ДОГОВОРЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ ПЕРЕВОЗКИ ГРУЗОВ В ПРЯМОМ СМЕШАННОМ СООБЩЕНИИ

 

Соглашения между транспортными организациями

  

 

Правовое регулирование

 

Взаимоотношения транспортных организаций при перевозке грузов разными видами транспорта по единому транспортному документу (прямое смешанное сообщение), а также порядок организации этих перевозок определяются соглашениями между организациями соответствующих видов транспорта, заключаемыми в соответствии с законом о прямых смешанных (комбинированных) перевозках (ст. 788 ГК).

 

Как уже отмечалось, к сожалению, предусмотренный ГК закон о прямых смешанных (комбинированных) перевозках до настоящего времени не принят. В условиях создавшегося вакуума в правовом регулировании соответствующих отношений транспортные организации в своей практической деятельности продолжают руководствоваться Правилами перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении, которые были утверждены 17 - 24 апреля 1956 г. (с последующими изменениями и дополнениями) Министерством путей сообщения СССР, Министерством морского флота СССР и Министерством речного флота РСФСР по поручению Совета Министров СССР <*>.

--------------------------------

<*> См.: Правила перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении. 3-е изд., испр. и доп. М.: Транспорт, 1985.

 

Несмотря на определенные сомнения в юридической силе данного нормативного акта после введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ, необходимо подчеркнуть, что на практике, как минимум de facto, указанные Правила сохраняют свое действие.

 

С точки зрения формально-правовой юридическая сила Правил перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении 1956 г. подтверждена Верховным Судом РФ, рассмотревшим гражданское дело по жалобе открытого акционерного общества "Сахалинское морское пароходство" на § 116, 125, 126, 129 Правил перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении (нормы о порядке расчетов).

 

Указанное акционерное общество обратилось в Верховный Суд РФ с жалобой, в которой просило признать незаконными § 116, 125, 126, 129 вышеназванных Правил перевозки грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении, ссылаясь на несоответствие закрепленного в них порядка расчетов между хозяйствующими субъектами нормам ГК. Решением Верховного Суда РФ от 5 сентября 2000 г. в удовлетворении жалобы отказано. В кассационной жалобе ОАО "Сахалинское морское пароходство" просило решение суда отменить, как принятое с нарушением норм материального права, и вынести новое решение о признании недействительными обжалуемых правовых норм. Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда РФ нашла ее частично обоснованной. В определении Кассационной коллегии указано следующее.

Согласно ст. 788 ГК взаимоотношения транспортных организаций при перевозке грузов, пассажиров и багажа разными видами транспорта по единому транспортному документу (прямое смешанное сообщение), а также порядок организации этих перевозок определяются соглашениями между организациями соответствующих видов транспорта, которые заключаются в соответствии с законом о прямых смешанных (комбинированных) перевозках.

До введения в действие названного закона, в силу ст. 145 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 2-Ф3 "Транспортный устав железных дорог Российской Федерации", подлежит применению содержащаяся в этом уставе гл. IV "Перевозки грузов в прямом смешанном сообщении". Статьей 69, входящей в эту главу, установлено, что в части, не предусмотренной настоящим Уставом, применяются нормы кодексов, уставов, тарифных руководств, правил, регулирующих перевозки грузов на транспорте соответствующего вида. Изданные до введения в действие настоящего Устава нормативные правовые акты, в том числе законодательства Союза ССР, по вопросам, которые согласно настоящему Уставу должны регулироваться нормативными правовыми актами Российской Федерации, действуют впредь до принятия соответствующих актов (ст. 144 ТУЖД). Нормы, включенные в гл. IV ТУЖД (гл. V УЖТ РФ), не регулируют порядок расчетов между транспортными организациями, осуществляющими перевозку грузов по единому транспортному документу.

Таким образом, при расчетах между указанными транспортными организациями подлежат применению нормы Правил перевозки грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении, отдельные параграфы которых оспариваются заявителем, а также иные нормы, относящиеся к расчетам по перевозкам такого рода.

Согласно § 116, 125, 129 указанных Правил провозные платежи и сборы, не взысканные пароходствами или железными дорогами в пунктах отправления, взыскиваются с грузополучателя в пункте назначения груза на основании заверительных штемпелей, проставленных на накладной, дорожной ведомости и ее копии станцией железной дороги или портом назначения. Управления железных дорог и управления пароходств производят между собой расчеты за перевозки грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении по счетам на основании передаточных ведомостей в порядке последовательности передачи груза с одного вида транспорта на другой. Взаимные услуги по взысканию суммы недоборов и возврату переборов являются обязательными для железных дорог и пароходств.

