ДОГОВОР ЗАЙМА ПО РОССИЙСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ

 

Обязательство коммерческого кредита

  

 

Обязательство коммерческого кредита не имеет форму отдельного договорного правоотношения, а возникает в тех гражданско-правовых договорах, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, при том условии, что одна из сторон такого договора предоставляет свое исполнение контрагенту как бы в кредит, с отсрочкой получения предусмотренного договором встречного исполнения со стороны этого контрагента.

 

Последний в силу названных обстоятельств какое-то время (до исполнения своего обязательства), по сути, пользуется денежными средствами (вещами, определяемыми родовыми признаками), переданными ему другой стороной или подлежащими передаче указанной стороне в оплату полученных от нее товаров, выполненных работ, оказанных услуг. Правоотношение, складывающееся в подобных ситуациях по поводу пользования чужими денежными средствами (вещами, определяемыми родовыми признаками), имеет черты обязательства заемного типа и названо в ГК коммерческим кредитом (ст. 823).

 

Следует, однако, подчеркнуть достаточно условный характер наименования соответствующего обязательства, используемого в ГК. Впервые в современной юридической литературе на это обратил внимание С.А. Хохлов, который указывал: "Коммерческий кредит означает кредитование, осуществляемое непосредственно самими участниками производства и реализации товаров (работ, услуг), и противопоставляется банковскому кредиту, осуществляемому банками и другими кредитными учреждениями. Исходя из широкого понимания коммерческого кредита, к нему следовало бы, например, отнести заем, предоставленный любым лицом, не обладающим статусом кредитной организации. Определение коммерческого кредита, данное в статье 823, не охватывает, однако, всех случаев такого кредитования в его широком понимании. В качестве коммерческого кредита здесь рассматривается только кредит, предоставляемый не по самостоятельному заемному обязательству (договору займа, кредитному договору, договору о товарном кредите), а во исполнение договоров на реализацию товаров, выполнение работ или оказание услуг" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 2: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. С. 431 - 432 (автор комментария - С.А. Хохлов).

 

Е.А. Суханов подчеркивает, что обязательство коммерческого кредита не образует отдельного договора, а входит в состав иных гражданско-правовых договоров. "Коммерческий кредит (ст. 823 ГК РФ) представляет собой не самостоятельную сделку заемного типа, а условие, содержащееся в возмездном договоре, - считает он. - Любой такой договор, например договор купли-продажи, аренды, подряда, перевозки и т.д., может включать условие о полной предварительной оплате или авансе (частичной оплате) предоставляемого имущества, результатов работ или оказания услуг (установленное в интересах отчуждателя или услугодателя) либо, напротив, об отсрочке или рассрочке такой оплаты (служащее интересам приобретателя или услугополучателя). Экономически во всех этих случаях речь все равно идет о кредите, по существу предоставляемом одной стороной договора другой, например при купле-продаже товара с рассрочкой его оплаты" <*>.

--------------------------------

<*> Суханов Е.А. Посреднические и кредитно-финансовые сделки в новом Гражданском кодексе Российской Федерации. С. 43.

 

Необходимым признаком договоров, которыми может предусматриваться предоставление коммерческого кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг, является то обстоятельство, что существо обязательства, лежащего на одной из сторон, должно состоять в передаче в собственность другой стороне именно денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками.

Судебная практика нередко сталкивается с ситуациями, когда участники споров пытаются квалифицировать в качестве коммерческого кредита обязательства продавцов (поставщиков), принявших в качестве предоплаты за товар векселя, выданные покупателями, либо совершение последними иных юридических действий. В подобных случаях арбитражные суды не признают правоотношения сторон коммерческим кредитом и в целом не находят оснований для возникновения на стороне продавцов (поставщиков) каких-либо денежных обязательств.

Так, открытое акционерное общество "Завод сварных машиностроительных конструкций" (далее - завод) обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу "Нижнетагильский металлургический комбинат" (далее - комбинат) о взыскании стоимости непоставленной продукции и процентов за пользование чужими денежными средствами (коммерческий кредит).

Решением арбитражного суда исковые требования были удовлетворены частично: с ответчика взыскан основной долг в полной сумме и проценты за пользование чужими денежными средствами, уменьшенные на основании ст. 333 ГК. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

При рассмотрении данного дела Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в порядке надзора выяснилось следующее.

Как следовало из материалов дела, между комбинатом (продавец) и заводом (покупатель) заключен договор на поставку металлопродукции, согласно условиям которого в оплату продукции принимаются векселя, облигации и казначейские обязательства.

Во исполнение договорных обязательств истец передал ответчику два простых векселя на сумму, составляющую стоимость металлопродукции. Фактически металлопродукция поставлена лишь на часть этой суммы.

Невыполнение обязательств ответчиком явилось основанием для предъявления соответствующего иска в соответствии со ст. 487 ГК.

Принимая решение о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, суд исходил из наличия у ответчика денежного обязательства коммерческого кредита перед истцом, поскольку вексель в данном случае служил средством платежа и был выдан поставщику в качестве предоплаты.

