договор простого товарищества") приводится следующее определение рассматриваемого договора: "По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели".

 

Сфера применения простого товарищества не только ранее, но и теперь, несмотря на развитие конкурирующих с ним различных видов коллективных образований, наделенных правами юридического лица, продолжает быть весьма широкой, охватывая как сферу предпринимательских, так и находящихся за пределами этой сферы отношений.

 

Последнее связано, в частности, со свободой создания соответствующих образований, особым характером складывающихся в подобных случаях внутренних и внешних отношений. Значение может иметь и специальный порядок определения налоговой базы по доходам, полученным участниками договора простого товарищества (имеются в виду специальные на этот счет правила, содержащиеся в Налоговом кодексе <*>, в Положении по бухгалтерскому учету "Информация об участии в совместной деятельности" ПБУ 20/03 <**> (Положение применяется к случаям, когда договор об участии в совместной деятельности предусматривает извлечение выгод или доходов) и др.). Все это дало, например, Н.М. Щукиной в диссертации, посвященной простому товариществу, возможность назвать в качестве примеров использования соответствующей конструкции договоры о совместной эксплуатации, совместной переработке нефти с последующей реализацией готовой продукции, о сотрудничестве и совместной деятельности по строительству и дальнейшей эксплуатации выстроенного помещения, о совместной заготовке леса на корню, его переработке и сушке, о совместном производстве и реализации летательных аппаратов малой авиации, о совместной организации в городе эфирного телевизионного канала, о совместной деятельности по строительству дома жилищным кооперативом, о совместной работе по созданию сезонных запасов по образованию материальных ресурсов, о совместной деятельности по закупке и реализации сахара и др. <***>.

 

--------------------------------

<*> Речь идет о статьях Налогового кодекса: ст. 180 "Особенности исполнения обязанностей налогоплательщика в рамках договора простого товарищества (договора о совместной деятельности)", ст. 251 "Доходы, не учитываемые при определении налоговой базы", ст. 278 "Особенности определения налоговой базы по доходам, полученным участниками договора простого товарищества".

<**> Утверждено Министерством финансов РФ 24 ноября 2003 г. (Российская газета. 2004. 28 янв.).

<***> См.: Щукина Н.М. Содержание и юридическая природа договора простого товарищества по российскому гражданскому праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 45 - 46.

 

Есть все основания согласиться с мнением, высказанным непосредственно перед принятием действующего Гражданского кодекса: указанный договор "применяется обычно в случаях, когда двум или более предприятиям необходима сложная кооперация (производство, долговременное финансовое сотрудничество и многоплановое коммерческое взаимодействие)".

Включение в легальное определение договора указания на "совместную деятельность" послужило в литературе и судебной практике поводом для отождествления договоров о простом товариществе с договорами о совместной деятельности. Соответственно, было признано: "Значение договора простого товарищества, его место в гражданском обороте, в первую очередь, обусловлены тем, что это - единственный предусмотренный ГК договор, регулирующий совместную деятельность его участников" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право: Учебник. Часть вторая / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 652.

 

На наш взгляд, такой вывод, как постараемся показать ниже, является спорным. Представляется более обоснованной иная точка зрения, в силу которой договор простого товарищества - лишь одна из разновидностей договоров о совместной деятельности. Об этом можно судить уже по тому, что такими же самостоятельными, как и договор простого товарищества, являются договоры, направленные на создание образований, которые в отличие от простого товарищества имеют целью учредить юридическое лицо <*>. Что же касается получившего широкое распространение в современной литературе и судебной практике термина "договор о совместной деятельности", подразумевая под ним только договор простого товарищества, то определенное объяснение этому можно найти в самой истории развития рассматриваемого правового института в послереволюционный период. Речь идет о том, что в ГК 1922 г. соответствующий раздел именовался "Простым товариществом". И хотя легальное определение указанного договора в этом Кодексе (ст. 276) включало указание на осуществление сторонами "совместных действий", и в самом определении, и в остальных статьях главы в равной мере речь шла именно о договоре простого товарищества, что давало возможность признать его в том смысле, который придавал ему тогдашний ГК, лишь разновидностью договора о совместной деятельности.

