ДОГОВОР ЗАЙМА ПО РОССИЙСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ

 

Оспаривание договора займа

  

 

Договор займа, будучи двусторонней сделкой, естественно, может быть оспорен его сторонами и иными заинтересованными лицами. Имеется в виду возможность применения к договору займа предусмотренных ГК оснований и последствий недействительности сделок (ст. ст. 166 - 181).

 

Особенность же правового регулирования договора займа состоит в том, что ГК включает в себя традиционные правила о возможности оспаривания договора займа по его безденежности (ст. 812). Согласно этим правилам заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

 

Однако, если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. В случаях, когда в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным. Если деньги или вещи в действительности получены заемщиком от займодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей.

 

Необходимость включения в ГК правил об оспаривании договора займа по его безденежности объясняется исключительно реальным характером договора займа и односторонним характером возникающего из него обязательства. Какими бы ни были соглашение сторон, их договоренность либо обещание займодавца предоставить заемщику соответствующую денежную сумму или определенное количество вещей в силу того, что договор займа сконструирован по модели реального договора, указанный договор считается заключенным с момента фактической передачи заемщику объекта займа. И только с этого момента на стороне заемщика возникает обязательство возвратить займодавцу такую же денежную сумму или равное полученному количество вещей.

 

Вместе с тем не исключена ситуация, когда займодавец, не предоставивший заемщику денег или иных вещей, определяемых родовыми признаками, может располагать распиской заемщика или иным документом, удостоверяющими факт получения от займодавца определенной денежной суммы или определенного количества вещей. Например, это возможно в случае, когда передача денег или вещей состоялась, но в рамках иных правоотношений (в виде предварительной платы за товар, аванса за будущие работы или услуги, в целях погашения долга займодавца перед заемщиком, в качестве отступного по другому обязательству и т.п.), однако данное обстоятельство удостоверено распиской или иным документом, которые были сохранены займодавцем и теперь служат основанием его требования о взыскании задолженности с заемщика. Расписка или иной аналогичный документ могут быть получены от заемщика обманным путем либо явиться результатом прямых мошеннических действий со стороны займодавца. Более вероятна ситуация, когда деньги и вещи фактически переданы займодавцем заемщику, но в меньшем количестве, чем то, о котором стороны договорились и передача которого была удостоверена распиской заемщика или иным аналогичным документом.

В подобных случаях заемщик наделяется особым средством защиты - правом на оспаривание договора займа по его безденежности. Он может любыми способами доказывать в суде, что деньги или другие вещи в действительности им от займодавца не получены (т.е. договор займа не был заключен) или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре (т.е. договор займа заключен в отношении меньшей денежной суммы или меньшего количества вещей).

Круг доказательств, которые могут быть представлены заемщиком в подтверждение безденежности договора займа, ограничен для тех случаев, когда договор займа должен быть совершен в письменной форме (договоры между гражданами, сумма займа по которым превышает не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а также договоры, по которым в роли займодавца выступает юридическое лицо). Оспаривание таких договоров займа по безденежности не допускается. Исключение составляют лишь случаи, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств и по этой причине допускается его оспаривание по безденежности, в том числе с помощью свидетельских показаний (п. 2 ст. 812 ГК).

Нельзя не заметить, что обстоятельства заключения договора займа, которые дают возможность заемщику оспаривать его по безденежности с использованием свидетельских показаний, в последнем случае и в том случае, если для договора требовалась письменная форма, полностью совпадают с обстоятельствами, которые признаются основаниями для признания сделки недействительной (ст. 179 ГК), что позволяет говорить о конкуренции названных норм.

Представляется, что проблема конкуренции п. 2 ст. 812 и ст. 179 ГК должна быть разрешена в пользу заемщика (потерпевшей стороны сделки). Этого можно добиться, если признать за заемщиком право выбора наиболее оптимального из этих двух способов защиты применительно к конкретным обстоятельствам и условиям. Скажем, признание договора займа по названным основаниям недействительным (вместо оспаривания его по безденежности) дает заемщику право требовать от другой стороны возмещения причиненного ему реального ущерба, что при определенных условиях может оказать влияние на выбор заемщика.