Приведенные правовые нормы согласуются и с § 178 Устава внутреннего водного транспорта Союза ССР, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1955 г. N 1801, предусматривающим, что расчеты между пароходствами и железными дорогами по перевозкам грузов в прямом смешанном сообщении производятся по платежам и сборам, включенным в правомочные документы. Иного порядка расчетов между транспортными организациями, участвующими в смешанных перевозках, действующее на настоящее время законодательство не предусматривает.

Ссылка заявителя на то, что существующий порядок расчетов противоречит ч. 1 ст. 48, ст. 235, ч. 1 ст. 237, ст. 393 ГК, несостоятельна. Названные правовые нормы не регулируют взаимоотношений транспортных организаций при перевозке грузов по единому транспортному документу. Такие взаимоотношения, исходя из ст. 788 ГК и действующих в настоящее время нормативных актов, определяются соглашениями между организациями соответствующих видов транспорта, заключаемыми в соответствии с нормами, закрепленными в § 116, 125, 129 Правил перевозки грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении. Вывод суда о соответствии положений, содержащихся в указанных параграфах Правил, нормам ГК является правильным.

В то же время нельзя согласиться с выводом суда о законности § 126 Правил, в соответствии с которым счета составляются управлением дороги или пароходства за истекшую пятидневку и предъявляются при платежных требованиях Госбанка на инкассо для списания в безакцептном порядке со счета дебитора (управления пароходства или управления железной дороги). В счете, прилагаемом к платежному требованию, должны быть перечислены: номера передаточных ведомостей, пункты перевалки и суммы, причитающиеся по передаточным ведомостям за пятидневку. Второй экземпляр счета одновременно посылается дебитору. Счет может быть опротестован стороной (дебитором) в течение трехмесячного срока со дня его получения. Если в течение этого срока счет не будет опротестован, то он считается правильным.

Основания списания денежных средств со счета определены в ст. 854 ГК. Согласно п. 2 этой статьи без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.

Законом не установлена возможность безакцептного списания денежных средств в случае, указанном в § 126 вышеназванных Правил. Следовательно, закрепленное в этом параграфе положение о предъявлении счетов при платежных требованиях на инкассо для списания в безакцептном порядке не соответствует закону и подлежит признанию недействительным.

Не может быть признано законным и положение, согласно которому, если в течение трехмесячного срока счет не будет опротестован, то он считается правильным. В силу п. 3 ст. 158 ГК молчание может повлечь такие последствия лишь в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон.

На основании изложенного Кассационная коллегия Верховного Суда РФ определила: решение Верховного Суда РФ от 15 сентября 2000 г. изменить, признать недействительным (незаконным) § 126 Правил перевозки грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении, утвержденных Министерством морского флота СССР, Министерством путей сообщения СССР, Министерством речного флота РСФСР 24 апреля 1956 г., в части, устанавливающей предъявление счетов при платежных требованиях на инкассо для списания в безакцептном порядке со счета дебиторов, а также признающей счет правильным, если он не будет опротестован дебитором в трехмесячный срок. В остальной части решение суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба ОАО "Сахалинское морское пароходство" - без удовлетворения <*>.

--------------------------------

<*> Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 30 ноября 2000 г. N КАС 00-467.

 

Правда, на наш взгляд, при рассмотрении данного дела вне поля зрения Верховного Суда РФ осталась основная норма, предопределяющая возможность (или невозможность) признания действующими Правил перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении 1956 г., а именно: ст. 4 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданское кодекса Российской Федерации". Согласно указанной статье изданные до введения в действие части второй ГК нормативные акты Президента РФ, Правительства РФ и применяемые на территории Российской Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые согласно части второй ГК могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих законов.

Взаимоотношения транспортных организаций разных видов транспорта, возникающие при перевозке грузов в прямом смешанном сообщении, в соответствии со ст. 788 ГК должны регулироваться федеральным законом о прямых смешанных (комбинированных) перевозках. Поэтому Правила перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении 1956 г., которые не относятся к числу правовых актов Правительства СССР, а скорее являются ведомственным нормативным актом, утвержденным транспортными министерствами и ведомствами, формально-юридически утратили силу задолго до принятия новых транспортных уставов и кодексов, а именно: с 1 марта 1996 г., когда была введена в действие часть вторая Гражданского кодекса РФ, в том числе ст. 788 ГК, требующая регулирования соответствующих правоотношений на уровне федерального закона.

Справедливости ради подчеркнем, что регламентация взаимоотношений транспортных организаций, складывающихся при перевозках грузов в прямом смешанном сообщении, устаревшим ведомственным нормативным актом, пусть и довольно сомнительным с точки зрения его юридической силы, все же предпочтительней, нежели абсолютный правовой вакуум в правовом регулировании указанных отношений. Понимая это, в дальнейшем мы не будем подвергать сомнению юридическую силу Правил перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении 1956 г.