--------------------------------

<*> Примером могут служить договор о создании акционерного общества (ст. 98 ГК), а также учредительные договоры о других обществах и товариществах (см., в частности, ст. 52 ГК).

 

В отличие от своего предшественника ГК 1964 г. вообще не упоминал о простом товариществе. Состоявшая из пяти статей глава "Совместная деятельность" позволяла иметь весьма широкое представление об этом договоре. И все же, главным образом в период действия этого Кодекса, в литературе имели место попытки определенным образом сузить границы соответствующего договора (договора о совместной деятельности). Такая позиция была отражена, например, в одном из тогдашних комментариев к ГК. В нем обращалось внимание на то, что "договор о совместной деятельности является правовой формой, опосредствующей такую организацию совместной деятельности социалистических организаций, в результате которой не возникает субъекта права, наделенного правами юридического лица" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. М., 1982. С. 509 (автор - З.С. Беляева).

 

Точно так же и В.А. Тархов считал невозможным применение норм соответствующей главы ГК 1964 г. "в случае, если созданное по началам, закрепленным в ГК, образование оказывается обычным юридическим лицом" <*>.

--------------------------------

<*> Тархов В.А. Советское гражданское право. Ч. 2. Саратов, 1978. С. 125.

Как отмечала О.Н. Сыродоева, "глава 38 ГК РСФСР 1964 года посвящена договору о совместной хозяйственной деятельности (который, в сущности, представляет собой договор простого товарищества, предусмотренный ГК РСФСР 1922 года). На основе такого договора советские предприятия и организации осуществляли совместное строительство и эксплуатацию объектов производственной инфраструктуры, жилых домов, предприятий торговли и т.п." (Сыродоева О.Н. Акционерные общества США и России. М., 1996. С. 11).

 

В принятых впоследствии кодификационных актах в целом проявилась тенденция возврата к особой конструкции договора простого товарищества. Так, в Основах гражданского законодательства 1991 г. вслед за легальным определением договора о совместной деятельности содержалось в скобках указание: "договор простого товарищества". Действующий Кодекс сделал следующий шаг в том же направлении. Упомянув об одном из этих договоров в скобках, он поменял договоры местами, и теперь в скобках оказался договор о совместной деятельности. Тем самым произошло то, что предполагалось сделать предшествующими кодификационными актами: договор о совместной деятельности признан родовым по отношению к договору простого товарищества понятием.

Таким образом, следует, как полагаем, согласиться с В.С. Емом и Н.В. Козловой, которые с полным основанием, имея в виду ст. 1041 ГК, утверждают, что "категорию "совместная деятельность" не следует понимать буквально, а необходимо трактовать как совместные действия товарищей по внесению вкладов и иные их действия по реализации обязательств, возникающих из договора простого товарищества" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право. Т. 2. Полутом II / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2000. С. 300.

 

Можно указать также и на то, что еще ранее, применительно к ГК 1922 г., подчеркивалось: "...простое товарищество, предусмотренное Гражданским кодексом, не образует особого субъекта права, не является юридическим лицом. В силу договора простого товарищества возникает только внутреннее единство, юридическая связь товарищей между собой. Для всех же третьих лиц простое товарищество как известное внешнее единство не существует. Все сделки третьи лица заключают не с товариществом, а с отдельными товарищами, которые и несут ответственность по сделкам перед третьими лицами" <*>. Из этого был сделан вывод: "Юридический строй этого вида товарищества чрезвычайно несложен и прост. Поэтому такое товарищество и носит наименование простого" <**>.

--------------------------------

<*> Гражданское право: Учебник Т. 1 / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. М., 1944. С. 220.

<**> Там же.

 

На еще одно из последствий отсутствия правосубъектности простого товарищества обратила внимание Н.А. Шебанова: "Не признавая простое товарищество юридическим лицом, закон не предоставил ему и права действовать от общего имени (право на фирменное наименование). Поэтому в отношениях с третьими лицами оно рассматривается как группа отдельных лиц, действующих под своими именами или через уполномоченных, представляющих их как индивидуально-определенных лиц. С этой точки зрения присвоение себе простым товариществом символического наименования не имеет юридического значения" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 853.