 

Содержание договора займа

 

Содержание всякого гражданско-правового договора (в аспекте "договор-сделка") представляет собой совокупность всех его условий. Под содержанием договора как правоотношения, обязательства обычно понимаются права и обязанности сторон. По этому поводу М.И. Брагинский пишет: "Договорные условия представляют собой способ фиксации взаимных прав и обязанностей. По этой причине, когда говорят о содержании договора в его качестве правоотношения, имеют в виду права и обязанности контрагентов. В отличие от этого содержание договора-сделки составляют договорные условия. Их фиксационная роль позволила в течение определенного времени широко использовать в законодательстве и литературе в качестве синонима условий договора его пункты" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 238.

 

В современной юридической литературе рассуждения о содержании договора займа обычно ограничиваются ссылкой на его односторонний характер и, в связи с этим, указанием на то, что на заемщике лежит обязанность возвратить займодавцу соответствующую денежную сумму или определенное количество вещей, равное полученному, а также уплатить причитающиеся последнему проценты, а займодавец наделен соответствующим правом требования. Например, Д.А. Медведев отмечает: "Содержание договора займа, исходя из его односторонней природы, составляет обязанность заемщика возвратить сумму займа (ст. 810 ГК) и корреспондирующее ей право требования займодавца" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право: Учебник. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 430 (автор гл. 39 - Д.А. Медведев).

 

Правда, Е.А. Суханов несколько расширяет содержание договора займа за счет кредиторских обязанностей займодавца. Он указывает: "В договоре займа на займодавце лежат так называемые кредиторские обязанности (п. 2 ст. 408 ГК), имеющиеся в подавляющем большинстве обязательств и не превращающие данный договор в двусторонний. Займодавец как кредитор обязан выдать заемщику расписку в получении предмета займа, либо вернуть соответствующий долговой документ (например, расписку заемщика), либо сделать запись о возврате долга на возвращаемом долговом документе, либо, наконец, отметить в своей расписке невозможность возврата долгового документа, выданного заемщиком (в частности, по причине его утраты)" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. II. Полутом 2 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 211 (автор гл. 49 - Е.А. Суханов).

 

Характерно, что применительно к договору займа в современной юридической литературе не ставится и не анализируется проблема существенных условий этого договора, хотя, как известно, всякий гражданско-правовой договор может считаться заключенным лишь в том случае, если сторонами достигнуто соглашение по всем его существенным условиям. Данное обстоятельство, вероятно, объясняется двумя причинами. Во-первых, тем, что указанный договор носит реальный характер и считается заключенным с момента передачи заемщику денег или вещей, определяемых родовыми признаками; во-вторых, наличием в тексте ГК диспозитивных норм, устанавливающих порядок и срок исполнения заемщиком обязанностей по возврату займодавцу денежной суммы, равной полученной, или соответствующего количества вещей, а также по уплате причитающихся процентов (ст. ст. 809, 810), что исключает признание договора займа незаключенным в случае отсутствия в тексте этого договора соответствующих условий.

Представляется, однако, что проблема определения круга существенных условий договора займа не утрачивает своей актуальности, даже если принимать во внимание названные обстоятельства. Реальный характер договора займа влияет лишь на определение момента, с которого этот договор может считаться заключенным (таковым считается момент передачи имущества заемщика), что не исключает заключения сторонами письменного соглашения о займе, а в случаях, предусмотренных ст. 808 ГК, письменная форма договора займа становится обязательной. В таких ситуациях при отсутствии соглашения сторон по всем существенным условиям договора займа договор должен признаваться незаключенным и тогда, когда передача объекта займа заемщику состоялась.

Что касается диспозитивных правил, определяющих порядок и срок исполнения заемщиком обязанностей по возврату займодавцу имущества, составляющего объект займа, и уплате процентов (ст. ст. 809, 810 ГК), то они рассчитаны практически исключительно на случаи денежного займа и не могут регулировать отношения сторон, связанные с исполнением заемщиком обязанности по возврату займодавцу равного полученному количества вещей того же рода и качества. Да и относительно денежного займа не исключаются ситуации, когда применение названных диспозитивных правил окажется невозможным: например, соглашением сторон будет предусмотрено, что указанные нормы не подлежат применению к их отношениям либо стороны не доведут до конца согласование возникших у них при заключении договора займа разногласий по поводу порядка и срока уплаты денежной суммы заемщиком или размера процентов.

Итак, как известно, существенными условиями всякого гражданско-правового договора признаются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (п. 1 ст. 432 ГК).