Данный вывод был признан неправомерным, а решение в части взыскания процентов необоснованным.

Статья 395 ГК предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги. Положения данной статьи не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа или погашения денежного долга.

Поскольку в данном случае в качестве средства платежа сторонами были использованы не деньги, а ценные бумаги, что исключает возможность возникновения обязательства коммерческого кредита и реального пользования денежными средствами, применение ст. 395 ГК является неправильным.

В удовлетворении исковых требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами было отказано, и в этой части судебные акты отменены <*>.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 2000. N 2. С. 58.

 

По другому делу закрытое акционерное общество "Галлс" обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу "Братсккомплексхолдинг" о возврате 48923941 руб. предварительной оплаты за товар, не поставленный ответчиком, и о взыскании 8611995 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены.

Федеральный арбитражный суд кассационным постановлением решение изменил: с ответчика взыскана сумма основного долга, а в остальной части иска отказано.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ данные судебные акты отменил по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, между ОАО "Братсккомплексхолдинг" (поставщик) и ЗАО "Галлс" (покупатель) был заключен договор, в соответствии с которым поставщик должен был поставить продукцию, а покупатель - оплатить ее путем проведения зачета с ОАО "Иркутскэнерго" на 12,5 млн. руб. задолженности поставщика за тепловую и электрическую энергию. В соответствующем пункте договора содержалось условие о фиксировании этой суммы в долларах США на день совершения зачета. Покупатель свои обязательства выполнил, что подтверждалось протоколом зачета взаимной задолженности. Однако поставщик продукцию не отгрузил.

Считая действия по осуществлению зачета предварительной оплатой, а следовательно, предоставлением коммерческого кредита, покупатель на основании п. 2 ст. 317 и п. 3 и 4 ст. 487 ГК обратился с иском к поставщику о взыскании суммы, на которую был произведен зачет, исходя из рублевого эквивалента зачтенной суммы в долларах США на день предъявления иска (2047166,72 дол. США), а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Применяя к отношениям сторон указанные нормы, суд не учел следующего. Согласно п. 1 ст. 454 ГК по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

В случаях, когда продавец не предоставит покупателю товар, право требовать возврата суммы предварительной оплаты на основании ст. 487 ГК возникает у покупателя, если оплата производилась им в денежной форме.

Доказательства погашения долгов поставщика третьему лицу в денежной форме истцом не представлены. Договором поставки также не предусмотрены оплата товара либо осуществление зачета в денежной форме.

При таких условиях у судов не имелось оснований для применения к правоотношениям сторон правил ст. 487 ГК.

Что касается отказа во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, то постановление суда кассационной инстанции в этой части было признано обоснованным <*>.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 2001. N 8. С. 24.

 

В целом же, как подчеркивается в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 <*> (п. 12), к коммерческому кредиту судебно-арбитражная практика относит "гражданско-правовые обязательства, предусматривающие отсрочку или рассрочку оплаты товаров, работ или услуг, а также предоставление денежных средств в виде аванса или предварительной оплаты".

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 11. С. 7 - 14.

 

Вместе с тем необходимо учитывать, что даже в отношении тех договоров, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, возможность предоставления коммерческого кредита может быть ограничена законом. Например, в силу п. 2 ст. 711 ГК по договору подряда подрядчик вправе требовать выплаты ему аванса только в случаях и в размере, указанных в законе или договоре, а по договору бытового подряда работа оплачивается заказчиком после ее сдачи подрядчиком, и лишь с согласия заказчика работа может быть оплачена им при заключении договора полностью или путем выдачи аванса (ст. 735 ГК); по договору хранения вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю по окончании хранения, а если оплата хранения предусмотрена по периодам, то вознаграждение должно выплачиваться соответствующими частями по истечении каждого периода (п. 1 ст. 896 ГК).

Очевидно, что предоставление коммерческого кредита должно быть предусмотрено непосредственно в соответствующем договоре, т.е. являться одним из его условий. В связи с этим трудно согласиться с встречающимся в юридической литературе мнением о том, что обязательство коммерческого кредита может быть установлено и отдельным соглашением сторон. Так, Л.А. Новоселова пишет: "Включение "кредитного элемента" в тот или иной возмездный договор не должно пониматься слишком упрощенно. Соглашение о применении той или иной формы коммерческого кредитования может не включаться в текст основного договора, а заключаться отдельно. К примеру, стороны могут заключить отдельное соглашение о предоставлении денежных средств организации-подрядчику. Вопрос о том, было ли данное предоставление коммерческим кредитом в форме аванса под определенные объемы работ, должен решаться судом с учетом всех представленных по делу доказательств" <*>.

--------------------------------

<*> Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. С. 121.

 

Однако, если сторонами заключено отдельное соглашение о предоставлении организации-подрядчику денежных средств на возвратной основе, такое соглашение скорее всего будет являться самостоятельным договором целевого займа (ст. 814 ГК), если только сами стороны не признают его неотъемлемой частью договора подряда (лишь в таком случае правоотношения сторон, вытекающие из указанного соглашения, могут быть признаны обязательством коммерческого кредита).