 

Отсутствие прав юридического лица означает невозможность выступления простых товариществ в гражданском обороте от собственного имени. Участниками гражданского оборота являются только сами товарищи - те, кого объединяет простое товарищество.

Отмеченное обстоятельство не всегда достаточно четко учитывается законодателем. Примером может служить ст. 4 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" <*>. В ней предусмотрено: "Инвесторами могут быть физические и юридические лица, создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, государственные органы, органы местного самоуправления, а также иностранные субъекты предпринимательской деятельности". Тем самым простое товарищество (имеется в виду, что договор о совместной деятельности в данном случае отождествлялся с простым товариществом) оказалось в ряду тех образований, которые действительно являются субъектами гражданского права и имеют по этой причине возможность действовать от собственного имени.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1096.

 

Договоры простого товарищества обладают рядом и иных особенностей, которые принимаются во внимание законодателем при установлении их правового режима: судами - при определении правовой природы заключенного сторонами договора, явившегося предметом судебного разбирательства, и сторонами - при выборе соответствующей их интересам договорной модели.

Заслуживает быть выделенной прежде всего специфика формирования имущественного субстрата рассматриваемого коллективного образования на момент его учреждения. Имеется в виду безусловная обязанность товарищей вносить в установленном порядке вклады в общее дело.

С отмеченной особенностью тесно связана и та, которая выражается в специальном режиме, установленном для внесенного участниками имущества, а также для достигнутого совместной деятельностью результата и прежде всего полученных от такой деятельности плодов и доходов. Имеется в виду то, что собственником объединенного таким образом имущества и указанного результата выступает не коллективное образование как таковое (простое товарищество), а сами участники совместной деятельности, связанные соответствующим договором. Это имущество составляет их общую долевую собственность <*>.

--------------------------------

<*> В Положении по бухгалтерскому учету "Информация об участии в совместной деятельности" ПБУ 20/03 приведены два примера договоров простого товарищества. В одном случае организации, которым принадлежит здание на праве общей собственности, в соответствии с заключенным между ними договором сдают его в аренду; при этом согласно условиям договора каждый участник несет свою долю расходов (имеются в виду амортизация, оплата коммунальных услуг, текущий ремонт своей части здания и т.п.) и получает свою долю арендной платы. Другим является случай, когда договором простого товарищества предусмотрено, что три организации объединяют ресурсы и усилия для выращивания сельскохозяйственной продукции; притом одна проводит посевную, вторая обеспечивает технологию выращивания сельскохозяйственной продукции, а третья собирает урожай; выращенная таким образом продукция подлежит разделу между участниками согласно условиям договора.

 

Особенностью договора простого товарищества является и то, что в подобных случаях коллективное образование, учреждение которого составляло цель договора, не будучи юридическим лицом, вместе с тем представляет собой определенную корпоративную структуру. При этом в отличие от договоров, являющихся либо организационными, либо имущественными, рассматриваемый договор построен на сочетании тех и других элементов. Соответственно, существуют определенные основания для вывода о том, что "договор о совместной деятельности не столько регламентирует отношения товарообмена между его сторонами (участниками), сколько определяет их специальную организацию и позволяет им выступать в гражданском обороте совместно" <*>. Все это подтверждает признание определенным элементом договора простого товарищества также и организационных отношений.

--------------------------------

<*> Брызгалин А.В. Договоров о совместной деятельности // Право и экономика. 1994. N 11 - 12. С. 5.

 

Обеспеченная законодателем индивидуализация рассматриваемого договора определяет его место в существующей, носящей юридико-технический характер квалификации гражданско-правовых договоров простого товарищества как одного из видов договоров о совместной деятельности. Следующей за совместной деятельностью особенностью договора простого товарищества можно считать его направленность на создание соответствующего образования, не являющегося юридическим лицом. Внешняя сторона деятельности такого образования выражается в установлении юридических отношений у третьего лица только с определенным товарищем (товарищами), от имени которого (которых) заключается сделка. Того и другого (других) связывают права и обязанности, а также взаимная ответственность.

