ЗАКЛЮЧЕНИЕ КРЕДИТНОГО ДОГОВОРА

 

Форма кредитного договора

  

 

Первое, что бросается в глаза при изучении вопроса о форме кредитного договора, - наличие среди содержащихся в ГК РФ немногочисленных правил, посвященных кредитному договору, двух норм о форме кредитного договора. Согласно ст. 820 Кодекса кредитный договор должен быть заключен в письменной форме, несоблюдение такой формы влечет недействительность кредитного договора: он считается ничтожным.

 

Специальный характер названных правил о форме кредитного договора проявляется в том, что, во-первых, исключается применение норм о форме договора займа (ст. 808 ГК), допускающих в том числе заключение договора в устной форме, в частности, с последующим подтверждением факта его заключения распиской или иным аналогичным документом заемщика; во-вторых, предусматриваются более жесткие последствия несоблюдения требования письменной формы кредитного договора по сравнению с теми последствиями, которые предусмотрены общими положениями о форме сделки: в соответствии с п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет ее недействительность, однако лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не запрещает приводить письменные и другие доказательства.

 

Других дополнительных требований к форме кредитного договора законодательство не содержит, а это означает, что к кредитному договору применяются без изъятий общие положения о письменной форме всякого гражданско-правового договора, содержащиеся в п. 2 ст. 434 ГК РФ. Согласно указанным общим положениям договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

 

В связи с этим в юридической литературе обращается особое внимание на то, что "современный гражданский закон признает и иные варианты письменной формы договора, нежели традиционные документы на бумажном носителе, содержащие собственноручные подписи сторон", в результате чего получила широкое распространение "практика заключения кредитных договоров (например, краткосрочных межбанковских кредитов в национальной валюте) при помощи электронных торговых систем, не оформляющих письменных договоров на бумажных носителях" <*>.

--------------------------------

<*> Соловяненко Н.И. Указ. соч. С. 513.

 

И все же в большинстве случаев кредитные договоры заключаются в форме единого документа за подписями уполномоченных лиц, представляющих кредитора и заемщика. Причем практически повсеместно для заключения кредитных договоров используются трафаретные тексты этих договоров, разрабатываемые банками и тиражируемые ими типографским способом во множестве экземпляров. Указанные тексты кредитных договоров после заполнения немногочисленных пустых граф предлагаются к подписанию заемщикам, обратившимся с просьбой о выдаче кредита. Последние же, как правило, безропотно подписывают предлагаемые им банками тексты договоров. Такая практика заключения кредитного договора создает впечатление, что заемщик фактически лишь присоединяется к предложенным ему банком условиям кредитного договора. В связи с этим некоторые авторы, пытаясь объяснить фактические отношения сторон, складывающиеся при заключении кредитных договоров, с правовых позиций, пытаются придать им правовую форму договора присоединения. Так, Н.И. Соловяненко пишет: "Обычно кредитные организации используют разработанные ими стандартные формуляры таких договоров, которые сложно подвергнуть изменению в результате переговоров. Такие формуляры договора являются для заемщика договором присоединения, регулируемым по правилам ст. 428 ГК" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 512.

 

С этим утверждением трудно согласиться. Нам уже приходилось отмечать, что основным признаком типовой конструкции договора присоединения является не фактический способ заключения договора (когда предложенный одной стороной и подписанный другой текст договора представлял собой стандартный формуляр, разработанный одной из сторон), а то обстоятельство, что условия этого договора могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п. 1 ст. 428 ГК). Однако ни законодательство, ни банковская практика не исключают возможности заключения сторонами кредитного договора путем выработки его условий по совместному волеизъявлению сторон. Более того, в случаях, когда речь идет о крупных кредитах и выгодных для банков заемщиках, банки охотно отступают от своих же трафаретных текстов кредитного договора. Следовательно, в данном случае имеет место использование различных способов и средств заключения кредитного договора, которые относятся к области техники договорной работы. И не более того.