В связи с изложенным следует признать, что в части, не противоречащей Гражданскому кодексу РФ, новым транспортным уставам и кодексам, а также разъяснениям Высшего Арбитражного Суда РФ о практике их применения, сохраняют свое значение и инструктивные указания Государственного арбитража СССР от 30 июля 1976 г. N И-1-23 "О практике разрешения споров, возникающих из перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном и водном сообщении" <*>, которые (в соответствующей части) могут применяться сегодня арбитражными судами при разрешении споров данной категории.

--------------------------------

<*> Систематизированный сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Министров СССР. С. 229.

 

Таким образом, в настоящее время при отсутствии федерального закона о прямых смешанных (комбинированных) перевозках грузов взаимоотношения транспортных организаций различных видов транспорта, возникающие при прямых смешанных перевозках грузов, и в частности соглашения между ними, заключаемые в целях регламентации порядка организации таких перевозок, регулируются ГК, транспортными уставами и кодексами (гл. V УЖТ РФ и гл. XIV КВВТ), а также Правилами перевозок грузов в прямом смешанном сообщении 1956 г.

 

Узловые соглашения

 

Условия работы железнодорожных станций, портов, иных участвующих в прямом смешанном сообщении организаций определяются соответствующими узловыми соглашениями, заключаемыми на пятилетний срок. Однако в случае изменения технического оснащения либо технологии работы порта или железнодорожной станции узловое соглашение по предложению одной из сторон может быть полностью или частично пересмотрено до истечения срока его действия. Порядок разработки и заключения узловых соглашений устанавливается правилами перевозок грузов в прямом смешанном сообщении (ст. 66 УЖТ РФ, п. 2 ст. 112 КВВТ).

Согласно Правилам перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении (§ 39) в узловых соглашениях применительно к местным условиям предусматриваются: порядок совместного сменного и суточного планирования работы пункта перевалки; места передачи грузов; сроки загрузки и разгрузки отдельных вагонов, групп вагонов и маршрутов; порядок подачи, расстановки и уборки железными дорогами груженых и порожних вагонов; фронт загрузки и погрузки вагонов; в необходимых случаях - расписание подачи железной дорогой вагонов в порты (на пристани) под загрузку и под разгрузку; порядок приема, сдачи и взвешивания грузов, а также порядок и сроки взаимной информации о подходе грузов к пункту перевалки и о прибытии груженых вагонов и судов, о подаче вагонов, их готовности к уборке и т.п.; порядок подачи и уборки вагонов с хозяйственными грузами, прибывающими в адрес порта (пристани); место оформления документов; другие вопросы, вытекающие из местных условий работы портов (пристаней) и станций.

Транспортные уставы и кодексы, а также Правила перевозок грузов в прямом смешанном сообщении не содержат каких-либо правил о порядке заключения узловых соглашений.

На наш взгляд, узловые соглашения между транспортными организациями различных видов транспорта следует отнести к тем гражданско-правовым договорам, заключение которых для участников соответствующих правоотношений является обязательным. Отсюда следуют два вывода.

Во-первых, при отсутствии в транспортном законодательстве специальных правил, определяющих порядок заключения узловых соглашений, должны применяться содержащиеся в ГК (ст. 445) нормы о заключении договора в обязательном порядке. Поэтому если один из контрагентов уклоняется от заключения узлового соглашения, другая заинтересованная сторона вправе обратиться в арбитражный суд с требованием о понуждении заключить указанный договор.

Во-вторых, отнесение узловых соглашений к числу договоров, заключаемых в обязательном порядке, означает, что разногласия по отдельным условиям узловых соглашений, возникающие между сторонами при их заключении, могут быть переданы заинтересованной стороной на разрешение арбитражного суда, в том числе и при отсутствии соглашения сторон о таком порядке урегулирования указанных разногласий. В этом случае условия узлового соглашения, вызвавшие разногласия, определяются в соответствии с решением арбитражного суда (ст. 446 ГК).

В юридической литературе еще в советский период был поставлен вопрос о правовой природе узловых соглашений. При этом большинство авторов склонялись к тому, что узловые соглашения представляют собой разновидность организационных транспортных договоров. Например, по мнению А.Г. Быкова, Д.И. Половинчика, Г.П. Савичева, узловые соглашения "являются одним из видов организационных транспортных договоров, задача которых - определить порядок взаимоотношений транспортных предприятий в пунктах перевалки. В данных соглашениях не регулируются отношения транспорта с грузоотправителями и грузополучателями, отправляющими и получающими грузы в прямом смешанном сообщении" <*>.