Основное юридическое последствие квалификации правоотношений сторон, складывающихся по определенному гражданско-правовому договору в качестве обязательства коммерческого кредита, состоит в том, что, как указано в п. 2 ст. 823 ГК, к коммерческому кредиту соответственно применяются правила гл. 42 ГК "Заем и кредит", если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства.

В юридической литературе активно обсуждается вопрос о том, какие именно правила из содержащихся в гл. 42 ГК подлежат применению к отношениям коммерческого кредита в первую очередь: общие положения о займе или нормы о кредитном договоре.

Например, Е.А. Павлодский пишет: "К коммерческому кредиту применяются общие нормы, регулирующие кредитный договор. Так, коммерческий кредит предоставляется на возмездной основе, если это не противоречит сущности договора, по которому предоставляется коммерческий кредит. Проценты, взимаемые по коммерческому кредиту, являются платой за пользование чужими денежными средствами" <*>.

--------------------------------

<*> Павлодский Е.А. Указ. соч. С. 18.

 

По мнению Е.А. Суханова, к договорному условию о коммерческом кредитовании "должны "соответственно" применяться правила о займе или кредите, если только иное прямо не предусмотрено в содержании договора и не противоречит существу возникающего на его основе обязательства (например, предусмотренная ст. 821 ГК РФ возможность одностороннего отказа от предоставления или получения кредита едва ли применима к рассматриваемой ситуации). Это касается прежде всего необходимости письменного оформления условия о таком займе (кредите), возможности получения по нему процентов и последствий его несоблюдения сторонами" <*>.

--------------------------------

<*> Суханов Е.А. Посреднические и кредитно-финансовые сделки в новом Гражданском кодексе Российской Федерации. С. 43.

 

Л.А. Новоселова, комментируя положение, содержащееся в п. 12 Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 (а именно если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства, к коммерческому кредиту применяются нормы о договоре займа), утверждает, что указанное положение "не препятствует применению к отношениям по коммерческому кредитованию норм о кредитном договоре (параграф 2 гл. 42), если это вытекает из условий обязательства" <*>. Правда, в подтверждение этого вывода автором приводится, на наш взгляд, не вполне удачный пример: "В частности, если стороны установили в договоре купли-продажи условие о неустойке, подлежащей применению в случае неперечисления аванса, то рассматривать отношения по передаче суммы аванса как реальную сделку нет оснований. Эта сделка будет являться консенсуальной, и в отношении обязанностей кредитующей (авансирующей) стороны возможно применение норм ст. ст. 820 и 821 ГК РФ" <**>.

--------------------------------

<*> Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. С. 121.

<**> Там же.

 

Очевидно, что если стороны заключили договор купли-продажи с условием о предоставлении покупателем аванса продавцу, то мы имеем дело с договором, по которому должна быть произведена предварительная оплата товара, подпадающим под действие ст. 487 ГК. Согласно п. 2 этой статьи в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила, предусмотренные ст. 328 ГК. Следовательно, продавец по такому договору купли-продажи признается субъектом встречного исполнения. В соответствии же с п. п. 2 и 3 ст. 328 ГК в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков. Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению. В случае, когда встречное исполнение обязательства все же произведено, несмотря на непредоставление другой стороной обусловленного договором исполнения своего обязательства, эта сторона обязана предоставить такое исполнение.

Из приведенных императивных норм, содержащихся в ст. 328 ГК, следует, что продавец по договору купли-продажи с условием о предварительной оплате товара может предъявить требование о применении к покупателю ответственности (включая взыскание неустойки) за неисполнение обязательства по предварительной оплате (авансированию) лишь в случае, если сам продавец исполнит свое обязательство по передаче товара покупателю либо заявит отказ от договора. Таким образом, возможность установления сторонами в рассматриваемом договоре неустойки на случай неисполнения покупателем обязанности по предварительной оплате товара и основания ее применения предопределены правилами о встречном исполнении обязательств (п. 2 ст. 487, а также ст. 328 ГК), а не тем обстоятельством, что "рассматривать отношения по передаче суммы аванса как реальную сделку нет оснований", поскольку "эта сделка является консенсуальной" (не говоря уже о том, что условие договора о предварительной оплате вряд ли возможно вообще рассматривать в качестве сделки).

Кроме того, не следует забывать, что обязательство коммерческого кредита представляет собой лишь один из элементов договора купли-продажи с предварительной оплатой товара (впрочем, как и любого иного гражданско-правового договора) и не может оказывать решающего влияния на судьбу договора в целом. По этой причине к договору, содержащему условие о коммерческом кредите, вряд ли можно применить положения ст. 821 ГК, наделяющие кредитора правом отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита, а заемщика - правом отказаться от получения кредита. В рамках иных гражданско-правовых договоров подобные действия сторон будут означать односторонний отказ от исполнения договорных обязательств, что является совершенно недопустимым и вредным для имущественного оборота.

Именно данным обстоятельством объясняется ограничительное толкование нормы п. 2 ст. 823 ГК, данное в п. 12 Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, которое ориентирует судебно-арбитражную практику на применение к отношениям коммерческого кредита лишь норм о договоре займа, упуская из виду специальные правила о кредитном договоре.