Кстати, применение банками типографских бланков текстов кредитного договора в некоторых случаях влечет негативные последствия для самих банков. Так, в банковской практике имеет широкое распространение так называемое переоформление кредиторской задолженности, возникшей по ранее заключенным кредитным договорам. Но делается это зачастую не путем заключения соглашения с заемщиком о переоформлении имеющейся задолженности по старым кредитам (об изменении условий ранее заключенных кредитных договоров), а тем же испытанным способом, т.е. путем подписания нового договора на трафаретном бланке кредитного договора, где в соответствующих пустых графах указываются общая сумма задолженности как по ранее выданным кредитам, так и по неуплаченным процентам (а в трафаретном бланке кредитного договора получается, что указанная задолженность представляет собой сумму кредита, подлежащую выдаче заемщику), новый срок уплаты задолженности (по трафаретному бланку - срок возврата выданного кредита) и ставка процентов, подлежащих уплате до фактического возврата кредита. По истечении нового срока погашения задолженности по ранее выданным кредитам (а по трафаретному бланку - срока возврата выданного кредита) банк-кредитор предъявляет требования к заемщику о погашении задолженности и взыскании неуплаченных процентов.

В свою очередь заемщики, пользуясь тем обстоятельством, что вместо соглашения об изменении отдельных условий ранее заключенных кредитных договоров (о сумме задолженности, сроке возврата выданных кредитов и размере процентов за пользование кредитами) стороны, используя трафаретный бланк кредитного договора, заключили (формально это так!) новый кредитный договор, на практике применяют различные способы своей защиты от справедливых (по сути своей) требований кредиторов. Например, нередко в подобных ситуациях заемщики заявляют (в том числе путем предъявления соответствующих встречных исков) о ничтожности заключенного нового кредитного договора как мнимой сделки (п. 1 ст. 170 ГК), поскольку, вступая в договорные отношения, стороны заключили кредитный договор лишь для вида, без намерения создать соответствующие ему правовые последствия (имеется в виду прежде всего обязательство банка по выдаче кредита). Признание такого кредитного договора ничтожной сделкой заставляет кредитора возвращаться к ранее заключенным кредитным договорам (задолженность по которым переоформлялась путем заключения нового кредитного договора), но по требованиям, вытекающим из этих договоров, зачастую оказываются упущенными сроки исковой давности.

Другой способ защиты, которым "вооружается" заемщик при таком "переоформлении" задолженности по ранее заключенным кредитным договорам, состоит в признании нового кредитного договора действительной сделкой. Но в этом случае заемщик сохраняет за собой возможность выдвинуть против требований кредитора довод об их необоснованности в силу того, что кредитор не выполнил своего обязательства по выдаче кредита в соответствии с новым кредитным договором. Более того, некоторые заемщики, добившись судебного решения об отказе кредитору в иске (по изложенным мотивам), предъявляли в судебном порядке свои требования о взыскании с кредитора убытков, вызванных неисполнением обязательства по выдаче кредита, вытекающего из нового кредитного договора. При этих условиях кредитора могла спасти от взыскания убытков лишь ссылка на злоупотребление правом со стороны заемщика (ст. 10 ГК). А пока длились судебные тяжбы, по ранее заключенным кредитным договорам, как и в предыдущем случае, истекали сроки исковой давности для взыскания задолженности.

И лишь при одном варианте развития событий, как показывает судебно-арбитражная практика, кредитору удается и при таком "переоформлении" задолженности по ранее заключенным кредитным договорам все же добиться защиты своих прав. Речь идет о тех ситуациях, когда кредитор, располагая соответствующими доказательствами, способен убедить суд в необходимости квалификации нового договора, заключенного на трафаретном бланке кредитного договора, в качестве соглашения сторон об изменении условий ранее заключенных кредитных договоров. Для этого кредитор должен владеть документами, подтверждающими то обстоятельство, что заемщик обращался к банку с просьбами о переоформлении задолженности по ранее заключенным договорам либо об отсрочке ее уплаты, и именно эти соответствующие просьбы заемщика послужили основанием для заключения нового кредитного договора. Юридическим основанием для квалификации нового кредитного договора в качестве соглашения об изменении условий ранее заключенных кредитных договоров в таком случае может служить норма, содержащаяся в п. 2 ст. 170 ГК РФ, согласно которой притворная сделка (новый кредитный договор), т.е. сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку, ничтожна, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду (соглашение об изменении ранее заключенных кредитных договоров), применяются правила, относящиеся к этой сделке.

