ДОГОВОРЫ ОБ УСЛУГАХ В СФЕРЕ ТРАНСПОРТА

 

ДОГОВОР МОРСКОГО СТРАХОВАНИЯ. Понятие договора

  

 

По договору морского страхования страховщик обязуется за обусловленную плату (страховую премию) при наступлении предусмотренных договором морского страхования опасностей или случайностей, которым подвергается объект страхования (страхового случая), возместить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен такой договор (выгодоприобретатель), понесенные убытки (ст. 246 КТМ).

 

Морское страхование - одна из разновидностей имущественного страхования, о чем свидетельствует определение договора имущественного страхования, содержащееся в п. 1 ст. 929 ГК. Согласно данной статье по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

 

Вместе с тем договору морского страхования, несмотря на то что он не относится к самостоятельным гражданско-правовым договорам (таковым является договор страхования), а представляет собой лишь его разновидность (отдельным видом договора страхования является договор имущественного страхования), принадлежит особая роль в развитии договорного права. Дело в том, что именно с морского страхования началось развитие страхования вообще, данное обстоятельство предопределило его приоритетное правовое регулирование специальными нормами, что находит отражение и в системе современного законодательства о страховании. На данное обстоятельство (особую роль морского страхования) неоднократно обращалось внимание российскими правоведами.

 

Так, Д.И. Мейер, анализируя состояние российского дореволюционного законодательства (первая половина XIX в.) о страховании, указывал: "Наше законодательство дает очень немного определений относительно этого договора; в Своде гражданских законов всего две статьи содержат о нем определения. В Уставе торговом есть особая глава о морском страховании, о страховании от огня, от скотского падежа и тому подобного, так как эти страхования производятся компаниями на акциях, излагается в уставах страховых обществ. Точно так же, как и определения законодательства о морском страховании, они дополняются уставами страховых от морских опасностей обществ и пока служат главным источником для изучения договора страхования" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По исправленному и дополненному 8-му изд. 1902 г. Изд. 2-е, испр. М., 2000. С. 681.

 

Еще более определенно высказывался на этот счет Г.Ф. Шершеневич, который писал: "Морское страхование является видом вообще страхования и притом, с исторической точки зрения, первоначальным, который послужил образцом для других форм страхования. По своей природе морское страхование не должно ничем отличаться от сухопутного и слияние их - вопрос времени. В нормировании морского страхования со стороны русского законодателя нельзя не заметить той особенности, что договор этот определяется: а) волей контрагентов; в) русскими законами; с) за молчанием последних иностранными законами..." <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. По изданию 1914 г. М., 1994. С. 331.

 

При проведении первых кодификаций гражданского и торгового права (Франция, Германия) сказалась особая роль договора морского страхования. Так, во Франции Торговый кодекс регулировал исключительно морское страхование, а в Гражданском кодексе (ФГК) упоминание о договоре страхования содержалось лишь в одной статье: указанный договор был включен в перечень так называемых рисковых договоров (ст. 1961 ФГК). Однако, как отмечает М.И. Брагинский, "представление об этом договоре оказалось очень узким, поскольку в той же статье подчеркивалось, что данный договор, как и другой, включенный в указанный перечень (имеется в виду договор морского займа), "регулируется морскими законами". Тем самым сфера действия соответствующего договора (страхования) оказалась ограниченной областью того же, в конечном счете, морского страхования" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 495.

 

Аналогичный подход обнаружил себя и при проведении некоторых последних кодификаций гражданского права. "Среди других, - пишет М.И. Брагинский, - может быть назван также Гражданский кодекс Квебека. В отличие от большинства аналогичных актов других стран, в нем страхование прямо делится на морское и наземное... Абсолютное большинство норм соответствующей главы посвящены все же морскому страхованию" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 498.

 

Действующий сегодня российский Гражданский кодекс не акцентирует внимание на морском страховании, а обеспечивает детальное регулирование как общих положений, относящихся в целом к обязательствам по страхованию, так и отдельных договорных видов соответствующих правоотношений. Тем не менее и здесь можно заметить существенную особенность правового регулирования: отношения, связанные с морским страхованием, отнесены к специальным видам страхования (наряду со страхованием иностранных инвестиций от некоммерческих рисков, медицинским страхованием, страхованием пенсий и банковских вкладов), которые могут быть урегулированы отдельными специальными законами (ст. 970 ГК). "При этом, - подчеркивает М.И. Брагинский, - речь идет в равной мере как о специальных законах, посвященных соответствующим разновидностям страхования, так и о более общих законах. Примером последних может служить КТМ. В новом Кодексе, как и в том, который ему предшествовал (КТМ СССР 1968 г.), содержится глава, посвященная морскому страхованию. Поскольку морское страхование входит в перечень, содержащийся в ст. 970 ГК, нормы, включенные в гл. XV КТМ ("Договор морского страхования"), обладают приоритетом по отношению к статьям гл. 48 ГК" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 507.

 

Определяя соотношение правил о договоре морского страхования, содержащихся в КТМ, и норм о договоре страхования, помещенных в ГК (глава 48), В.А. Мусин подчеркивает субсидиарный характер действия последних применительно к отношениям, связанным с морским страхованием. Он пишет: "Вместе с тем согласно ст. 970 ГК правила о страховании, предусмотренные главой 48 ГК, применяются и к некоторым специфическим видам страхования, включая морское, "постольку, поскольку законами об этих видах страхования не установлено иное". Это означает, что отношения по морскому страхованию регулируются нормами главы 48 ГК в той мере, в какой они не урегулированы нормами главы XV КТМ... Таким образом, нормы главы XV КТМ преобладают в сфере морского страхования как над нормами Закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации", так и над нормами главы 48 ГК" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 414 - 415 (автор Комментария к главе XV КТМ - В.А. Мусин).

 

Нельзя не заметить еще одну особенность правового регулирования договора морского страхования, проистекающую из КТМ и характерную для всех договоров, им регулируемых. Согласно ст. 247 КТМ правила, установленные главой XV КТМ, применяются, если соглашением сторон не установлено иное. И только в случаях, прямо указанных в этой главе, соглашение сторон, не соответствующее правилам, установленным КТМ, ничтожно <*>.

--------------------------------

<*> Такие случаи установлены лишь применительно к абандону (ст. 278, 279 КТМ).

 

Как и в случаях с другими договорами, регулируемыми КТМ, диспозитивный характер норм о договоре морского страхования обычно толкуется таким образом, что данное обстоятельство позволяет сторонам заключать договоры морского страхования на условиях, наиболее широко применяемых в соответствующей области морской торговли, даже если они отличаются от правил главы XV КТМ <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 419.

 

Однако при этом столь же обычно не рассматривается вопрос о возможности для сторон соответствующего договора, отказавшихся от применения правил, содержащихся в КТМ, таким же образом нейтрализовать действие норм ГК о договоре имущественного страхования, подлежащих, как известно, субсидиарному применению. Видимо, наличие такого права у сторон по договору морского страхования считается чем-то само собой разумеющимся. Представляется, что поставленный здесь вопрос не имеет столь однозначного ответа. Более того, с формально-юридической точки зрения предоставление приоритета правилам КТМ о договоре морского страхования перед нормами ГК о договоре имущественного страхования означает лишь то, что положения, предусмотренные главой 48 ГК, "применяются к отношениям по... морскому страхованию... постольку, поскольку законами (т.е. КТМ. - В.В.)... не установлено иное" (ст. 970 ГК). Речь идет о том, что "нейтрализовать" действие норм ГК можно лишь путем включения в КТМ правил, которые регулируют соответствующие отношения, вытекающие из договора морского страхования, иначе, нежели ГК, либо вовсе исключают его применение. Однако эта задача не может быть выполнена нормой, придающей самим правилам КТМ диспозитивный характер, поскольку исключение соглашением сторон действия этих правил не может означать автоматического приостановления применения к их правоотношениям субсидиарных норм, содержащихся в ГК, если только сами эти нормы не носят диспозитивного характера. Во всяком случае, этот вопрос нуждается, как минимум, в судебном толковании.

Основным квалифицирующим признаком, позволяющим выделять договор морского страхования в качестве отдельного вида договора имущественного страхования, является особый объект морского страхования. В соответствии со ст. 249 КТМ объектом морского страхования может быть всякий имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием, - судно, строящееся судно, груз, фрахт, а также плата за проезд пассажира, плата за пользование судном, ожидаемая от груза прибыль и другие обеспечиваемые судном, грузом и фрахтом требования, заработная плата и иные причитающиеся капитану судна и другим членам экипажа судна суммы, в том числе расходы на репатриацию, ответственность судовладельца и принятый на себя страховщиком риск (перестрахование). Объект морского страхования должен быть указан в договоре морского страхования.

Итак, объектом морского страхования может служить "всякий имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием". Участники отношений, связанных с торговым мореплаванием, имеют различные имущественные интересы. Еще Д.И. Мейер указывал: "Существенно только, чтобы страхование сделано было в пользу лица, непосредственно заинтересованного целостью застрахованного имущества: иначе оно считается недействительным" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 687.

