ДОГОВОР ПЕРЕВОЗКИ ПО СОВЕТСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ

 

Понятие и виды договора перевозки

  

 

В Основах гражданского законодательства 1961 г. и Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. (далее - ГК 1964 г.) содержались отдельные определения договора перевозки грузов и договора перевозки пассажира.

 

Договором перевозки грузов признавался такой договор, по которому транспортная организация (перевозчик) обязуется доставить вверенный ей отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату (ч. 1 ст. 72 Основ, ст. 373 ГК 1964 г.).

 

По договору перевозки пассажира перевозчик обязан был перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа - также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу; пассажир обязан был уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа - за провоз багажа (ч. 2 ст. 72 Основ, ст. 374 ГК 1964 г.) <*>.

--------------------------------

<*> Далее речь пойдет о договоре перевозки груза, договор перевозки пассажира и багажа будет рассмотрен отдельно.

 

Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа и ответственность сторон по этим перевозкам в соответствии с Основами должны были определяться уставами (кодексами) отдельных видов транспорта и издаваемыми в установленном порядке правилами (ч. 3 ст. 72 Основ, ч. 1 ст. 375 ГК 1964 г.). Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа автомобильным транспортом и ответственность сторон по этим перевозкам должны были определяться, в соответствии с ГК 1964 г., Уставом автомобильного транспорта РСФСР, утверждаемым Советом Министров РСФСР, и издаваемыми в установленном порядке правилами автомобильных перевозок (ч. 2 ст. 375 ГК 1964 г.).

 

Исходя из законодательного определения договора перевозки груза, можно сделать вывод, что он был сконструирован по модели реального договора. На данное обстоятельство обращали внимание многие исследователи. Например, В.Т. Смирнов писал: "Договоры перевозки груза являются реальными. Для их заключения недостаточно соглашения перевозчика и грузоотправителя, необходима еще и передача груза перевозчику, поскольку он обязан доставить "вверенный" ему груз. Однако в некоторых случаях заключаются консенсуальные договоры перевозки груза. Так, консенсуальными являются договоры морской перевозки груза в форме чартера (ст. 120 КТМ СССР)" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова. 3-е изд., испр. и доп. М., 1982. С. 444.

 

А.Л. Маковский указывает: "Основным квалифицирующим признаком договора перевозки грузов, определение которого содержится в ст. 72 (ч. 1) Основ, является принимаемая на себя перевозчиком возмездно обязанность доставить груз другого лица из одного пункта в другой и там выдать этот груз управомоченному на его получение лицу. В этом основное содержание договора перевозки груза, дающее возможность отграничить его от других договоров, заключаемых в целях транспортировки груза: а) от навигационных, годовых и специальных договоров, не возлагающих на перевозчика обязанность перевозки конкретного груза, а определяющих условия перевозки в течение некоторого периода времени - навигации, года и т.п.; б) от договора фрахтования судна на время (тайм-чартер), по которому фрахтовщик обязуется за вознаграждение предоставить другой стороне во временное пользование морское судно; в) от договора буксировки судна, так как объектом этого договора не является транспортировка груза... Поскольку эти договоры не являются договорами перевозки груза, на них не распространяются нормы гл. 9 Основ" <*>. В другой своей работе А.Л. Маковский пишет: "Так как транспорт не создает вещественной продукции, а лишь перемещает уже созданные продукты, то выполнение перевозчиком свой обязанности по перевозке зависит от предъявления другой стороной - отправителем - грузов, требующих перевозки. Пока перевозчик не получил соответствующий груз, он не может гарантировать выполнение своей основной обязанности: доставить груз в место назначения. Поэтому договор перевозки по общему правилу является реальным договором: он признается заключенным лишь после передачи отправителем перевозчику груза" <**>.

--------------------------------

<*> Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. С. 281.

<**> Маковский А.Л. Правовое регулирование морских перевозок грузов. М., 1961. С. 47.

 

Аналогичную позицию относительно реального характера всякого договора перевозки высказывал и М.Е. Ходунов: "Заключение договора перевозки груза совпадает с моментом принятия перевозчиком груза. С этого момента перевозчик несет ответственность за утрату, повреждение и просрочку доставки груза, а отправитель - за несвоевременную оплату перевозки и неправильное наименование сданного к перевозке груза. Не следует смешивать с договором перевозки заключаемые до предъявления груза к перевозке соглашения о подаче перевозочных средств для погрузки, об условиях перевозки, в частности навигационные договоры на перевозку грузов во исполнение государственного плана перевозок по внутренним водным и морским путям, договоры об условиях воздушных и автомобильных перевозок в течение определенного периода" <*>.

--------------------------------

<*> Ходунов М.Е. Правовое регулирование деятельности транспорта. М., 1965. С. 58.

 

С мнением о том, что договором перевозки может признаваться только реальный договор, категорически не соглашался Х.И. Шварц, который применительно к автомобильной перевозке груза призывал различать разовый и годовой (длящийся) договор автомобильной перевозки. Понятие разового договора по существу базировалось на определении договора перевозки, данном в ст. 72 Основ гражданского законодательства 1961 г.: по разовому договору автомобильной перевозки грузов перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз к месту назначения и выдать его грузополучателю, а отправитель обязуется уплатить перевозчику провозную плату. "Однако из данного определения, - подчеркивал Х.И. Шварц, - вовсе не вытекает... что договор перевозки имеет место только в том случае, если грузоотправитель уже вверил конкретный груз перевозчику или договаривается с перевозчиком о перемещении конкретного груза, который будет вверен перевозчику во исполнение договора" <*>. Отмечая роль годового договора перевозки, который приобрел на автомобильном транспорте значение важнейшей правовой формы, опосредствующей наиболее существенные связи автохозяйств с их клиентурой, Х.И. Шварц указывал: "Нельзя согласиться с теми, кто утверждает, что наиболее важная договорная форма, которой вот уже много лет опосредуется перевозочная работа на автотранспорте и которой принадлежит еще большее значение в перспективе, - это не договор о перевозке" <**>. Более того, уже применительно и к годовому, и к разовому договору автомобильной перевозки Х.И. Шварц подчеркивал, что "автомобильные перевозки осуществляются на основе договоров, заключаемых не в момент принятия груза от отправителя, а значительно ранее этого момента" <***>.

--------------------------------

<*> Шварц Х.И. Правовое регулирование перевозок на автомобильном транспорте. М., 1966. С. 27.

<**> Шварц Х.И. Правовое регулирование перевозок на автомобильном транспорте. М., 1966. С. 28.

<***> Там же. С. 29.

