РАЗВИТИЕ ДОГОВОРА ЗАЙМА В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

 

Форма договора займа

  

 

В соответствии с дореволюционным российским законодательством договор займа подлежал заключению в письменной форме нотариальным или домашним порядком и не мог быть доказываемым свидетельскими показаниями. Договор займа, составленный у нотариуса (крепостное заемное письмо), должен был удостоверяться подписями не менее двух свидетелей.

 

Обязательство займа, составленное без участия нотариуса, называлось домашним и оформлялось домовым заемным письмом. Различие между указанными двумя порядками заключения и оформления договора займа состояло, главным образом, в различной степени обеспечения и защиты прав кредитора-займодавца. Крепостное заемное письмо давало его обладателю определенные преимущества перед займодавцем по займу домашнему, в частности: в устранении возможности для должника спорить о безденежности займа; в удовлетворении требования такого кредитора при несостоятельности должника в преимущественном порядке по отношению к займодавцу по домашнему займу; в возможности требовать от суда принятия мер по обеспечению иска, предъявленного к заемщику.

 

Напротив, домовое долговое письмо не могло служить надежным средством защиты интересов кредитора-займодавца: он был лишен права требовать от просрочившего должника уплаты законной неустойки, а при банкротстве последнего мог получить удовлетворение своего требования лишь из остатков имущества должника после расчетов с другими кредиторами. Правда, в целях избежания негативных для кредитора последствий законодательство предусматривало возможность оформления домашнего займа явочным порядком. В этом случае заемщик должен был в семидневный срок со дня составления домового заемного письма (для проживающих в уездах - в месячный срок) явиться к нотариусу (маклеру), который вносил сведения о домовом заемном письме в специальную книгу и учинял на нем соответствующую отметку. Вместе с тем, как указывал Г.Ф. Шершеневич: "Явка, по смыслу закона, должна быть произведена самим должником. Трудно предполагать, чтобы должник согласился всегда на этот невыгодный для него акт после того, как получил деньги. Зная это, очевидно, и кредитор не согласится дать деньги, пока должник не представит ему явленного уже письма. В виду этих формальностей и последствий их упущения заемное письмо в нашем быту совершенно вытеснено простым векселем" <*>.

 

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 486.

 

Характерно, что заемным письмам, как крепостным, так и долговым, российские правоведы не придавали значения обязательной формы договора займа. Так, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что письменная форма договора займа "необходима только для доказательства, но не для действительности займа, который может быть заключен значительно ранее облечения его в установленную форму", а сам договор займа "совершается передачей денег или других заменимых вещей от кредитора должнику" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 485.

 

Аналогичный подход обнаруживается и у К.П. Победоносцева: "Прямым доказательством займа служит обыкновенно письменное заемное обязательство, хотя закон вообще не исключает возможности доказывать заем и всеми установленными способами в суде, посредством фактов, несомненно указывающих на существование займа" <*>.

--------------------------------

<*> Победоносцев К.П. Указ. соч. С. 539.

 

Но наиболее категорическим образом выразил свою позицию по этому вопросу Д.И. Мейер: "Действительно, в юридическом быту существует очень много займов без заемных писем, а по счетам, распискам. Но счета и расписки - только доказательства существования займа, а не формы его совершения. Даже очень нередко заем совершается словесно, без всяких формальностей: одно лицо занимает у другого деньги, и договор не оставляет по себе никакого следа. Но тем не менее если существование займа будет доказано собственным признанием должника, то он будет присужден к обязательству удовлетворить займодавца: суд не вправе признать иск неосновательным потому только, что претензия истца по займу не подтверждается заемным письмом; все, что может сделать суд, - это взыскать с участников договора гербовый штраф. Все это ведет к тому заключению, что заемное письмо не составляет безусловно корпуса договора займа... а что заем есть нечто самостоятельно существующее, но связанное безусловно с заемным письмом" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 604.