Вместе с тем применение банком-кредитором данного (по существу единственного) способа защиты в ситуации, когда старая задолженность по ранее заключенным кредитным договорам переоформляется путем заключения соглашения на трафаретном бланке кредитного договора, сопряжено с определенными негативными последствиями для банка, который для достижения приемлемого для себя результата должен доказать, что он заведомо совершил незаконную притворную сделку. Вот такую "злую шутку" может сыграть с банками их неуемное стремление использовать для заключения различных соглашений в кредитной сфере собственные трафаретные бланки кредитного договора!

Договорные кредитные обязательства могут возникнуть и вовсе без заключения и оформления кредитного договора. Имеется в виду ситуация, когда в соответствии с договором банковского счета банк осуществляет платежи со счета клиента, несмотря на отсутствие на этом счете денежных средств (кредитование счета). В таком случае банк считается предоставившим клиенту кредит на определенную сумму со дня осуществления соответствующего платежа, а правоотношения сторон, связанные с кредитованием счета, регулируются правилами о займе и кредите, если договором банковского счета не предусмотрено иное (ст. 850 ГК). Такой кредит, именуемый обычно овердрафтом (а соответствующий банковский счет - контокоррентным), на практике иногда оформляется отдельными соглашениями между банком и владельцем счета, однако для квалификации возникших отношений в качестве кредитного обязательства (овердрафта) наличие (или отсутствие) подобных соглашений не имеет решающего значения. В подтверждение этого можно привести следующий пример из судебно-арбитражной практики.

Открытое акционерное общество - агростроительная компания (далее - компания) обратилось в арбитражный суд с иском о признании незаключенными с открытым акционерным обществом "Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации" (далее - банк) генерального соглашения, дополнительных соглашений к нему и четырех договоров о предоставлении кредитов в виде овердрафта; о взыскании с банка неосновательно списанных по безденежным кредитам 11421476 руб. 19 коп. и 2203740 руб. 94 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами. До принятия решения истец увеличил сумму процентов до 2494565 руб. 57 коп.

Решением суда генеральное соглашение, дополнения к нему, а также четыре договора были признаны незаключенными. С банка в пользу компании взыскано 11421476 руб. 19 коп. основного долга и 2494565 руб. 57 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения.

По результатам проверки дела в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации судебные акты отменил, а дело направил на новое рассмотрение.

Как следовало из материалов дела, банк и компания заключили генеральное соглашение о предоставлении последней кредита в виде овердрафта с лимитом в сумме 1500000 руб. со сроком погашения до 13 июня 2000 г. К генеральному соглашению были заключены дополнительные соглашения, устанавливающие право банка на безакцептное списание основной задолженности, неустойки и других платежей, а также лимит по овердрафтному кредитованию в сумме 14100000 руб. Кроме того, стороны заключили пять договоров о предоставлении кредитов в виде овердрафта.

Удовлетворяя исковые требования компании, суды трех инстанций исходили из вступившего в силу решения арбитражного суда по другому делу между теми же сторонами, в основание которого были фактически положены постановление следственного управления при органах внутренних дел, а также указания, содержащиеся в акте ревизии о проведении банком фиктивных операций по счету и представлении им выписок, недостаточно обосновывающих кредитование счета.

Однако, как отметил Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, постановления следственных органов не могут иметь преюдициальной силы и должны оцениваться арбитражным судом наряду с другими доказательствами, в том числе и актом ревизии, в котором указано, что расходные операции по счету компании осуществлялись при отсутствии на нем денежных средств. В то же время арбитражный суд не исследовал фактических обстоятельств, связанных с кредитованием счета.

Представленные истцом в арбитражный суд справки о приходах и расходах денежных средств были составлены начиная с января 2000 г., в то время как генеральное соглашение и первый договор датированы 16 декабря 1999 г., а расчет банка - с 17 декабря 1999 г.