 

Г.П. Савичев также допускал договор перевозки в форме как реального, так и консенсуального договора, он писал: "Представляется, что разделение договора перевозки на договор перевозки "данного" груза и на договор о заключении "будущих конкретных договоров" является искусственным. Оба эти вида следует отнести к договорам перевозки, но в первом случае это - реальные договоры, а во втором - консенсуальные. Следовательно, договор перевозки... в одних случаях - реальный, а других - консенсуальный" <*>.

--------------------------------

<*> Аллахвердов М.А., Савичев Г.П. Договоры о перевозках грузов. М., 1967. С. 104.

 

Однако представляется, что квалификация так называемых организационных договоров перевозки: годовых на автомобильном, специальных на воздушном и навигационных на речном транспорте - не имеет отношения к проблеме квалификации договора перевозки в качестве реального либо консенсуального договора, во всяком случае в том понимании, которое следует из ст. 72 Основ гражданского законодательства. В этой статье законодатель дал определение договора перевозки конкретной партии груза, оставив за пределами его предмета обязанности сторон по подаче транспортных средств и предъявлению груза к перевозке. Такой договор, поскольку он считается заключенным в момент передачи груза перевозчику, по общему правилу является реальным договором. Однако в некоторых случаях (например, по договору разового заказа на автомобильном транспорте) первоначально, до вручения груза перевозчику, на стороне последнего возникают обязанности по подаче транспортного средства под погрузку. Указанные обязанности перевозчика не могут быть исключены из содержания договора, и по существу соответствующие действия перевозчика входят в состав предмета договора перевозки, а следовательно, сам договор перевозки должен считаться заключенным ранее момента вручения перевозчику груза, подлежащего перевозке. О таких ситуациях, когда обязанность транспортных организаций по подаче грузоотправителю подвижного состава возникает еще до момента вручения груза перевозчику, О.С. Иоффе писал: "Если эта обязанность возникает из плана и уточняющих его актов (например, заявок грузоотправителя), она предшествует договору и на построение последнего как реального влияния не оказывает. Но такая же обязанность по неплановым отношениям может возникнуть из договора, когда, например, морское пароходство соглашается предоставить грузоотправителю для заполнения его грузом определенное судно (часть судна) или когда автотранспортное предприятие принимает заказ грузоотправителя на подачу определенного количества автомобилей к обусловленному сроку для перевозки определенного груза. Нельзя поэтому не признать, что неплановые договоры грузовых перевозок строятся как консенсуальные, если уже в силу соглашения сторон одна из них обязуется предоставить перевозочные средства, а другая - сдать груз для перевозки. Все прочие неплановые перевозки грузов оформляются реальными договорами" <*>.

--------------------------------

<*> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 561.

 

Итак, мы можем констатировать, что гражданско-правовая доктрина признавала, что договор перевозки груза может быть как реальным, так и консенсуальным. Договор перевозки груза признавался возмездным, так как исполнение перевозчиком обязанности по перемещению груза предполагало определенное встречное предоставление со стороны грузоотправителя (провозная плата), а также двусторонним (взаимным), поскольку на стороне обоих контрагентов имелись как права, так и обязанности по отношению друг к другу.

Правовая природа договора перевозки, его место в системе иных гражданско-правовых договоров вызывали дискуссии лишь на первых этапах развития советского гражданского права, когда отдельные правоведы рассматривали договор перевозки в качестве разновидности договора подряда либо как особый вид договора, состоящий исключительно из элементов иных гражданско-правовых договоров <*>. По этому поводу К.К. Яичков указывал, что, "выясняя правовую природу договора перевозки, надо идти не путем подведения этого договора под другие виды договоров, известных советскому гражданскому праву, не путем отыскания в нем элементов других договоров, а следует в нем самом найти характеризующие его особенности", чего можно добиться, если обратиться к "экономическому содержанию отношений по перевозке, так как из особого характера экономических отношений по перевозке вытекает целый ряд особенностей в правовой регламентации договора перевозки" <**>.

--------------------------------

<*> См., напр.: Гусаков А.Г. Железнодорожное право по законодательству СССР. М., 1929. С. 46; Самойлович П.Д. Договор морской перевозки по советскому праву. М., 1952. С. 12.

<**> Яичков К.К. Договор перевозки и его значение в осуществлении планов народнохозяйственной деятельности // Советское государство и право. 1955. N 5. С. 68.

 

О.С. Иоффе утверждал, что природу договора определяет его основная цель; основную цель перевозки "составляет перемещение грузов или пассажиров, и только с ориентацией на нее должна выявляться особая природа договора перевозки". Но отличие договора перевозки от наиболее сходных с ним правоотношений, связанных с осуществлением подрядных работ, было выявлено им все же путем анализа не целей указанных договоров, а их экономического содержания. "Одна из особенностей транспорта, - писал О.С. Иоффе, - состоит в том, что производственный процесс здесь совпадает во времени с процессом потребления производимой продукции, в качестве которой выступает самая перевозка. Производят эту продукцию предприятия, входящие в состав транспорта как особой отрасли народного хозяйства. Транспорт не создает каких-либо новых материальных ценностей, а обеспечивает лишь их перемещение. Работа по перемещению материальных ценностей и пассажиров настолько специфична, что нуждается в особом правовом нормировании, существенно отличающемся от нормирования отношения по договору подряда. Все это и приводит к образованию, независимо от подряда, самостоятельного типа гражданских правоотношений - обязательств по перевозкам" <*>.

--------------------------------

<*> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 554 - 555.

 

Таким образом, договор перевозки признавался самостоятельным договором (sui generis), который мог быть как реальным, так и консенсуальным, но во всех случаях являлся возмездным и взаимным.

 

Виды договора перевозки

 

Самым распространенным делением договора перевозки на отдельные его виды признавалась дифференциация в зависимости от вида транспорта, осуществляющего перевозки: железнодорожная, морская, воздушная, речная и автомобильная перевозки. На первый взгляд может показаться, что критерий такого деления перевозок грузов чисто технический. Но учитывая, что на основе этого критерия строится вся система транспортного законодательства, основные акты которого (транспортные уставы и кодексы) "привязаны" к конкретным видам транспорта, следует признать, что указанное деление перевозок представляет собой и основную юридическую классификацию договора перевозки.

В юридической литературе обычно выделялся еще один критерий для общей классификации договоров перевозки, осуществляемых всеми видами транспорта, а именно: число транспортных организаций и видов транспорта, принимающих участие в перевозке груза. По этому критерию все перевозки дифференцировали на перевозки в местном, прямом и прямом смешанном сообщении. При этом местными называли такие перевозки, которые осуществляются в пределах одного транспортного предприятия (железной дороги, морского пароходства, речного пароходства и т.д.). Прямыми признавались перевозки, в выполнении которых по одному и тому же документу (например, по одной и той же железнодорожной накладной) участвуют несколько транспортных предприятий одного вида транспорта. Прямой смешанной называли перевозку, при которой на основе одного документа груз перевозится различными предприятиями нескольких видов транспорта <*>.