 

Такой подход сохранен и в действующем сегодня законодательстве; он обнаруживает себя, в частности, в ст. 930 ГК, согласно которой имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества, а договор, заключенный при отсутствии такого интереса у указанных лиц, объявляется недействительным.

Договору страхования имущества (ст. 930 ГК), по которому объектом страхования выступает интерес в виде риска утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества, в морском страховании соответствует договор страхования судна (строящегося судна) или груза.

Страховой интерес в судне принадлежит его собственнику или субъекту иного ограниченного вещного права (хозяйственного ведения или оперативного управления), ибо указанные лица по общему правилу несут риск случайной гибели или случайного повреждения судна (ст. 211 ГК). Естественно, в случаях, когда такой риск переносится договором на другое лицо (например, на фрахтователя или иного судовладельца), оно вправе застраховать свой имущественный интерес в судне.

В страховании груза заинтересован прежде всего его собственник (грузовладелец) вплоть до его передачи другому лицу (получателю). Как известно, передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю (п. 1 ст. 224 ГК). Однако момент перехода риска случайной гибели или повреждения груза может и не совпадать с передачей вещи. Например, по договору купли-продажи риск случайной гибели или случайного повреждения товара, проданного во время его нахождения в пути, переходит на покупателя с момента заключения договора купли-продажи, если иное не предусмотрено таким договором или обычаями делового оборота (п. 2 ст. 459 ГК). Во всяком случае, в роли страхователя груза может выступать лицо, на котором лежит такой риск в момент заключения договора страхования груза.

Лицом, заинтересованным в страховании фрахта, может быть как судовладелец, так и грузовладелец в зависимости от порядка уплаты фрахтовых платежей и, как следствие, от того, кто из них рискует утратить право на фрахт (взыскание или обратное истребование). По этому поводу В.А. Мусин пишет: "Это предопределяется условиями внесения фрахта. Если, например, фрахт подлежит оплате до отправления груза на условиях "lost or not lost", т.е. не может быть взыскан невзирая на гибель груза, интерес в страховании фрахта принадлежит грузовладельцу, причем фрахт страхуется в том же порядке, что и груз. Иногда, однако, фрахт вносится после доставки груза в порт назначения. В таком случае страховой интерес во фрахте имеет судовладелец. Тогда фрахт страхуется в том же порядке, что и судно" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 422 - 423.

 

При страховании судовладельцем платы за проезд и провоз багажа по договору морской перевозки пассажира оказывается застрахованным риск судовладельца утратить указанные платежи (уплаченные пассажиром при заключении договора), когда есть основания для их возврата в случаях, предусмотренных законом. Имеются в виду, например, ситуации, когда обязанность перевозчика возвратить полученную от пассажира плату за проезд и за провоз багажа возникает в связи с отказом пассажира от договора морской перевозки вследствие болезни или по причинам, зависящим от перевозчика (ст. 183 КТМ).

Грузополучатель, являющийся собственником груза или обладателем права требования передачи груза, основанного на договоре о его приобретении, имеет страховой интерес в прибыли, которая может быть им получена от реализации груза в пункте назначения. Ожидаемая прибыль может быть застрахована вместе с грузом либо отдельно. Что касается "других обеспечиваемых судном, грузом и фрахтом требований", которые также признаются возможными объектами страхования, то в качестве таковых обычно выступают требования о вознаграждении за спасение судна или иного имущества, а также об уплате взносов по общей аварии.

В качестве имущественных интересов, связанных с торговым мореплаванием, которые могут быть объектами имущественного страхования, признаются также заработная плата и иные причитающиеся капитану судна и другим членам экипажа судна суммы, в том числе расходы на репатриацию. В литературе принято считать, что указанные платежи по своей правовой природе носят характер имущественной ответственности судовладельца перед капитаном и иными членами экипажа судна. "Эта ответственность, - пишет, например, В.А. Мусин, - может быть как деликтной (платежи в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью упомянутых лиц), так и договорной (заработная плата, расходы на репатриацию и иные платежи, возлагаемые на судовладельца по условиям трудовых контрактов, заключенных им с членами экипажа судна). Согласно прямым и императивным нормам ГК (в КТМ данный вопрос не затронут) выгодоприобретателями в этих случаях являются лица, управомоченные на получение соответствующих платежей от судовладельца, т.е. капитан и другие члены экипажа судна, независимо от того, указаны ли они в этом качестве в договоре страхования... Судовладелец в таких случаях действует только как страхователь" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 423.

 

К числу объектов морского страхования относится также ответственность судовладельца. Речь идет о риске имущественной ответственности как по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда (ст. 931 ГК), так и об ответственности судовладельца за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств. В последнем случае риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь (судовладелец) должен нести соответствующую ответственность, - выгодоприобретателя, даже если договор страхования заключен в пользу другого лица либо в нем не сказано, в чью пользу он заключен (п. 3 ст. 932 ГК). Обычно таким страхованием покрывается ответственность судовладельца (перевозчика) за нарушение обязательств, вытекающих из договора перевозки.

И, наконец, в качестве возможного объекта морского страхования в ст. 249 КТМ упомянут принятый на себя страховщиком риск (перестрахование). Как предусмотрено ст. 967 ГК, риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы, принятый на себя страховщиком по договору страхования, может быть им застрахован полностью или частично у другого страховщика по заключенному с последним договору перестрахования. Отношения по договору перестрахования регулируются правилами, подлежащими применению в отношении страхования предпринимательского риска, если договором не предусмотрено иное. При этом страховщик по основному договору страхования, заключивший договор перестрахования, считается в этом последнем договоре страхователем, а по основному договору страхования он остается ответственным перед страхователем за выплату страхового возмещения.

В свое время Д.И. Мейер раскрывал смысл операции по перестрахованию следующим образом: "Расчет при этом, во-первых, тот, что если страховая компания часто прибегает к такого рода сделке с другой страховой компанией, то ей делается уступка в премии, так что сама она получает более значительную премию, нежели платит, и, следовательно, разность составляет ее барыш. Во-вторых, страховой компании неловко отказываться от принятия имущества на страх - этим она может отбить от себя страхователей. Поэтому, хотя в последнем случае, по соображениям компании, для нее и невыгодно принять на страх какое-либо имущество, она все-таки не отказывает в этом, но для того, чтобы обезопасить себя от убытков, сама застраховывает это преимущество в другой страховой компании" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 688.

 

Принципиальное значение для договора морского страхования имеет определение его сторонами характера события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая). Определение страхового случая содержится в п. 2 ст. 9 Федерального закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации" <*>. Согласно этой норме страховым случаем признается совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого связывается возникновение у страховщика обязанности произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1998. N 1. Ст. 4; 1999. N 47. Ст. 562.

 

Соответствующее событие может быть квалифицировано в качестве страхового случая при условии, что его причиной послужили опасности и случайности, определенные в договоре. Указанные опасности и случайности обычно именуют страховыми рисками. Страховым риском признается предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Страховому риску должны быть присущи два непременных признака: вероятность и случайность. По этому поводу М.И. Брагинский пишет: "Вероятность означает, прежде всего, возможность наступления соответствующего события. По этой причине за пределами риска находится случай, наступление которого абсолютно исключено. "Случайность" соотносительна понятию "вероятность" <*>. Значение отмеченной соотносительности указанных понятий М.И. Брагинский предлагает понимать, имея в виду антиподы каждого из них, а именно то, что исключается отнесение к страховым рискам событий, во-первых, непременных, т.е. таких, которые произойдут неизбежно или, по крайней мере, в точно обозначенное время, и, во-вторых, нельзя производить страхование событий, которые, напротив, произойти не могут <**>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 526.

<**> Там же.

 

По общему правилу, предусмотренному ГК (п. 1 ст. 958), признак вероятности наступления предполагаемого события должен присутствовать в течение всего срока действия договора страхования. При отпадении возможности наступления страхового случая и прекращении существования страхового риска договор страхования прекращается. Однако в ст. 261 КТМ на этот счет предусмотрено специальное правило применительно к договору морского страхования: указанный договор сохраняет силу, если даже к моменту его заключения миновала возможность возникновения убытков, подлежащих возмещению, или такие убытки уже возникли. Правда, в случае, если страховщик при заключении договора морского страхования знал или должен был знать, что возможность наступления страхового случая исключена, либо страхователь (выгодоприобретатель) знал или должен был знать о возникших и подлежащих возмещению страховщиком убытках, исполнение договора морского страхования не является обязательным для стороны, которой не было известно о таких обстоятельствах.

Комментируя данную норму КТМ, представляющую собой исключение из общего правила, В.А. Мусин подчеркивает, что законодателем учтено, что "имущество, связанное с торговым мореплаванием, подчас отчуждается в то время, когда оно находится в иностранном порту или в море и страхователь может не иметь сведений о состоянии этого имущества в данный момент. Но именно неизвестность судьбы имущества в сочетании с возможностью его гибели или повреждения от определенных вредоносных факторов как раз и является главной предпосылкой страхового обязательства. Поэтому договор морского страхования остается в силе, если при его заключении контрагенты не знали и не могли знать о наступлении убытков либо об отпадении угрозы их наступления" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российского Федерации. С. 446.