Предмет договора займа составляют действия заемщика по возврату (передаче) займодавцу того же количества вещей того же рода и качества, что были получены от последнего, а договора денежного займа - по погашению денежного долга.

В случаях, когда объектом займа являются вещи, определяемые родовыми признаками, согласование сторонами условия о предмете договора означает, что договором должны быть установлены количество и наименование возвращаемых вещей, их ассортимент, качество и комплектность, порядок проверки указанных вещей на соответствие тем вещам, которые были получены от займодавца, способ доставки указанных вещей займодавцу (доставка в место нахождения займодавца и вручение последнему; выборка вещей займодавцем в месте нахождения заемщика; отгрузка соответствующих вещей железнодорожным или иным транспортом), порядок и сроки обнаружения недостатков возвращенных вещей, их фиксации и предъявления соответствующих требований заемщику.

В § 1 гл. 42 ГК, содержащем нормы о договоре займа, не предусмотрены диспозитивные правила, которые могли бы восполнить отсутствующие в договоре названные условия. Такие правила можно обнаружить в § 3 гл. 42 ГК: согласно ст. 822 условия о количестве, об ассортименте, о комплектности, качестве, таре или об упаковке предоставляемых вещей должны исполняться в соответствии с правилами о договоре купли-продажи товаров (ст. ст. 465 - 485 ГК), однако указанные нормы предназначены для регулирования отношений, вытекающих из консенсуального договора товарного кредита, в части обязательств стороны, предоставляющей другой стороне вещи, определенные родовыми признаками, и вряд ли пригодны для регламентации (хотя бы в силу аналогии закона) обязательств заемщика по договору займа. Но если даже допустить такую возможность, все равно за пределами действия названных норм о купле-продаже (ст. ст. 465 - 485 ГК) окажутся такие условия, относящиеся к предмету договора займа, как условия о способе доставки возвращаемых вещей и о моменте исполнения обязанности по их возврату (применительно к обязанностям продавца по договору купли-продажи эти вопросы регулируются ст. 457 ГК).

Следовательно, договор займа вещей, определенных родовыми признаками, должен включать в себя названные условия о порядке исполнения заемщиком обязательства по возврату займодавцу того же количества вещей под страхом признания договора займа незаключенным в связи с недостижением сторонами соглашения о предмете договора.

В случаях, когда объектом займа являются денежные средства, на стороне заемщика возникает денежное долговое обязательство, предметом которого являются действия заемщика по уплате займодавцу денежной суммы, равной полученной от займодавца, а также (если иное не установлено договором займа) процентов годовых за пользование денежными средствами.

Вопрос о содержании денежных обязательств Л.А. Лунц называл "одним из наиболее спорных вопросов "денежного права" и "основною проблемою юридического учения о деньгах" <*>. "Денежным обязательством в широком смысле слова, - подчеркивал Л.А. Лунц, - мы называем обязательство, предметом коего служат денежные знаки как таковые.

--------------------------------

<*> Лунц Л.А. Указ. соч. С. 103.

 

Не относятся к денежным обязательствам сделки, имеющие своим предметом индивидуально определенные денежные знаки...

Денежными обязательствами не являются также сделки купли-продажи, направленные на поставку определенного вида монет или бумажных денежных знаков: деньги в этом случае выступают в качестве "товара" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 104.

 

В качестве одной из основных особенностей денежного обязательства Л.А. Лунц выделял то "положение, что денежное обязательство всегда остается возможным к исполнению", и объяснял данное обстоятельство тем, что "все денежные знаки, обращающиеся в стране, составляют один род предметов и отличаются друг от друга лишь тою степенью, в которой они могут исполнять платежную функцию; степень эта определяется для каждого знака по его отношению к известной счетной единице, вследствие чего все денежные знаки страны объединены отношением к этой единице... При исчезновении из обращения одних денежных знаков они заменяются другими, выраженными в той же или новой счетной единице; в последнем случае между новой и старой единицами устанавливается числовое отношение, которое определяется законом, при отсутствии же закона отношение это определяется фактически... Таким образом, все прежние, настоящие и будущие денежные знаки объединены отношением каждого из них к данной счетной единице".

"При таких условиях, - заключает Л.А. Лунц, - объективная невозможность исполнения может наступить лишь в случае исчезновения или изъятия из обращения старых денег без замены их новыми, т.е. лишь при уничтожении товарно-денежного хозяйства: в силу возврата к натуральному обмену или перехода к коммунистическому строю с полной заменою денег товарными ордерами" <*>.