--------------------------------

<*> См., напр.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 564 - 565.

 

Вместе с тем значение классификации по данному критерию вряд ли можно признать всеобщим для перевозок всеми видами транспорта. Более того, транспортные уставы и кодексы не включали в себя какие-либо специальные правила, предназначенные для регулирования перевозок грузов в местном сообщении. Для планирования и организации перевозок грузов генеральное значение придавалось выделению такого вида перевозок, как перевозки в прямом смешанном сообщении, в отношении которых осуществлялось специальное правовое регулирование. В уставах железных дорог, автомобильного и внутреннего водного транспорта имелись отдельные разделы, включавшие в себя целый свод правил, регулирующих перевозки в прямом смешанном сообщении с участием других видов транспорта. Воздушный кодекс СССР 1983 г. включал в себя на этот счет лишь одну статью - ст. 77, которая носила отсылочный характер. Согласно данной статье перевозки, осуществляемые перевозчиками разных видов транспорта по одному документу (в прямом смешанном сообщении) с участием воздушного транспорта, регулировались Воздушным кодексом, специальным законодательством Союза ССР о таких перевозках, а также правилами, утверждаемыми Министерством гражданской авиации СССР совместно с соответствующими транспортными министерствами и ведомствами. Такое отношение к перевозкам грузов в прямом смешанном сообщении объяснялось, видимо, тем, что воздушные перевозчики (авиапредприятия) в связи с технологическими особенностями своей работы редко участвовали в подобных перевозках грузов. Однако с этой точки зрения невозможно объяснить отсутствие правил, регламентирующих перевозки грузов в прямом смешанном сообщении, в КТМ СССР. Вероятно, основная причина этого кроется в том, что отношения, связанные с перевозками грузов в прямом смешанном сообщении, регулировались подзаконными актами правительства, поэтому основные положения о таких перевозках автоматически включались в транспортные уставы, утвержденные такими же подзаконными актами правительства, чего нельзя было сделать с транспортными кодексами, имевшими силу закона. Что касается транспортных уставов, то содержавшиеся в них положения о прямых смешанных перевозках являлись по существу идентичными, с акцентом на тот вид транспорта, чья деятельность регулировалась соответствующим уставом.

Все виды транспорта должны были осуществлять перевозки грузов, пассажиров и багажа в тесном взаимодействии с другими видами транспорта, организуя систему прямых смешанных сообщений. Перевозка в прямом смешанном сообщении производилась по единому транспортному документу, составляемому на весь путь следования. Перевозка грузов в прямом смешанном сообщении осуществлялась на основании Правил перевозок грузов в прямом смешанном сообщении, утверждаемых соответствующими транспортными организациями, подведомственные организации которых принимали участие в такого рода перевозках. Перевозка пассажиров и багажа в прямом смешанном сообщении производилась на основании особых соглашений, заключаемых между транспортными министерствами.

В прямое смешанное грузовое сообщение включались: все железнодорожные станции, открытые для операций по грузовым перевозкам; морские порты, а также речные порты и пристани по перечню, устанавливаемому Министерством морского флота СССР и министерствами речного флота союзных республик; аэропорты гражданского воздушного флота по перечню, устанавливаемому Министерством гражданской авиации СССР; автостанции, агентства и автохозяйства автомобильного транспорта общего пользования по перечню, устанавливаемому министерствами автомобильного транспорта союзных республик. Порты, пристани, автостанции, агентства, автохозяйства и аэропорты считались включенными в прямое смешанное сообщение с момента телеграфного извещения об этом с последующим опубликованием соответствующей информации в сборниках правил перевозок и тарифов транспортных министерств и ведомств. Грузы в прямом смешанном сообщении принимались к перевозке по плану, утверждаемому в установленном порядке. Правда, транспортным министерствам и ведомствам по согласованию между ними предоставлялась возможность принимать грузы к перевозке в прямом смешанном сообщении и сверх плана.

Прием к перевозке и отгрузка с пунктов перевалки грузов, перевозимых мелкими отправками в прямом смешанном сообщении, производились по предъявлению, в необходимых случаях с их подсортировкой, при передаче на железную дорогу - на грузосортировочной станции, при передаче на автомобильный, водный и воздушный транспорт - соответственно в автотранспортных организациях, в портах (на пристанях) и в аэропортах.

В пунктах перевалки транспортные организации были обязаны обеспечивать бесперебойную и равномерную подачу вагонов, судов и автомобилей под погрузку перевалочных грузов. Широко применялась перевалка грузов с одного вида транспорта на другой по так называемому прямому варианту, т.е. без выгрузки в склад с последующей погрузкой перевозимых грузов на иной вид транспорта; в этих целях утверждались специальные месячные планы перевалки грузов. Транспортные организации, принимающие грузы к дальнейшей перевозке в пунктах перевалки, должны были восполнять неподачу транспортных средств, а иные транспортные организации - восполнять непредъявление грузов или их недогруз, допущенные в отдельные дни первой или второй половины месяца, - в последующие дни данной половины месяца.

В случае неподачи перевозочных средств для выполнения месячного плана перевалки грузов по вине транспортных организаций, принимающих грузы для дальнейшей перевозки, последние были обязаны по требованию иных участников перевозки, доставивших груз в пункт перевалки, выделять перевозочные средства для выполнения невыполненной части месячного плана перевалки грузов в течение следующего месяца. Порядок выделения перевозочных средств для восполнения недогруза устанавливался по согласованию между соответствующими транспортными организациями. При нарушении согласованного порядка восполнения недогруза соответствующие транспортные организации несли ответственность за невыполнение плана перевалки грузов.

Грузы, следовавшие в прямом смешанном сообщении, взвешивались в пунктах перевалки при передаче их с одного вида транспорта на другой по требованию стороны, принимающей груз. Однако тарные и штучные грузы, принятые к перевозке по стандартному весу или весу, указанному грузоотправителем на каждом грузовом месте, и прибывшие в пункт перевалки в исправной таре, передавались с одного вида транспорта на другой без взвешивания, по счету и в таком же порядке выдавались грузополучателю в пункте назначения.

Условия работы перевалочных пунктов определялись так называемыми узловыми соглашениями, заключаемыми между соответствующими транспортными организациями сроком на три года. Все споры, вытекающие из узловых соглашений, рассматривались государственными арбитражами.