 

Ввиду важности роли, которую в отношениях по договору страхования играют страховой риск и правильная оценка степени вероятности наступления события, которое может быть прекращено страховым случаем, для страховщика первостепенное значение приобретает своевременное получение от страхователя достоверной информации о соответствующем риске. В связи с этим М.И. Брагинский отмечает, что, "решая вопрос о заключении договора страхования и о конкретных его условиях (прежде всего имеется в виду, естественно, размер страховой премии в соотношении с определенным расчетным путем предельным размером ответственности страховщика), страховщик должен обладать сведениями, которые могут иметь существенное значение для установления вероятности наступления страхового случая, с одной стороны, и размера возможных убытков - с другой. Такие сведения должен сообщить страховщику страхователь" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 527 - 528.

 

Поэтому в КТМ (ст. 250) предусмотрена обязанность страхователя сообщить страховщику при заключении договора морского страхования сведения об обстоятельствах, которые имеют существенное значение для определения степени риска и которые известны или должны быть известны страхователю, а также сведения, запрошенные страховщиком. Страхователь освобожден от необходимости сообщать страховщику лишь общеизвестные сведения и сведения, о которых должно быть известно страховщику.

Аналогичная обязанность страхователя предусмотрена ст. 944 ГК в отношении всякого договора страхования. Вместе с тем нельзя не видеть разницу в последствиях неисполнения или ненадлежащего исполнения страхователем этой обязанности. По общему правилу, содержащемуся в п. 3 ст. 944 ГК, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК. Как видим, речь идет о квалификации договора страхования в качестве сделки, совершенной под влиянием обмана, которая является оспоримой и может быть признана недействительной только судом по иску потерпевшего (страховщика). Если такое решение суда состоится, то потерпевшему возвращается другой стороной (в нашем случае - страхователем) все полученное ею по сделке. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Применительно к договору морского страхования действует специальное правило о последствиях неисполнения страхователем обязанности сообщить страховщику сведения об обстоятельствах, которые имеют существенное значение для определения степени риска, исключающее действие общих положений о возможности признания договора страхования недействительной сделкой и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК (п. 3 ст. 944 ГК). Согласно п. 2 ст. 250 КТМ при несообщении страхователем сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени риска, или при сообщении им неверных сведений страховщик вправе отказаться от исполнения договора морского страхования. При этом страховая премия причитается страховщику, если страхователь не докажет, что несообщение им сведений или сообщение неверных сведений произошло не по его вине.

Как видим, положение страховщика в договоре морского страхования выглядит гораздо предпочтительней, нежели в общем договоре страхования: ему не нужно добиваться по суду признания договора страхования недействительной сделкой, поскольку он наделен правом одностороннего отказа от исполнения этого договора; реализация страховщиком права на отказ от исполнения договора морского страхования не влечет для него автоматическую утрату страховой премии, как это имеет место при признании судом договора страхования недействительной сделкой, совершенной под влиянием обмана, когда полученная страховщиком от страхователя страховая премия подлежит взысканию в доход государства. Напротив, п. 2 ст. 250 КТМ презюмируются как право страховщика на отказ от договора морского страхования при условии объективной недостоверности сведений, представленных страхователем, либо непредоставления их страховщику, так и его право на страховую премию, которое может быть оспорено страхователем лишь в том случае, если он докажет, что несообщение им сведений или сообщение неверных сведений произошло не по его вине, т.е. бремя доказывания данных обстоятельств возлагается на страхователя.

Право страховщика по договору морского страхования на отказ от исполнения договора (в равной мере, как и право страховщика по общему договору страхования на признание его недействительным) ограничено: оно не может быть использовано, если обстоятельства, которые имеют существенное значение для определения степени риска и о которых не сообщил страхователь при заключении договора, впоследствии отпали (п. 3 ст. 250 КТМ), а также в случае, когда несмотря на то, что при заключении договора отсутствовали ответы страхователя на вопросы о сведениях, запрошенных страховщиком, последний все же заключил договор морского страхования (п. 4 ст. 250 КТМ).

С точки зрения общей гражданско-правовой квалификации договора морского страхования указанный договор является одной из разновидностей (подвидов) договора имущественного страхования, который, в свою очередь, является отдельным видом договора страхования.

Договор морского страхования является двусторонним (так как права и обязанности по этому договору возложены на обе стороны), возмездным (поскольку услуги, оказываемые страховщиком, подлежат оплате в виде страховой премии) и реальным (так как он вступает в силу в момент уплаты страховой премии).

 

Субъекты договора

 

Как видно из определения договора морского страхования (ст. 246 КТМ), субъектами этого договора являются страховщик и страхователь. Состав участников договорных отношений при определенных условиях может быть расширен за счет третьего лица, в пользу которого заключается договор морского страхования, - выгодоприобретателя.

Особое место в договоре морского страхования занимает страховщик, поскольку, как подчеркивает М.И. Брагинский, "именно с его действиями связано достижение основной цели, ради которой возникает страховое правоотношение, - выплаты определенной суммы в размере и в случаях, предусмотренных в договоре..." <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 509.

 

В КТМ (глава XV) отсутствуют какие-либо положения о требованиях, предъявляемых к страховщику как субъекту правоотношений по морскому страхованию. В ГК применительно к общему договору страхования на этот счет имеются лаконичные правила, согласно которым в качестве страховщиков договоры страхования могут заключать юридические лица, имеющие разрешения (лицензии) на осуществление страхования соответствующего вида. Однако конкретные требования, которым должны отвечать страховые организации, порядок лицензирования их деятельности и осуществления государственного надзора за этой деятельностью определяются законами о страховании (ст. 938 ГК).

В настоящее время законом, определяющим требования, предъявляемые к страховым организациям, является Федеральный закон "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон об организации страхового дела). Собственно характер этих требований предопределен их направленностью на обеспечение финансовой устойчивости страховых организаций и их способности выполнять свои обязательства, связанные с денежными выплатами страхователям. На это обстоятельство обращает внимание М.И. Брагинский, который подчеркивает, что, поскольку "в конечном счете все обязанности страховщика сводятся к одной - выплате денег, законодатель уделяет большое внимание созданию необходимых гарантий получения соответствующей суммы от страховщика. А с учетом особого публичного интереса к страхованию существенную часть страхового законодательства представляют собой нормы, прямо или косвенно связанные с обеспечением реальности такой гарантии" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 509.

 

В связи с этим законодателем прежде всего существенно ограничивается круг лиц, участников имущественного оборота, которые могут выступать в страховых правоотношениях в роли страховщиков. В Законе об организации страхового дела (ст. 6) предусмотрено, что страховщиками могут быть юридические лица любой организационно-правовой формы, предусмотренной законодательством Российской Федерации, созданные для осуществления страховой деятельности. Таким образом, из круга страховщиков исключаются физические лица, в том числе и являющиеся индивидуальными предпринимателями.

Подобный подход является традиционным для российского законодательства и отечественной гражданско-правовой доктрины. Еще Д.И. Мейер в свое время подчеркивал, что "участие в роли страховщика преимущественно юридического лица объясняется экономическими условиями страхования: оно составляет довольно выгодную спекуляцию, сопряженную, однако же, со значительным риском; поэтому естественно, что отдельное лицо уклоняется от такого риска, не решается подвергнуть ему свои имущественные средства..." Более того, по мнению Д.И. Мейера, "и товарищества двух, трех, десяти лиц недостаточно, чтобы обезопасить страховщика", поэтому в роли страховщика он видел лишь крупные акционерные компании. "Итак, - писал Д.И. Мейер, - только компания на акциях может заниматься страхованием как промыслом: тут отдельные лица как участники компании отвечают только по мере своих вкладов, так что другие их имущественные средства вне риска. Кроме того, чтобы страхование как промысел было действительно выгодным, а вознаграждения за ущерб не превышали сумму, получаемую страховщиком в виде премии за страхование, нужно значительное распространение круга деятельности страховщика. Но для этого необходимо, чтобы его имущественные средства были значительными, а публика имела полное доверие к его состоятельности. Однако такие средства редко бывают у одного лица, и даже не без труда собираются при учреждении компании на акциях" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 687 - 688.

 

Думается, аргументация Д.И. Мейера в пользу ограничения круга страховщиков лишь организациями - юридическими лицами должна восприниматься и в современных условиях. Кроме того, поскольку страховая деятельность является деятельностью предпринимательской, круг "претендентов" на роль страховщика из числа юридических лиц следует ограничить лишь коммерческими организациями.

Исключением, подтверждающим указанное общее правило, является случай взаимного страхования, когда общества взаимного страхования, являющиеся некоммерческими организациями, осуществляют страхование имущества и иных имущественных интересов своих членов (такое страхование производится непосредственно на основании членства, если учредительными документами общества не предусмотрено заключение договоров страхования). Общество взаимного страхования, если это предусмотрено его учредительными документами, может в качестве страховщика осуществлять страхование интересов и других лиц, не являющихся членами общества, однако в этом случае само общество взаимного страхования должно быть образовано в форме коммерческой организации, иметь лицензию на осуществление соответствующего вида страхования и отвечать всем иным требованиям, предъявляемым к страховым организациям (ст. 968 ГК).