 

Несмотря на то что заемные письма (как крепостное, так и долговое) не признавались российскими правоведами формой займа, поскольку им отводилась лишь роль доказательств, удостоверяющих возникновение заемного обязательства, указанные заемные письма выполняли еще одну весьма важную роль для имущественного оборота. Об этом, в частности, писал К.П. Победоносцев: "В заемном письме заключается обыкновенно ясное и простое требование, составляющее ценность, более или менее определительную, в имуществе займодавца. Посему односторонняя передача такого требования допускается без затруднения и нашим законом. Займодавец может передать свое право, как до срока, так и после срока, всякому лицу, кто заплатит ему деньги вместо должника, т.е. может продать заемное письмо" <*>.

--------------------------------

<*> Победоносцев К.П. Указ. соч. С. 341.

 

Действительно, в соответствии с законодательством заемные письма (в отличие, например, от закладных) подлежали свободной передаче без согласия должника, как правило, путем учинения передаточной надписи на самом заемном письме. Однако не исключалась и возможность оформления перехода прав займодавца по заемному письму (с передачей последнего цессионарию) путем заключения соглашения об уступке права требования. Как указывал Г.Ф. Шершеневич, "последствием передачи будет выбытие из обязательственного отношения прежнего активного субъекта и занятие его места другим. В случае неудовлетворения со стороны должника, новый веритель не вправе обращаться со взысканием к прежнему, который, в противоположность вексельному надписателю, не отвечает за осуществимость обязательственного права. Зато передавший заемное письмо отвечает, если переданное право оказалось недействительным: но ответственность его за недействительность права требования основывается не на обязательственном заемном отношении, а на неосновательном обогащении" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 488.

 

То обстоятельство, что в реальной жизни заемные обязательства далеко не всегда оформляются заемными письмами, было учтено при подготовке проекта Гражданского уложения, в который была включена норма о том, что денежный заем на сумму свыше 30 руб. должен быть удостоверен заемным письмом, распиской или иным письменным актом; заем других заменимых вещей на сумму свыше 300 руб. должен быть удостоверен на письме (ст. 1885).

Комментируя данное законоположение, Редакционная комиссия отмечала, что в договоре займа форма, в какой он совершается, не может иметь значения существенной принадлежности. "Обязательство возвратить занятое имущество, - подчеркивается в материалах Комиссии, - возникает вследствие события передачи и принятия в заем, в котором и выражается согласие сторон заключить договор займа, между тем как самое торжественное выражение согласия, не сопровождаемое передачей, не образует займа" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект. С. 455.

 

Включение в проект правила о письменной форме договора займа (на сумму свыше 30 руб.) объяснялось единственной целью: ограничить способы доказывания факта заключения договора займа, а именно устранить в качестве такого доказывания показания свидетелей. "В пользу недопущения свидетелей в подтверждение займа, - сказано в материалах Комиссии, - можно привести, между прочим, то, что передача, как событие внешнее, несомненно, может быть удостоверена сторонними очевидцами, но внутренний смысл передачи, определяемый намерением сторон, может легко ускользнуть от их внимания или представиться им неверно, так как предметом займа бывают такие предметы, которые ежедневно передаются в уплату долга, в дар, вследствие продажи и притом передаются для потребления, т.е. в полное распоряжение должника, как и при займе" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект. С. 455.

 

Исполнение обязательств

 

По российскому дореволюционному законодательству исполнение заемного обязательства состояло в платеже денег либо в возвращении того количества заменимых вещей, какое было передано займодавцем заемщику. При этом полное удовлетворение требований кредитора именовалось платежом, а частичное исполнение, если таковое допускалось соглашением сторон, - уплатой. Удостоверение исполнения заемного обязательства могло выражаться на самом заемном письме или путем составления другого документа.