Таковы основные особенности перевозки грузов в прямом смешанном сообщении. Отдельные виды договора перевозки грузов в прямом сообщении определялись транспортными уставами и кодексами применительно к соответствующим видам транспорта.

В юридической литературе того времени велась оживленная дискуссия о правовой природе договора перевозки в прямом смешанном и прямом сообщении, когда в процессе перевозки участвовало несколько организаций, в том числе и различных видов транспорта. Суть обсуждаемой проблемы состояла в следующем. Договор перевозки заключается между грузоотправителем и конкретной транспортной организацией - перевозчиком. В тех случаях, когда все обязательства, вытекающие из договора, вплоть до сдачи груза получателю, исполняются данным перевозчиком (перевозка в местном сообщении), круг участников соответствующего правоотношения очевиден: грузоотправитель и перевозчик. Но, как подчеркивал О.С. Иоффе, "положение осложняется при прямых и прямых смешанных перевозках, когда договор также заключается только с одним транспортным предприятием, но выполняет обязательство несколько предприятий одного и того же или различных видов транспорта. Состоят ли грузоотправитель и грузополучатель в правоотношениях и с теми транспортными предприятиями, которые не участвовали в заключении договора, и если состоят, то в каких именно?" <*>.

--------------------------------

<*> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 567.

 

Некоторые авторы полагали, что не только перевозчик, принявший груз от отправителя, но и все остальные транспортные организации, участвовавшие в перевозке груза, являются субъектами правоотношений, возникших из договора перевозки. Так, по мнению К.К. Яичкова, "контрагентами отправителя груза по договору перевозки в прямом железнодорожном сообщении являются все дороги, перевозившие груз по накладной, принятой вместе с грузом станцией отправления" <*>. Аналогичную позицию заняли А.Г. Быков, Д.И. Половинчик, Г.П. Савичев, которые квалифицировали транспортную организацию, заключающую в качестве перевозчика договор перевозки груза с грузоотправителем, как законного представителя остальных транспортных организаций, участвующих в процессе перевозки груза в прямом смешанном сообщении. В Комментарии к уставам автомобильного транспорта союзных республик, подготовленном указанными авторами, мы находим следующее заключение: "Транспортная организация пункта отправления действует как законный представитель всех участников транспортного процесса. Так, при смешанных автомобильно-железнодорожных сообщениях автотранспортное предприятие, заключившее договор перевозки, выступает одновременно и представителем предприятий железнодорожного транспорта. Факт заключения договора с автотранспортным предприятием пункта отправления является юридическим основанием для участия в транспортных правоотношениях предприятий железнодорожного транспорта и всех остальных участников транспортного процесса" <**>. Некоторые сторонники такого подхода полагали, что правоотношения, связанные с перевозкой в прямом и смешанном сообщении, равносильны солидарному обязательству с множественностью лиц на стороне перевозчика <***>.

--------------------------------

<*> Яичков К.К. Договор железнодорожной перевозки грузов по советскому праву. М., 1958. С. 124; см. также: Тарасов М.А. Очерки транспортного права. М., 1951. С. 138 - 139.

<**> Быков А.Г., Половинчик Д.И., Савичев Г.П. Комментарий к Уставам автомобильного транспорта союзных республик. М., 1978. С. 153 - 154.

<***> Самойлович П.Д. Договор морской перевозки по советскому праву. С. 133.

 

Иной позиции придерживался О.С. Иоффе, который считал, что непосредственными участниками договорных правоотношений с клиентурой являются транспортные организации пункта отправления и пункта назначения. Первая становится участником названных правоотношений как перевозчик, заключивший договор с отправителем. "Но поскольку транспортные уставы и кодексы предусматривают установление непосредственных правоотношений между клиентом и транспортным предприятием пункта назначения (обязанным выдать груз и нести ответственность за его несохранность), они уполномочивают тем самым на заключение договора от имени последнего транспортное предприятие пункта отправления". Что же касается промежуточных транспортных предприятий, то транспортное предприятие пункта отправления от их имени "действовать не может, поскольку эти предприятия прав и обязанностей по отношению к клиентуре не приобретают и лишь при наличии в законе прямых указаний вступают с клиентурой в непосредственные правовые контакты. Поэтому они и не являются участниками договора перевозки". Исполнение же указанными транспортными предприятиями обязательств, вытекающих из договора перевозки, О.С. Иоффе объяснял тем, что "должник вправе возложить в определенной части исполнение обязательства на третье лицо. В то же время известно, что за действия лиц, привлеченных к исполнению обязательства, ответственность перед кредитором обычно несет должник". Именно поэтому "транспортные предприятия, являющиеся участниками договора перевозки, несут ответственность также за упущения промежуточных транспортных предприятий, не вступающих в договор ни непосредственно, ни через других лиц" <*>.

--------------------------------

<*> Иоффе О.С. Указ. соч. С. 569.

 

С точки зрения гражданского права, в том числе и с учетом законодательства, действовавшего в советский период, невозможно объяснить, как можно признавать участником договора лицо, его не заключавшее и не выражавшее своего волеизъявления на заключение договора. Попытка объяснить такое участие в договоре через традиционный институт законного представительства кажется намеренно искусственной и не соответствующей законодательству (ст. 62 ГК 1964 г.).

Объяснение правовой природы отношений, связанных с участием в исполнении договора перевозки так называемых промежуточных транспортных организаций, с помощью конструкции возложения должником исполнения своих обязательств на третье лицо представляется вполне оправданным. ГК 1964 г. содержал норму, согласно которой исполнение обязательства, возникшего из договора, может быть возложено в целом или в части на третье лицо, если это предусмотрено установленными правилами, а равно если третье лицо связано с одной из сторон административной подчиненностью или соответствующим договором (ст. 171). Перевозки грузов в прямом и прямом смешанном сообщении как раз и представляли собой тот самый случай, когда установленными правилами (транспортными уставами и кодексами) предусматривалось возложение исполнения обязательств перевозчика, заключившего договор перевозки, на иные транспортные организации, участвующие в перевозочном процессе.