Согласно ст. 850 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с договором банковского счета банк осуществляет платежи со счета, несмотря на отсутствие денежных средств (кредитование счета), банк считается предоставившим клиенту кредит на соответствующую сумму со дня осуществления такого платежа.

При новом рассмотрении дела арбитражному суду было предложено выяснить, имелись ли собственные денежные средства на расчетном счете компании на даты заключения договоров и сколько; когда и в каком размере производились платежи с этого счета в адрес третьих лиц на основании имеющихся в деле выписок по счету и платежных документов сторон; поступили ли фактически денежные средства к получателям <*>.

--------------------------------

<*> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2002 г. N 7286/01 // Справочные правовые системы.

 

С точки зрения юридической квалификации кредита в форме овердрафта, указанные правоотношения представляют собой кредитное обязательство, являющееся элементом договора банковского счета, в силу чего указанный договор должен рассматриваться в качестве смешанного договора; один из основных принципов регулирования последнего состоит как раз в том, что к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК).

 

Порядок заключения кредитного договора

 

При рассмотрении вопроса о порядке заключения кредитного договора важно отделить фактические действия сторон, в том числе и характеризующиеся направленностью на заключение кредитного договора, от юридических действий кредитора и заемщика в рамках установленных законодательством правил о порядке и стадиях заключения кредитного договора. Ранее в юридической литературе неоднократно предпринимались попытки придать чисто фактическим действиям сторон определенное правовое значение, подчеркнув тем самым специфику порядка заключения кредитного договора. Например, М.М. Агарков писал: "Обычно, прежде чем предоставить кредит... банк открывает клиенту кредит. Открытием кредита называется решение компетентного органа банка предоставить клиенту кредит в определенной форме (напр., специального текущего счета до востребования, целевой ссуды и т.п.) и на определенных условиях. Открытие кредита может иметь двоякое значение. Решение предоставить кредит клиенту может быть чисто внутреннего значения, не создающим никаких юридических отношений между банком и клиентом... Если оно и сообщается клиенту, то не в качестве волеизъявления, направленного на принятие банком обязательства перед последним, а в качестве простого уведомления. Но открытие кредита может быть также волеизъявлением, направленным к клиенту и содержащим обязательство банка предоставить кредит на определенных условиях. В этом случае сообщенное клиенту решение банка является составной частью договора между ними об открытии кредита" <*>.

--------------------------------

<*> Агарков М.М. Указ. соч. С. 21.

 

Позже решению руководящего органа банка о предоставлении кредита определенному заемщику, адресованному должностным лицам соответствующего банка, стало придаваться значение акцепта предложения заемщика о выдаче ему кредита. Так, Я.А. Куник прямо указывал: "Договор банковской ссуды в форме простого ссудного счета оформляется на основе заявления, подаваемого ссудополучателем на имя банка с приложением документа об остатках кредитуемых товарно-материальных ценностей и срочных обязательств. Акцептом данного предложения служит распоряжение управляющего учреждением банка о предоставлении кредита" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. С. 480.

 

Правда, не все авторы, писавшие о кредитном договоре в советский период, разделяли эту позицию. К примеру, у О.С. Иоффе мы также находим констатацию того факта, что вопрос об удовлетворении заявки заемщика (ссудополучателя) о выдаче кредита решает управляющий учреждения банка: "...по его письменному распоряжению ссуда зачисляется на расчетный счет кредитуемой организации и в учетных целях фиксируется в простом ссудном счете" <*>. Однако, по мнению О.С. Иоффе, указанное распоряжение руководителя банковского учреждения не могло служить акцептом по заключаемому кредитному договору. По этому поводу он писал: "Если бы распорядительная надпись означала заключение договора, то, уменьшив сумму кредита сравнительно с указанной в заявлении предприятия, банк не был бы обязан к ее выдаче, ибо договор не считается заключенным, когда акцепт не соответствует оферте. В действительности же такая обязанность у банка имеется, ибо она носит не договорный, а плановый характер" <**>.

--------------------------------

<*> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 678.

<**> Там же. С. 679.

 

Согласитесь, изложенный подход доктрины советского периода к оценке распоряжения руководителя учреждения банка является довольно типичным примером придания фактическим действиям, направленным на обеспечение надлежащей работы подразделений банка по заключению и исполнению кредитного договора, значения юридических действий, являющихся составной частью существовавшего в то время порядка заключения кредитных договоров.