Еще в период действия первого из Гражданских кодексов РСФСР отмечалась особенность договора простого товарищества, выражающаяся в его цели <*>. Оценить значимость такой особенности позволяют и общие соображения относительно цели в праве, которые высказывал Р. Иеринг. Указав на соотношение, складывающееся применительно к известной триаде (норма - судебное усмотрение - право), с тем, что "закон - устанавливает норму, судья - применяет ее, право - обнимает собой все нормы", автор счел необходимым особо подчеркнуть: "Я разумею при этом, конечно, не простую форму права: норму, а то, что составляет сущность права, именно цели, осуществляемые им" <**>.

--------------------------------

<*> "Цель простого товарищества, - отмечал по этому поводу С.Н. Ландкоф, - должна быть хозяйственной и общей для всех членов товарищества. Хозяйственная цель, т.е. стремление к извлечению прибыли, отличает простое товарищество от других объединений, не направленных на извлечение материальных выгод, как, например, общества, не преследующие целей извлечения прибыли" (Ландкоф С.Н. Товарищества и акционерные общества: Теория и практика. Харьков, 1926. С. 22).

<**> Иеринг Р. Цель в праве. М., 1881. С. 251, 253.

 

По поводу особенностей цели, которую ставят перед собой стороны рассматриваемого договора, К.П. Победоносцев указывал на то, что "в меновом договоре (купля-продажа, наем и пр.) стороны имеют в виду различные цели, коим соответствует и различное с обеих сторон исполнение. Напротив того, в сообществе стороны имеют в виду одинаковую цель, употребляют для достижения ее одинаковые или различные средства" <*>.

--------------------------------

<*> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. М., 1881. С. 500 - 501. О значении цели для квалификации договоров и, в частности, для выделения договоров простого товарищества см.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве. М., 2001. С. 106 - 133, 478 и сл.

 

Во всех кодифицированных актах, принятых после революции, легальное определение договора простого товарищества неизменно включает указание на цель, преследуемую сторонами. При этом в решении законодателем в разное время вопроса о цели имеются некоторые несовпадения.

Так, ГК 1922 г. в ст. 276, на которую уже была произведена отчасти ссылка выше, предусматривал, что стороны должны соединить свои вклады и совместно действовать "для достижения общей хозяйственной цели". Тем самым речь шла о трояких по смыслу ограничительных пределах соответствующей цели. Цель, во-первых, должна быть общей; во-вторых, носить хозяйственный характер (с этим была связана возможность признавать недопустимым заключение договора простого товарищества, направленного на удовлетворение личных потребностей каждого из товарищей), и, наконец, в-третьих, обеспечивать ее достижение совместными действиями (совместной деятельностью).

В ГК 1964 г. норма, относящаяся к цели, сохранила в своей основной части редакцию легального определения договора, которое содержалось в предшествующем Кодексе. Отличие состояло прежде всего в том, что гражданам была предоставлена возможность заключать договор о совместной деятельности, но только для удовлетворения своих личных бытовых нужд. Второе отличие выражалось во включении в легальное определение договора перечня целей, которым он должен был соответствовать. Сюда вошли строительство и эксплуатация межколхозного либо государственно-колхозного предприятия или учреждения (не передаваемых в оперативное управление организации, являющейся юридическим лицом), возведение водохозяйственных сооружений и устройств, строительство дорог, спортивных сооружений, школ, родильных домов, жилых строений. При том было специально оговорено, что указанный перечень имел значение лишь примерного.

Основы гражданского законодательства 1991 г. предусмотрели обязанность сторон "путем объединения имущества и усилий совместно действовать для достижения общей хозяйственной или другой цели, не противоречащей законодательным актам". Тем самым применительно к цели значение должно было иметь прежде всего указание на общий характер деятельности. Что же касается среди прочего требования о законности действий, то оно носило лишь самый общий характер. Этот общий характер был отражен и в других кодификационных актах. Все они имели в своем составе нормы о запрещении противоречащих закону сделок. Можно указать в этой связи, в частности, еще на ГК 1922 г., в котором ст. 30 предусматривала недействительность сделки, совершенной с целью, противной закону или в обход закону, а равно сделки, направленной к явному ущербу для государства.