--------------------------------

<*> Лунц Л.А. Указ. соч. С. 105 - 106.

 

В современной юридической литературе отмеченные позиции по отношению к правовой природе денежного обязательства наиболее последовательно отстаивает Л.А. Новоселова, которая, в частности, подчеркивает, что одним из основных признаков денежного обязательства "является обязанность уплатить деньги; деньги используются в обязательстве в качестве средства погашения денежного долга, восстановления эквивалентности обмена, компенсации продавцу стоимости переданного им товара (в широком экономическом смысле этого понятия) либо компенсации понесенных им имущественных потерь". В качестве критерия выделения категории денежного обязательства Л.А. Новоселова рассматривает "наличие в таком обязательстве цели погашения денежного долга" <*>.

--------------------------------

<*> Новоселова Л.А. Указ. соч. С. 25.

 

Именно этот критерий - наличие или отсутствие цели погашения денежного долга - позволяет Л.А. Новоселовой четко отграничить круг денежных обязательств. По этой причине, например, из круга денежных обязательств исключаются обязательства предоставить денежный кредит, передать аванс либо сумму предоплаты стороне, выполняющей работы, оказывающей услуги либо передающей товары, поскольку в этих случаях "передача денег долг не погашает, а, напротив, создает его на стороне получателя". "Основание (цель) передачи денег в денежном обязательстве, - заключает Л.А. Новоселова, - платеж, погашение обязательства; в обязательстве предоставить кредит цель передающей деньги стороны - приобрести право требовать их возврата от должника; в обязательстве передать аванс (предоплату) основанием для уплачивающей стороны является приобретение права требовать встречного исполнения от стороны по договору" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 26.

 

Следует сказать, что теоретические выводы Л.А. Новоселовой полностью подтверждаются сформировавшейся судебно-арбитражной практикой. Так, в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" <*> имеется разъяснение, определяющее круг отношений (денежные обязательства), к которым подлежат применению положения ст. 395 ГК (п. 1 Постановления). Согласно этому разъяснению данная статья предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги. Положения данной статьи не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга. В частности, не являются денежными обязательства, в которых денежные знаки используются не в качестве средства погашения денежного долга (обязанности клиента сдавать наличные деньги в банк по договору на кассовое обслуживание, обязанности перевозчика, перевозящего денежные знаки, и т.д.). Денежными могут быть как обязательство в целом (в договоре займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг). Последствия, предусмотренные ст. 395 ГК, не применяются к обязательствам, в которых валюта (деньги) исполняет роль товара (сделки по обмену валюты).

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 11. С. 7 - 14.

 

Таким образом, договор денежного займа представляет собой классический образец денежного обязательства. Предметом этого договора являются действия заемщика по уплате денег займодавцу в сумме, полученной от последнего, т.е. по погашению денежного долга, а также (как правило) процентов годовых за пользование денежными средствами.

Согласование сторонами условия о предмете договора денежного займа предполагает определение в их письменном соглашении (если требуется соблюдение простой письменной формы договора займа) суммы займа, срока ее использования и порядка возврата займодавцу, размера и порядка уплаты заемщиком процентов за пользование денежными средствами.

Договор денежного займа может считаться заключенным лишь в том случае, если сторонами достигнуто соглашение по всем названным условиям, составляющим предмет договора (существенное условие договора займа), и согласованная денежная сумма передана заемщику. Вместе с тем отсутствие в тексте договора каких-либо из названных условий или даже отсутствие самого письменного соглашения о займе (если письменная форма требуется по закону) могут служить основанием для признания договора денежного займа незаключенным далеко не во всех случаях. Дело в том, что в ГК имеются диспозитивные нормы, позволяющие определить практически все из названных условий договора займа на случай их отсутствия в тексте договора либо отсутствия самого текста договора в форме письменного соглашения сторон. Данное обстоятельство нисколько не влияет на существенный характер указанных условий договора займа (они составляют предмет договора и поэтому, бесспорно, относятся к числу существенных), а лишь свидетельствует о том, что эти условия договора, оставаясь его существенными условиями, в то же время относятся к категории определимых условий договора займа, и это означает, что, несмотря на отсутствие соответствующих пунктов в тексте последнего (в аспекте "договор - сделка" и "договор - форма правоотношения"), в договоре, понимаемом как само правоотношение, обязательство, эти условия присутствуют в силу действия диспозитивных норм. Об этом свидетельствует положение, содержащееся в п. 4 ст. 421 ГК, согласно которому в случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней; при отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Из приведенных рассуждений следует также, что в определенных случаях недостижение сторонами соглашения по какому-либо из названных условий, составляющих предмет договора займа, может служить основанием для признания договора займа незаключенным. Это возможно, например, в ситуации, когда стороны своим соглашением исключают применение к их правоотношениям соответствующих диспозитивных норм, однако при выработке собственных условий договора не приходят к соглашению. Подобное поведение сторон при заключении договора займа парализует действие диспозитивных норм, призванных определить существенные условия договора займа, отсутствующие в его тексте, и должно привести к констатации того факта, что стороны не достигли соглашения по существенным условиям, составляющим предмет договора займа, которые отсутствуют и в договоре-правоотношении, поскольку не могут быть определены диспозитивными нормами. По этой причине договор займа (даже если займодавец предоставил денежную сумму заемщику) должен быть признан незаключенным.