Применение в соответствующих случаях норм о договоре займа означает, что отношения по коммерческому кредиту, складывающиеся в рамках иных гражданско-правовых договоров, подпадают под действие законоположений, регулирующих размер и порядок уплаты заемщиком процентов по договору займа. Прежде всего, речь идет о п. 1 ст. 809 ГК, согласно которому займодавец (если иное не предусмотрено законом или договором) имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре займа соответствующего условия размер процентов определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавец является юридическим лицом - в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. В то же время договор займа предполагается беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное; в случаях, когда договор заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон, по договору заемщику передаются не деньги, а другие вещи, определенные родовыми признаками (п. 3 ст. 809 ГК). Данные положения в полной мере применимы и к обязательствам коммерческого кредита, вытекающим из иных гражданско-правовых договоров.

Важное значение для практики применения приведенных норм к отношениям коммерческого кредита имеют разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, которые касаются определения правовой природы соответствующих процентов и порядка их взыскания. Согласно п. 12 названного Постановления проценты, взимаемые за пользование коммерческим кредитом (в том числе суммами аванса, предварительной оплаты), являются платой за пользование чужими денежными средствами. При отсутствии в законе или договоре условий о размере и порядке уплаты процентов за пользование коммерческим кредитом суды должны руководствоваться нормами ст. 809 ГК. Проценты за пользование коммерческим кредитом подлежат уплате с момента, определенного законом или договором. Если же законом или договором этот момент не определен, следует исходить из того, что такая обязанность возникает с момента получения товаров, результатов работ или услуг (при отсрочке платежа) или с момента предоставления денежных средств (при авансе или предварительной оплате) и прекращается при исполнении стороной, получившей кредит, своих обязательств либо при возврате полученного в качестве коммерческого кредита, если иное не предусмотрено законом или договором.

В определенных случаях к отношениям коммерческого кредита подлежат применению и положения о последствиях нарушения заемщиком договора займа, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК, согласно которому, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК. Имеются в виду ситуации, когда на должнике по обязательству коммерческого кредита лежит обязанность по отсроченной или рассроченной оплате полученных им товаров, выполненных работ или оказанных услуг, т.е. когда речь идет о просроченном денежном обязательстве.

Как разъясняется в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 (п. 15), проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК, являются мерой гражданско-правовой ответственности; указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов. При наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства.

Таким образом, на должника по обязательству коммерческого кредита, выраженному в денежной форме, просрочившего его исполнение, может быть одновременно возложена обязанность по уплате двух ставок процентов (например, двух ставок рефинансирования): по п. 1 ст. 809 и п. 1 ст. 811 ГК. Однако по своей правовой природе (и, стало быть, по порядку взыскания) это две совершенно различные меры воздействия на должника: проценты, уплачиваемые должником на сумму коммерческого кредита в размере и порядке, определенных п. 1 ст. 809 ГК, представляют собой плату за пользование чужими денежными средствами и подлежат уплате по правилам об основном денежном долге (т.е. практически во всех случаях); проценты, установленные п. 1 ст. 811, являются мерой гражданско-правовой ответственности за задержку исполнения денежного обязательства и подлежат применению в этом своем качестве при наличии соответствующих оснований и условий ответственности, предусмотренных гл. 25 ГК. И даже в тех случаях, когда в договоре предусмотрено лишь увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование денежными средствами, признается в судебно-арбитражной практике иным размером процентов, установленных договором в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК (п. 15 Постановления от 8 октября 1998 г. N 13/14).

Иллюстрацией к сказанному может служить следующий пример. Закрытое акционерное общество "Автодеталь" (поставщик) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Агат" (покупатель) о взыскании 7,6 тыс. руб. процентов за пользование коммерческим кредитом. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования были удовлетворены в полном размере.

При проверке судебных актов по данному делу в кассационном порядке было установлено, что между сторонами был заключен договор, в соответствии с которым поставщик обязался своим транспортом доставить товары в место нахождения покупателя и передать их последнему, а покупатель должен был принять указанные товары и оплатить их по ценам, указанным в договоре. Договор также содержал условие о предоставлении покупателю трехдневной отсрочки в оплате товаров и его обязанности уплатить поставщику проценты за пользование коммерческим кредитом, начисляемые со дня передачи товаров, в размере трехкратной ставки рефинансирования Центрального банка РФ; начиная со второго месяца размер процентов удваивался.

Как следовало из материалов дела, продавец выполнил свое обязательство: товары были доставлены покупателю и приняты последним в июне 2000 г., однако по состоянию на 15 декабря 2000 г. (день предъявления иска) задолженность покупателя по оплате товаров составляла 13,7 тыс. руб.