Вместе с тем позиция О.С. Иоффе в части признания транспортной организации пункта назначения, в отличие от промежуточных транспортных организаций, непосредственным участником договора перевозки представляется такой же непоследовательной, как и точка зрения его оппонентов. В самом деле, чем отличается правовое положение транспортной организации пункта назначения от иных транспортных организаций, участвовавших в процессе перевозки? Только объемом возложенных на нее обязательств (не только транспортировка груза, но и выдача его получателю), а также возможностью привлечения к ответственности по требованию получателя. Однако последнее отличие не выходит за рамки законодательной конструкции отношений, связанных с возложением должником исполнения своих обязательств на третье лицо. Тот же ГК 1964 г. устанавливал, что должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которые было возложено его исполнение, если законодательством не предусмотрено, что ответственность несет непосредственный исполнитель. Вся разница в правовом положении транспортной организации пункта назначения и промежуточных транспортных организаций состоит в том, что в отношении первой законодательством было предусмотрено возложение на нее ответственности за нарушение договора перевозки, а в отношении последних такое правило в законодательстве отсутствовало.

Договор перевозки груза в прямом сообщении дифференцировался на многочисленные отдельные виды применительно к соответствующим видам транспорта. Так, применительно к договору железнодорожной перевозки в зависимости от используемых транспортных средств и их количества выделялись перевозки маршрутами, повагонные и мелкие отправки, контейнерные перевозки.

Под отправительским маршрутом понимался состав, сформированный из вагонов, погруженных одним грузоотправителем на одной станции, а также сформированный на одном подъездном пути из вагонов, погруженных ветвевладельцем и другими грузоотправителями - контрагентами данного подъездного пути. Маршруты могли быть также сформированы из вагонов, погруженных разными грузоотправителями на одной станции или на нескольких станциях одного участка железной дороги (отправительские ступенчатые маршруты). К перевозке отправительскими маршрутами принимались массовые однородные грузы: каменный уголь, кокс, руда, нефть, зерновые хлебные грузы, лес, минеральные строительные материалы (ст. 23 УЖД, разд. 22 Правил перевозок грузов).

При повагонной отправке предъявленный груз соответствовал норме загрузки вагона. На каждый вагон оформлялась отдельная железнодорожная накладная. Мелкой отправкой считалась предъявляемая по одной накладной партия груза, для перевозки которой не требовалось предоставления отдельного вагона. Прием мелких отправок от грузоотправителя производился через склады станций в соответствии с календарным расписанием погрузки сборных вагонов по направлениям (ст. 56 УЖД, разд. 23 Правил перевозок грузов). Контейнерные перевозки грузов - это перевозки, осуществляемые в универсальных и специальных контейнерах. Универсальные контейнеры находились в ведении железных дорог, а специальные - принадлежали грузоотправителям и грузополучателям. Грузы в контейнерах принимались железными дорогами за весом и пломбами грузоотправителей (ст. 67 УЖД, разд. 25 Правил перевозок грузов).

На морском транспорте выделялись перевозки грузов в малом каботаже, когда груз перевозился между портами СССР одного и того же моря, и в большом каботаже - между портами СССР разных морей, а также в заграничном сообщении <*>. Однако малый и большой каботаж с точки зрения правового регулирования не представляли собой отдельных видов договора перевозки. Что касается транспортировки грузов в заграничном сообщении, то речь в данном случае идет о международной перевозке грузов, которая, безусловно, обладает квалифицирующими признаками, позволяющими рассматривать ее как отдельный вид договора перевозки, и заслуживает отдельного рассмотрения <**>.

--------------------------------

<*> См., напр.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 566.

<**> В настоящей книге данный договор не рассматривается.

 

Что же касается видов договора морской перевозки, то они были названы непосредственно в тексте КТМ СССР (ст. 120), где говорилось, что договор морской перевозки может быть заключен: 1) с условием предоставления для перевозки всего судна, части его или определенных судовых помещений (чартер); 2) без такого условия. Рассматривая данные виды договора морской перевозки, А.Л. Маковский указывает: "Наиболее важное отличие чартера от договора, заключаемого путем принятия перевозчиком груза и выдачи отправителю коносамента на этот груз, состоит в том, что первый из этих договоров предусматривает не только обязанности сторон по перевозке грузов, но и обязанности по совершению действий, предшествующих перевозке: по подаче указанного в чартере судна в определенное место и в определенное время и по предъявлению и сдаче к перевозке обусловленного груза. В отличие от договора цертепартии договор перевозки... заключается в момент сдачи груза отправителем и принятия этого груза перевозчиком. Естественно, что при этих условиях в коносаменте не предусматриваются и не могут предусматриваться обязанности сторон по совершению действий, предшествующих сдаче груза. Это принципиальное различие между двумя известными советскому праву видами договора морской перевозки грузов имеет решающее значение для правильного понимания и объяснения сферы применения каждого из них" <*>.

--------------------------------

<*> Маковский А.Л. Указ. соч. С. 56 - 57.

 

Некоторые авторы рассматривали в качестве отдельного вида договора морской перевозки также договор фрахтования судна на время (тайм-чартер). Согласно КТМ СССР (ст. 178) по договору фрахтования судна на время (тайм-чартер) судовладелец был обязан предоставить судно за вознаграждение (арендную плату) фрахтователю (арендатору) на определенный срок для перевозок грузов, пассажиров или для иных целей, предусмотренных КТМ. А.Д. Кейлин, например, считал, что "договор фрахтования судна на время является... разновидностью договора морской перевозки грузов", поскольку, по его мнению, "экономическое содержание договора фрахтования судна на время, а следовательно, и его юридическое содержание, остаются теми же, и договор заключается о перемещении груза морским путем, а не об имущественном найме судна" <*>.

--------------------------------

<*> Кейлин А.Д. Транспортное право СССР и капиталистических стран. Вып. 1: Договор перевозки. М., 1938. С. 8; см. также: Самойлович П.Д. Правовое оформление морских перевозок грузов. М., 1954. С. 120.

 

Другие авторы приходили к иному выводу, а именно что договор фрахтования судна на время (тайм-чартер) не является договором перевозки, а представляет собой особый вид договора имущественного найма. Наиболее убедительной представляется обоснование такой позиции, данное А.Л. Маковским. Он привел следующие аргументы. В договоре фрахтования судна на время определяется порядок пользования судном со стороны фрахтователя. Предоставление судна фрахтователю по тайм-чартеру сопровождается передачей ему этого судна, значит, судно предоставляется фрахтователю не только в пользование, но и во владение. Пользование и владение предоставленным судном со стороны фрахтователя носят временный, срочный характер. Существенным признаком договора фрахтования судна на время является его возмездный характер. "Договор... по которому индивидуально-определенное имущество предоставляется во временное возмездное пользование и владение, не может быть ничем иным, кроме как договором имущественного найма" <*>. Такой же позиции придерживались К.К. Яичков, М.Е. Ходунов и некоторые другие правоведы <**>.

--------------------------------

<*> Маковский А.Л. Указ. соч. С. 51.

