СУБЪЕКТЫ КРЕДИТНОГО ДОГОВОРА

 

Заемщик

  

 

В роли другого непременного участника кредитного договора - заемщика может выступать всякий субъект гражданского права: как физическое, так и юридическое лицо, а также публично-правовое образование (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования). Закон не предусматривает каких-либо специальных требований, предъявляемых к гражданам и организациям, участвующим в кредитном договоре на стороне заемщика. Если для банка заключение кредитных договоров во всех случаях связано с осуществлением им предпринимательской деятельности, то граждане и организации, вступая в кредитные правоотношения с банком, могут преследовать самые различные цели, в том числе и никак не связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

 

Возможности граждан, организаций и публично-правовых образований участвовать в кредитных правоотношениях (в качестве заемщиков) предопределяются общими положениями о право- и дееспособности, а также правилами, устанавливающими особенности правового статуса тех или иных субъектов гражданского права, что никак не связано со спецификой правового регулирования именно кредитных правоотношений.

 

Например, публично-правовые образования (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования), как известно, выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений: гражданами и юридическими лицами, - и подчиняются правилам, определяющим участие юридических лиц в гражданско-правовых отношениях, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов. От имени публично-правовых образований гражданские права и обязанности приобретаются органами государственной власти и органами местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (ст. ст. 124, 125 ГК).

 

С точки зрения бюджетного законодательства кредитные договоры, заключаемые Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями с кредитными организациями в качестве заемщиков, признаются одной из форм долговых обязательств соответствующих публично-правовых образований, а суммы полученных кредитов - государственными, муниципальными внутренними заимствованиями, составляющими часть государственного (муниципального) долга (ст. ст. 97 - 100 Бюджетного кодекса Российской Федерации, далее - БК РФ <*>). В соответствии со ст. 104 БК РФ государственные и муниципальные внутренние заимствования используются для покрытия дефицитов соответствующих бюджетов, а также для финансирования бюджетных расходов в пределах расходов на погашение государственных и муниципальных долговых обязательств. От имени Российской Федерации право осуществления государственных внутренних заимствований принадлежит Правительству РФ либо уполномоченному им ответственному федеральному органу исполнительной власти; от имени субъекта Российской Федерации - единственному уполномоченному органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации; от имени муниципального образования - уполномоченному органу местного самоуправления в соответствии с уставом муниципального образования.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3823.

 

Предельный объем государственного внутреннего долга Российской Федерации на каждый очередной финансовый год утверждается федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год с разбивкой долга по формам обеспечения обязательств. Законом субъекта Российской Федерации о бюджете, правовым актом органа местного самоуправления о местном бюджете на очередной финансовый год устанавливается верхний предел долга субъекта Российской Федерации, муниципального долга, который не должен превышать объем доходов соответствующего бюджета без учета финансовой помощи из бюджетов других уровней бюджетной системы Российской Федерации (ст. ст. 106 - 107 БК РФ).

Согласно ст. 111 БК РФ осуществление государственных или муниципальных заимствований допускается только в случае утверждения федеральным законом, законом субъекта Российской Федерации или решением органа местного самоуправления о бюджете соответствующего уровня на текущий финансовый год следующих параметров: привлечения средств из источников финансирования дефицита бюджета, соответствующего ограничениям, установленным ст. 92 БК РФ (размер дефицита бюджета субъекта Российской Федерации не может превышать 15%, а местного бюджета - 10% объема доходов соответствующего бюджета без учета финансовой помощи иных бюджетов); предельного размера государственного и муниципального долга, соответствующего ограничениям, установленным ст. ст. 106 - 107 БК РФ; расходов на обслуживание соответствующего государственного или муниципального долга в текущем финансовом году. При этом предельный объем расходов на обслуживание государственного долга субъекта Российской Федерации или муниципального долга, утвержденный законом (решением) о бюджете соответствующего уровня, не должен превышать 15% объема расходов бюджета соответствующего уровня.