При рассмотрении данного дела в первой и апелляционной инстанциях арбитражный суд правильно квалифицировал отношения сторон в качестве обязательства коммерческого кредита, однако произвел взыскание процентов без их необходимой дифференциации на плату за пользование денежными средствами и меру ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства. Кассационная же инстанция правомерно исходила из того, что составной частью предусмотренных договором повышенных процентов (150% годовых), начисляемых начиная со второго месяца после получения покупателем товаров от поставщика, являются проценты, взимаемые в качестве платы за пользование коммерческим кредитом (75%). Что касается процентов в части, превышающей ставку процентов за пользование коммерческим кредитом (остальные 75%), то они представляют собой ответственность за задержку возврата коммерческого кредита и в силу своей несоразмерности последствиям допущенного покупателем нарушения договора могли быть уменьшены на основании ст. 333 ГК, что и было сделано кассационной инстанцией. В результате решение арбитражного суда было изменено: общая сумма взысканных процентов составила 4 тыс. руб. <*>.

--------------------------------

<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 июня 2002 г. N Ф08-1870/2002 // Справочные правовые системы.

 

Вместе с тем необходимо обратить внимание на то, что даже при наличии всех признаков, характерных для обязательства коммерческого кредита, далеко не во всех случаях к соответствующему договору могут быть применены положения о договоре займа и, в частности, нормы о процентах, взимаемых по договору займа (п. 1 ст. 809 и п. 1 ст. 811 ГК).

Как отмечалось ранее, в соответствии с п. 2 ст. 823 ГК правила о договоре займа применяются к отношениям коммерческого кредита, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство.

В связи с этим С.А. Хохлов в первом комментарии к части второй ГК, содержащей положения о коммерческом кредите, указывал: "Анализ правил ГК об отдельных договорах показывает, что положения главы 42 имеют различное значение для кредитных отношений, возникающих в рамках купли-продажи, подряда, возмездного оказания услуг. Предварительная оплата товаров, оплата товаров, проданных в кредит, оплата товаров в рассрочку достаточно полно урегулированы специальными правилами о купле-продаже (ст. ст. 487 - 489, 500), и потребность в применении к таким случаям коммерческого кредита каких-либо правил главы 42 практически не возникает. Что касается правил ГК о договорах подряда (гл. 37), договорах на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (гл. 38), договорах возмездного оказания услуг (гл. 39), исполнение которых нередко связано с авансированием или предварительной оплатой работ и услуг, то соответствующие главы специальных правил о такого рода коммерческом кредитовании не устанавливают. Поэтому есть основания для применения в этих случаях ряда правил главы 42 и прежде всего правил о последствиях нарушения заемщиком договора займа (ст. 811)" <*>.

--------------------------------

<*> Хохлов С.А. Указ. соч. С. 432 - 433.

 

Говоря о специальных правилах, регулирующих отношения коммерческого кредита, возникающие из договора купли-продажи, С.А. Хохлов, видимо, имел в виду следующие законоположения.

В соответствии с п. 4 ст. 487 ГК в случае, если продавец по договору купли-продажи с условием о предварительной оплате товаров не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии со ст. 395 ГК со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной им суммы; договором может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя.

Согласно п. 4 ст. 488 ГК в случае, если покупатель по договору купли-продажи товара в кредит не исполняет обязанность по оплате переданного товара в установленный договором срок и иное не предусмотрено ГК или договором, на просроченную сумму подлежат уплате проценты в соответствии со ст. 395 ГК со дня, когда по договору товар должен был быть оплачен, до дня оплаты товара покупателем; договором может быть предусмотрена обязанность покупателя уплачивать проценты на сумму, соответствующую цене товара, начиная со дня передачи товара продавцом.

В ст. 489 (п. п. 2 и 3) предусмотрено, что если покупатель по договору купли-продажи товара в кредит с условием о рассрочке платежа не производит в установленный договором срок очередной платеж за проданный в рассрочку и переданный ему товар, продавец вправе, если иное не предусмотрено договором, отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара, за исключением случаев, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара; к договору о продаже товара в кредит с условием о рассрочке платежа применяются также правила о процентах, предусмотренные п. 4 ст. 488 ГК.

И наконец, в соответствии со ст. 500 (п. п. 2 и 3) ГК в случае, когда договором розничной купли-продажи предусмотрена предварительная оплата товара (ст. 487 ГК), неоплата покупателем товара в установленный договором срок признается отказом покупателя от исполнения договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон; к договорам розничной купли-продажи товаров в кредит, в том числе с условием оплаты покупателем товаров в рассрочку, не подлежат применению правила о процентах, предусмотренных п. 4 ст. 488 ГК.

Нельзя не отметить, что формировавшаяся арбитражно-судебная практика по разрешению споров, связанных с применением приведенных специальных правил, регулирующих отношения коммерческого кредита, возникающие из договоров купли-продажи, в период после введения в действие части второй ГК (1 марта 1996 г.) вплоть до 8 октября 1998 г., когда было принято Постановление Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ N 13/14, была весьма непоследовательной и противоречивой. В особенности это касается практики применения положений о процентах, взимаемых с продавца и покупателя соответственно по договорам купли-продажи товара с условием о предварительной оплате и купли-продажи товара в кредит (п. 4 ст. 487 и п. 4 ст. 488 ГК).