Страховщиком может быть только такая страховая организация, которая изначально создана именно для осуществления страховой деятельности, что должно быть отражено в ее учредительных документах. Дело в том, что страховые организации, в отличие от других коммерческих организаций, обладают не общей, а целевой правоспособностью: Закон об организации страхового дела содержит прямой запрет страховым организациям заниматься иными видами предпринимательской деятельности (производственной, торгово-посреднической, банковской).

Как уже отмечалось, в соответствии с Законом об организации страхового дела (ст. 32) и ГК (ст. 938) страховщик должен обладать лицензией на осуществление страховой деятельности. Причем лицензируются конкретные виды страховой деятельности, а не страхование вообще. Поэтому страховая организация вправе осуществлять только те виды страховой деятельности, которые прямо обозначены в лицензии. Для получения лицензии страховая организация должна приложить к своей заявке на получение лицензии, направляемой в лицензирующий орган, учредительные документы, свидетельство о государственной регистрации, справку о размере уставного капитала, экономическое обоснование страховой деятельности, расчеты страховых тарифов, стандартные правила страхования и другие документы (ст. 32 Закона).

Закон об организации страхового дела содержит ряд требований, направленных на обеспечение финансовой устойчивости страховых организаций. К их числу относятся, в частности, следующие требования: минимальный размер уставного капитала на день подачи страховой организацией документов для получения лицензии на осуществление имущественного страхования должен составить не менее 25 тысяч установленных законом минимальных размеров оплаты труда (ст. 25 Закона); страховым организациям вменяется в обязанность образовывать из полученных страховых взносов необходимые для предстоящих страховых выплат страховые резервы (ст. 26 Закона); страховщики, принявшие на себя обязательства в объемах, превышающих возможности их исполнения за счет собственных средств и страховых резервов, обязаны застраховать у перестраховщиков свой риск исполнения соответствующих обязательств (ст. 27 Закона).

В определенных случаях в страховых обязательствах допускается множественность лиц на стороне страховщика (сострахование). Согласно ст. 953 ГК объект страхования может быть застрахован по одному договору страхования совместно несколькими страховщиками (сострахование). Особенность правового регулирования отношений сострахования состоит в том, что, если в соответствующем договоре не определены права и обязанности каждого из страховщиков, они отвечают за выплату страхового возмещения перед страхователем (выгодоприобретателем) как солидарные должники.

Другая сторона в договоре морского страхования, являющаяся контрагентом страховщика, - страхователь. В отличие от страховщика, в роли страхователя может выступать любое юридическое или физическое лицо (п. 1 ст. 927 ГК), являющееся участником имущественного оборота. Законодательство о страховании не предъявляет к ним никаких дополнительных требований. Какие-либо ограничения возможности участия в договоре страхования могут проистекать лишь из закона или из характера договора. Так, в силу того что объектом морского страхования может быть имущественный интерес, связанный с торговым мореплаванием, очевидно, что страхователями по договору морского страхования могут являться лишь те организации и граждане, деятельность которых связана с морской торговлей. Наравне с российскими гражданами право на страховую защиту (и, следовательно, возможность выступать в роли страхователей) предоставляется иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам (ст. 34 Закона об организации страхового дела).

На стороне страхователя в договоре страхования возможна перемена лиц в обязательстве. Переход прав страхователя к другому лицу может быть осуществлен как путем уступки прав (цессия), так и по основаниям, предусмотренным законом. Согласно ст. 960 ГК при переходе прав на застрахованное имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования, к другому лицу права и обязанности по этому договору переходят к лицу, к которому перешли права на имущество. Указанное лицо, к которому перешли права на застрахованное имущество, должно незамедлительно письменно уведомить об этом страховщика.

Особенность правового регулирования договора морского страхования состоит в дифференцированном регулировании последствий перехода прав страхователя соответственно на застрахованный груз и на застрахованное судно. В первом случае, когда отчуждается застрахованный груз, договор морского страхования сохраняет силу, все права и обязанности страхователя переходят на приобретателя груза; причем в отличие от договора страхования имущества (ст. 960 ГК) приобретатель груза освобожден от обязанности уведомления страховщика о переходе к нему прав на застрахованный груз, а прежний страхователь, не уплативший страховщику страховую премию, не выбывает из обязательства, поскольку несет обязанность по ее уплате страховщику совместно с приобретателем груза (за исключением случая, когда в его страховом полисе отсутствует указание на неуплату страховой премии) (ст. 257 КТМ).

Во втором случае отчуждение морского судна влечет прекращение договора морского страхования без правопреемства по обязательствам. Лишь в том случае, если застрахованное судно отчуждается во время рейса, по требованию страхователя договор морского страхования остается в силе до окончания рейса, и до этого момента на приобретателя этого судна переходят все права и обязанности страхователя по договору. Аналогичные последствия наступают также в случае передачи застрахованного судна во владение и пользование фрахтователю по бербоут-чартеру. Указанные правила применяются также к договору морского страхования ответственности судовладельца (ст. 258 КТМ).

Заметная разница в предусмотренных последствиях перехода прав соответственно на застрахованный груз и на застрахованное судно объясняется в литературе потребностями имущественного оборота и необходимостью защиты прав страховщика (при отчуждении застрахованного судна). Так, В.А. Мусин, комментируя соответствующие положения КТМ, обращает внимание на то, что "грузы (в особенности внешнеторговые) приобретаются, как правило, для их последующей перепродажи, а самая сделка часто заключается на условиях СИФ или СИП, когда затраты на страхование входят в покупную цену товара. Вот почему в случае отчуждения застрахованного груза договор морского страхования сохраняет силу" <*>. Когда же отчуждается застрахованное судно, "оно переходит к лицу, в отношении которого страховщик, возможно, не располагает информацией, достаточной для принятия решения о сохранении договора в силе. Соответственно договор перестает действовать. Эта норма объективно направлена на обеспечение интересов страховщика" <**>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 436.

<**> Там же. С. 437.

 

Как отмечалось ранее, состав участников правоотношений по морскому страхованию может быть расширен за счет лица, в пользу которого заключен договор морского страхования - выгодоприобретателя. В соответствии со ст. 253 КТМ договор морского страхования может быть заключен страхователем в свою пользу или в пользу выгодоприобретателя независимо от того, указано ли имя или наименование выгодоприобретателя в договоре. В случае, когда договор морского страхования заключен без указания имени или наименования выгодоприобретателя, страховщик выдает страхователю страховой полис или иной страховой документ на имя предъявителя.

Объясняя правовую природу отношений по договору морского страхования с участием выгодоприобретателя, В.А. Мусин призывает "проводить различие между сторонами договора как сделки и сторонами страхового обязательства, возникшего из этого договора... Применительно к обязательству нужно различать две ситуации в зависимости от того, кому принадлежит страховой интерес: страхователю или выгодоприобретателю. В первом случае стороны договора и стороны обязательства совпадают. Во втором случае такого совпадения нет, поскольку в числе сторон обязательства помимо страховщика и страхователя фигурирует также выгодоприобретатель (обладатель страхового интереса), в пользу которого заключен договор" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 432.

 

Представляется, однако, что назначение страхователем выгодоприобретателя не влияет на состав сторон страхового обязательства. Данное утверждение основано в том числе и на нормах, содержащихся в КТМ: ст. 254 предусмотрено, что в случае заключения договора морского страхования в пользу выгодоприобретателя страхователь несет все обязанности по договору (у выгодоприобретателя обязанности по этому договору могут возникнуть лишь в том случае, если договор заключен по его поручению либо при условии выражения им своего согласия на страхование); ст. 255 установлено, что при страховании в пользу выгодоприобретателя страхователь пользуется всеми правами по договору морского страхования без доверенности выгодоприобретателя. Однако пользоваться правами и нести обязанности по договору морского страхования страхователь может лишь как сторона этого обязательства.

Итак, и в том случае, когда договор морского страхования заключен в пользу выгодоприобретателя, сторонами обязательства, вытекающего из этого договора, остаются страховщик и страхователь. Специфика этого договора состоит не в замене страхователя на выгодоприобретателя в обязательстве, вытекающем из договора морского страхования, а в том, что такой договор конструируется по особой договорной модели - договору в пользу третьего лица. Подобные правоотношения подпадают под действие ст. 430 ГК, согласно которой договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Наступление каких-либо правовых последствий для сторон этого обязательства (в нашем случае - страховщика и страхователя) закон связывает с моментом выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору. В частности, именно с этого момента стороны лишаются права расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица. Только с этого момента (после того, как выгодоприобретатель выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы) выгодоприобретатель не может быть заменен страхователем другим лицом (ст. 959 ГК).

В связи с изложенным правильным представляется вывод М.И. Брагинского, который указывает: "С назначением выгодоприобретателя не только страховщик, но и страхователь не выбывают из договора. Это связано уже с тем, что приобретенное непосредственно из договора право носит секундарный характер. Для того чтобы оно трансформировалось в субъективное, способное к защите право, выгодоприобретатель должен выразить на то свою волю. В противном случае носителем соответствующего права продолжает оставаться страхователь" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 519.