В настоящее время действующее законодательство и реальная банковская практика позволяют выделить из всех действий, предпринимаемых заемщиком и кредитором в целях получения (выдачи) кредита, какое бы важное значение они ни имели для сторон кредитного договора, те юридические действия, которые составляют установленный законодательством порядок заключения кредитного договора.

К примеру, для банка чрезвычайно важное значение сегодня имеют действия его работников, осуществляемые в рамках предварительного контроля за финансовым состоянием лица (гражданина или организации), обратившегося с просьбой о выдаче кредита. От правильности оценки финансового состояния потенциального заемщика (до заключения кредитного договора и выдачи кредита) зависит степень риска невозврата банку выданной суммы кредита и в конечном счете платежеспособность самого банка. Однако указанные действия характеризуются направленностью на формирование одностороннего волеизъявления банка и поэтому не могут быть отнесены к юридическим действиям сторон по заключению кредитного договора, который представляет собой соглашение, основанное на встречном волеизъявлении обеих сторон.

Как известно, порядок заключения договора состоит в том, что одна из сторон направляет другой свое предложение о заключении договора (оферту), а другая сторона, получив оферту, по результатам ее рассмотрения принимает предложение заключить договор (акцепт), о чем уведомляет контрагента (п. 2 ст. 432 ГК).

Обычно собственно процессу заключения договора предшествуют преддоговорные контакты сторон. Такую роль при заключении кредитного договора, как правило, выполняют обращение заемщика в банк с заявлением о выдаче кредита и рассмотрение банком этого заявления. Нам уже приходилось отмечать, что в реальной банковской практике подавляющее большинство кредитных договоров заключается путем подписания заемщиком трафаретных бланков кредитного договора, представляемых банком (после заполнения тем же банком пустых граф трафаретного текста). Поэтому роль оферты обычно выполняет такой текст договора, подписанный одной стороной и предложенный к подписанию контрагенту. Здесь возможны два варианта: либо банк передает заемщику оформленный и подписанный банком проект договора, либо указанный трафаретный проект договора передается заемщику в качестве бланка (технического текста), который должен быть оформлен заемщиком или же подписан и представлен в банк на подпись последнему. В первом случае роль стороны, направляющей оферту, выполняет банк, а представление заемщиком подписанного им договора в банк служит акцептом; во втором случае в качестве лица, направляющего оферту, должен быть признан заемщик, а банк - стороной, акцептующей условия кредитного договора. Выполнение сторонами роли соответственно оферента или акцептанта, несмотря на то что на первый взгляд последовательность их действий носит технический характер, имеет весьма важное значение, поскольку договор считается заключенным с момента получения акцепта, а в роли акцептанта при различных вариантах заключения кредитного договора, как мы убедились, может выступать как кредитор, так и заемщик, вернее, тот из них, который ставит свою подпись в оформленном и подписанном другой стороной проекте договора.

Конечно же, не исключены и другие варианты заключения кредитного договора. Например, при длительных и надежных договорных отношениях банка с определенным заемщиком, являющимся одновременно владельцем счета, обслуживаемого этим банком, встречаются ситуации, когда кредит выдается (денежная сумма зачисляется на счет или заемщику открывается ссудный счет и предоставляется возможность совершения расчетов непосредственно с этого ссудного счета) без оформления текста кредитного договора. В этом случае заявление заемщика о выдаче кредита выполняет роль оферты, акцептом же будут служить действия банка (конклюдентные действия) по исполнению условий оферты (зачисление средств на банковский счет заемщика или открытие ссудного счета). Правовым основанием для такого вывода служит норма, содержащаяся в п. 3 ст. 438 ГК РФ, согласно которой совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

В подобных ситуациях для признания кредитного договора заключенным вовсе не требуется, чтобы на банковский счет заемщика была зачислена вся сумма кредита, о которой было заявлено заемщиком при его обращении в банк. Для этого достаточно, чтобы банк зачислил на банковский счет заемщика хотя бы часть истребуемой суммы кредита или совершил соответствующий платеж со ссудного счета заемщика, поскольку такие действия банка также должны считаться акцептом. Такого мнения придерживается и судебно-арбитражная практика: согласно п. 58 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 6/8) <*> для признания соответствующих действий адресата оферты акцептом не требуется выполнения условий оферты в полном объеме. В этих целях достаточно, чтобы лицо, получившее проект договора, приступило к его исполнению на условиях, указанных в проекте договора, и в условленный для его акцепта срок.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9. С. 18.