--------------------------------

<*> Быков А.Г., Половинчик Д.И., Савичев Г.П. Комментарий к Уставам автомобильного транспорта союзных республик. М., 1978. С. 160; см. также: Тарасов М.А. Значение узловых соглашений в развитии перевозок прямого смешанного сообщения // Правоведение. 1958. N 2. С. 58.

 

В современной юридической литературе против такого подхода к определению правовой природы узловых соглашений возражает В.А. Егиазаров, который считает, что "не имеется достаточных оснований для того, чтобы отнести узловое соглашение к числу организационных договоров" <*>. Правда, аргументацию своей позиции автор строит на противопоставлении узловых соглашений договорам об организации перевозок грузов, которые, как известно, заключаются между грузоотправителями и перевозчиками (ст. 798 ГК). Так, В.А. Егиазаров пишет: "Особенностью узловых соглашений является то, что они заключаются только между транспортными организациями. Узловые соглашения не регулируют отношений транспортных организаций с грузоотправителями и грузополучателями, отправляющими и получающими грузы в прямом смешанном сообщении. Это обстоятельство имеет существенное значение при сравнении узлового соглашения с видами организационных договоров, каковыми являются долгосрочные договоры об организации перевозок, годовые договоры, заключаемые автомобильным транспортом, и навигационные договоры, заключаемые речным и морским транспортом с грузоотправителями" <**>.

--------------------------------

<*> Егиазаров В.А. Указ. соч. С. 124.

<**> Там же. С. 122.

 

Как видим, позиция В.А. Егиазарова основана на том, что круг всех организационных договоров на транспорте сводится им лишь к договорам об организации перевозок грузов. При этом из числа организационных договоров исключаются договоры между транспортными организациями, единственной целью которых является урегулирование порядка организации работы транспортных организаций различных видов транспорта по передаче перевозимых грузов с одного вида транспорта на другой для обеспечения своевременной доставки грузов получателям. Таким образом, относительно многочисленных договоров перевозки грузов, следующих в прямом смешанном сообщении, узловые соглашения, заключаемые между транспортными организациями различных видов транспорта и призванные обслуживать беспрепятственную и слаженную деятельность транспортных организаций по перевалке грузов с одного вида транспорта на другой, носят чисто организационный характер.

Нам уже приходилось отмечать, что в современных условиях регулирование процесса перевозки грузов обеспечивается целой системой договоров, каждый из которых регламентирует свою сферу правоотношений. В частности, если речь идет о перевозке груза в прямом смешанном сообщении, то складывающиеся при этом правоотношения регулируются договорами, предметом которых являются действия перевозчика и грузоотправителя по подаче транспортных средств под погрузку и предъявлению грузов к перевозке (договоры об организации перевозок грузов, договоры об эксплуатации подъездного пути и о подаче и уборке вагонов, договоры, заключаемые путем согласования перевозчиком заявки грузоотправителя на подачу транспортных средств), реальными договорами на перевозку конкретных партий грузов в прямом смешанном сообщении; договорами об организации работы по обеспечению перевозок грузов, заключаемыми между транспортными организациями (узловые соглашения, договоры на централизованный завоз (вывоз) грузов). Исходя из такого подхода и строилась система правового регулирования правоотношений, связанных с перевозками грузов, которая была воплощена в гл. 40 ГК, включающей в себя нормы, регламентирующие в равной степени все названные виды договоров перевозки.

В этой системе договорного регулирования перевозок грузов наряду с договорами, непосредственно опосредующими процесс перемещения (доставки) грузов, достойное место отводится также договорам, преследующим иную цель, а именно: регламентировать организацию работы по подаче транспортных средств и предъявлению грузов к перевозке, их перевалке с одного вида транспорта на другой и т.п. В этом смысле все указанные договоры носят организационный характер и могут именоваться организационными договорами. К числу таких организационных договоров относятся и узловые соглашения, заключаемые между транспортными организациями различных видов транспорта. Данное обстоятельство не ставит узловые соглашения в подчиненное положение по отношению, скажем, к договорам перевозки конкретного груза или договорам об организации перевозок грузов. Каждый из этих договоров имеет свою "нишу" в системе правового регулирования отношений, связанных с перевозками грузов, и свой предмет регулирования.

К слову сказать, аналогичным образом оценивает роль и правовое значение узловых соглашений и В.А. Егиазаров, который указывает: "Таким образом, узловое соглашение - это гражданско-правовой договор, в соответствии с которым перевалочные пункты (железнодорожные станции, порты, пристани) обязуются за плату перемещать грузы с одного вида транспорта на другой на основании обязательных технологических правил с целью продолжения процесса доставки груза" <*>.

--------------------------------

<*> Егиазаров В.А. Указ. соч. С. 124 - 125.