 

Порядок заключения и форма договора

 

Для того чтобы договор морского страхования считался заключенным, необходимо, чтобы между его сторонами (страховщиком и страхователем) в требуемой форме было достигнуто соглашение по всем существенным условиям этого договора (п. 1 ст. 432 ГК).

Договор морского страхования должен быть заключен в письменной форме (ст. 248 КТМ). Как известно, по общему правилу, относимому ко всякому гражданско-правовому договору, письменная форма договора считается соблюденной, когда договор заключен либо путем составления одного документа, подписанного сторонами, либо путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК).

Применительно к договору морского страхования (впрочем, как и к любому договору страхования) из двух названных способов заключения договора в письменной форме применяется лишь первый (составление единого документа, подписанного сторонами). Второй способ (обмен достоверными документами посредством различных видов связи), предусмотренный п. 2 ст. 434 ГК, вытесняется из правоотношений по страхованию специальным правилом о том, что договор страхования может быть заключен путем вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком; в этом случае согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика соответствующих документов (п. 2 ст. 940 ГК).

Объясняя правовую природу отношений, возникающих при заключении договора страхования указанным способом - путем принятия страхователем страхового полиса, выданного страховщиком, - М.И. Брагинский указывает: "Страховой полис согласно п. 2 ст. 940 ГК - это документ, который исходит от определенной стороны договора - страховщика и вручается контрагенту - страхователю в соответствии с его предварительно направленным страховщику письменным или устным заявлением. Указанное заявление страхователя по своей природе - обычный вызов на оферту. Сам полис, подписанный в таких случаях страховщиком, - это оферта. В свою очередь акцептом - стадией, завершающей заключение договора, - служит принятие полиса страхователем. Оно означает согласие страхователя заключить договор страхования на условиях, которые содержатся в полисе" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 595.

 

Вместе с тем страховому полису не всегда придается значение оферты, как это сделано в п. 2 ст. 940 ГК. Если договор страхования заключается в форме одного документа, подписанного сторонами, страховой полис, выдаваемый страховщиком, служит доказательством, удостоверяющим факт заключения договора страхования, а также лишним подтверждением (односторонним) обязательства страховщика выплатить страхователю сумму страхового возмещения при наступлении предусмотренного договором страхового случая. Именно такой подход законодателя к страховому полису отмечается, например, в ст. 251 КТМ, согласно которой страховщик выдает страхователю документ, подтверждающий заключение договора морского страхования (страховой полис, страховой сертификат или другой страховой документ), а также вручает страхователю условия страхования.

В юридической литературе обращалось внимание на повышенную оборотоспособность страхового полиса по сравнению с иными документами, подтверждающими страхование. Так, применительно к ситуации, когда отчуждение застрахованного груза приводит к переходу всех прав и обязанностей страхователя по договору морского страхования к приобретателю груза, В.А. Мусин, подчеркивает, что страховой полис подлежит передаче приобретателю груза. "Полис передается, - пишет В.А. Мусин, - путем совершения передаточной надписи на нем (индоссамента). Индоссамент может быть ордерным... или бланковым... Полис, на котором учинена бланковая передаточная надпись, становится предъявительским документом, который затем может передаваться простым вручением другому лицу" <*>. К этому можно добавить, что при определенных условиях страховой полис может изначально приобретать форму предъявительского документа. В частности, это происходит, когда договор морского страхования заключается в пользу выгодоприобретателя без указания имени и наименования последнего (п. 2 ст. 253 КТМ). Учитывая также, что для реализации своих прав, вытекающих из договора морского страхования (получения суммы страхового возмещения при наступлении страхового случая), страхователь (выгодоприобретатель) должен предъявить страховщику страховой полис (ст. 256 КТМ), налицо несомненное сходство между страховым полисом и ценной бумагой.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 429.

 

Однако в юридической литературе уже давно сделан вывод о том, что страховой полис не является ценной бумагой <*>. По результатам анализа современного гражданского законодательства к такому же выводу пришел М.И. Брагинский, который пишет: "Об этом можно судить, прежде всего, по тому, что полис не есть удостоверение соответствующих имущественных прав непременно "с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов". Тем самым полис для своей действительности не должен удовлетворять указанному требованию, которое включено в определение ценных бумаг п. 1 ст. 142 ГК. "К этому следует добавить, - подчеркивает М.И. Брагинский, - и то, что ценными бумагами признаются документы, которые перечислены в ст. 143 ГК либо указаны в законах о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг. Между тем ни в перечне, содержащемся в самой ст. 143 ГК, ни в других предусмотренных в нем актах полисы в качестве ценной бумаги не упомянуты" <**>.

--------------------------------

<*> См., например: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 1999. С. 415 и сл.

<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 597.

 

Необходимо обратить внимание на специальный характер правила о последствии несоблюдения письменной формы договора страхования. Если несоблюдение простой письменной формы гражданско-правовой сделки не делает ее автоматически недействительной, а только лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания при сохранении за ними возможности приводить письменные и другие доказательства (п. 1 ст. 162 ГК), то нарушение требования о письменной форме договора страхования влечет его недействительность (п. 1 ст. 940 ГК).

Одной из особенностей порядка заключения договора морского страхования (как и всякого иного договора страхования) можно признать то обстоятельство, что процесс заключения такого договора включает в себя стадию преддоговорных контактов сторон, на которые возлагается исполнение определенных обязанностей еще до момента собственно заключения договора. Речь идет, в частности, об обязанности страхователя сообщить страховщику сведения об обстоятельствах, которые имеют существенное значение для определения степени страхового риска (ст. 250 КТМ). Страховщик, в свою очередь, имеет право на предварительную оценку страхового риска: согласно ст. 945 ГК при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. Правда, оценка страхового риска страховщиком необязательна для страхователя, поэтому соответствующее условие договора страхования должно вырабатываться по соглашению сторон при заключении договора.

ГК (ст. 942) называет четыре существенных условия договора имущественного страхования, по которым стороны должны достичь соглашения при заключении указанного договора. К их числу относятся следующие условия: об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования; о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая); о размере страховой суммы; о сроке действия договора.

Под страховой суммой разумеется та денежная сумма, на которую страхователь страхует соответствующий имущественный интерес. Страховая сумма должна быть объявлена страхователем при заключении договора морского страхования. В случаях, когда объектом страхования является судно, груз или иное имущество, страховая сумма не может превышать их действительную стоимость в момент заключения договора морского страхования (страховую стоимость). Однако стороны не могут оспаривать страховую стоимость имущества, определенную договором морского страхования, если страховщик не докажет, что он намеренно введен в заблуждение страхователем. Если страховая сумма, указанная в договоре, превысит страховую сумму имущества, договор морского страхования будет считаться недействительным в отношении той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. В случае если объявленная страхователем страховая сумма окажется ниже страховой стоимости имущества, размер страхового возмещения подлежит уменьшению пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости (ст. 259 КТМ).

Несмотря на закрытый характер перечня существенных условий договора имущественного страхования, предусмотренного п. 1 ст. 942 ГК, и отсутствие в нем условия о размере страховой премии, подлежащей уплате страховщику, данное условие необходимо отнести к числу существенных условий договора морского страхования. Очевидность этого следует из ст. 252 КТМ, предусматривающей, что страхователь обязан уплатить страховщику страховую премию в обусловленный договором морского страхования срок, и устанавливающей в императивном порядке, что договор морского страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии.

В данном случае отсутствие в договоре морского страхования условия о размере страховой премии не может быть компенсировано применением общей диспозитивной нормы о цене в возмездном договоре, согласно которой в подобных случаях исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги (п. 3 ст. 424 ГК). Ведь с уплатой страховой премии по договору морского страхования законодатель связывает не только исполнение обязательств по договору со стороны страхователя, но и момент вступления этого договора в силу. Указанный момент должен определяться однозначно, а это возможно при условии, что страхователь уплатит страховщику причитающуюся ему страховую премию именно в том размере, который согласован сторонами.

Еще одна особенность, относящаяся к порядку заключения договора имущественного страхования и его подвида (разновидности) - договора морского страхования, состоит в том, что условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных самим страховщиком либо объединением страховщиков. Условия, содержащиеся в указанных стандартных правилах страхования, становятся обязательными для страхователя (выгодоприобретателя) лишь в том случае, если в конкретном договоре страхования (страховом полисе) прямо указывается на применение соответствующих правил, которые к тому же должны быть изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему (в этом случае в договоре должна быть запись о вручении страхователю соответствующих стандартных правил страхования). Условия, содержащиеся в стандартных правилах страхования, могут быть изменены, дополнены либо исключены страховщиком и страхователем при заключении конкретного договора страхования. Если ссылка на соответствующие стандартные правила страхования имеется в договоре страхования, страхователь (выгодоприобретатель) получает право ссылаться на условия указанных правил в защиту своих интересов даже в том случае, когда они для него не являются обязательными (ст. 943 ГК).