<**> См.: Гражданское право: Учебник для юридических вузов. Ч. II. М., 1938. С. 255; Ходунов М.Е. Внутреннее водное право. М., 1945. С. 86.

 

Не вдаваясь в подробные дискуссии по вопросу о правовой природе договора фрахтования судна на время (тайм-чартер), лишь подчеркнем, что дальнейшее развитие гражданского права пошло по пути законодательного признания тайм-чартера одним из отдельных видов договора аренды (имущественного найма).

Применительно к договору воздушной перевозки Г.П. Савичев писал: "Практике известны три вида воздушных перевозок: перевозка в местном сообщении, осуществляемая в воздушных границах одного воздушного транспортного предприятия; перевозка в прямом сообщении, осуществляемая двумя или несколькими воздушно-транспортными организациями независимо от наличия или отсутствия перегрузки в промежуточных аэропортах, и перевозка в прямом смешанном сообщении, осуществляемая двумя или несколькими воздушнотранспортными предприятиями и другими транспортными организациями (железнодорожными, морскими, речными, автомобильными)" <*>. Однако указанная классификация договоров воздушной перевозки скорее была данью традиции, сложившейся в литературе по транспортному праву, где таким же образом определяли виды всякой перевозки. Воздушный кодекс СССР не содержал каких-либо особых правил, специально предназначенных для регулирования местных перевозок или перевозок в прямом смешанном сообщении.

--------------------------------

<*> Аллахвердов М.А., Савичев Г.П. Указ. соч. С. 97 - 98.

 

Вместе с тем тот же ВК СССР включал в себя правила, регламентирующие в качестве особого вида договора перевозки договор чартера. По договору чартера (фрахтования воздушных судов) одна сторона (фрахтовщик) была обязана предоставить другой стороне (фрахтователю) за плату всю вместимость или часть вместимости одного или нескольких воздушных судов на один или несколько рейсов для перевозки пассажиров, багажа, грузов, почты или для иных целей (ст. 134). Поэтому в данном случае, как и при морских перевозках, можно говорить о двух видах договора воздушной перевозки: 1) договоре с условием предоставления для перевозки всей или части вместимости судна; 2) договоре без такого условия.

УВВТ не содержал правил, регулирующих договор чартера, хотя возможность такой перевозки, когда грузоотправителю предоставляется вся или часть вместимости речного судна, не вызывает сомнений. В качестве же отдельных видов договора перевозки с включением в УВВТ специальных правил, их регулирующих, рассматривались перевозки грузовой скоростью или большой скоростью (ст. 76), перевозки грузов мелкими партиями в контейнерах (ст. 77), перевозки в прямом смешанном и прямом водном (с участием речных и морских перевозчиков) сообщении (ст. 147). С этой точки зрения особый интерес вызывает детально регулируемый УВВТ договор буксировки плотов и судов.

По договору буксировки пароходство обязано было за установленную плату буксировать плот или судно до определенного пункта, или в течение определенного времени, или для выполнения определенного маневра. Причем к отношениям, связанным с буксировкой плотов и судов, допускалось применение правил о перевозках грузов (ст. 126 УВВТ), - возможно, это свидетельство того, что законодатель рассматривал договор буксировки как разновидность договора перевозки груза.

Определенными особенностями отличалась и классификация договора автомобильной перевозки. Здесь, как и на других видах транспорта, существовало деление перевозок на перевозки в прямом и в прямом смешанном сообщении. Но в автомобильных перевозках использовались и специфические критерии для классификации договоров перевозки. Данное обстоятельство во многом объясняется особенностями автомобильного транспорта.

Автомобильные перевозки подразделялись на городские (в пределах черты города), пригородные (за пределы черты города на расстояние до 50 км), междугородные (за пределы города на расстояние более 50 км) и международные (за пределы или из-за пределов территории страны) (ст. 5 УАТ).

На автомобильном транспорте, в отличие от других видов транспорта, не грузоотправитель доставляет груз к пункту погрузки, а автотранспортное предприятие передает свои машины под погрузку грузоотправителю. Тем самым транспортный процесс начинается не с момента принятия конкретного груза к перевозке, но гораздо раньше, и не на транспортном предприятии пункта отправления, а на территории грузоотправителя <*>.

--------------------------------

<*> См.: Быков А.Г., Половинчик Д.И. Основы автотранспортного права. М., 1974. С. 86 - 87.

 

Отсюда на автомобильном транспорте широкое распространение получили так называемые организационные договоры. К ним относятся: годовые договоры на перевозку грузов и годовые договоры на централизованный завоз (вывоз) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты.

В отличие от договора перевозки конкретного груза, по годовому договору не производилась транспортировка материальных ценностей. Данный договор опосредствовал отношения сторон по организации будущих перевозок.

Согласно ст. 36 УАТ по годовому договору на перевозку грузов автомобильным транспортом автотранспортное предприятие или организация были обязаны в установленные сроки принимать, а грузоотправитель - предъявлять к перевозке грузы в обусловленном объеме. В годовом договоре устанавливались объемы и условия перевозок, порядок расчетов и определялись рациональные маршруты и схемы грузопотоков.

В юридической литературе отмечались признаки, которые отличали годовой договор от перевозки конкретного груза, составляя специфические особенности организационных договоров.

1. Содержание этого договора составляли права и обязанности сторон по организации предстоящих перевозок грузов, а договор перевозки конкретного груза носил имущественный характер, поскольку регулируемые им отношения были связаны с перемещением материальных ценностей.

2. Годовой договор был направлен на организацию предстоящих перевозок грузов, момент его заключения не связывался с передачей материальных ценностей, подлежащих транспортировке. Поэтому годовой договор - консенсуальный.

Что касается договора перевозки конкретного груза, то он заключался в момент принятия автотранспортным предприятием от отправителя груза вместе с товарно-транспортной накладной (ст. 47 УАТ РСФСР), т.е. соглашение сторон носило характер реального договора.

3. Годовой договор перевозки заключался и исполнялся на основе утвержденного государственного плана перевозок грузов (ст. 36 УАТ). В соответствии с § 4 разд. 1 Общих правил перевозок грузов автомобильным транспортом <*> предприятия и организации - грузоотправители в соответствии с планами перевозок грузов, установленными для них вышестоящими организациями, обязаны были до 15 марта планируемого года заключить с соответствующими автотранспортными предприятиями годовые договоры на перевозку грузов автомобильным транспортом.

--------------------------------

<*> См.: Правила перевозок грузов автомобильным транспортом. М., 1984.