О каких диспозитивных нормах идет речь? Прежде всего следует обратить внимание на нормы, определяющие срок и порядок исполнения заемщиком обязанности по возврату суммы займа займодавцу (ст. 810 ГК). Указанные условия вырабатываются по соглашению сторон и предусматриваются в заключаемом ими договоре займа. Однако в том случае, когда в заключенный сторонами договор займа не включены названные условия либо договор займа заключен в форме устной сделки, удостоверенной распиской заемщика или иным документом, подтверждающим получение от займодавца определенной денежной суммы, подлежат применению следующие правила.

Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в течение 30 дней со дня предъявления займодавцем соответствующего требования. Таким образом, во всяком договоре займа, в тексте которого отсутствует условие о сроке пользования заемными средствами, мы должны констатировать наличие такого условия заемного обязательства, как обязанность заемщика возвратить сумму займа займодавцу в тридцатидневный срок, исчисляемый с момента требования последнего. Данная норма (п. 1 ст. 810 ГК) также выполняет роль специального правила по отношению к общим положениям о порядке и сроке исполнения бессрочного обязательства, исключающего возможность их применения к договору займа, в котором срок возврата суммы займа не установлен или определен моментом востребования. Имеются в виду содержащиеся в п. 2 ст. 314 ГК положения о том, что в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства; обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства. Данные общие положения не подлежат применению к заемным обязательствам именно потому, что они регулируются специальным правилом.

Такой же диспозитивный характер носят правила, регулирующие отношения, связанные с возможностью досрочного исполнения заемного обязательства. В соответствии с п. 2 ст. 810 ГК, если иное не предусмотрено договором займа, сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно. Напротив, сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена заемщиком досрочно только с согласия займодавца. Такой, прямо скажем, противоположный характер правил относительно возможности досрочного исполнения договора займа в зависимости от его возмездности (или безвозмездности) имеет свое логическое объяснение. Если займодавец заведомо предоставляет заемщику сумму займа на условиях ее беспроцентного использования, то он, следовательно, не преследует цель получить какую-либо выгоду от использования денежной суммы подобным образом и рассчитывает лишь на то, что данная сумма будет возвращена заемщиком в установленный срок. При этих условиях досрочное возвращение суммы займа никак не затрагивает имущественных интересов займодавца и не ставит его в положение менее выгодное, чем то, которое он занимал бы, будь заемное обязательство выполнено в срок, предусмотренный договором займа. Напротив, досрочное возвращение денежной суммы заемщиком дает займодавцу возможность, поместив ее в банковский депозит, получать проценты на указанную денежную сумму, чего он был лишен по договору беспроцентного займа.

Если же речь идет о договоре под проценты, положение займодавца в таком договоре резко изменяется: он разумно рассчитывает на то, что денежные средства будут ему возвращены с приростом, который дает использование денег в имущественном обороте, причем в течение всего срока, определенного договором займа. В этом случае досрочное возвращение заемщиком суммы займа лишает займодавца возможности получения части указанного прироста в виде процентов, которые должны быть начислены на сумму займа с момента ее досрочного возврата и до окончания срока пользования указанной суммой, предусмотренного договором займа. Кроме того, для получения соответствующих процентов займодавец должен понести дополнительные расходы на заключение договора займа под проценты с иным заемщиком или размещение соответствующих денежных средств на банковском вкладе. Очевидно, что имущественные права и законные интересы займодавца оказываются нарушенными, поэтому досрочное возвращение суммы займа в этом случае и обусловлено согласием займодавца.