 

Исполнение обязательств по узловым соглашениям

 

Существо обязательств, вытекающих из узловых соглашений, сводится к организации работы транспортных организаций различных видов транспорта по подаче транспортных средств под погрузку (если груз доставлен в пункт перевалки контрагентом) или выгрузке, принятию грузов, их перевалке на другой вид транспорта для доставки получателю, указанному в транспортной накладной на перевозку груза в прямом смешанном сообщении. Порядок исполнения указанных обязательств подробно и детально урегулирован транспортными уставами и кодексами, а также Правилами перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении 1956 г.

С учетом существующего дифференцированного регулирования отношений, связанных с выполнением обязательств, возникающих из узловых соглашений, указанные обязательства можно условно разделить на обязательства: по объему перевалки грузов; по передаче грузов с одного вида транспорта на другой; по расчетам за выполненные работы по перевалке грузов.

Объемы перевалки грузов определяются в узловых соглашениях в виде среднесуточной или сгущенной на данные конкретные сутки нормы перевалки. Согласно Правилам перевозки грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении (§ 47) подача порожних вагонов под загрузку или груженых вагонов под разгрузку производится в пределах среднесуточной или сгущенной на данные сутки нормы перевалки грузов. Железные дороги и порты (пристани) при наличии грузов, подлежащих перевалке, имеют право сгущать подачу вагонов или предъявлять грузы в пределах удвоенной среднесуточной нормы перевалки. Сгущение подачи вагонов и предъявление грузов в размере более двухсуточной нормы, а также в течение двух суток и более подряд допускается только по соглашению начальника станции с начальником порта (пристани). Вагоны, поданные в таких случаях без предварительного согласования с портом (пристанью) и последним не загруженные, в выполнение нормы перевалки грузов за текущие сутки не засчитываются, а простои этих вагонов в ожидании загрузки (разгрузки) портами (пристанями) не оплачиваются. О предстоящем сгущении подачи вагонов и предъявлении грузов должно быть сделано предупреждение не позднее чем за 24 часа до момента подачи вагонов или предъявления грузов. Железные дороги обязаны восполнять неподачу вагонов, а порты (пристани) - недопредъявление грузов при недогрузе их в отдельные дни первой или соответственно второй половины месяца в последующие дни данной половины месяца.

Учет выполнения установленной в соответствии с узловым соглашением нормы перевалки грузов ведется в учетных карточках отдельно как в отношении грузов, передаваемых с железнодорожного транспорта на внутренний водный или иной транспорт, так и в отношении грузов, передаваемых с иного вида транспорта на железнодорожный транспорт. Формы учетных карточек и порядок их согласования устанавливаются правилами перевозок грузов в прямом смешанном сообщении (ст. 77 УЖТ РФ, п. 5 и 6 ст. 112 КВВТ).

Правилами перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении предусмотрено, что начальники железнодорожных станций и портов (пристаней) перевалки ведут совместно учет выполнения объемов перевалки грузов с железнодорожного на водный транспорт и обратно, а также с речного транспорта на морской и обратно. Карточка составляется начальником станции, а по грузам, передаваемым с морского транспорта на речной и обратно, - начальником порта (пристани) перевалки. Учетные карточки ежедневно подписываются совместно начальником станции и порта (пристани) перевалки, а при передаче с морского на речной транспорт и обратно - соответственно начальником порта и представителем пароходства. Учетные карточки составляются: одна - на все грузы, передаваемые с водного на железнодорожный транспорт или с речного на морской, и другая - на все грузы, передаваемые с железнодорожного на водный транспорт или с морского транспорта на речной. Об отказе или уклонении от подписи учетной карточки составляется акт, копия которого вручается стороне, отказавшейся от подписи карточки. Сторона, возражающая против записей в карточке, может вносить в нее перед своей подписью необходимые оговорки (§ 50 Правил).

Подача вагонов под загрузку и разгрузку в крупные перевалочные порты (на пристани) с суточной подачей не менее 50 порожних или 50 груженых вагонов должна производиться железными дорогами по расписанию, с указанием в узловом соглашении количества вагонов и времени их подачи. Подача вагонов по расписанию может осуществляться также в порты (на пристани), обрабатывающие в среднем в сутки менее 50 вагонов, в тех случаях, когда по единому технологическому процессу работы станции и порта (пристани) перевалки будет признано целесообразным установление такого порядка подачи вагонов.