В отношении одного и того же объекта страхования может быть заключено несколько договоров морского страхования с разными страховщиками. О складывающихся при этом правоотношениях говорят как о двойном страховании. На этот счет в КТМ (ст. 260) имеется ряд специальных правил, касающихся исполнения страховщиками своих обязательств, вытекающих из заключенных ими договоров страхования. Однако соответствующие специальные правила подлежат применению к правоотношениям, которые могут быть квалифицированы в качестве именно двойного страхования. В связи с этим полезно обратить внимание на пять признаков двойного страхования, сформулированных В.А. Мусиным: "Первое. Предметом страховой охраны во всех страховых обязательствах должен быть один и тот же страховой интерес... Второе. Помимо страхового интереса во всех страховых обязательствах должны также совпадать страховые риски, т.е. те вредоносные факторы, которые могут повлечь наступление убытков в имуществе страхователя... Третье. Одинаковым во всех договорах страхования должен быть период ответственности страховщика... Четвертое. В качестве лица, управомоченного на получение страхового возмещения (выгодоприобретателя), во всех договорах страхования должен фигурировать один и тот же субъект... Пятое. Общая страховая сумма по всем договорам должна превышать страховую стоимость застрахованного имущества. "Двойное страхование" будет иметь место при одновременном наличии всех перечисленных условий" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 443 - 444.

 

Применительно к договору морского страхования груза КТМ (ст. 262) предусмотрена возможность для сторон застраховать имущество по особому соглашению - генеральному полису. Страхование по генеральному полису допускается в отношении всех грузов или грузов известного рода, которые страхователь получает или отправляет в течение определенного срока. Генеральный полис представляет собой договор организационного типа, направленный на регулирование длящихся правоотношений сторон по страхованию получаемых или отправляемых грузов. Цель указанной договорной формы страхования грузов состоит в унификации стабильных отношений сторон и в упрощении их оформления. Оформляя договор страхования генеральным полисом, страховщик и страхователь определяют основные параметры своих обязательств по страхованию грузов в течение известного периода времени. Как отмечает М.И. Брагинский, договор страхования, заключенный в форме генерального полиса, "позволяет охватить неоднократно осуществляемое на протяжении определенного времени страхование единым документом и тем самым в одном, согласованном сторонами режиме" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 598.

 

С точки зрения страхования конкретных партий отправляемых (получаемых) грузов генеральный полис представляет собой рамочное соглашение сторон. Поэтому на страхователя возложена обязанность сообщать страховщику необходимые сведения о каждой отправке груза, подпадающей под действие генерального полиса, в частности: название судна, на котором перевозится груз, путь следования груза и страховую сумму. Причем страхователь не освобождается от этой обязанности, даже если он получит сведения об отправке груза после его доставки в порт назначения в неповрежденном состоянии (п. 1 ст. 263 КТМ).

Комментируя данное законоположение, В.А. Мусин указывает: "Перечисленные... сведения касаются грузов, подпадающих под действие генерального полиса и потому уже застрахованных. Следовательно, одобрения страховщика в данном случае не требуется. Упомянутые сведения используются страховщиком для подсчета страховой суммы, страховой премии и страхового возмещения. С учетом изложенного страхователь обязан сообщить эти сведения и применительно к тем грузовым отправкам, которые уже прибыли в место назначения в неповрежденном состоянии либо оказались уничтоженными, утраченными или поврежденными в результате страхового случая" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 448.

 

Наличие длящихся договорных отношений, оформленных генеральным полисом, не освобождает страховщика от обязанности выдавать страхователю страховые полисы (страховые сертификаты), удостоверяющие страхование отдельных партий грузов, подпадающих под действие генерального полиса. При несоответствии содержания страхового полиса (страхового сертификата) генеральному полису предпочтение отдается страховому полису (страховому сертификату) (ст. 264 КТМ). Необходимость выдачи страховых полисов, касающихся отдельных партий грузов, в рамках взаимоотношений сторон по генеральному полису объясняется тем, что в случае отчуждения указанных отдельных партий грузов права и обязанности страхователя переходят к приобретателю грузов. Данный факт может быть удостоверен путем передачи приобретателю груза страхового полиса, удостоверяющего, что приобретенный им груз застрахован. По этой же причине страховой полис по своему содержанию должен получать предпочтение перед генеральным полисом, который не передается приобретателю груза. Сведения об условиях, на которых застрахован груз, могут быть получены самим приобретателем груза и его контрагентами по договорам (например, обслуживающими его банками) только из страхового полиса.

 

Содержание и исполнение договора

 

Содержание договора морского страхования составляют права и обязанности его сторон: страхователя и страховщика. Правоотношения по морскому страхованию являются длящимися, и в процессе своего развития они могут изменять содержание, которое во многом зависит от того, наступил страховой случай или нет. В связи с этим М.И. Брагинский указывает, что "права и обязанности по договору страхования по общему правилу увязаны с обоими этапами развития страхового правоотношения, один из которых предшествует страховому случаю, а другой возникает с момента наступления страхового случая" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 601.

 

Наверное, точнее говорить не об этапах развития страхового правоотношения, а о двух разных вариантах его развития. Ведь в большинстве случаев обязательство страховщика в части выплаты страхового возмещения страхователю остается нереализованным по той причине, что не наступает событие, которое предусмотрено в договоре страхования в качестве страхового случая. И это нормальный ход развития страхового правоотношения (первый вариант его развития). В этом случае услуги страховщика страхователю считаются оказанными и проявляются в том, что в течение срока действия договора страхования риски страхователя были покрыты страхованием.

Содержание обязательства, развивающегося по первому варианту, на стороне страховщика сводится к некоторым его обязанностям, связанным с оформлением договора страхования (выдача страхового полиса, принятие суммы страховой премии и т.п.). Что же касается основных обязанностей страховщика, связанных с возмещением страхователю убытков, понесенных им в связи с наступлением страхового случая, то они имеют скорее виртуальный характер и выражаются в готовности страховщика приступить к их исполнению, если случится событие, признаваемое сторонами страховым случаем.

Таким образом, при первом варианте развития страхового правоотношения страховщик в основном играет роль кредитора, а за свою готовность покрыть убытки страхователя получает плату в виде страховой премии. Реальные же обязанности возлагаются на страхователя. И прежде всего это обязанность по оплате услуг, оказываемых страховщиком. Страхователь обязан уплатить страховщику страховую премию в срок, обусловленный договором морского страхования (ст. 252 КТМ). Размер страховой премии устанавливается по соглашению сторон в договоре морского страхования и зависит от множества различных факторов, основными из которых являются характер и объем страхового покрытия, предусмотренного условиями страхования, а также степень страхового риска, являющегося объектом страхования. Например, В.А. Мусин пишет: "В договорах страхования судна размер страховой премии зависит, в частности, от следующих факторов: возраста судна, наличия у него класса, присвоенного органами технического надзора и классификации судов, флага (национальности), района плавания, рода перевозимого груза, линейной или трамповой формы судоходства и т.д." <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 429.

 

Правда, об обязанности страхователя уплатить страховщику страховую премию как об элементе содержания его обязательства, вытекающего из договора морского страхования, можно говорить лишь в том случае, когда по условиям договора страховая премия подлежит уплате в несколько этапов, в том числе и после того как договор вступит в силу по причине внесения страхователем первого страхового взноса. Если же в соответствии с договором вся страховая сумма должна быть внесена страхователем единовременно, действует положение, содержащееся в ст. 252 КТМ, о том, что договор морского страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии. В связи с реальным характером такого договора морского страхования обязанность страхователя по уплате страховой премии остается за рамками его обязательства, вытекающего из договора.

К числу основных обязанностей страхователя по договору морского страхования следует отнести так называемые информационные обязанности. Как отмечалось ранее, такого рода обязанности страхователь несет уже на стадии заключения договора морского страхования. Имеется в виду, в частности, его обязанность сообщить страховщику сведения об обстоятельствах, которые имеют существенное значение для определения степени риска, а также сведения, запрошенные страховщиком (п. 1 ст. 250 КТМ).

Однако и после заключения договора страхования, в период его действия, на страхователе (выгодоприобретателе) лежит обязанность незамедлительно сообщать страховщику о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска. Страховщик, получивший такое сообщение страхователя, вправе потребовать изменения условий договора страхования или уплаты дополнительной страховой премии соразмерно увеличению риска, а при наличии возражений со стороны страхователя - расторжения договора страхования.

Неисполнение страхователем (выгодоприобретателем) указанной обязанности рассматривается в качестве существенного нарушения договора страхования, являющегося безусловным основанием не только для его расторжения в судебном порядке, но и для требования страховщика о возмещении страхователем убытков, причиненных расторжением договора (ст. 959 ГК).

Еще более жесткие (для страхователя) последствия неисполнения обязанности сообщения страховщику об обстоятельствах, влияющих на степень страхового риска, предусмотрены специальными правилами, относящимися к договору морского страхования. Согласно ст. 271 КТМ страхователь (выгодоприобретатель) обязан немедленно, как только это станет ему известно, сообщить страховщику о любом существенном изменении, которое произошло с объектом страхования или в отношении объекта страхования (о перегрузке, об изменении способа перевозки груза, порта выгрузки, отклонении судна от обусловленного или обычного маршрута следования и т.п.). При этом любое изменение, увеличивающее риск, если только оно не вызвано спасанием людей, судов или грузов либо необходимостью безопасного продолжения рейса, дает страховщику право пересмотреть условия договора или потребовать уплаты дополнительной страховой премии. При несогласии со стороны страхователя договор морского страхования прекращается с момента наступления соответствующего изменения. Более того, неисполнение страхователем (выгодоприобретателем) указанной обязанности ведет к автоматическому освобождению страховщика от исполнения договора морского страхования непосредственно с момента наступления соответствующего обстоятельства, существенно изменяющего степень страхового риска. В дополнение к этому, если страхователь (выгодоприобретатель) не докажет, что неисполнение этой обязанности произошло не по его вине, страховая премия полностью остается за страховщиком.