Судебно-арбитражная практика (включая практику надзорной инстанции) той поры в основном исходила из того, что проценты, подлежащие уплате продавцом в связи с просрочкой передачи покупателю предварительно оплаченного последним товара, а также покупателем по договору продажи товара в кредит в случае нарушения срока оплаты ранее переданного товара, представляют собой меру ответственности участников договора купли-продажи за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств. Такой подход был следствием более общей проблемы, связанной с отсутствием в то время в судебно-арбитражной практике единообразного определения правовой природы процентов годовых за пользование чужими денежными средствами (как правило, суды исходили из того, что указанные проценты, взимаемые в соответствии со ст. 395 ГК, во всех случаях являются мерой гражданско-правовой ответственности). Кроме того, квалификация указанных процентов в качестве меры гражданско-правовой ответственности позволяла судам применять по аналогии закона ст. 333 ГК и уменьшать сумму взыскиваемых процентов, поскольку ставка рефинансирования Центрального банка РФ, используемая в тот период при начислении процентов годовых, превышала все разумные пределы.

И только в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 наконец был обозначен дифференцированный подход к процентам годовых за пользование чужими денежными средствами в зависимости от того, взимаются ли они за просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК) или за пользование коммерческим кредитом (ст. 823 ГК), и была определена однозначным образом правовая природа тех и других: проценты, взимаемые за просрочку денежного обязательства, были признаны мерой гражданско-правовой ответственности, а проценты, подлежащие уплате за пользование коммерческим кредитом, - платой за пользование денежными средствами. В связи с этим судам, в частности, было предложено исходить из того, что проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК), а поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК; п. 4 Постановления N 13/14).

Таким же образом в вышеназванном Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 была определена правовая природа процентов, подлежащих уплате в соответствии с п. 4 ст. 487 и п. 4 ст. 488 ГК. Согласно п. 13 Постановления в случае, если продавец не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии со ст. 395 ГК со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной суммы. Договором может быть предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предварительной оплаты со дня получения этой суммы от покупателя до дня передачи товара либо возврата денежных средств продавцом при отказе покупателя от товара. В этом случае проценты взимаются как плата за предоставленный коммерческий кредит (ст. 823 ГК).

В соответствии с п. 14 Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 в случае, если договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю либо оплата товара в рассрочку, а покупатель не исполняет обязанность по оплате переданного товара в установленный договором срок, покупатель в соответствии с п. 4 ст. 488 ГК обязан уплатить проценты на сумму, уплата которой просрочена, в соответствии со ст. 395 ГК со дня, когда по договору товар должен быть оплачен, до дня оплаты товара покупателем, если иное не предусмотрено ГК или договором. Договором может быть предусмотрена обязанность покупателя уплачивать проценты на сумму, соответствующую цене товара, начиная со дня передачи товара продавцом (п. 4 ст. 488 ГК). Указанные проценты, начисляемые (если иное не установлено договором) до дня, когда оплата товара была произведена, являются платой за коммерческий кредит (ст. 823 ГК).

Очевидно, что в обоих случаях суть специальных правил, регулирующих отношения коммерческого кредита, возникающих из договора купли-продажи, сводится к переносу (по сравнению с правилами о займе, применяемыми к коммерческому кредиту) момента, с которого подлежат начислению проценты за пользование денежными средствами: указанные проценты начисляются не с момента получения продавцом суммы предварительной оплаты или покупателем - товаров, проданных в кредит, а с того момента, когда соответствующая сторона договора купли-продажи не исполнила своего обязательства, не затрагивая правовую природу процентов, взимаемых как плата за пользование коммерческим кредитом.

Еще раз подчеркнем, что эти однозначность и четкость в определении правовой природы процентов годовых за пользование чужими денежными средствами, основанные на дифференцированном подходе к процентам, взимаемым в случае просрочки денежного обязательства, и к процентам, подлежащим уплате в качестве платы за пользование коммерческим кредитом, появились в судебно-арбитражной практике лишь в связи с принятием Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, что не могло не сказаться и на состоянии юридической литературы по данному вопросу <*>.

--------------------------------

<*> В связи с этим довольно странно выглядит позиция Л.А. Новоселовой, принимавшей активное участие в формировании соответствующей судебно-арбитражной практики, которая в настоящее время вступает в полемику с теми взглядами, которые высказывались нами на основании судебно-арбитражной практики, существовавшей до принятия Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, и не замечает более поздних изданий (после 8 октября 1998 г.), где эти взгляды были скорректированы в соответствии с названным Постановлением (см.: Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам).

 

Справедливости ради необходимо заметить, что приведенные здесь разъяснения высших судебных инстанций вряд ли могут претендовать на исчерпывающую характеристику правовой природы процентов, предусмотренных п. 4 ст. 487 и п. 4 ст. 488 ГК, и на установление бесспорного порядка применения соответствующих законоположений, а скорее направлены на обеспечение единообразия судебно-арбитражной практики и предсказуемости решений, принимаемых судами по соответствующей, довольно распространенной категории споров. Кстати, и в современной юридической литературе можно встретить подходы, отличные от тех, что предложены в вышеназванном Постановлении от 8 октября N 13/14. Например, Е.А. Павлодский отмечает, что "в договоре, по которому предоставляется коммерческий кредит в форме предварительной оплаты, может быть предусмотрена обязанность заемщика уплатить проценты на сумму предоплаты со дня получения денежных средств". "При отсутствии в договоре такого условия, - полагает Е.А. Павлодский, - проценты за пользование суммами коммерческого кредитования не взимаются" <*>.

--------------------------------

<*> Павлодский Е.А. Указ. соч. С. 18.

 

Еще одно ограничение возможности регулирования правилами о договоре займа (гл. 42 ГК) отношений коммерческого кредита состоит в том, что применение указанных правил будет противоречить существу обязательства, вытекающего из договора, предусматривающего предоставление коммерческого кредита (п. 2 ст. 823 ГК).

Комментируя данное законоположение, Л.А. Новоселова в качестве примеров приводит случаи, когда "цена в договоре устанавливается с учетом того, что оплата будет производиться предварительно. Скидка с цены, которую предоставляет продавец (заказчик), является формой возмещения другой стороне за предоставленный коммерческий кредит. Аналогичная ситуация складывается, когда, предоставляя отсрочку платежа, продавец несколько увеличивает цену товара по сравнению с той, которая взимается при немедленном платеже" <*>.

--------------------------------

<*> Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. С. 123.

 

Эти примеры объединяет то обстоятельство, что во всех приведенных случаях предоставление коммерческого кредита компенсируется встречным предоставлением, которое тем или иным образом находит выражение в цене за товары, работы или услуги, что исключает возможность взимания отдельной платы за пользование коммерческим кредитом в виде процентов.

Вместе с тем противоречие между применением норм о договоре займа и существом обязательства, вытекающего из договора, имеющего в том числе внешние признаки коммерческого кредита (т.е. договора, содержащего условия о предварительной оплате, авансе или об отсрочке платежа), может быть обнаружено в гораздо большем числе случаев. Например, авансирование заказчиком отдельных этапов работ по договору подряда может в соответствии с договором являться формой оказания содействия подрядчику со стороны заказчика в выполнении работы (ст. 718 ГК). Возможны ситуации, когда договор подряда при условии выполнения работы с использованием материала заказчика предусматривает в качестве альтернативного обязательства заказчика перечисление подрядчику в качестве авансовых платежей стоимости соответствующего материала (ст. 713, а также ст. 320 ГК). Вряд ли будет соответствовать существу обязательства, вытекающего из договора поручения, применение правил о договоре займа в случае, когда доверитель одновременно с выдачей доверенности поверенному на совершение определенных юридических действий от имени и за счет доверителя снабжает последнего денежной суммой, включающей в себя как средства на расходы поверенного, так и его вознаграждение (ст. ст. 971, 972 ГК). Можно привести и множество других примеров, когда применение норм о договоре займа к иным гражданско-правовым договорам, содержащим условие о коммерческом кредите (вернее, отвечающим его внешним признакам), будет противоречить существу основных обязательств, вытекающих из этих договоров.

Вероятность выявления таких противоречий многократно увеличивается, если речь идет о применении не в целом § 1 гл. 42 ГК, регулирующего договор займа, а отдельных норм, содержащихся в этой главе. Ведь в тех случаях, когда говорят о применении правил о договоре займа к отношениям коммерческого кредита, обычно имеют в виду взимание процентов, предусмотренных ст. ст. 809 и 811 ГК.

Встречающиеся в юридической литературе обоснования применения к отношениям коммерческого кредита иных (помимо положений о процентах) правил о договоре займа вызывают серьезные сомнения. Так, Л.А. Новоселова, рассматривая ситуацию, когда товар продан в кредит без указания конкретного срока его оплаты, говорит о правомерности "применения норм о займе" и подчеркивает, что указанные нормы "связывают начало исчисления 30-дневного срока с предъявлением кредитором требования". "Для рассматриваемого случая, - делает вывод Л.А. Новоселова, - следует исходить не из положений ст. 314 о "разумном" сроке, а из "условий, позволяющих определить срок исполнения", которые определяются положениями п. 1 ст. 810 ГК РФ" <*>.

--------------------------------

<*> Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. С. 128 - 129.

 

Между тем это утверждение прямо противоречит содержащемуся в п. 1 ст. 488 ГК специальному правилу, направленному на регулирование договора купли-продажи товара в кредит, согласно которому в случае, когда договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю (продажа товара в кредит), покупатель должен произвести оплату в срок, предусмотренный договором, а если такой срок договором не предусмотрен, в срок, определенный в соответствии со ст. 314 ГК. Очевидно, что в рассматриваемом случае подлежит применению именно это специальное правило, регламентирующее договор купли-продажи товара в кредит, а не норма о сроке возврата денежной суммы по бессрочному договору займа (п. 1 ст. 810 ГК) в силу п. 2 ст. 823 ГК, согласно которому к коммерческому кредиту соответственно применяются правила гл. 42 ГК, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло обязательство коммерческого кредита.