 

Договоры на перевозку конкретного груза, в отличие от годовых, могли заключаться для транспортировки грузов, не предусмотренных планом. В таком порядке перевозились грузы разового характера при предъявлении их мелкими отправками, а также грузы по указанию Министерства автомобильного транспорта РСФСР. Перевозка овощей, фруктов, молока и других скоропортящихся сельскохозяйственных продуктов для организаций заготовительных и потребительской кооперации производилась также по предъявлению (без ограничения) заявок, представляемых за пять дней до перевозок. Грузы, перевозка которых необходима для ликвидации последствий стихийных бедствий или аварий, должны были приниматься к перевозке вне плана и вне очереди (ст. 35 УАТ).

Роль годового договора все же не сводилась к организации выполнения плана перевозок, несмотря на тесную зависимость его от утвержденного плана перевозок и предопределенность ряда условий предписаниями плана.

Плановый характер годового договора на автомобильную перевозку грузов проявлялся в том, что: а) он заключался на основе планового акта; б) был направлен на реализацию предписаний планового акта; в) одно из существенных условий договора - объемы перевозок - определялось плановым актом; г) планом были определены стороны договорных отношений.

4. Годовой договор автомобильной перевозки имел длящийся характер. Выполнение одной или нескольких операций по транспортировке грузов не прекращало договорных отношений. Действие договора распространялось на весь планируемый год. Срок действия договора перевозки конкретного груза прекращался моментом выдачи принятого к перевозке груза управомоченному лицу. Поэтому договор перевозки конкретного груза - базовый договор автомобильной перевозки.

5. Действующим законодательством был установлен специальный порядок заключения годовых договор (§ 4 разд. 1 Общих правил перевозок грузов автомобильным транспортом). В отношении договоров перевозки конкретного груза в законодательстве отсутствовали какие-либо специальные нормы, регулирующие порядок их заключения. Требования, предъявляемые к оформлению таких договоров, сводились к правилам заполнения товарно-транспортной накладной, являющейся формой указанных договоров <*>.

--------------------------------

<*> См.: Савичев Г.П., Витрянский В.В. Правовое обеспечение сохранности грузов при перевозках. М., 1989. С. 120 - 121.

 

В сфере автомобильного транспорта значительное развитие получили централизованные перевозки грузов. К централизованным перевозкам относились: а) перевозки, при которых одно предприятие автомобильного транспорта общего пользования своим подвижным составом или осуществляя единое оперативное руководство перевозками подвижным составом других автотранспортных предприятий обеспечивало доставку грузов (с транспортно-экспедиционным обслуживанием) от одного грузоотправителя всем грузополучателям или одному грузополучателю от всех грузоотправителей; б) перевозки, осуществлявшиеся автомобильным транспортом общего пользования по завозу (вывозу) грузов на станции железных дорог, в порты, на пристани, в аэропорты; в) регулярные международные перевозки.

Отношения, связанные с централизованными перевозками грузов, регулировались организационными договорами автомобильной перевозки и договорами перевозки конкретного груза (разовыми договорами автомобильной перевозки). Организационные договоры, опосредствовавшие отношения по централизованным перевозкам, за исключением централизованного завоза (вывоза) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани), аэропорты, могут быть отнесены к категории годовых договоров автомобильной перевозки. Особенности указанных договоров заключались главным образом в сочетании традиционных обязанностей автотранспортных предприятий с транспортно-экспедиционными функциями. Однако определенный набор транспортно-экспедиционных операций выполнялся автотранспортными предприятиями и при осуществлении обычных (нецентрализованных) перевозок.

Правила транспортно-экспедиционного обслуживания предприятий, организаций и учреждений в РСФСР <*> предусматривали, что при перевозках в прямом автомобильном сообщении, в том числе при централизованных и регулярных междугородных перевозках, автотранспортные предприятия выполняли для грузоотправителей и грузополучателей по годовым договорам на перевозку грузов автомобильным транспортом, заключавшимися в соответствии с Типовым годовым договором на перевозку грузов, следующие операции и услуги: а) прием грузов к перевозке автомобильным транспортом по надлежаще оформленным грузоотправителями товарно-транспортным документам; б) сопровождение и охрана грузов при перевозке автомобильным транспортом; в) сдача грузов грузополучателям с надлежащим оформлением ими товарно-транспортных документов.

--------------------------------

<*> Утверждены Министерством автомобильного транспорта РСФСР 6 февраля 1981 г. по согласованию с Госпланом РСФСР и Госарбитражем РСФСР (см. разд. 27 Общих правил перевозок грузов автомобильным транспортом).

 

Учитывая, что согласно ст. 49 УАТ перевозка груза производится автотранспортным предприятием, как правило, без сопровождения его экспедитором грузоотправителя (грузополучателя), об автомобильных перевозках грузов без транспортно-экспедиционного обслуживания в настоящее время можно говорить лишь как об исключении из общего правила.

Договоры, регламентирующие отношения по централизованному завозу (вывозу) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани), аэропорты, можно охарактеризовать как организационные, однако их следует рассматривать в качестве самостоятельной группы.

Во-первых, их действие было направлено на организацию отношений, складывающихся при перевозках грузов с участием железнодорожного, водного, воздушного транспорта.

Во-вторых, специфичны цели указанных договоров. С одной стороны, они были призваны освободить грузоотправителей и грузополучателей, в роли которых выступали в основном промышленные предприятия и объединения, от несвойственных им функций по приемке и отправке грузов, передаче их на другой вид транспорта. С другой стороны, они обеспечивали бесперебойный вывоз грузов, поступающих на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты.

В-третьих, автотранспортные предприятия, выполняя обязанности перевозчика, в отношениях с другими транспортными организациями исполняли и функции представителя грузоотправителя (грузополучателя) на основании доверенности, а поэтому пользовались правами, несли обязанности и ответственность за выполнение принятых на себе обязательств в пределах, предусмотренных уставами (кодексами) соответствующих видов транспорта для грузоотправителей и грузополучателей.

В-четвертых, есть особенности в содержании названных договоров. Объем и характер обязанностей сторон зачастую диктовался не только их интересами, но и условиями работы других транспортных организаций. Значительно шире, чем при перевозках в прямом автомобильном сообщении, был круг транспортно-экспедиционных операций, выполнявшихся автотранспортными предприятиями.

Отношения по централизованному завозу и вывозу грузов опосредовались договорами двух видов: на централизованный завоз (вывоз) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани), аэропорты и на централизованную перевозку грузов со станций железных дорог, портов (пристаней), аэропортов и на станции железных дорог, в порты (на пристани) и аэропорты.