Информационные обязанности страхователя не ограничиваются случаями, когда он должен сообщить страховщику об обстоятельствах, влияющих на степень страхового риска. Например, страхователь обязан письменно уведомить страховщика о произведенной страхователем замене выгодоприобретателя (ст. 956 ГК). По договору морского страхования груза, оформленному генеральным полисом, страхователь обязан сообщать страховщику сведения о каждой отправке груза, подпадающей под действие генерального полиса (п. 1 ст. 263 КТМ). Причем в последнем случае (неисполнение или несвоевременное исполнение указанной обязанности по неосторожности страхователя) страховщик вправе отказать ему в возмещении убытков в отношении таких отправок грузов, сохранив за собой право на получение всей суммы страховой премии. Умышленное нарушение страхователем данной обязанности дает страховщику право вовсе отказаться от страхования по генеральному полису, получив страховую премию в полном размере (п. 2 и 3 ст. 263 КТМ).

Если же развитие страхового правоотношения идет по второму варианту, когда наступает событие, признаваемое сторонами страховым случаем, с этого момента существенным образом изменяется его содержание, а также соотношение прав и обязанностей сторон по договору страхования. В частности, роль кредитора по страховому обязательству переходит к страхователю (выгодоприобретателю), на стороне которого остаются лишь незначительные обязанности, укладывающиеся в рамки так называемых кредиторских обязанностей. Страховщик же превращается в полноценного должника, несущего основную обязанность, составляющую существо страхового правоотношения, а именно: обязанность по выплате страхователю или выгодоприобретателю суммы страхового возмещения.

При наступлении страхового случая страхователь несет две основные обязанности, исполнение которых одновременно признается необходимым условием для получения суммы страхового возмещения от страховщика.

Во-первых, страхователь должен немедленно известить страховщика о наступлении страхового случая и следовать указаниям последнего, если такие указания будут им даны (п. 1 ст. 272 КТМ). Согласно п. 1 ст. 961 ГК, если договором предусмотрен срок или способ уведомления страховщика, такое уведомление должно быть сделано страхователем в условленный срок и указанным в договоре способом. Аналогичная обязанность по уведомлению страховщика о наступившем страховом случае лежит и на выгодоприобретателе, которому известно о заключении договора страхования в его пользу, если он намерен воспользоваться правом на получение страхового возмещения.

Неисполнение страхователем обязанности по немедленному уведомлению страховщика о наступлении страхового случая может повлечь за собой отказ последнего в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (п. 2 ст. 961 ГК).

Во-вторых, при наступлении страхового случая страхователю вменяется в обязанность принять все возможные разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры по предотвращению или уменьшению убытков (п. 1 ст. 272 КТМ). Как отмечается в литературе, такие меры должны включать в себя и действия страхователя по обеспечению прав требования возмещения убытков с тех лиц, которые ответственны за их причинение <*>. В целях стимулирования страхователя к принятию соответствующих мер, в том числе и по указаниям страховщика, КТМ (ст. 275) предусматривает обязанность страховщика возместить страхователю (выгодоприобретателю) необходимые расходы, произведенные им для предотвращения или уменьшения убытков, за которые несет ответственность страховщик ( в том числе в связи с указаниями страховщика), если даже меры, принятые страхователем (выгодоприобретателем) по предотвращению или уменьшению убытков, оказались безуспешными. Указанные расходы подлежат возмещению пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости независимо от того, что вместе с возмещением других убытков они могут превысить страховую сумму (п. 2 ст. 275 КТМ, п. 2 ст. 962 ГК). В.А. Мусин подчеркивает то обстоятельство, что "страхователь (выгодоприобретатель) должен вначале сам произвести эти расходы и только после этого может обратиться с требованием об их компенсации к страховщику. Последний обычно возмещает упомянутые расходы одновременно с выплатой страхового возмещения. Страхователь (выгодоприобретатель) не вправе требовать от страховщика авансовой оплаты данных расходов, кроме случаев, когда такое право предоставлено страхователю по условиям договора морского страхования или в силу последующего соглашения" <**>.

--------------------------------

<*> См., например: Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 460.

<**> Там же.

 

В таком же порядке страховщик возмещает страхователю расходы, произведенные в связи с составлением диспаши по общей аварии. Такие расходы страхователь может понести, в частности, когда он выступает в качестве стороны, требующей распределения общей аварии, интересы которой могут быть затронуты составлением диспаши. В этом случае страхователь должен подать диспашеру заявление в письменной форме о потерях или расходах, возмещения которых он требует, в течение 12 месяцев со дня окончания общего морского предприятия. За составление диспаши взимается сбор, который включается в диспашу и распределяется между всеми заинтересованными лицами пропорционально долям их участия в общей аварии (ст. 306 - 307 КТМ).

Что касается расходов, понесенных страхователем в порядке распределения общей аварии, под которой признаются убытки, понесенные вследствие намеренно и разумно произведенных чрезвычайных расходов или пожертвований ради общей безопасности, в целях сохранения от общей опасности имущества, участвующего в общем морском предприятии, - судна, фрахта и перевозимого судном груза (п. 1 ст. 284 КТМ), то в соответствии со ст. 273 КТМ страховщик обязан по требованию страхователя или выгодоприобретателя предоставить в размере страховой суммы обеспечение уплаты взносов по общей аварии только в том случае, если они покрываются условиями страхования.

Как отмечалось, основная обязанность страховщика по договору страхования при наступлении страхового случая состоит в выплате страхователю или выгодоприобретателю предусмотренной договором суммы страхового возмещении. Правда, в законодательстве о страховании для характеристики обязанности страховщика по договору страхования используется несколько иная терминология. Так, ГК (ст. 929) предусмотрено, что при наступлении определенного в договоре события (страхового случая) страховщик обязан "возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы)". В КТМ (ст. 246) говорится об обязанности страховщика возместить страхователю или выгодоприобретателю понесенные ими убытки, причем эта обязанность страховщика, как правило, именуется ответственностью (например, ст. 260, 265 - 270, 276).

На самом деле, когда речь идет о выплате страховщиком суммы страхового возмещения, следует говорить не об ответственности страховщика, а об исполнении им своих обязательств перед страхователем по договору страхования. На данное обстоятельство обращает внимание М.И. Брагинский, который пишет: "Выплата страховщиком предусмотренных договором сумм входит в содержание договора, а потому должна рассматриваться исключительно как выполнение соответствующей стороной своей договорной обязанности. В этом смысле возмещение страховщиком в связи с наступлением страхового случая причиненных страхователю убытков при страховании имущества, как и выплата страховой суммы страхователю при личном страховании, оказывается лишь внешне схожим с ответственностью. Имеется в виду, что по своей природе ответственность является вторичной по отношению к исполнению (неисполнению) обязательства (т.е. к долгу)" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 533.

 

По этим же соображениям аналогичным образом необходимо толковать и многочисленные нормы об основаниях "освобождения страховщика от ответственности" по договору морского страхования (ст. 265 - 270 КТМ), одним из которых является вина страхователя или выгодоприобретателя в форме умысла или грубой неосторожности. В данном случае речь идет об использовании правовых категорий, которые имеют непосредственное отношение к ответственности, однако то значение, которое им при этом придается, не совпадает с тем, какое они обыкновенно имеют в правоотношениях, действительно связанных с ответственностью. Так, в соответствии со ст. 265 КТМ страховщик не несет ответственность за убытки, причиненные умышленно или по грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя либо его представителя. На самом деле в данной статье речь идет о том, что страховщик освобождается от исполнения своего обязательства по выплате страхового возмещения в случае, если страховой случай наступил в результате действий самого страхователя, выгодоприобретателя или их представителей либо они, имея все возможности предотвратить указанное событие, не приняли для этого необходимых мер.

Кроме того, в КТМ предусмотрены и иные основания "освобождения от ответственности" страховщика применительно к отдельным видам договора морского страхования. Так, при страховании судна страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения ("не несет ответственности"), если страхователь понес убытки вследствие следующих причин: отправки судна в немореходном состоянии, если только такое состояние судна не было вызвано скрытыми недостатками судна; ветхости судна и его принадлежностей, их изношенности; погрузки на судно с ведома страхователя или выгодоприобретателя либо его представителя, но без ведома страховщика веществ и предметов, опасных в отношении взрыва и самовозгорания (ст. 266 КТМ). При страховании груза или ожидаемой прибыли в дополнение к указанным основаниям освобождения страховщика от исполнения обязательства по выплате страхового возмещения страховщик получает возможность также доказать, что убытки причинены страхователю по вине (умысел или грубая неосторожность) отправителя, получателя или их представителей; вследствие естественных свойств груза (порчи, убыли, ржавчины, плесени, утечки, поломки, самовозгорания и др.); вследствие ненадлежащей упаковки груза (ст. 267 КТМ). Все перечисленные основания освобождения страховщика применяются также при страховании фрахта (ст. 268 КТМ). Страховщик также не должен компенсировать путем выплаты страхового возмещения убытки страхователя, понесенные вследствие ядерного взрыва, радиации или радиационного заражения, а также возникшие вследствие военных или пиратских действий, народных волнений, забастовок, конфискации, реквизиции, ареста либо уничтожения судна или груза по требованию властей (ст. 269, 270 КТМ).