Заемное письмо могло служить доказательством удостоверения исполнения заемного обязательства в случаях, когда на нем имелась отметка займодавца об удовлетворении его требований или когда оно имело внешние признаки, свидетельствующие о прекращении заемного обязательства путем его исполнения. В первом случае доказательством погашения займа со стороны заемщика служила надпись об удовлетворении, которую совершал кредитор на самом заемном письме. "Спрашивается, какое значение имеет заемное письмо, когда на нем имеется надпись должника об удовлетворении им верителя? - задавался вопросом Г.Ф. Шершеневич. - Нельзя не принять в соображение, что, по естественному порядку, документ всегда находится в руках верителя и самая возможность для должника совершить надпись на своем заемном письме невольно вызывает предположение, что кредитор сам допустил это сделать, а допустить он мог под условием удовлетворения. Как предположение, оно может быть опровергнуто доказательствами кредитора, что надпись была совершена на документе помимо его воли" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 489.

 

Что касается иных признаков заемного письма, свидетельствующих об исполнении, то в соответствии с законодательством таким внешним признаком, внушающим предположение об исполнении займа, признавалось прежде всего так называемое наддранное заемное письмо. Если такое наддранное заемное письмо находилось в руках должника, данное обстоятельство обычно служило доказательством платежа по займу, пока кредитором не будет доказано обратное. По этому поводу Г.Ф. Шершеневич писал: "Дело в том, что в торговом обороте документы не уничтожаются, а сохраняются для целей счетоводства. Документ только портится, надрывается, перечеркивается, штемпелюется, в отличие от целых и чистых документов, сохраняющих еще свою юридическую силу. Предположение платежа основывается в данном случае на двух обстоятельствах: порче документа и нахождении его в руках должника. Но, как предположение, оно может быть опровергнуто доказательствами, что наддрание документа и нахождение его в руках должника произошли случайно, помимо воли кредитора" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 489.

 

Доказательствами исполнения заемщиком своих обязательств по договору займа могли служить надпись кредитора и другие знаки на самом заемном письме, удовлетворение требований займодавца могло удостоверяться и другими документами. В частности, действовавшим тогда законодательством дозволялось вместо надписи займодавца на заемном письме брать расписку, в которой указывалось, что она выдана в удостоверение погашения обязательства. Такая расписка должна была иметь подпись кредитора. Г.Ф. Шершеневич подчеркивал: "Ясно, что доказательственная сила расписки основывается на предположении, что она относится к тому именно заемному письму, которым удостоверяется существование данного долга. Кроме платежной расписки, платеж или уплата долга по заемному обязательству могут быть доказываемы и всякими другими письменными средствами, напр., распиской кредитора в расписной или памятной книжке должника, почтовыми квитанциями об отсылке должником кредитору денег. Оценка всех подобных документов принадлежит суду" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 490.

 

Весьма интересно подошел к проблеме исполнения обязательств, вытекающих из договора займа, Д.И. Мейер, выделивший новые права займодавца и заемщика, которые могли быть реализованы ими в ходе исполнения договора займа. В частности, помимо традиционного права требовать от заемщика возврата займа и уплаты причитающихся процентов займодавцу принадлежит в отношении заемщика право зачесть долг, т.е. покрыть им другое долговое обязательство, по которому сам займодавец является должником. "Юридическое воззрение действительности не представляет никакого сомнения насчет существования этого права, - считает Д.И. Мейер, - хотя в законодательстве нет на то прямого указания. Но, конечно, и здесь зачет может иметь место лишь при известных условиях..." <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 609.

 

Займодавец может уступить свое право, принадлежащее ему по договору займа, другому лицу, как и право почти по всякому иному обязательству. "Уступка эта, - писал Д.И. Мейер, - совершается или посредством особого акта, или посредством передаточной надписи на заемном письме и совершается по займу чаще, нежели по другим договорам... Но когда заемное письмо имеет вид закладного акта, когда заем обеспечен залогом, то передача права по займу не допускается без согласия должника..." <*>.

--------------------------------

<*> Там же.

 

Займодавец вправе предоставить должнику отсрочку, учинив об этом соответствующую надпись на заемном письме или выдав особую расписку с обязательством при первой возможности заменить ее надписью на заемном письме. Займодавец также может (при желании должника) превратить заемное обязательство в срочное, для чего не требуется совершения нового заемного акта; достаточно учинить соответствующую надпись на заемном письме или выдать временную расписку.