Отмеченные ограничения, содержащиеся в публичном праве (бюджетном законодательстве), предопределяют возможности участия публично-правовых образований в кредитных правоотношениях. Правда, современной российской истории известны факты и, так сказать, разового регулирования отдельных акций, связанных с участием государства в кредитных правоотношениях в качестве заемщика. Достаточно вспомнить историю с "залоговыми аукционами", которая до настоящего времени служит одним из признанных образцов "скандальной" приватизации. А началась эта история с принятия Указа Президента РФ от 31 августа 1995 г. N 889 "О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности" <*>. Согласно названному Указу "в целях обеспечения источников покрытия дефицита федерального бюджета и эффективного использования пакетов акций, находящихся в федеральной собственности", предусматривалось проведение в IV квартале 1995 г. аукционов на право заключения одновременно договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций, а также договора комиссии. Передача в залог находящихся в федеральной собственности пакетов акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, производилась по итогам проведения аукционов на право заключения соответствующих договоров. Причем Указом изначально предусматривалось, что упомянутые аукционы на право заключения договоров кредита, залога и комиссии считаются состоявшимися в том случае, если число участников аукциона было более одного и каждый из них гарантировал предоставление кредита под залог акций в размере не менее стартовой цены. Победителем аукциона признавался участник, предложивший в заявке наибольший размер кредита за соответствующий пакет акций. При этом Указ от 31 августа 1995 г. N 889 не содержал каких-либо требований к участникам подобных аукционов и их победителям, с которыми заключались договоры кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций акционированных государственных предприятий и комиссии.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1995. N 36. Ст. 3527.

 

Из так называемых обязательных условий договоров кредита, залога акций и комиссии, утвержденных названным Указом в качестве приложений, следовало, что выставленные на аукцион акции передавались победителю аукциона, который после заключения с ним соответствующих договоров приобретал одновременно статус кредитора, залогодержателя и комиссионера, в обеспечение исполнения Российской Федерацией обязательств заемщика по возврату кредита, выдаваемого победителем аукциона (кредит зачислялся в счет доходов федерального бюджета).

За пользование кредитом заемщик должен был выплачивать кредитору проценты в рублях по ставке ЛИБОР плюс 0,5% для трехмесячных депозитов в экю на дату заключения кредитного договора, пересчитанных в рубли по официальному курсу Банка России на дату платежа. Правда, проценты подлежали начислению лишь за период с даты зачисления кредитором суммы кредита на счет заемщика (т.е. в доходы федерального бюджета) до 1 января 1996 г. В дальнейшем проценты по кредиту не начислялись.

По условиям кредитного договора заемщик изначально принимал на себя обязательство выплатить кредитору основной долг и начисленные проценты "из выручки от реализации акций, переданных в залог". В том случае, если сумма, вырученная от реализации предмета залога, была недостаточной для покрытия обеспеченных залогом требований кредитора, последний не имел права на получение недостающей суммы от заемщика (?!). Более того, предусматривалось, что и срок действия кредитного договора истекал в день погашения требований кредитора за счет стоимости предмета залога (т.е. кредитный договор по существу не предусматривал ни обязательство заемщика по возврату кредита, ни срок исполнения указанного обязательства).

Реальной же целью "залоговых аукционов" являлась передача находящихся в федеральной собственности акций акционированных государственных предприятий под контроль "кредиторов" в обход законодательства о приватизации. Об этом недвусмысленно свидетельствуют так называемые обязательные условия договоров залога и комиссии, утвержденные тем же Указом Президента РФ. Акции как предмет залога передавались кредитору-залогодержателю, который наделялся в отношении этих акций правомочиями владения и пользования, как только сумма кредита зачислялась на счет Российской Федерации в Банке России. Залогодержатель также (за редкими исключениями) наделялся правом осуществлять голосование на общих собраниях акционеров по акциям, переданным в залог, по своему усмотрению. Уже с 1 января 1996 г. у кредитора-залогодержателя (на этот раз как комиссионера) возникало право реализации заложенных акций (указанное право ему дозволялось уступить третьему лицу).

Кредитор (он же залогодержатель и комиссионер) имел право по своему выбору в течение трех лет с даты заключения соответствующих договоров осуществить продажу находящихся в федеральной собственности акций любым из способов, предусмотренных законодательством о приватизации, кроме инвестиционных торгов.

Таким образом, как мы видим, предусматривавшийся Указом Президента РФ от 31 августа 1995 г. N 889 порядок проведения "залоговых аукционов" на самом деле не имел ничего общего ни с кредитным договором, ни с договором залога, а представлял собой некую искусственную правовую схему (прикрытием которой были призваны служить традиционные правовые конструкции кредита, залога и комиссии), позволявшую осуществить переход акционированных государственных предприятий под контроль определенных лиц в обход действовавшего тогда законодательства о приватизации. Прискорбно, но факт: само государство в лице своих высших должностных лиц предстало в истории с "залоговыми аукционами" в качестве активного разработчика и проводника соответствующей схемы перехода права собственности.