Особый порядок исполнения обязательства страховщиком установлен для случаев пропажи судна без вести (ст. 277 КТМ). В соответствии со ст. 48 КТМ судно считается пропавшим без вести, если от судна не поступило никакого известия в течение срока, превышающего в два раза срок, необходимый в нормальных условиях для перехода от места, откуда поступило последнее известие о судне, до порта назначения. Срок, необходимый для признания судна пропавшим без вести, не может быть менее чем один месяц и более чем три месяца со дня последнего известия о судне, а в условиях военных действий не может быть менее чем шесть месяцев. В подобных случаях страховщик должен выплатить страховое возмещение в размере всей страховой суммы. Вместе с тем по договору морского страхования судна на срок страховщик выплачивает страховую сумму в связи с пропажей судна без вести, если последнее известие о судне получено до истечения срока действия договора морского страхования судна и если страховщик не докажет, что судно погибло по истечении указанного срока.

В определенных случаях страхователь может значительно упростить расчеты по договору морского страхования. Если имущество застраховано от гибели, страхователь (выгодоприобретатель) может заявить страховщику об отказе от своих прав на застрахованное имущество (абандон) и получить всю страховую сумму в случаях: 1) пропажи судна без вести; 2) уничтожения судна или груза (полной фактической гибели); 3) экономической нецелесообразности восстановления или ремонта судна (полной конструктивной гибели судна); 4) экономической нецелесообразности устранения повреждений судна или доставки груза в порт назначения; 5) захвата судна или груза, застрахованных от такой опасности, если захват длится более чем шесть месяцев. Заявление об абандоне должно быть сделано страховщику в течение шести месяцев со дня наступления соответствующих обстоятельств; указанное заявление должно быть безусловным и не может быть взято страхователем (выгодоприобретателем) обратно. По истечении шестимесячного срока страхователь (выгодоприобретатель) утрачивает право на абандон и может требовать от страховщика выплаты страхового возмещения на общих основаниях. Заявление страхователя об абандоне имеет то последствие, что у страховщика появляется обязанность выплатить страхователю (выгодоприобретателю) всю страховую сумму и одновременно у него возникают права (вернее, переходят от страхователя) на застрахованное имущество. Вместе с тем, если по получении страхового возмещения судно окажется непогибшим, страховщик может потребовать, чтобы страхователь (выгодоприобретатель), оставив за собой имущество, возвратил страховщику страховое возмещение за вычетом той его части, которая соответствует реальному ущербу, причиненному страхователю (выгодоприобретателю) (ст. 278 - 280 КТМ).

Абандон - традиционная форма вознаграждения страхователя, значительно упрощающая расчеты между ним и страховщиком по договору морского страхования. Еще Д.И. Мейер отмечал, что в морском страховании "употребителен и такой способ вознаграждения страхователя: он получает полную страховую сумму и отступается от поврежденного имущества в пользу страховщика, который уже сам извлекает из него возможную для себя выгоду. Технически это называется абандоном (от фр. abandonne - оставление, покидание)" <*>. Относительно же цели указанного способа вознаграждения страхователя Д.И. Мейер указывал: "Именно по невозможности представить точные доказательства о размере ущерба при морском страховании... и прибегают к праву абандона. Страховщик берется в течение известного времени провести исследование об ущербе, и потому не тотчас, как извещается о несчастье, платит страхователю сумму, а только по исследовании причин ущерба, или по крайней мере по истечении назначенного для того срока. Кроме того, во всяком случае он предоставляет себе право обратно потребовать заплаченную сумму или часть ее, если окажется, что вознаграждение произведено чрезмерно или без надлежащего основания" <**>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 692.

<**> Там же. С. 694.

 

На исполнение страховщиком своих обязательств по договору морского страхования в части размера подлежащей выплате страхователю (выгодоприобретателю) суммы страхового возмещения может повлиять то обстоятельство, что убытки уже возмещены страхователю (выгодоприобретателю) третьими лицами, которые несут перед ним ответственность. В этом случае страховщик должен выплатить страхователю (выгодоприобретателю) только разницу между суммой, подлежащей уплате в соответствии с договором морского страхования, и суммой, полученной последним от третьих лиц (ст. 283 КТМ).

В тех случаях, когда за убытки, покрываемые страхованием, перед страхователем несет ответственность третье лицо, выплата страховщиком суммы страхового возмещения имеет то последствие, что к нему переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Такой переход права страхователя на возмещение ущерба к страховщику именуется суброгацией и в соответствии со ст. 387 ГК признается одним из способов перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона, что влечет применение к указанным правоотношениям общих положений о перемене лиц в обязательстве, содержащихся в главе 24 ГК (ст. 382 - 387). В частности, в силу ст. 384 ГК право первоначального кредитора (страхователя) переходит к новому кредитору (страховщику) в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Этим объясняется включение в ст. 281 КТМ правила о том, что "такое право осуществляется страховщиком с соблюдением порядка, установленного для лица, получившего страховое возмещение". Более точная формулировка содержится в п. 2 ст. 965 ГК: "Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки".

Комментируя данные положения, В.А. Мусин правомерно указывает: "Будучи разновидностью сингулярного правопреемства, суброгация приводит к тому, что страховщик вступает на место страхователя (выгодоприобретателя) в правоотношении, связывающем последнего с причинителем убытков. Соответственно и взыскание убытков в пользу страховщика производится в рамках не страхового, а иного обязательства, субъектом которого страховщик стал вместо страхователя (выгодоприобретателя) вследствие суброгации" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 472.

 

Лишение страховщика возможности получить в порядке суброгации и осуществить право требования к третьему лицу, которым обладает страхователь (выгодоприобретатель), дает ему основание отказаться от исполнения обязательства, вытекающего из договора морского страхования. Об этом говорится в п. 2 ст. 281 КТМ, согласно которому в случае, если страхователь или выгодоприобретатель отказался от своего права требования к лицу, ответственному за причиненный ущерб, либо осуществление этого права невозможно по вине страхователя или выгодоприобретателя, страховщик освобождается от уплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части.

 

Прекращение договора

 

Договор морского страхования, если страховое правоотношение развивается по первому варианту (т.е. без наступления страхового случая), прекращается истечением срока его действия.

При наступлении страхового случая (второй вариант развития страхового правоотношения) договор морского страхования прекращается его надлежащим исполнением, т.е. выплатой страховщиком страхователю или выгодоприобретателю суммы страхового возмещения (с соблюдением всех правил, содержащихся в главе XV КТМ).

Кроме того, имеется несколько специальных оснований для досрочного прекращения договора морского страхования. К их числу относятся следующие обстоятельства: несообщение страхователем сведений, имеющих существенное значение для определения степени риска, а также о любом существенном изменении, которое произошло с объектом страхования или в отношении объекта страхования (п. 2 ст. 250, п. 2 ст. 271 КТМ); отчуждение застрахованного судна (ст. 258 КТМ); несообщение или несвоевременное сообщение страхователем об отдельных отправках грузов, подпадающих под действие генерального полиса, либо неправильное указание рода и вида груза, его страховой суммы (п. 3 ст. 263 КТМ); возмещение страхователю (выгодоприобретателю) третьими лицами убытков в размере не менее страховой суммы (ст. 283 КТМ).

 

 

 Смотрите также:

 

что такое Перестрахование

Украинская акционерная страховая компания "АСКА" выдала страховой полис на страхование укрытия над четвертым энергоблоком
Соответственно недействительность договора морского страхования приводит к недействительности и договора перестрахования" <*>.

 

Источники правового регулирования страхования добровольное...

Поскольку морское страхование входит в перечень, содержащийся в ст. 970 ГК, нормы, включенные в гл. XV КТМ ("Договор морского страхования"), обладают приоритетом по отношению к статьям гл. 48 ГК.

 

Развитие страхования. Подлинное начало института...

Подлинное начало института страхования связано с развитием специфических договоров морского займа. К XIII в. они широко распространились в средиземноморских странах – Италии, Испании, Франции, Португалии.

 

Предметом обязательного страхования также могут быть...

страховании (иностранные инвестиции, страхуемые от некоммерческих, то есть. политических и тому подобных рисков; морское страхование в отношении грузов
нескольких страховых взносов прекращает договор страхования по соглашению.

 

История развития института страхования

Это находило, например, у Л. Жюллио де ла Морандьера такое объяснение: "Договор морского страхования... был тогда единственным видом договоров страхования, встреч