В случае неисполнения заемщиком обязательства по возврату займа в установленный срок "займодавец может тотчас же прибегнуть к законной защите для принуждения должника к удовлетворению... Но займодавец может и не прибегать тотчас же при неисправности должника ко взысканию, а может отложить его до другого времени; только тогда он должен принять некоторую меру для полного охранения своего права. Меру эту составляет явка заемного письма по сроку: в течение трех месяцев со дня просрочки займодавец должен заявить о неплатеже по заемному письму нотариусу, и это-то заявление называется явкой по сроку, а также протестом. Явка по сроку имеет то практическое значение, что при несостоятельности должника заемные письма, не явленные по сроку, удовлетворяются уже после заемных писем, надлежащим образом засвидетельствованных и явленных по сроку" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 610.

 

Помимо уплаты долга по займу (капитальной суммы) и причитающихся процентов (роста) займодавцу в соответствии с законодательством принадлежало право требовать взыскания с неисправного заемщика так называемых указных процентов (6% годовых) и законной неустойки в форме штрафа, взимаемого однократно в размере 3% от просроченной суммы займа. Наделение займодавца таким правом Д.И. Мейер объяснял следующим образом: "Этот указный рост и эта законная неустойка по заемному письму объясняются тем, что в редких случаях займодавец может доказать, какой именно он претерпевает убыток вследствие неисправности должника; вот поэтому-то законодательство постановляет, что независимо от всяких доказательств убытка неисправность должника имеет для него последствием обязательство платить указный рост со времени просрочки по день платежа и, кроме того, заплатить неустойку" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 611.

 

Наиболее интересным в подходе Д.И. Мейера представляется то обстоятельство, что он выделяет не только права займодавца, который по определению является кредитором и, стало быть, обладателем прав требования по отношению к должнику, но и права заемщика, являющегося, казалось бы, "чистым" должником в одностороннем обязательстве займа, имея в виду его обязанность возвратить полученную сумму займа (или полученное количество заменимых вещей) и уплатить причитающиеся проценты.

Тем не менее, как доказывает Д.И. Мейер, и должник в одностороннем обязательстве обладает некоторыми правами, которые могут быть объединены в группу прав, проявляющих себя в ходе исполнения обязательства. Вот как пишет об этом Д.И. Мейер применительно к правам заемщика в одностороннем обязательстве займа: "Права должника: 1) Он не только обязан в срок удовлетворить займодавца, но и вправе заплатить ему в срок: должник может требовать, чтобы займодавец в срок заемного письма принял от него платеж, а в противном случае может представить долговую сумму в суд и тем разрешить обязательство и устранить от себя последствия просрочки... 2) Подобно займодавцу, и должник может произвести зачет и тем удовлетворить займодавца. 3) После полного платежа по заемному письму, равно как и по уплате части долга, должник вправе требовать от займодавца расписки в получении платежа, которая может быть или сделана на самом заемном письме, или выдана в виде отдельного акта" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 612.

 

Вопросам исполнения договора займа было уделено пристальное внимание при подготовке проекта Гражданского уложения. Помимо общей нормы о том, что "обязательство по займу исполняется платежом займодавцу заемщиком в назначенный договором срок занятой суммы с процентами, если таковые причитаются" (ст. 1887), проект ГУ включал целый ряд специальных правил, обеспечивающих дифференцированное регулирование отношений, связанных с исполнением заемного обязательства и применением последствий в случае нарушения договора займа в зависимости от его предмета, содержания условий о сроке и процентах, субъектного состава и иных обстоятельств.