Нормы о досрочном возвращении суммы займа также играют роль специального правила, исключающего применение к заемным правоотношениям общих положений о досрочном исполнении гражданско-правового обязательства, которые возможность досрочного исполнения обязательства ставят в зависимость не от его возмездного или безвозмездного характера, а от наличия у сторон такого обязательства предпринимательских целей. В данном случае имеется в виду ст. 315 ГК, согласно которой должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа; однако досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства.

На тот случай, если сторонами в договоре займа не будет предусмотрен порядок возврата заемщиком суммы займа займодавцу, ГК предусматривает правило (в виде диспозитивной нормы), согласно которому сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее займодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет (п. 3 ст. 810). Передача (вручение) суммы займа займодавцу возможна лишь в том случае, если объектом займа являются наличные деньги. Соответствующий порядок исполнения заемного обязательства поэтому пригоден в основном в ситуации, когда договор займа заключается между обычными гражданами, не осуществляющими предпринимательскую деятельность. Правда, и в этом случае, несмотря на всю кажущуюся простоту исполнения заемного обязательства, договор займа может содержать условия, касающиеся порядка его исполнения. Например, возможен возврат суммы займа по частям, передача возвращаемой суммы не займодавцу, а по указанию последнего - третьему лицу и т.п.

Что касается правила о том, что сумма займа считается возвращенной в момент зачисления соответствующих денежных средств на банковский счет займодавца, то оно относится к заемным правоотношениям, объектом которых являются безналичные денежные средства, и рассчитано на серьезный имущественный оборот. Раскрывая смысл этого правила, С.А. Хохлов указывал: "Из данного правила вытекает, что списание денежных средств со счета заемщика по его распоряжению с целью их перечисления для погашения займа недостаточно для констатации исполнения заемщиком своего обязательства. Оно признается выполненным лишь с момента поступления суммы займа на счет займодавца. До этого момента на сумму займа, в частности, в соответствии с пунктом 2 статьи 809 подлежат начислению и проценты, предусмотренные договором" <*>.

--------------------------------

<*> Хохлов С.А. Указ. соч. С. 424.

 

Еще более определенным образом относительно момента, с которого обязательство заемщика считается исполненным, а сумма займа - возвращенной займодавцу, высказывается Е.А. Суханов, который полагает, что "таким моментом нельзя считать... списание банком соответствующей суммы со счета плательщика или ее поступление на корреспондентский счет банка, обслуживающего получателя (займодавца). До наступления указанного обстоятельства сохраняются обязанности заемщика, производится начисление процентов за допущенную им просрочку в возврате суммы долга и т.п." <*>.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. II. Полутом 2 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 208 (автор гл. 49 - Е.А. Суханов).

 

Наличие названной диспозитивной нормы в ГК (п. 3 ст. 810) свидетельствует о том, что в рамках заемных правоотношений и вопрос о моменте, с которого заемное обязательство считается исполненным, решается на основе специального правила, а не общих положений о месте и моменте исполнения всякого денежного обязательства (к каковым, конечно же, относится заемное обязательство). Имеются в виду положения, содержащиеся в ст. 316 ГК, согласно которым, если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение по денежному обязательству должно быть произведено в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо - в месте его нахождения в момент возникновения обязательства.

Применительно к денежным обязательствам, исполняемым путем безналичных платежей, местом исполнения обязательства является собственно не место нахождения кредитора, а место нахождения обслуживающего его банка. Что же касается момента исполнения денежного обязательства, объектом которого являются безналичные денежные средства (такое обязательство не может быть исполнено без участия банков, как минимум тех, которые обслуживают плательщика и получателя средств), то такое обязательство следует считать исполненным, видимо, не с момента зачисления денежных средств на банковский счет кредитора, а несколько ранее - с момента их поступления на корреспондентский счет банка, обслуживающего кредитора.

Косвенным образом о правильности такого подхода свидетельствует одно из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" (п. 3), согласно которому при расчетах платежными поручениями банк плательщика обязан перечислить соответствующую сумму банку получателя, у которого с момента зачисления средств на его корреспондентский счет и получения документов, являющихся основанием для зачисления средств на счет получателя, появляется обязательство, основанное на договоре банковского счета с получателем средств, по зачислению суммы на счет последнего (п. 1 ст. 845 ГК). Поэтому при разрешении споров судам рекомендовано принимать во внимание, что обязательство банка плательщика перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и банка плательщика не предусмотрено иное.