Действующий Гражданский кодекс дает весьма распространенное представление о целях договора простого товарищества. Имеется в виду содержащееся в нем указание на то, что соединение вкладов и совместная деятельность направлены на извлечение прибыли или на достижение иной не противоречащей закону цели. Таким образом, цель в этом договоре не должна непременно быть хозяйственной. Следует добавить к этому, что хотя в отличие от Основ гражданского законодательства 1991 г. и ГК 1964 г. действующий Кодекс термина "общая цель" не использует, легальное определение простого товарищества позволяет сделать вывод о единстве целей, на которые направлены совместные действия <*>.

--------------------------------

<*> И это при том, что указанный элемент сделки имеет особое значение. Так, в составленном Верховным Судом РФ совместно с верховными судами республик, краевыми, областными и соответствующими судами Обобщении практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов, было признано ошибочным решение одного из судов по той причине, что оно было вынесено "без учета цели, преследуемой истицей" (Бюллетень ВС РФ. 2003. N 2. С. 20).

Подтверждением признаваемой арбитражными судами значимости указанной особенности договора простого товарищества может служить и такое дело. Индивидуальное частное предприятие предъявило иск о понуждении товарищества с ограниченной ответственностью исполнить в натуре обязательство по передаче пяти квартир в многоквартирном доме. Соответствующее обязательство вытекало из заключенного сторонами договора на долевое участие в строительстве многоквартирного дома. Отменяя решение нижестоящего суда, удовлетворившего иск, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ среди прочего обратил внимание на то, что "судом оставлен без исследования вопрос о правовой природе договора... хотя и названного договором на долевое строительство, но не отвечающего такому названию в полной мере. Исследование этого обстоятельства необходимо для определения в случае необходимости последствий неисполнения договорных обязательств" (Вестник ВАС РФ. 1998. N 6. С. 41 - 42).

 

А.Б. Годес, имея в виду указанную особенность рассматриваемого договора, обращал внимание на то, что "цель должна быть ясно выражена в договоре: на что конкретно направлена совместная деятельность, какой материальный объект должен явиться ее результатом (ближайшая цель) и для удовлетворения каких потребностей он предназначается" <*>.

--------------------------------

<*> Годес А.Б. Правовое регулирование совместной деятельности // Советская юстиция. 1996. N 10. С. 57.

 

Хотя относящееся к цели замечание А.Б. Годеса имело в виду договор простого товарищества, автор все же не обозначил индивидуальные признаки такого договора, связанные с поставленными перед ним целями. Роль в выделении в таких договорах действительно присущих им признаков выражается в том, что, совершая любые юридические акты, к числу которых относятся и сделки, участники гражданского оборота действуют исключительно для достижения связывающей их общей цели. Соответственно, в одном из комментариев к Гражданскому кодексу РСФСР 1964 г. было подчеркнуто: "Содержание договора о совместной деятельности заключается в том, что его участники обязуются совместно действовать для достижения общей хозяйственной цели. Этой общей целью договор о совместности отличается от других договоров гражданского права, стороны которых хотя и объединены единством интересов, но каждая имеет и свои определенные цели" <*>. Столь же четко выразил еще ранее аналогичную мысль С.Н. Ландкоф: "Стремление к извлечению прибыли должно объединять всех членов товарищества, т.е. оно должно быть общим, и не может быть простого товарищества там, где хотя бы один из участников товарищества отказывается по договору от участия в получении прибыли или иной материальной выгоды" <**>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. С. 508 (автор - З.С. Беляева).

<**> Ландкоф С.Н. Указ. соч. С. 28.