Так, особым образом регулировался порядок исполнения договора займа, предметом которого служили предъявительские ценные бумаги. Проект ГУ включал в себя норму, согласно которой если предмет займа составляют процентные либо ценные бумаги на предъявителя, то заемщик, за отсутствием иного соглашения, обязан возвратить точно такие же бумаги и на ту же сумму по нарицательной их цене, независимо от повышения или понижения их курсовой разницы. В случае ненахождения к сроку займа в продаже подлежащих к возвращению бумаг заемщик обязан уплатить их стоимость по последнему курсу, а в случае изъятия их из обращения - по цене погашения (ст. 1888).

При комментарии данного законоположения Редакционная комиссия подчеркнула, что в целом она посчитала ненужным предусматривать в проекте ГУ случай, когда возвращение занятой заменимой вещи становится невозможным вследствие отсутствия ее в обращении. "Трудно допустить, - указывалось в материалах Комиссии, - чтобы род вещей, к которым принадлежала занятая вещь, совсем перестал существовать, о возврате же той самой вещи, которая была взята в заем, не может быть и речи ввиду того, что занятая вещь передается заемщику в собственность и цель займа состоит в потреблении этой вещи. Единственный достойный внимания случай ненахождения в обороте подлежащей возврату заменимой вещи может иметь место тогда, когда предмет возвращения состоит в процентных либо иных ценных бумагах, изъятых из обращения или хотя бы и неизъятых, но не находящихся в продаже... Обязанность заемщика удовлетворить займодавца в обоих случаях должна быть сведена к возмещению стоимости занятых процентных бумаг, а стоимость эта подлежит определению в случае изъятия бумаг из обращения - по цене погашения, а в случае ненахождения в предложении - по последнему курсу" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект. С. 457.

 

Кстати сказать, как видно из материалов Редакционной комиссии, в ходе одного из обсуждений проекта ГУ применительно к указанной статье было высказано замечание о том, что в случае ненахождения ценных бумаг в продаже заемщик должен возвратить их стоимость не по последнему курсу, а по тому курсу, который существовал на день совершения займа. По результатам рассмотрения указанного замечания Комиссия пришла к выводу, "что с предложением этим нельзя согласиться, так как при займе процентных и иных ценных бумаг обе стороны идут на риск: как заемщик, так и займодавец имеют в виду, чтобы к сроку займа были возвращены такие же бумаги, какие были заняты, а потому для них повышение либо понижение курса безразличны и в силу сего расчет между ними должен производиться именно по последнему курсу, а отнюдь не по курсу для займа, который не соответствует по существу данной сделки соглашению сторон" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект. С. 457.

 

Особым образом регулировались проектом ГУ и отношения, связанные с исполнением договора займа с условием о возврате займа по востребованию либо договора, не предусматривающего срока и порядка возврата займа. На этот счет в проекте имелись два специальных правила. Согласно первому из них заемщику, обязавшемуся произвести платеж по востребовании или по предъявлении, предоставляется для исполнения трехдневный срок со дня заявления ему требования о платеже (ст. 1889). Необходимость предоставления заемщику указанного трехдневного срока (со дня предъявления кредитором требования о платеже) объяснялась Редакционной комиссией теми обстоятельствами, что "занятая сумма поступает в собственность заемщика, который и занимает ее с целью произвести какие-либо платежи и потому не может быть в каждый данный момент готов возвратить ее займодавцу; что заемщик, прибегая к займу, нередко находится в стесненном положении и бывает вынужден, вследствие настояния займодавца, принять на себя обязательство без определения срока его исполнения и тем ставит себя в зависимость от займодавца; что займодавцы нередко бывают склонны пользоваться правом внезапного предъявления требования с целью вынудить заемщика принять новые отяготительные обязательства..." <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 458.

 

Правда, остается неясным (при таком отношении к заемщику по займу по востребовании), почему срок, предоставляемый заемщику для платежа, должен составлять всего три дня, явно недостаточных для получения заемщиком соответствующей суммы, необходимой для исполнения обязательства перед займодавцем. Комментарий Редакционной комиссии состоит в следующем: "Срок этот не может быть назначен более трех дней во избежание нарушения законных интересов займодавцев. Установление столь краткого льготного срока в пользу заемщика не нарушит потребностей обыкновенного гражданского оборота, не нуждающегося в особенно энергических и суровых приемах взыскания" <*>. Однако, на наш взгляд, данное объяснение не представляется убедительным.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект. С. 458.