Поскольку ответственность банка, осуществляющего расчетную операцию по поручению плательщика (должника по денежному обязательству), а также иных банков, привлеченных к осуществлению банковского перевода, перед плательщиком простирается лишь до момента поступления средств на корреспондентский счет банка, обслуживающего получателя денежных средств (кредитора в основном обязательстве), таким же образом должна строиться и ответственность должника по денежному обязательству, которое исполняется путем платежа, осуществляемого в форме безналичных расчетов. Следовательно, моментом, с которого денежное обязательство считается исполненным должником, является момент поступления денежных средств на корреспондентский счет банка, обслуживающего кредитора, а не момент зачисления их указанным банком на счет кредитора. Операция по зачислению средств, поступивших на корреспондентский счет обслуживающего банка, на счет кредитора охватывается заключаемым между ними договором банковского счета, нарушение которого со стороны банка влечет его ответственность перед владельцем счета.

Как же в этом случае должна толковаться норма, устанавливающая, что сумма займа считается возвращенной (т.е. заемное обязательство исполнено заемщиком) с момента зачисления соответствующих денежных средств на банковский счет займодавца (а не с момента поступления суммы займа, перечисленной заемщиком займодавцу на корреспондентский счет банка, обслуживающего займодавца)?

Видимо, следует исходить из того, что нормы, регулирующие отношения банковского счета (ст. 845 ГК) и правила совершения безналичных расчетов (например, ст. 865 ГК), являются специальными правилами (имеющими, стало быть, приоритет) по отношению к нормам, регулирующим любые иные гражданско-правовые договоры в части платежей, осуществляемых путем безналичных расчетов, как это имеет место в отношении регламентации порядка исполнения заемного обязательства (п. 3 ст. 810 ГК). В связи с этим представляется, что правильным будет вывод о том, что в тех случаях, когда заемное обязательство исполняется заемщиком путем перечисления безналичных денежных средств с его счета на счет займодавца, соответствующая сумма займа должна признаваться возвращенной займодавцу с момента ее поступления на корреспондентский счет банка, в котором открыт счет займодавца.

Однако для того и заключается письменный договор займа, чтобы урегулировать все вопросы, которые могут возникнуть во взаимоотношениях займодавца и заемщика, и этому не могут помешать диспозитивные нормы, определяющие порядок исполнения заемного обязательства (возврата суммы займа) лишь на тот случай, когда соответствующее условие не будет урегулировано соглашением сторон.

Существенными условиями возмездного договора займа (по признаку необходимости для договоров данного вида) являются условия о размере процентов годовых за пользование заемными денежными средствами, а также о порядке их уплаты заемщиком. Названные существенные условия договора займа под проценты также относятся к числу определимых условий заемного обязательства. По этому поводу С.А. Хохлов писал: "В соответствии со ст. 423 ГК любой договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Применительно к договору займа это общее правило конкретизировано в ст. 809, устанавливающей условия и порядок взимания процентов на сумму займа" <*>.

--------------------------------

<*> Хохлов С.А. Указ. соч. С. 422.

 

Действительно, ст. 809 (п. 1) ГК содержит норму, устанавливающую общую презумпцию возмездности договора займа: "Если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором". Исключение из этого общего правила составляют лишь два случая, в отношении которых в той же статье (п. 3) предусмотрена обратная презумпция безвозмездности договора займа: во-первых, когда договор займа заключен между гражданами на сумму, не превышающую 50-кратного установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением хотя бы одной из его сторон предпринимательской деятельности; во-вторых, когда объектом договора займа служат вещи, определяемые родовыми признаками. Однако и в этих случаях договором займа может быть предусмотрено взимание процентов.

В том случае, если в возмездном договоре займа стороны не предусмотрели условие о размере процентов, указанное условие определяется диспозитивной нормой, содержащейся в п. 1 ст. 809 ГК: размер процентов определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. Ставка рефинансирования, как известно, представляет собой ставку процентов, под которую Банк России кредитует коммерческие банки, а потому по сути своей является минимальным приростом, который дает использование денежных средств путем заемных и кредитных операций в реальных условиях имущественного оборота. Одновременно для заемщика указанные проценты, взимаемые согласно п. 1 ст. 809 ГК, являются платой за пользование денежными средствами, полученными от займодавца, и в этом своем качестве определяют возмездный характер договора займа.