 

Таким образом, общую в договоре цель составляет то, что можно считать его causa. Этим он отличается от большинства других договоров. Имеется в виду, что если, например, в договорах купли-продажи, подряда или перевозки для покупателя целью служит приобретение имущества, для заказчика - получение результата работ, для отправителя или получателя - перемещение груза, то в договоре простого товарищества целью служит получение прибыли.

Единство цели в рассматриваемом договоре влечет за собой и то, что "ни одна из сторон не вправе требовать исполнения в отношении себя лично и соответственно не должна производить исполнение непосредственно в отношении какой-либо другой стороны" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право: Учебник. Часть вторая / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2003. С. 763 (автор - И.В. Елисеев).

В отличие от других признаков договора простого товарищества наличие общей цели у участников в равной мере присуще всем видам коллективных образований, в том числе и тем, которые являются юридическими лицами. Это может служить основанием для того, чтобы считать его индивидуализирующим признаком всех договоров о совместной деятельности.

 

Содержащееся в ст. 1041 ГК требование, не противоречащее цели совместной деятельности, предполагает действие общих норм о недействительности сделок, содержащихся в § 2 гл. 9 ГК, в том числе ст. 168 ("Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам") и ст. 169 ("Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности").

Вывод об особом значении общей для сторон договора простого товарищества цели не исключает того, что целей, о которых идет речь, при этом в равной мере общих, в действительности должно быть по меньшей мере две. Первой из них служит собственно создание коллективного образования. Общий характер указанной цели, достигаемой совместным волевым актом всех участников, составляет заключаемый сторонами договор, на основе которого создается простое товарищество, т.е. неправосубъектное коллективное образование, не вызывает сомнений. Однако эта цель не является самостоятельной. Она представляет собой определенное средство, с помощью которого стороны договора простого товарищества получают возможность совместно, хотя и каждый от своего имени, участвовать в гражданском обороте, добиваясь общего результата. А это как раз и составляет вторую, неразрывно связанную с первой цель.

Для установления особенностей договора простого товарищества значение имело положительное решение вопроса не только о "цене", но и об "интересе". В.И. Серебровский, особо выделяя то, что целью этого договора является соединение лиц, подчеркивал: "...каждый из участников товарищества преследует собственные интересы. Но та общая цель, ради которой данные лица объединились в товарищество, придает их интересам известное единство. Поэтому участники товарищества в отношениях друг к другу именуются в законе не сторонами, как в других договорах, а товарищами. В то время, как в других договорах содержание прав и обязанностей каждой стороны различно (например, покупателя и продавца), права и обязанности каждого из товарищей в основном совпадают с правами и обязанностями других товарищей" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право. Т. 2 / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. С. 219.

Можно обратиться в этой связи к ст. 885 Общего имущественного законника для княжества Черногорского в издании 1898 г. Имея в виду простое товарищество, эта статья содержала указание: "Товарищество есть договор, посредством которого двое или более лиц обязуются один перед другим соединить свой труд и работу, свои деньги или другое имущество для достижения какой-нибудь общей цели. Члены товарищества называются удруженицы, удругари, другови, а их совокупность есть дружина".

 

Это послужило основанием для сделанного Г.Е. Авиловым вывода: "В совпадении интересов сторон естественным образом проявляется координационный характер данного договора, требующий от товарищей постоянно согласовывать свои действия в процессе его исполнения. Таким образом, договор простого товарищества является основой не только для заключения сделок с третьими лицами, но и для последующих соглашений между самими сторонами" <*>.

--------------------------------

<*> Авилов Г.Е. Простое товарищество // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст. Комментарии. Алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 569.

 

Единство интересов позволяет противопоставить договор простого товарищества другим договорам, для которых достижение результата - получение имущества, выполнение работ или предоставление услуг - составляет в указанных случаях цель только для одного из контрагентов. Соответственно, в договоре о простом товариществе для всех участников общей является не только сама цель, но и интерес к ее достижению.