В остальных случаях подача вагонов в перевалочные порты (пристани) под загрузку и разгрузку должна производиться железными дорогами в течение всех суток по согласованным суточным заявкам портов (пристаней) с уведомлением станцией порта (пристани) за два часа до подачи и с учетом нормы одновременной загрузки и разгрузки вагонов, определенной узловым соглашением. Указанные нормы одновременной загрузки и разгрузки вагонов по каждому участку порта (пристани) и по каждому отдельному подъездному пути с учетом специализации причалов, а также открытых и закрытых складов по родам грузов устанавливаются в узловом соглашении исходя из наличия фронтов загрузки и разгрузки. Что касается размера фронтов загрузки и разгрузки, то они определяются в узловом соглашении следующим образом: на открытых немеханизированных складских площадях - исходя из протяженности путей в пределах складских площадок; у закрытых складов - количеством рабочих дверей; на механизированных открытых участках - в зависимости от длины путей, количества и производительности механизмов (§ 40 Правил).

В обязанности железной дороги входит подача вагонов по заявкам (порожние вагоны) и по разнарядкам (груженые вагоны) порта (пристани) с расстановкой их непосредственно к местам погрузки и выгрузки. Вагоны, поданные с нарушением сроков подачи или без уведомления, принимаются портом (пристанью) с момента их фактической подачи к местам погрузки-выгрузки.

Погрузка или выгрузка считается законченной с момента готовности к уборке с мест погрузки или выгрузки всей поданной в пределах установленного фронта партии вагонов с одинаковым сроком на загрузку или разгрузку. О времени готовности к уборке всей партии вагонов порт (пристань) извещает железнодорожную станцию. Время подачи вагонов и время готовности вагонов к уборке указываются в ведомости подачи и уборки вагонов на основании уведомления порта (пристани) о готовности вагонов к уборке и памятки приемосдатчика (§ 45 Правил).

Исполнение обязательств, вытекающих из узловых соглашений, по передаче грузов от одного вида транспорта к другому удостоверяются в специальных документах - передаточных ведомостях. Согласно Правилам перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении (§ 34 - 36) передаточные ведомости составляются сдающей стороной в четырех экземплярах, из которых два экземпляра предназначаются для водного и два - для железнодорожного транспорта. Железнодорожная станция, порт (пристань) не вправе отказываться от приема передаточных ведомостей и грузов в пределах среднесуточной или сгущенной на данные сутки нормы перевалки грузов. На всех экземплярах передаточных ведомостей сдающая и принимающая стороны обязаны расписаться и наложить штемпели календарным днем предъявления этих ведомостей. В тех случаях, когда грузы не передаются одновременно с предъявлением передаточных ведомостей, их фактический прием и передача удостоверяются подписями агентов обеих сторон на ранее предъявленных передаточных ведомостях с наложением на них вторых календарных штемпелей сдающей и принимающей сторон.

Несмотря на всю важность передаточной ведомости как документа, удостоверяющего исполнение обязательств, вытекающих из узловых соглашений, на наш взгляд, не могут приветствоваться встречающиеся в юридической литературе попытки придать передаточным ведомостям не свойственное им значение. Например, В.А. Егиазаров указывает: "Кроме того, передаточная ведомость выполняет и другую наиболее важную функцию. Она является документом, в соответствии с которым каждый последующий соперевозчик, подписывая ее, заключает договор перевозки с грузоотправителем и предыдущим соперевозчиком и тем самым возлагает на себя обязанность по дальнейшей доставке груза в адрес грузополучателя" <*>.

--------------------------------

<*> Егиазаров В.А. Указ. соч. С. 126.

 

Во-первых, гражданское законодательство не предусматривает такого порядка заключения договора, когда к двустороннему договору могли бы впоследствии присоединяться третьи лица путем совершения ими каких-либо односторонних действий либо в результате подписания соглашения с одним из контрагентов.

Во-вторых, формой договора перевозки груза, в том числе следующего в прямом смешанном сообщении, является транспортная накладная, а передаточная ведомость фиксирует исполнение обязательств, вытекающих из узлового соглашения, которое заключается между транспортными организациями.

В-третьих, договор перевозки груза, как отмечалось ранее, не может быть отнесен к числу многосторонних обязательств. Его сторонами являются грузоотправитель и перевозчик, в качестве которого выступает первая транспортная организация, принимающая груз к перевозке. Конструирование иной договорной модели применительно к договору перевозки конкретного груза (например, через множественность лиц на стороне перевозчика, институт представительства или путем введения фигуры генерального перевозчика) не соответствует общим положениям о договоре и гражданско-правовых обязательствах.

На наш взгляд, если уж говорить о каком-либо особом значении передаточной ведомости по отношению к обязательствам, вытекающим из договора перевозки грузов, то следует ограничиться тем, что указанный документ может служить доказательством возложения перевозчиком своих обязательств на третье лицо, в качестве которого выступает транспортная организация иного вида транспорта, принимающая груз в пункте перевалки для доставки его получателю (п. 1 ст. 313 ГК).