 

Иногда стороны кредитного договора избирают для себя несколько усложненный порядок оформления договорных отношений. Имеются в виду ситуации, когда контрагенты сначала вырабатывают принципиальные основы своих взаимоотношений, оформляя их генеральным соглашением об условиях кредитования, предусматривающим упрощенный порядок заключения кредитных договоров, оформляющих выдачу конкретных сумм кредита в рамках согласованного ими генерального соглашения. В этом случае правоотношения сторон регулируются как условиями конкретных кредитных договоров, представляющих собой специальные условия, касающиеся каждой выдаваемой заемщику конкретной суммы кредита, так и общими условиями, содержащимися в генеральном соглашении. Примером такой структуры договорных отношений может служить одна из разновидностей кредитного договора, а именно соглашение о предоставлении кредита путем открытия кредитной линии.

По легальному определению, содержащемуся в утвержденном Банком России Положении о порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения) от 31 августа 1998 г. N 54-П (далее - Положение N 54-П) <*>, под открытием кредитной линии понимается заключение сторонами соглашения (договора), на основании которого клиент-заемщик приобретает право на получение и использование в течение обусловленного срока денежных средств, при соблюдении одного из следующих условий: а) общая сумма предоставленных клиенту-заемщику денежных средств не превышает максимальный размер (лимит), определенный в соглашении (договоре), называемый лимитом выдачи; б) в период действия соглашения (договора) размер единовременной задолженности клиента-заемщика не превышает установленный ему данным соглашением (договором) лимит - лимит задолженности. Условия и порядок открытия клиенту-заемщику кредитной линии определяются сторонами либо в специальном генеральном (рамочном) соглашении, либо непосредственно в договоре на предоставление (размещение) денежных средств (подп. 2 п. 2.2 Положения).

--------------------------------

<*> Зарегистрировано в Минюсте России 29 сентября 1998 г. N 1619; действует в ред. Положения, утвержденного Банком России 27 июля 2001 г. N 144-П. См.: Справочные правовые системы.

 

Очевидно, что в первом случае (когда условия и порядок открытия заемщику кредитной линии определяются сторонами в специальном генеральном соглашении) имеет место сложная структура договорных связей сторон по предоставлению заемщика. Кредитные правоотношения сторон опосредуются двумя договорами: генеральным соглашением, определяющим принципиальные взаимоотношения сторон и устанавливающим лимит выдачи и (или) лимит задолженности по кредитам; кредитным договором, регламентирующим выдачу конкретных сумм кредита в рамках условий, предусмотренных генеральным соглашением. Во втором случае (когда условия и порядок открытия кредитной линии определяются сторонами непосредственно в кредитном договоре) речь идет не об особой структуре договорных связей по кредитованию, а об отдельной разновидности кредитного договора, основной особенностью которого является кредитование заемщика путем открытия кредитной линии. В последнем случае действия банка по предоставлению заемщику конкретных сумм кредита в пределах лимита выдачи (лимита задолженности) не оформляются отдельными кредитными договорами, а представляют собой действия по исполнению обязательства банка, вытекающего из кредитного договора.

 

 

 Смотрите также:

  

Кредитный договор должен быть заключен в письменной форме

Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.

 

Кредит. Кредитный договор

Предметом кредитного договора могут быть только деньги, но не иное имущество.
форме, то есть предметом кредитных отношений становятся права требования

 

Заем и кредит. Вексель. Договор займа. Коммерческий кредит

Форма кредитного договора.
Кредитный договор, как и договор займа, может предусматривать целевое использование кредита.

 

Кредитный договор - договор, по которому банк или иная...

Кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора.