ДОГОВОР ЗАЙМА ПО РОССИЙСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ

 

Недействительность договора займа

  

 

Проблемы недействительности договора займа, на наш взгляд, заслуживают отдельного рассмотрения по той причине, что в судебно-арбитражной практике нередко встречаются случаи, когда в ответ на требование кредитора о возврате суммы займа (или определенного количества вещей, переданных взаймы) заемщиком выдвигается довод о недействительности договора займа (в том числе оформляемый встречным исковым заявлением). Недействительность (ничтожность) договора займа иногда констатируется и по инициативе судов, арбитражных судов. Кроме того, применение последствий недействительности договора займа сопряжено с определенными трудностями, связанными, в частности, с его возмездным характером.

 

При рассмотрении подобных споров, конечно же, учитывается то обстоятельство, что договор займа носит реальный характер. По этой же причине сделку займа можно считать состоявшейся лишь с момента передачи займодавцем денег или вещей, определяемых родовыми признаками и служащих объектом займа, заемщику. Только с этого момента договор займа (как сделка) приобретает черты юридического факта, который выступает в качестве необходимого основания соответствующего правоотношения - заемного обязательства, и, стало быть, только в этом случае можно оценивать данный юридический факт с точки зрения закона, т.е. соблюдения сторонами при совершении соответствующей сделки всех условий и требований, предъявляемых к ней законодательством.

 

В отличие от договоров консенсуальных, в отношении которых мы всегда имеем возможность четко развести во времени моменты их оценки и в качестве сделки (действительность или недействительность договора), и в качестве правоотношения (признание договора заключенным или незаключенным), оценка реального договора, каковым является договор займа, в обоих аспектах (и как сделки, и как правоотношения) должна осуществляться применительно к моменту передачи имущества, являющегося объектом займа, заемщику.

 

Иными словами, когда речь идет о консенсуальном договоре, должна соблюдаться определенная последовательность его оценки: сначала указанный договор оценивается как сделка, в результате чего мы должны получить ответ на вопрос о том, может ли данная сделка быть признана юридическим фактом, способным породить соответствующее правоотношение (договорное обязательство); только в случае положительного ответа на первый вопрос (при признании договора действительной сделкой) мы может оценивать само правоотношение (вернее, договор в аспекте "договор - правоотношение"), т.е. ответить на второй вопрос о том, содержит ли данное правоотношение - договорное обязательство все условия, необходимые для признания его существующим (достигнуто ли сторонами в надлежащей форме соглашение по всем существенным условиям договора). Таким образом, вопрос о признании договора заключенным или, напротив, незаключенным может быть поставлен и рассмотрен лишь в отношении договора, являющегося действительной сделкой.

 

Реальный характер договора займа означает, что основанием возникновения заемного обязательства является сложный состав: помимо достижения сторонами соответствующего соглашения (в необходимых случаях - в письменной форме) требуется также, чтобы на основе этого соглашения объект займа был передан заемщику. До этого момента мы не можем говорить о договоре займа ни как о сделке, порождающей заемное правоотношение (обязательство), ни как о самом правоотношении. Именно данным обстоятельством было продиктовано включение в ГК (ст. 812) нормы, наделяющей заемщика правом оспаривать договор займа по его безденежности. Правда, содержащаяся в данной статье (п. 3) норма о последствии доказательства факта безденежности договора займа (т.е. того обстоятельства, что деньги или другие вещи, служащие объектом займа, в действительности не передавались заемщику), а именно о признании такого договора незаключенным, не вполне точно отражает правовую природу категории "безденежность договора займа". В этом случае правильнее было бы говорить о признании договора займа (в качестве сделки) несостоявшимся, поскольку речь идет именно о том, что отсутствует основание возникновения заемного правоотношения, а не о том, что соответствующий юридический факт (сделка) имел место, но стороны не достигли соглашения по всем необходимым условиям заемного обязательства, как того требует ст. 432 ГК.

Использование неудачной терминологии приводит к тому, что применительно к договору займа на первый взгляд изменяется последовательность его оценки: сначала он должен быть признан заключенным (на самом деле состоявшимся), и только в этом случае появляется возможность его оценивать в качестве действительной или недействительной сделки. Однако подобная ситуация возможна лишь тогда, когда речь идет об оспаривании договора займа по его безденежности. Во всех иных случаях последовательность оценки договора займа - сначала с точки зрения его действительности (недействительности) как сделки, а затем (при том условии, что договор займа - действительная сделка) с точки зрения согласования сторонами всех существенных условий заемного обязательства для признания договора займа соответственно заключенным или незаключенным, - характерная для консенсуальных договоров, сохраняет свое значение. Во всяком случае, отсутствие предварительной оценки договора займа с точки зрения возможности признания его заключенным (по основаниям иным, нежели безденежность договора займа) никак не может служить препятствием для рассмотрения судом, арбитражным судом спора о признании данного договора (как сделки) недействительным по самым различным основаниям, предусмотренным законодательством. Свидетельством этого являются многочисленные примеры из судебно-арбитражной практики.

Так, индивидуальным предпринимателем Г. (займодавец) был предъявлен иск к другому индивидуальному предпринимателю Б. (заемщик) о взыскании с последнего 62 тыс. руб., составляющих просроченную задолженность по договору займа. Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования займодавца были удовлетворены, постановлением апелляционной инстанции данное решение оставлено без изменений.

В своей кассационной жалобе заемщик просил состоявшиеся по делу судебные акты отменить и в иске отказать, поскольку, по его мнению, договор займа следует считать недействительной сделкой, так как, по утверждению ответчика, он этот договор не подписывал.

При рассмотрении дела в кассационной инстанции было установлено, что по договору займа предпринимателем Г. предоставлен предпринимателю Б. краткосрочный заем на сумму 62 тыс. руб. на срок до 25 февраля 2002 г. В договоре займа имелся пункт, где было указано, что деньги получены заемщиком в момент подписания договора. Данное обстоятельство (получение суммы займа) удостоверялось также расходным ордером займодавца, свидетельствующим о выдаче предпринимателю Б. суммы займа в размере 62 тыс. руб. Более того, в ходе судебного заседания заемщик признал свою подпись на договоре займа.

В постановлении кассационной инстанции об оставлении решения арбитражного суда и постановления апелляционной инстанции без изменения отмечается, что арбитражный суд путем толкования договора займа пришел к правильному выводу о том, что денежные средства действительно были переданы ответчику в момент подписания договора займа, а пункт договора, удостоверяющий получение заемщиком 62 тыс. руб., играет роль расписки последнего. В постановлении специальным образом подчеркивается, что в материалах дела отсутствуют данные о том, что в ходе судебного разбирательства ответчиком заявлялись какие-либо требования об оспаривании договора займа по его безденежности <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 февраля 2003 г. N А78-1912/02-С1-16/56-ФО2-247/03-С2 // Справочные правовые системы.

 

По другому делу арбитражный суд удовлетворил иск открытого акционерного общества (ОАО) "Интур-Холдинг Компания" (займодавец) о взыскании с ОАО "Интур-Сокольники" (заемщик) суммы невозвращенных заемных средств и начисленных на них процентов по договору займа от 12 мая 1997 г. При рассмотрении этого дела в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ установил следующее.

Как следовало из материалов дела, между ОАО "Интур-Холдинг Компания" и ОАО "Интур-Сокольники" был заключен договор займа в долларах США на финансирование строительства гостиницы "Сокольники". Срок возврата заемных средств был предусмотрен после приема гостиницы "Сокольники" государственной комиссией. Дополнительным соглашением к договору стороны установили процентную ставку за пользование заемными средствами в размере 20% годовых по срочной задолженности и 25% годовых по просроченной. Срок возврата денежных средств был продлен до 31 декабря 1999 г. Все платежи по договору должны были осуществляться в рублях по курсу Банка России на день платежа. Поскольку ответчиком заемные средства не были возвращены, ОАО "Интур-Холдинг Компания" обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика задолженности по договору займа.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что предоставление заемных средств подтверждено актом сверки затрат по финансированию строительства, подписанным обеими сторонами.

Согласно ст. 807 ГК договор займа считается заключенным с момента передачи денежных средств или вещей. Между тем в материалах дела какие-либо документы, свидетельствующие о передаче обществом "Интур-Холдинг Компания" денежных средств заемщику по спорному договору, отсутствовали.

В акте сверки указывалось, что в 1992 г. на основании письма общества "Интур-Сокольники" ему было передано 1999965,32 дол. США, позже платежным поручением от 11 марта 1992 г. обществу перечислено еще 100 тыс. дол. США.

Однако, как выяснилось, ОАО "Интур-Сокольники" было зарегистрировано как юридическое лицо только 2 июня 1992 г., что подтверждалось свидетельством о регистрации, выданным Московской регистрационной палатой.

Из этого следует, что ОАО "Интур-Холдинг Компания" не могло в 1991 - 1992 гг. предоставлять денежные средства ответчику, так как в этот период ОАО "Интур-Сокольники" не существовало в качестве юридического лица.

Поскольку судом не дана надлежащая правовая оценка договору займа, не исследован вопрос о предоставлении заемных средств, вывод суда о подтверждении задолженности ответчика по договору займа был признан ошибочным.

Кроме того, 24 апреля 2002 г. (до принятия решения по данному делу) арбитражным судом по другому делу было вынесено определение о принятии заявления Московского земельного комитета о признании несостоятельным (банкротом) ОАО "Интур-Сокольники" и назначен временный управляющий.

В соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании банкротом имущественные требования к должнику могли быть предъявлены только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного указанным Федеральным законом. Данное обстоятельство также судом учтено не было.

В связи с тем что решение было принято без учета всех обстоятельств дела, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ его отменил и направил дело на новое рассмотрение <*>.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 2001. N 10. С. 31 - 32.

 

К сожалению, в судебно-арбитражной практике нередко выявляются факты, когда участники имущественного оборота (зачастую в преддверии своего банкротства) искусственно создают задолженности перед определенными (как правило, заинтересованными) кредиторами путем заключения с указанными кредиторами договоров займа в целях наделения их возможностью реального влияния на судьбу должника при проведении в отношении него процедур банкротства. В подобных ситуациях иные кредиторы должника располагают единственным средством защиты своих прав и законных интересов, а именно правом на подачу иска о признании соответствующего договора займа недействительным.

Так, открытое акционерное общество "Реалбаза N 1" обратилось в арбитражный суд с иском с открытому акционерному обществу "РТИ-Каучук" и открытому акционерному обществу "Михайловский ГОК" о признании недействительным на основании ст. ст. 166, 168, 807 и 815 ГК РФ договора займа, заключенного между ОАО "Михайловский ГОК" (займодавцем) и ОАО "РТИ-Каучук" (заемщиком), и применении последствий недействительности сделки.

Решением суда в удовлетворении иска было отказано.

Отказывая истцу в иске о признании недействительным договора займа от 10 февраля 2002 г. с дополнительным соглашением к нему о предоставлении займа в форме простых беспроцентных векселей, суд первой инстанции исходил из того, что договор займа не был заключен, поскольку денежные средства займодавцем заемщику не передавались, подтверждения платежей по векселям суду не представлено. Суд указал, что вексель как безусловное денежное обязательство по своей природе не может быть объектом займа, так как займодавец фактически становится должником по денежному обязательству, а в соответствии со ст. 413 ГК обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено. Из мотивированной части исключен вывод суда о том, что договор займа не заключен и должник и кредитор совпадают в одном лице. В остальной части решение оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции обосновал свое постановление тем, что в силу ст. 421 ГК стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Договор займа с дополнительным соглашением не противоречит указанной статье, и оснований для признания его незаключенным не имеется. Однако истец не обосновал свою заинтересованность в обращении с иском и не указал, каким образом заключение этого договора займа нарушило его права и интересы.

Арбитражный суд кассационной инстанции своим постановлением оставил постановление апелляционной инстанции без изменения. Суд кассационной инстанции исходил из того, что спорный договор - договор купли-продажи векселей с отсрочкой платежа - является заключенным, и согласился с выводом суда апелляционной инстанции о недоказанности истцом своей заинтересованности в обращении с иском.

При рассмотрении данного дела в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к выводу о том, что судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, по договору займа от 10 февраля 2000 г. ОАО "Михайловский ГОК" (займодавец) обязалось предоставить ОАО "РТИ-Каучук" (заемщику) беспроцентный заем в сумме 150 млн. руб. на 12 месяцев с даты выдачи. Договором было предусмотрено право займодавца досрочно расторгнуть договор. Сторонами утвержден график поэтапного возврата займа начиная с 11 апреля 2000 г.

Дополнительным соглашением к договору займа от 11 февраля 2000 г. установлено, что заем предоставляется в форме простых беспроцентных векселей ОАО "Михайловский ГОК". Заем считается предоставленным с даты подписания акта приема-передачи векселей. Возврат займа производится в денежной форме.

По акту приема-передачи 11 февраля 2000 г. ОАО "Михайловский ГОК" передало ОАО "РТИ-Каучук" 10 своих простых векселей номиналом 15 млн. руб. каждый со сроком платежа по предъявлении, но не ранее 1 августа 2000 г.

Однако уже 14 апреля 2000 г. займодавец (ОАО "Михайловский ГОК") уведомил заемщика о досрочном расторжении договора займа и потребовал перечислить на его счет 150 млн. руб.

Вскоре (16 мая 2000 г.) по заявлению одного из кредиторов арбитражным судом было возбуждено дело о признании заемщика - ОАО "РТИ-Каучук" - банкротом. В рамках дела о банкротстве ОАО "Михайловский ГОК" по его заявлению было признано конкурсным кредитором с объемом требований к должнику в размере 150 млн. руб.

Оценивая заключенный сторонами договор займа, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ исходил из того, что по договору займа займодавец передает заемщику денежные средства либо вещи, определяемые родовыми признаками (ст. 807 ГК). В данном же случае, несмотря на то что договором займа предусматривалось предоставление займодавцем денежных средств в сумме 150 млн. руб., на самом деле денежные средства заемщику не передавались. Доказательства оплаты векселей векселедателем (займодавцем) в материалах дела отсутствовали. Дополнительное соглашение к договору займа не предусматривало обязанности заемщика по обратному индоссированию векселей векселедателю - ОАО "Михайловский ГОК", т.е. по возврату векселей займодавцу.

Учитывая изложенное, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отменил все состоявшиеся судебные акты по этому делу и, направляя дело на новое рассмотрение, предложил арбитражному суду дать оценку заключенному между сторонами договору займа с точки зрения ст. 168 ГК (недействительность сделки, противоречащей закону) и ст. 170 ГК (мнимая и притворная сделка) <*>.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 2002. N 9. С. 89 - 90.

 

Как известно, признание сделки недействительной означает, что указанная сделка не влечет для сторон юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Согласно п. 2 ст. 167 ГК при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Применительно к консенсуальным договорам, признаваемым недействительными сделками, видимо, правильнее говорить не о последствиях их недействительности, а о последствиях исполнения сторонами недействительных сделок. Признание недействительной сделкой консенсуального договора, не исполненного сторонами, имеет лишь то последствие, что указанный договор (как сделка) аннулируется, т.е. не может служить основанием соответствующих обязательственных правоотношений.

Реальный характер договора займа проявляется в том, что при признании его недействительной сделкой практически во всех случаях должен рассматриваться вопрос о применении последствий недействительности сделки, предусмотренных п. 2 ст. 167 ГК. Правда, говорить о специфических особенностях указанных последствий можно лишь применительно к договорам денежного займа, когда на стороне заемщика появляется обязанность не только возвратить полученную от займодавца денежную сумму, но и уплатить последнему соответствующие проценты. Разъяснение по этому вопросу имеется в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 (п. 29), согласно которому при применении последствий недействительности сделки займа сторона, пользовавшаяся заемными средствами, обязана возвратить полученные средства кредитору, а также уплатить проценты за пользование денежными средствами на основании п. 2 ст. 167 ГК за весь период пользования средствами. Не составляют исключения и те ситуации, когда недействительной сделкой признается безвозмездный договор займа. В том же Постановлении (п. 29) имеется разъяснение о том, что в случаях, когда договор займа был заключен между гражданами на сумму, не превышающую 50-кратного установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон, заемщик обязан уплатить кредитору проценты за пользование денежными средствами с момента, когда он узнал или должен был узнать о неосновательности пользования средствами.

Особым образом должен решаться вопрос в ситуации, когда заемщик по возмездному договору займа или по кредитному договору до признания договора недействительным исполнял свое обязательство по возврату суммы займа (соответствующей ее части) и уплате договорных процентов. Согласно разъяснению высших судебных инстанций (п. 30 Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14) в подобных случаях при применении последствий недействительности сделки сумма полученных кредитором от заемщика договорных процентов в части, превышающей сумму, определенную исходя из установленной законом ставки процентов (учетная ставка Банка России) за весь период пользования денежными средствами, может быть признана судом неосновательно приобретенной кредитором, вследствие чего у последнего может появиться обязанность по уплате заемщику узаконенных процентов, начисленных на указанную сумму.

И еще одно разъяснение из содержащихся в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 непосредственно относится к практике применения последствий недействительности договора займа и заслуживает внимания. Речь идет о п. 31 названного Постановления, согласно которому при признании недействительной по иску лица, получившего денежную сумму, оспоримой сделки (займа, кредита), предусматривавшей уплату процентов на переданную на основании этой сделки и подлежащую возврату сумму, суд с учетом обстоятельств дела может прекратить данную сделку на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК). В этом случае проценты в соответствии с условиями сделки и в установленном ею размере начисляются до момента вступления в силу решения суда о признании оспоримой сделки недействительной. После вступления в силу решения суда проценты за пользование денежными средствами начисляются по правилам о неосновательном обогащении в соответствии с п. 2 ст. 1107 ГК.

 

 

 Смотрите также:

  

Дела о взыскании задолженности по договору займа с заемщика.

1) заключение договора займа: • письменный договор займа; • расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий получение заемщиком суммы займа

 

Проблемы недействительности договора - недействительной...

...касающихся получения и выдачи ссуд, займов, кредитов, гарантий (п. 9.3 Типового устава).
"Возражение о недействительности договора может быть предъявляемо до тех пор, пока...

 

Дела о взыскании задолженности по договору займа с заемщика...

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка
Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

 

Дела о взыскании задолженности по кредитному договору...

Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора.
При этом, однако, кредитный договор, как и договор займа, считается заключенным с момента...

 

Дела о взыскании задолженности по кредитному договору...

Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора.
При этом, однако, кредитный договор, как и договор займа, считается заключенным с момента...