Исполнение транспортными организациями обязательств по передаче грузов, вытекающих из узловых соглашений, осуществляется следующим образом. В соответствии со ст. 69 УЖТ РФ и ст. 107 КВВТ передача грузов в опломбированных вагонах в пунктах перевалки осуществляется с одновременной проверкой исправности установленных запорно-пломбировочных устройств и соответствия сведений на них данным, указанным в перевозочных документах.

Грузы, следующие в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении, взвешиваются в пунктах перевалки по требованию стороны, принимающей грузы, при передаче их с одного вида транспорта на другой на вагонных весах железными дорогами, на товарных местах портами. Взвешивание грузов, следующих в прямом смешанном железнодорожно-автомобильном сообщении, проводится стороной, осуществляющей в пункте перевалки погрузку, выгрузку передаваемых грузов, в присутствии представителя транспортной организации, сдающей груз.

Тарные и штучные грузы, принятые для перевозки как в крытом, так и в открытом железнодорожном подвижном составе в соответствии со стандартом или с их массой, указанной грузоотправителем на каждом грузовом месте, и прибывшие в пункт перевалки в исправной таре, передаются с транспорта одного вида на транспорт другого вида без взвешивания в соответствии с количеством мест и в таком же порядке выдаются грузополучателю в пункте назначения. При наличии признаков утраты, недостачи или повреждения (порчи) грузов они передаются в соответствии с их массой и фактическим состоянием.

При передаче грузов, перевозимых в контейнерах, одновременно осуществляется проверка состояния контейнеров и исправности запорно-пломбировочных устройств.

В случае обнаружения при передаче груза недостачи веса или грузовых мест против транспортной накладной, повреждения (порчи) груза, неверного наименования груза сдающая сторона с участием принимающей стороны составляет коммерческий акт. Копию коммерческого акта сдающая сторона обязана передать принимающей стороне до оформления передаточной ведомости для приложения ее к перевозочным документам. В этом случае в передаточной ведомости указываются номер коммерческого акта и дата его составления.

При наличии повреждения, признаков вскрытия тары или утраты груза по требованию принимающей стороны производятся вскрытие неисправных мест и проверка содержимого. Сдающая сторона упаковывает вскрытые места своими средствами. Если в связи с этой неисправностью ранее уже был составлен коммерческий акт и при проверке груза не выявлены расхождения с данными этого коммерческого акта, об этом делается только отметка в передаточной ведомости и в ранее составленном коммерческом акте. Новый коммерческий акт составляется лишь при выявлении таких расхождений.

Коммерческие акты, составленные в перевалочных пунктах в связи с недостачами или излишками грузов, подлежат выдаче грузополучателям только в том случае, если эти недостачи или излишки подтверждаются при выдаче груза получателю и если недостача превышает норму расхождения в показаниях весов и норму естественной убыли для данной партии груза по совокупности перевозки всеми видами транспорта на всем протяжении пути, включая нормы убыли, установленные для перевалки.

Уплата провозных платежей и сборов за перевозку и перевалку грузов, следующих в прямом смешанном сообщении, производится грузоотправителями и грузополучателями.

Вместе с тем и транспортные организации различных видов транспорта, участвующие в прямых смешанных перевозках, производят между собой расчеты за перевозки грузов в прямом смешанном сообщении по счетам, выставляемым на основании передаточных ведомостей в порядке последовательности передачи груза с одного вида транспорта на другой. Такие счета составляются транспортными организациями за каждую истекшую пятидневку. В счете должны быть указаны: номера передаточных ведомостей, пункты перевалки и суммы, причитающиеся соответствующей транспортной организации по всем передаточным ведомостям за пятидневку (§ 125, 126 Правил).

 

Ответственность за нарушение узловых соглашений

 

Невыполнение обязательств, вытекающих из узловых соглашений, влечет применение к соответствующим транспортным организациям мер имущественной ответственности. Непосредственно транспортными уставами и кодексами установлена ответственность в виде штрафа за невыполнение нормы перевалки грузов, следующих в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении (ст. 78 УЖТ РФ, п. 3 ст. 114 КВВТ). По своему размеру указанный штраф аналогичен неустойке, установленной ТУЖД, которая подлежит взысканию с грузоотправителя и железной дороги в случае невыполнения принятых заявок на перевозки грузов (ст. 94 УЖТ РФ).