Отправляясь от того, что "далеко не всякий контракт о совместной деятельности, о научно-техническом, творческом или ином содружестве, о долевом участии или кооперации, даже предусматривающий объединение вкладов партнеров, действительно является простым товариществом", В.С. Ем и И.В. Козлова сформулировали обобщающий вывод о самой сущности соответствующей правовой конструкции. Имеется в виду, что "договором простого товарищества является... соглашение, участники которого: 1) преследуют единую (общую) цель; 2) совершают действия, необходимые для достижения поставленной цели; 3) формируют за счет вкладов имущество, составляющее их общую долевую собственность; 4) несут бремя расходов и убытков от общего дела; 5) распределяют между собой полученные результаты. Договоры, в которых эти условия отсутствуют, квалифицируются иначе" <*>. В то же время В.В. Чубаров, подчеркивая наличие ряда обязательных признаков рассматриваемого договора, особо выделяет то, что: "а) это соглашение, по которому объединяются два и более лица... б) соглашение между товарищами не приводит к образованию юридического лица... в) соглашение предполагает личное участие (личные действия) каждого из товарищей по достижению общей цели... г) для совместной деятельности товарищи вносят и соединяют свои вклады... д) соглашение заключается для достижения общей цели - извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (совместное строительство дома, дороги и т.п.)".

--------------------------------

 

: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2004.

 

<*> Гражданское право. Т. 2. Полутом II / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2000. С. 307. См. также: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2003. С. 748 - 749 (автор - В.В. Чубаров).

 

Применительно к ГК 1922 г. В.Ю. Вольф признавал достаточным существование четырех особенностей простого товарищества. В это число автор включил то, что, "во-первых, в основании простого товарищества лежит договор; во-вторых, простое товарищество может ставить перед собой любую хозяйственную цель; в-третьих, вклад может носить как денежный, так и неденежный характер, и, наконец, в-четвертых, хозяйственная деятельность, ради которой товарищи объединяются в товарищество, осуществляется ими совместно, так что все юридические действия совершаются товарищами от имени коллектива товарищей" <*>. При этом особое внимание обращалось на то обстоятельство, что, выступая в гражданском обороте, указанный коллектив не пользуется правами юридического лица, а действует как совокупность объединенных физических или юридических лиц <**>.

--------------------------------

<*> Вольф В.Ю. Указ. соч. С. 341.

<**> См.: Там же.

 

Определенное значение сохраняют и теперь соображения, высказанные относительно существа договора простого товарищества составителями проекта Гражданского уложения. Имеется в виду признание ими того, что "главное отличие простого товарищества от всех других товариществ заключается... именно в том, что товарищество это существует лишь в отношении товарищей между собою; третьим же лицам оно неизвестно. Эти лица знают только отдельных товарищей, с которыми вступают в сделки и которые, в силу ее же, отвечают перед ними" <*>. Некоторое сомнение связано, пожалуй, с замечанием, относящимся к тому, что "простому товариществу чужды те особые признаки, которые присвоены другим видам товарищества, а потому всякое товарищество, не имеющее сих последних признаков, является простым и с этой точки зрения наименование рассматриваемой формы товарищества простой формой оказалось правильным" <**>. Сомнение, о котором идет речь, касается "запасного характера" простого товарищества. В действительности этот вид коллективных образований подобно другим не только имеет, но всегда имел присущие только ему особенности, обеспечивающие его индивидуализацию.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Книга пятая: Обязательства. Т. IV. С объяснениями. С. 719 - 921. С. 341.

<**> Там же. С. 342.

 

 

 Смотрите также:

  

Простое товарищество. Договор простого товарищества.

Негласное товарищество. Договор простого товарищества, более известный как договор о совместной деятельности, не является новым.

 

Договор простого товарищества, известный под названием...

Таким образом, по договору простого товарищества несколько участников. обязуются соединить свои вклады и совместно действовать для достижения общей.

 

Договор участия в долевом строительстве - договор простого...

Таким образом, договором простого товарищества может считаться лишь договор, обладающий следующими признаками

 

простое товарищество бессрочным). Договор простого...

Договор простого товарищества называют также. договором о совместной деятельности. ГК РФ рассматривает эти понятия как синонимы.

 

Правовой институт простого товарищества. Главная особенность...

По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей)...

 

ТОВАРИЩЕСТВО. Договор простого товарищества договор...