В первом случае регламентировались отношения, складывавшиеся между автотранспортным предприятием и другой транспортной организацией, например между автотранспортными предприятиями и отделениями железных дорог в процессе завоза (вывоза) грузов на станции железных дорог; во втором - отношения автотранспортных предприятий с клиентурой: грузоотправителями и грузополучателями.

В конечном счете оба вида договоров были призваны регулировать единый процесс завоза (вывоза) грузов, но каждый из них регламентировал свою сферу отношений.

Некоторые авторы к числу организационных договоров автомобильной перевозки относят также договоры разового заказа. Формой такого вида договора принято считать заказ <*>. Выдача грузоотправителем заказа представляет собой предложение автотранспортного предприятия заключить договор относительно предстоящей транспортировки груза. Принятие заказа автотранспортным предприятием является его волеизъявлением (согласием) осуществить указанную в заказе перевозку. Поэтому представленный грузоотправителем и принятый автотранспортным предприятием заказ, по мнению указанных авторов, есть не что иное, как своеобразная форма договора на предстоящую перевозку груза.

--------------------------------

<*> См., напр.: Быков А.Г., Половинчик Д.И., Савичев Г.П. Указ. соч. С. 51.

 

Принятие автотранспортным предприятием к исполнению разового заказа зависит от наличия свободных провозных возможностей. Поскольку разовые заказы предъявлялись на внеплановые перевозки, автотранспортное предприятие было вправе отказать в приеме заказа или определить с согласия грузоотправителя иной срок, чем первоначально указанный в заказе.

Автопредприятие обязано было подать автомобиль под погрузку на основе заказа грузоотправителя, когда грузы перевозятся по предъявлению; в этом случае соответствующая обязанность автотранспортного предприятия возникала из факта подачи и принятия заказа.

Необходимость подачи заказа (заявки) продиктована технологическими особенностями работы автотранспорта.

Эти действия представляли собой договор разового заказа, но по отношению к договору перевозки конкретного груза - лишь предварительное согласование условий предстоящей перевозки, которая оформлялась заключением договора перевозки конкретного груза, формой которого являлась товарно-транспортная накладная.

Таким образом, в систему организационных договоров на автомобильном транспорте входили две группы договоров: годовые договоры автомобильной перевозки и договоры на централизованный завоз (вывоз) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани), аэропорты.

Первая группа регулировала организационные отношения, складывающиеся при перевозках в прямом автомобильном сообщении, в том числе и при централизованных перевозках. Указанные договоры заключались на основе Типового годового договора на перевозку грузов автомобильным транспортом, утвержденного Министерством автомобильного транспорта РСФСР по согласованию с Госпланом РСФСР и Госарбитражем РСФСР 30 ноября 1970 г. <*>.

--------------------------------

<*> См.: Правила перевозок грузов автомобильным транспортом. С. 5.

 

Вторую группу составляли договоры на централизованный завоз (вывоз) грузов на станции железных дорог, в порты (на пристани), аэропорты, заключавшиеся на основе соответствующих Типовых договоров <*>, и договоры на централизованную перевозку грузов со станций железных дорог, из портов (с пристаней), аэропортов и на станции железных дорог, в порты (на пристани), аэропорты. Типовой годовой договор был утвержден Министерством автомобильного транспорта РСФСР по согласованию с Госпланом РСФСР и Госарбитражем РСФСР 6 февраля 1981 г. <**>.

--------------------------------

<*> См.: Там же. С. 120, 135, 148, 160.

<**> См.: Там же. С. 104.

 

Следует отметить, что рассматриваемые в настоящей работе организационные договоры - это по сути своей договоры автомобильной перевозки. Отсутствие в Основах гражданского законодательства 1961 г. и ГК 1964 г. определения организационных договоров перевозки являлось пробелом в законодательстве и не могло служить основанием для противопоставления их договорам перевозки конкретного груза (разовым договорам автомобильной перевозки). Соответствующее определение организационных договоров содержится в УАТ и других нормативных актах.

Организационные и разовые договоры регулировали одну сферу отношений - отношения по перевозкам грузов, с той лишь разницей, что организационные договоры были призваны регламентировать отношения сторон на первой, организационной, стадии перевозочного процесса, а договоры перевозки конкретного груза оформляли непосредственный процесс перемещения груза.

Одна из основных целей при заключении организационных договоров заключалась в организации наиболее рациональной и экономичной перевозки груза. Эту же цель в отношении конкретного груза преследовали и субъекты разовых договоров автомобильной перевозки.

Понимание организационных договоров и договоров перевозки конкретного груза (разовых договоров) как составных частей договорного института автомобильной перевозки позволяет более полно учитывать цели и интересы субъектов указанных договоров, роль и значение каждого договора в правовом регулировании единого перевозочного процесса.

Договоры перевозки конкретного груза (разовые договоры) были весьма разнообразны.

В зависимости от наличия (или отсутствия) плановых оснований можно было выделить плановые и неплановые договоры. Причем неплановые могли быть подразделены на договоры перевозки грузов по предварительным заказам грузоотправителей и договоры перевозки грузов по предъявлению.

Основанием для дифференциации разовых договоров автомобильной перевозки могла служить также их установленная форма.

В соответствии с инструкцией Министерства финансов СССР, Госбанка СССР, ЦСУ СССР и Министерства автомобильного транспорта РСФСР от 30 ноября 1983 г. "О порядке расчетов за перевозки грузов автомобильным транспортом" <*> перевозка грузов автомобильным транспортом в городском, пригородном и междугородном сообщении осуществлялась только при наличии оформленной товарно-транспортной накладной утвержденной формы N 1-т; перевозка грузов в междугородном сообщении, выполняемая с участием грузовых автостанций или других предприятий автомобильного транспорта общего пользования, на которые была возложена организация междугородных перевозок грузов, - при наличии оформленной товарно-транспортной накладной утвержденной формы N 2-тм.

--------------------------------

<*> Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1986. N 11. С. 4.

 

При централизованном вывозе грузов со станций железных дорог, из портов, с пристаней, из аэропортов форма товарно-транспортной накладной и порядок ее заполнения были установлены Правилами централизованного завоза и вывоза грузов.

 

 

 Смотрите также:

  

ДОГОВОР АРЕНДЫ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ. Понятие...

1. Указанные договоры в системе гражданско - правовых договоров имеют разную родовую принадлежность и представляют собой отдельные виды различных типов гражданско - правовых договоров: соответственно договора аренды и договора перевозки, - которые...

 

Понятие, содержание и заключение договора перевозки грузов

Определение размера провозной платы соглашением сторон допускается при перевозках грузов иностранных фрахтователей на российских судах и в некоторых других случаях.
Виды транспортных договоров. Оформление перевозок грузов....