 

Применительно к договорам займа, не устанавливавшим срок и порядок возврата суммы займа заемщиком, в проекте ГУ предусматривалось правило, в соответствии с которым если в договоре не назначен срок платежа и не определено, за сколько времени после предварения о прекращении займа платеж должен быть произведен, то заемщик обязан произвести платеж в случае предварения со стороны займодавца, а займодавец обязан принять платеж в случае предварения со стороны заемщика не позже трех месяцев со дня предварения. Предварение о платеже должно быть заявлено на письме, за исключением займа на сумму не свыше 30 руб. (ст. 1890).

Включение данной нормы в проект ГУ вызывалось не только желанием урегулировать порядок и срок возврата занятой денежной суммы (или заменимых вещей), но и необходимостью исключения (путем введения специального правила) действия общего положения о бессрочном обязательстве, согласно которому кредитор вправе требовать от должника исполнения немедленно по возникновении бессрочного обязательства (ст. ст. 1622 и 1664 проекта ГУ). Применение указанного общего положения к договору займа, как подчеркивается в материалах Редакционной комиссии, "было бы нецелесообразно, так как хозяйственному значению займа свойственно предоставление заемщику соответственного времени между получением в заем и возвратом для того, чтобы он успел распорядиться занятым имуществом согласно предложенному назначению" <*>.

--------------------------------

<*> Там же.

 

Что касается правила о форме, в которой должно совершаться предупреждение (предварение) о платеже, то, по мнению Редакционной комиссии, такое предупреждение "должно быть заявлено в такой форме, чтобы не оставалось сомнения относительно устанавливаемого этим заявлением срока обязательства. Наилучшая форма письменная, к которой, конечно, и прибегнут займодавцы и заемщики по более крупным займам, несмотря на некоторые хлопоты и расходы, сопряженные с этим способом предварения. Что же касается займов на небольшие суммы, то предварение о платеже по таковым следует допустить и на словах для того, чтобы оно могло быть удостоверено и свидетельскими показаниями, так как вообще предварение о платеже может быть заявлено в той же форме, в какой совершается обязательство, по коему требуется платеж" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект. С. 459.

 

Обращают на себя внимание и содержащиеся в проекте ГУ положения, определяющие возможность (или соответственно невозможность) досрочного возврата займа (ст. 1891). Речь идет о двух противоположных правилах, каждое из которых подлежит применению в зависимости от того, является ли договор займа возмездным или безвозмездным.

Первое правило, допускающее досрочное исполнение заемщиком своего обязательства, рассчитано на случаи беспроцентного займа, но выглядит это правило довольно странно: "по беспроцентному долгу заемщик может произвести платеж и до срока, но не вправе требовать учета процентов за время, остающееся до срока".

Оказывается, по мнению Редакционной комиссии, при досрочном погашении займа "может возникнуть вопрос - не вправе ли заемщик ввиду того, что займодавец раньше срока получает возможность пользоваться своим капиталом и извлекать из него выгоду, от которой он отказался в пользу его, заемщика, произвести вычет процентов из возвращаемого капитала за все время, остающееся до срока" <*>. Сама Редакционная комиссия отвечала на этот вопрос отрицательно, для чего и было включено соответствующее правило в проект ГУ, хотя трудно себе представить ситуацию, когда бы заемщик, получивший беспроцентный (т.е. безвозмездный) заем, возвращая его досрочно, оставил бы себе часть этого займа, составляющую проценты, начисляемые (выходит, на займодавца) за тот период, в течение которого он мог бы еще пользоваться займом, если бы не возвратил его досрочно. Ситуация эта выглядит намеренно искусственной и уж во всяком случае не требующей какого-либо правового регулирования.

--------------------------------

<*> Там же.