Железные дороги, порты освобождаются от уплаты указанного штрафа, если невыполнение среднесуточной нормы перевалки грузов в отдельные дни имело место вследствие следующих причин: непреодолимой силы, военных действий, блокады, эпидемии или иных обстоятельств, которые препятствуют перевалке грузов и при которых запрещено проводить операции по погрузке, выгрузке грузов, а также аварий в транспортных организациях; прекращения или ограничения перевозок грузов в установленном порядке; перевыполнения или восполнения в течение соответственно первой или второй половины месяца недогрузов в соответствии с нормой перевалки грузов (ст. 78 УЖТ РФ, п. 4 ст. 114 КВВТ).

Ненадлежащее выполнение обязательств, вытекающих из узловых соглашений, может повлечь для транспортных организаций дополнительные негативные последствия. В частности, за время нахождения вагонов, контейнеров в портах под погрузкой, выгрузкой или перевалкой грузов и на железнодорожных станциях вследствие невозможности их подачи под погрузку, выгрузку или перевалку по причинам, зависящим от портов, с последних взимается плата за пользование вагонами или контейнерами в соответствии с тарифным руководством (ст. 78 УЖТ РФ).

В случае простоя самоходного судна у причала сверх сроков, установленных узловым соглашением, в связи с неподачей железной дорогой вагонов в количестве, установленном узловым соглашением для перевалки грузов с данного судна непосредственно в вагоны, железная дорога уплачивает штраф в размере 0,06 установленного законом минимального размера оплаты труда за каждую тонну не перегруженного с указанного судна груза за каждые сутки в отдельности. Величина штрафа за сверхнормативный простой рефрижераторного судна возрастает в два раза, а несамоходного судна, напротив, снижается в два раза (п. 6 ст. 114 КВВТ).

За несохранность груза, перевозимого в прямом смешанном сообщении, до передачи его в пунктах перевалки имущественная ответственность лежит на сдающей стороне, после передачи - на стороне, принявшей грузы.

При установлении вины железных дорог, организаций внутреннего водного транспорта или иных видов транспорта в утрате, недостаче, повреждении (порче) груза ответственность несут соответствующие транспортные организации (ст. 79 УЖТ РФ, п. 1 и 2 ст. 114 КВВТ).

Поскольку и в настоящее время сохраняется возможность привлечь к ответственности (в порядке регресса) за несохранность груза, перевозимого в прямом смешанном сообщении, ту транспортную организацию, которая непосредственно виновна в утрате, недостаче, повреждении (порче) груза, видимо, следует признать сохраняющими силу некоторые разъяснения Государственного арбитража СССР по данному вопросу. В частности, в соответствии с инструктивными указаниями Государственного арбитража СССР от 30 июня 1976 г. N И-1-23 "О практике разрешения споров, возникающих из перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном и водном сообщении" (п. 19) государственным арбитражам при разрешении соответствующих споров рекомендовалось исходить из того, что согласно Правилам перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении в случаях, когда утрата, недостача, порча и повреждение груза были установлены в пункте назначения, ответственность за несохранность груза может быть возложена на предыдущего перевозчика только при наличии коммерческого акта, составленного в пункте перевалки <*>.

--------------------------------

<*> См.: Систематизированный сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Министров СССР. С. 235.

 

Сохраняет свою актуальность также разъяснение, содержащееся в п. 16 названных инструктивных указаний Государственного арбитража СССР, согласно которому необходимо учитывать, что при перевалке грузов, следующих в прямом смешанном сообщении, транспортные организации, участвующие в такой перевозке, имеют доступ к этим грузам. Поэтому грузополучатель вправе требовать от транспортной организации выдачи груза в конечном пункте перевозки с проверкой его веса, количества мест и состояния. Тарные и штучные грузы, принятые к перевозке по стандартному весу или по весу, указанному грузоотправителем на каждом грузовом месте, и прибывшие в исправной таре, выдаются без взвешивания по счету мест. С проверкой веса и состояния выдаются грузы в поврежденной таре либо с явными признаками недостачи или повреждения. Если при такой выдаче будут обнаружены недостача, порча или повреждение груза, транспортная организация обязана составить коммерческий акт <*>.

--------------------------------

<*> См. там же. С. 233 - 234.

 

 

 Смотрите также:

  

Транспортные предприятия вправе включать в узловые...

которое заключается между транспортными организациями (железными дорогами.
Заключая между собой узловые. соглашения, транспортные организации, участвующие в прямом смешанном сообщении

 

Между организациями различных видов транспорта могут...

Договоры между транспортными организациями. Между организациями различных видов транспорта могут заключаться договоры об организации работы по обеспечению перевозок грузов (узловые соглашения, договоры на централизованный завоз (вывоз) грузов и другие).

 

Правовое регулирование в ГК отношений, связанных с перевозкой...

и договоры между транспортными организациями. По договору об организации перевозки грузов перевозчик обязуется в установленные.
грузов, а именно: узловые соглашения, договоры на централизованный завоз (вывоз).