Однако вернемся к субъектам кредитного договора на стороне заемщика. Возможности участия в кредитных правоотношениях организаций - юридических лиц в качестве заемщиков также предопределяются особенностями их правового статуса.

Так, в отношении бюджетных учреждений действует правило, установленное БК РФ (п. 1 ст. 118), согласно которому они не имеют права получать кредиты у кредитных организаций и других физических и юридических лиц, за исключением ссуд из бюджетов и государственных внебюджетных фондов. Указанный запрет не действует лишь в случаях, когда в отношении бюджетного учреждения, финансируемого на основе сметы доходов и расходов, имеют место задержки финансирования из бюджета более чем на два месяца или при финансировании не более 75% объема бюджетных ассигнований, установленного уведомлением о бюджетных ассигнованиях за квартал (ст. 237 БК РФ).

Серьезные ограничения правового статуса учреждения предусмотрены и гражданским законодательством. Как известно, учреждения, являясь некоммерческими организациями, наделены лишь целевой правоспособностью и могут заключать только те сделки (включая кредитные договоры), которые не противоречат целям их деятельности, предусмотренным положениями о соответствующих учреждениях (п. 1 ст. 120 ГК). Кроме того, учреждение, будучи субъектом права оперативного управления на закрепленное за ним имущество, не вправе его отчуждать или иным способом распоряжаться указанным имуществом, а также имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете. Исключение составляют лишь те случаи, когда в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность; доходы от такой разрешенной учреждению деятельности, а также приобретенное за счет этих доходов имущество, учитываемые учреждением на отдельном балансе, поступают в его самостоятельное распоряжение (ст. 298 ГК).

Из всех коммерческих организаций (обладающих, как правило, общей правоспособностью) наибольшие особенности правового статуса, ограничивающие возможности участия в кредитных правоотношениях, характерны для государственных и муниципальных унитарных предприятий, которые в отличие от иных коммерческих организаций наделены лишь целевой правоспособностью (ст. ст. 49, 113 ГК). Однако данное обстоятельство (целевая правоспособность) до недавнего времени <*> не создавало для государственных и муниципальных предприятий каких-либо препятствий для заключения кредитных договоров с коммерческими банками, поскольку как субъект хозяйственного ведения государственное или муниципальное предприятие распоряжалось своим имуществом самостоятельно, по своему усмотрению; и только сделки по распоряжению недвижимым имуществом требовали согласия собственника имущества, закрепленного за унитарным предприятием.

--------------------------------

<*> До 3 декабря 2003 г., когда в "Российской газете" состоялось официальное опубликование Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", вступившего с этого момента в силу.

 

Теперь же в соответствии со ст. 24 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (далее - Закон о государственных и муниципальных унитарных предприятиях) действия унитарного предприятия по получению кредитов на основе кредитных договоров с кредитными организациями (наряду с получением бюджетных ссуд, размещением облигаций и выдачей векселей) должны квалифицироваться, по терминологии названного Закона, как осуществление "заимствования". Проблема, конечно же, не в квалификации кредитных договоров, беда в том, что указанная статья содержит норму, согласно которой "унитарное предприятие вправе осуществлять заимствования только по согласованию с собственником имущества унитарного предприятия объема и направлений использования привлекаемых средств". Стало быть, обращаясь к банку с просьбой о выдаче кредита, государственное или муниципальное унитарное предприятие должно всякий раз располагать неким решением компетентного государственного органа (органа местного самоуправления), уполномоченного собственником имущества, закрепленного за унитарным предприятием, о согласовании объема кредита и направлениях его использования данным предприятием. В противном случае кредитный договор, заключенный при отсутствии такого решения, должен признаваться недействительной сделкой, противоречащей требованиям закона. Согласитесь, представления законодателя о роли кредита для участников имущественного оборота, каковыми являются государственные и муниципальные унитарные предприятия, выглядят довольно странно (если не сказать больше).