 

Второе правило состоит в том, что "по процентному долгу займодавец не обязан принимать платеж до срока". Лишение заемщика по процентному займу права досрочного (без согласия займодавца) исполнения своего обязательства объясняется в материалах Редакционной комиссии следующим образом: "По беспроцентному займу срок исполнения обязательства имеет значение главным образом для заемщика, но не для займодавца, так как, получая свой капитал, он собственно получает все то, на что имеет право. Что же касается займодавца по процентному займу, то получение одного только отданного в заем капитала, но не условленных по срок займа или не в полном количестве процентов, нарушает его интересы самым существенным образом, потому что не только лишает его приобретенного в силу договора займа права на проценты, но и может причинить ему потери и расходы, связанные с приисканием нового помещения для капитала" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект. С. 460.

 

В проекте ГУ можно обнаружить и специальное правило о порядке и сроке уплаты процентов, действие которого рассчитано на тот случай, если в договоре займа отсутствуют соответствующие условия. Согласно ст. 1895 проекта за отсутствием соглашения о сроке уплаты процентов они уплачиваются ежегодно по истечении каждого года, при займах же на срок менее года - одновременно с платежом капитала.

Особым образом регулировалась ответственность торговцев, выступающих совместно в роли заемщика по договору займа. Речь идет о норме, согласно которой торговцы, занявшие деньги совместно, отвечают перед займодавцем как совокупные должники (ст. 1896 проекта ГУ). Смысл этой нормы, видимо, состоит в том, чтобы в императивном порядке установить солидарную ответственность торговцев, которые совместно берут деньги взаем, и тем самым исключить действие аналогичного по содержанию общего положения о совокупных (солидарных) обязательствах, сформулированного в форме диспозитивной нормы: "...если двое или несколько лиц приняли на себя обязательство по договору, относящемуся к торговле или имеющему своим предметом их общую собственность, то они подлежат совокупной ответственности, разве бы в договоре было постановлено иначе" (ст. 1707) <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 288.

 

Правда, в комментарии Редакционной комиссии говорится несколько о другом, а именно: "Действие этого правила (о совокупной ответственности по обязательствам, возникшим из торгового промысла. - В.В.) должно быть распространено... и на заемные обязательства; но так как доказать, что данное заемное обязательство возникло из торгового промысла, иногда бывает трудно, то к признакам обязательства, по коему содолжники обязаны нести совокупную ответственность, следует отнести выдачу его торговцами, т.е. такими лицами, которые занимаются торговлей, как профессией..." <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское уложение. Проект. С. 468.

 

Остается констатировать, что приведенный комментарий Редакционной комиссии не соответствует содержанию комментируемой нормы.

 

 

 Смотрите также:

  

Дела о взыскании задолженности по договору займа с заемщика.

Исходя из указанного, для заключения договора займа не обязательно соблюдение письменной (простой или квалифицированной) формы; основное условие его заключения – передача займодавцем заемщику
• письмо заемщика, свидетельствующее о признании им займа

 

Договор займа предполагается беспроцентным. Сумма займа.

Договор займа предусматривает упрощенное по сравнению с кредитным договором оформление. Простая письменная форма требуется для этого договора только в случаях, когда заимодавцем является юридическое лицо либо сумма этого договора...

 

Договор займа между организациями заключается в письменной...

Денежные средства, полученные по договорам займа, не включаются в облагаемый оборот по налогу на добавленную стоимость.
В решении о выпуске облигаций определяются форма, сроки и иные условия о ее погашении.

 

Дела о взыскании задолженности по договору займа с заемщика...

Исходя из указанного, для заключения договора займа не обязательно соблюдение письменной (простой или квалифицированной) формы; основное условие его заключения – передача займодавцем заемщику
• письмо заемщика, свидетельствующее о признании им займа

 

Долговые обязательства Российской Федерации.

• в форме переоформления долговых обязательств третьих лиц в государственный долг РФ на основе принятых федеральных законов; • и, наконец, в форме соглашений и договоров, в т