Возмездный договор займа должен включать в себя также условие о порядке уплаты процентов (например, единовременно с возвратом всей суммы займа, по отдельному графику, ежеквартально, ежемесячно и т.п.). В случае если в тексте возмездного договора займа такое условие отсутствует, соответствующее условие заемного обязательства считается определенным диспозитивным правилом о том, что проценты подлежат выплате заемщиком ежемесячно до дня возврата суммы займа (п. 2 ст. 809 ГК).

Круг существенных условий договора займа (при заключении его в письменной форме) может быть расширен по воле сторон: для этого необходимо, чтобы одна из его сторон (займодавец или заемщик) сделала заявление о том, что предлагаемое ею условие (которое, естественно, не относится к предмету договора и не объявлено существенным самим законом) она полагает существенным (например, условие об ответственности заемщика за просрочку возврата суммы займа или условие об отступном на случай неисполнения договора займа).

В тексте ГК имеются некоторые "подсказки" сторонам (в основном займодавцу) относительно ряда дополнительных условий, которые могут быть включены в договор займа. Более того, на этот случай предусмотрены и правовые последствия нарушения таких факультативных условий. Так, договором займа может быть предусмотрено условие о возвращении суммы займа по частям (в рассрочку). При нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец получает право потребовать от заемщика досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися (за весь период действия договора займа) процентами (п. 2 ст. 811 ГК).

Договор займа может быть заключен сторонами с условием использования заемщиком полученных средств строго на определенные цели (целевой заем). В этом случае на заемщика возлагается обязанность обеспечить возможность осуществления займодавцем контроля за целевым использованием суммы займа. При нарушении этой обязанности, а также в случае выявления фактов нецелевого использования заемных средств займодавец, если иное не предусмотрено договором, вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов (ст. 814 ГК).

Необходимо отметить, что при заключении договора целевого займа возможности займодавца по осуществлению контроля за деятельностью заемщика по использованию полученных денежных средств имеют известные пределы. С.А. Хохлов, комментируя положения ст. 814 ГК, указывал: "В случае, если договором предусмотрено предоставление займа на определенные цели (жилищное строительство, обустройство фермерского хозяйства, строительство, реконструкцию или техническое перевооружение промышленных объектов, закупку конкретных видов товаров и т.п.), займодавец... приобретает право контроля за целевым использованием заемных средств. Заемщик в свою очередь обязан обеспечить займодавцу возможность такого контроля (п. 1 ст. 814). Формы и пределы контроля могут быть определены в договоре. Однако в любом случае контроль займодавца не должен выходить за рамки получения информации о том, на что и в какие сроки был использован целевой заем. Вмешательство займодавца в оперативную хозяйственную деятельность заемщика, навязывание конкретных способов и методов работы представляются недопустимыми, противоречащими общим принципам гражданского законодательства, закрепленным в статье 1 ГК" <*>.

--------------------------------

<*> Хохлов С.А. Указ. соч. С. 425.

 

С этим выводом нельзя не согласиться, особенно если иметь в виду то обстоятельство, что заемные денежные средства передаются в собственность заемщика, который несет всю полноту ответственности за неисполнение обязательства по возврату суммы займа займодавцу и уплате последнему причитающихся ему процентов.

 

 

 Смотрите также:

  

Заемщик вправе оспаривать договор займа по его...

3. Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности.
от займодавца, договор займа считается незаключенным.

 

Дела о взыскании задолженности по договору займа с заемщика.

1) заключение договора займа: • письменный договор займа; • расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий получение заемщиком суммы займа

 

Оспаривание займа по безвалютности. Эта практика составления...

По самому характеру договора займа более сильной в социально-экономическом смысле
14), в течение которого допускалось оспаривание должником выданной им расписки; незаявление...

 

Договор займа предполагается беспроцентным. Сумма займа.

Если договор займа требовал простой письменной формы, то и его оспаривание по безденежности на основании свидетельских показаний не допускается...

 

Заем и кредит. Вексель. Договор займа. Коммерческий кредит

Оспаривание договора займа.
Статья 818. Новация долга в заемное обязательство. Комментарий к статье 807 ГК РФ.