Для иных коммерческих организаций - хозяйственных обществ, хозяйственных товариществ, производственных кооперативов, обладающих общей правоспособностью, не существует никаких препятствий для вступления в кредитные правоотношения с банками в качестве заемщиков. Вместе с тем все указанные юридические лица относятся к корпоративным организациям, для которых характерны распределение компетенции между их органами управления и специальный порядок принятия решений о совершении указанными организациями сделок определенных категорий, под параметры которых может попасть и кредитный договор. Например, в соответствии со ст. 45 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ (в ред. Федерального закона от 21 марта 2002 г. N 31-ФЗ) "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) <*> сделки, в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, члена коллегиального исполнительного органа общества или заинтересованность участника общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20% и более голосов от общего числа голосов участников общества, не могут совершаться обществом без согласия общего собрания участников общества. Решение о совершении обществом сделки, в которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием участников общества большинством голосов от общего числа голосов участников общества, не заинтересованных в ее совершении.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785; 2002. N 12. Ст. 1093.

 

Согласно ст. 46 названного Закона решение о совершении крупной сделки (сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества, стоимость которого составляет более 25% стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен больший размер крупной сделки) принимается общим собранием участников общества. Если кредитный договор, по которому в качестве заемщика выступает общество с ограниченной ответственностью, подпадает под параметры соответственно сделки с заинтересованностью либо крупной сделки и не может считаться сделкой, совершаемой обществом в порядке его обычной хозяйственной деятельности, он может быть заключен лишь по решению общего собрания участников. В противном случае такой кредитный договор может быть признан недействительным.

Особый порядок совершения акционерным обществом крупных сделок и сделок с заинтересованностью предусмотрен также Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 31 октября 2003 г. N 134-ФЗ; от 27 февраля 2003 г. N 29-ФЗ) "Об акционерных обществах" (далее - Закон об акционерных обществах) <*> (ст. ст. 79, 83).

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 2002. N 12. Ст. 1093; 2003. N 9. Ст. 805.

 

Кроме того, учредительными документами названных корпоративных организаций могут быть ограничены полномочия лица (органа), выступающего от имени указанных организаций без доверенности, по сравнению с тем, как они определены в законе. И если при заключении кредитного договора названное лицо выйдет за пределы этих полномочий, такой договор может быть признан недействительным по иску соответствующей организации, правда, при том условии, что истец докажет, что другая сторона договора знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях (ст. 174 ГК).

В качестве заемщика по кредитному договору могут выступать и граждане (физические лица). Их возможности участия в кредитных правоотношениях ограничены лишь общими требованиями право- и дееспособности. Особенности правового статуса граждан, выступающих в роли заемщиков по кредитным договорам, предопределены тем обстоятельством, что в случае получения кредита для личных и бытовых нужд в кредитных правоотношениях с банками они должны признаваться потребителями оказываемых банками услуг, что влечет применение к данным правоотношениям норм законодательства о защите прав потребителей. Во всяком случае, о возможности и необходимости такого подхода свидетельствует норма, содержащаяся в ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" <*>, согласно которой в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ "О защите прав потребителей" (в настоящее время - в ред. Федерального закона от 9 января 1996 г.) <**> и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 411.

<**> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

 

Правда, сегодня попытки применения законодательства о защите прав потребителей к кредитным правоотношениям с участием граждан окажутся малоэффективными, поскольку названное законодательство по своему содержанию вовсе не рассчитано на указанные правоотношения. Задача обеспечения защиты прав граждан, выступающих в роли заемщиков по кредитным договорам, может быть решена лишь путем принятия актов специального законодательства о потребительском кредите.

 

 

 Смотрите также:

  

КАК ПОЛУЧИТЬ КРЕДИТ. Банковский кредит – ипотека.

Заемщик закладывает покупаемое жилье.
Заемщик сам управляет механизмом ипотечного кредитования, выбирая для себя те или иные условия.

 

Валюта кредита при получении ипотеки. Ипотечный банк...

При получении ипотеки валюта кредита может быть как национальной, так и иностранной. Заемщик сам в праве решать, какой из них отдать предпочтение.

 

Дела о взыскании задолженности по кредитному договору...

В предмет доказывания в делах о взыскании задолженности по кредитному договору с заемщика и поручителя входят следующие факты

 

КАК ПОЛУЧИТЬ КРЕДИТ. Некоторые требования банков...

Кредит возвращается, погашается и проценты платятся следующими способами: списанием средств со счета заемщика по его платежному поручению.