Что касается иных правил о договоре займа (кроме положений о процентах и сроке возврата суммы займа), то и в этом случае трудно обнаружить ситуации, когда они могли бы быть применены к отношениям коммерческого кредита без того, чтобы не вступить в противоречие с существом основного обязательства, вытекающего из договора, содержащего условие о предоставлении коммерческого кредита.

Например, мы вряд ли обнаружим возможность применения к отношениям коммерческого кредита норм об оспаривании договора займа по его безденежности, предусматривающих, что договор займа должен признаваться незаключенным, если будет доказано, что деньги в действительности не были получены заемщиком (ст. 812 ГК). Включение в гражданско-правовые договоры (большинство из которых сконструировано по модели консенсуальных сделок) условия о предоставлении коммерческого кредита не изменяет их консенсуального характера и, следовательно, то обстоятельство, что деньги в действительности не были переданы соответствующей стороне, может свидетельствовать лишь о неисполнении ее контрагентом своих обязательств, но не может служить основанием для признания указанного договора незаключенным.

Не менее затруднительно привести пример правомерного применения к отношениям коммерческого кредита норм о целевом займе, наделяющих займодавца правом осуществлять контроль за целевым использованием суммы займа, а также правом (в случае невыполнения заемщиком условия договора займа о целевом использовании суммы займа или необеспечения возможности займодавцу осуществлять соответствующий контроль) потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов (ст. 814 ГК). Дело в том, что предоставление кредита в рамках иных гражданско-правовых договоров всегда носит целевой характер: денежные средства предоставляются на оплату определенных товаров, работ или услуг, однако это не означает, что сторона договора, предоставившая коммерческий кредит, может осуществлять контроль за целевым использованием соответствующих денежных средств ее контрагентом (если это прямо не предусмотрено договором), а также пользоваться правом одностороннего отказа от его исполнения.

И наконец, хотелось бы обратить внимание на одну проблему, которая, к сожалению, пока остается незамеченной ни в доктрине, ни в судебной практике. Речь идет о проблеме возможности квалификации отношений, как это предусмотрено п. 1 ст. 823 ГК, возникающих из договоров, исполнение которых связано с передачей другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг, в качестве обязательства коммерческого кредита.

Сегодня и доктрина, и судебная практика исходят из того, что сам факт наличия в гражданско-правовых договорах указанных условий (о предварительной оплате, авансовых платежах, отсрочке или рассрочке оплаты) служит достаточным основанием для признания соответствующих правоотношений сторон коммерческим кредитом. И рассмотрение вопроса переносится в плоскость возможности применения к этим отношениям (коммерческого кредита) норм о договоре займа без того, чтобы это противоречило существу гражданско-правовых договоров.

Между тем такой подход представляется несколько упрощенным, не в полной мере соответствующим истинному содержанию нормы п. 1 ст. 823 ГК, суть которой состоит в том, что при наличии прочих условий соответствующими договорами "МОЖЕТ ПРЕДУСМАТРИВАТЬСЯ предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом" (выделено нами. - В.В.).

В связи с этим представляется, что далеко не всякий договор, содержащий условия об авансовой или предварительной оплате, отсрочке или рассрочке оплаты товаров, работ или услуг, может автоматически признаваться договором, порождающим обязательство коммерческого кредита. Речь может идти лишь об определенной презумпции наличия в таком договоре обязательства коммерческого кредита, которая может быть опровергнута заинтересованной стороной, например в случае, когда будет доказано, что истинная воля сторон не была направлена на предоставление кредита, а включение в договор условия о соответствующем порядке оплаты товара (работ, услуг) преследовало иные цели, предопределяемые, скажем, прежними отношениями сторон или расчетом на получение будущей выгоды.

Такой подход имел бы то преимущество, что он избавил бы судебную практику от некоторого присущего ей сегодня формализма, позволил бы выявлять и учитывать волю сторон, вступающих в договорные отношения, и в большей степени соответствовал бы правилам о коммерческом кредите, содержащимся в ст. 823 ГК.

 

 

 Смотрите также:

  

Формы кредита. Кредит выступает в двух основных формах...

Орудием, средством коммерческого кредита служит в е к с е л ь. Впервые он стал использоваться в Италии в XII—XIII вв.

 

Коммерческий кредит. Фирменный кредит. Вексельный кредит.

Коммерческий кредит - это кредит как разновидность расчетов, т.е. расчетов с рассрочкой платежей. Основными видами коммерческого кредита являются

 

Фирменный (коммерческий) кредит

Фирменный (коммерческий) кредит — ссуда, предоставляемая фирмой, обычно экспортером, одной страны импортеру другой страны в виде отсрочки платежа...

 

Кредитование коммерческих банков - краткосрочные...

На основе анализа финансового состояния принимается решение о предоставлении кредита коммерческому банку.

 

Кредиты коммерческие банки предоставляют за счет...

По договору коммерческого кредита его исполнение связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или вещей, определяемых родовыми признаками.

 

Учет коммерческих кредитов. Коммерческие кредиты...