ДОГОВОР ПЕРЕВОЗКИ КОНКРЕТНОГО ГРУЗА

 

Ответственность по договору перевозки груза

  

 

Общие положения

 

Общее правило об ответственности за нарушение обязательств, вытекающих из договора перевозки, сформулировано в ГК применительно к перевозкам, осуществляемым всеми видами транспорта, и оно состоит в следующем. В случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную ГК, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон. Соглашения транспортных организаций с грузовладельцами об ограничении или устранении установленной законом ответственности перевозчика недействительны, за исключением случаев, когда возможность таких соглашений при перевозках грузов предусмотрена транспортными уставами и кодексами (ст. 793 ГК).

 

В различных транспортных уставах и кодексах при определении принципов ответственности за нарушение обязательств по перевозкам, осуществляемым соответствующими видами транспорта, можно обнаружить разный подход законодателя к решению одних и тех же вопросов применительно к различным видам транспорта. Так, в соответствии со ст. 123 ВК перевозчик имеет право заключать соглашения с грузоотправителями или грузополучателями о повышении пределов своей ответственности по сравнению с пределами, установленными Воздушным кодексом или международными договорами Российской Федерации. Как видим, ВК не только не отошел от позиции ГК, запрещающей ограничивать или устранять ответственность перевозчика соглашением сторон, если такая ответственность определена законодательством, но и прямо ориентирует участников договоров воздушной перевозки груза на возможность по их волеизъявлению увеличивать ответственность перевозчика за нарушение обязательств по перевозке груза.

 

В КТМ (ст. 175) предусмотрено, что в случае, если перевозка груза осуществляется на основании коносамента или по чартеру в соответствии с коносаментом, который регулирует отношения между перевозчиком и держателем коносамента, не являющимся фрахтователем, соглашение об освобождении перевозчика от ответственности или уменьшении пределов его ответственности, предусмотренных правилами, установленными КТМ, ничтожно. Вместе с тем перевозчик вправе заключать соглашение об освобождении его от ответственности или уменьшении пределов его ответственности в следующих случаях: с момента принятия груза до его погрузки на судно и после выгрузки груза до его сдачи; если не выдается коносамент и согласованные условия перевозки груза включены в документ, который не является товарораспорядительным документом и содержит отметку об этом. Заключение указанных соглашений допускается лишь в отношении перевозки определенного груза, если род и вид груза, состояние груза, сроки перевозки груза, а также условия, при которых должна осуществляться перевозка груза, оправдывают заключение особого соглашения.

И в этом случае названные законоположения КТМ, в том числе и предусматривающие возможность в определенных случаях заключения соглашения об освобождении перевозчика от ответственности или уменьшении пределов его ответственности, корреспондируют нормам, содержащимся в ст. 793 ГК.

Однако, формулируя принципы ответственности за нарушение обязательств по перевозке грузов железнодорожным и внутренним водным транспортом, законодатель пошел по другому пути. В ТУЖД (ст. 133) и УЖТ РФ (ст. 114) предусмотрено, что любые предварительные соглашения железной дороги с грузоотправителями (отправителями) или грузополучателями (получателями), имеющие целью ограничить либо устранить имущественную ответственность, возложенную на железную дорогу, грузоотправителей или грузополучателей, считаются недействительными, и любые отметки об этом в перевозочных документах, не предусмотренные ТУЖД или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, не имеют силы.

Аналогичную норму можно обнаружить и в КВВТ: соглашения перевозчиков с грузоотправителями или грузополучателями, имеющие целью ограничить или устранить ответственность, возложенную указанным Кодексом на перевозчиков, грузоотправителей и грузополучателей, считаются недействительными (ст. 122).

Названные нормы, содержащиеся в ТУЖД (УЖТ РФ) и КВВТ, не в полной мере соответствуют ст. 793 ГК. Указанное несоответствие состоит в том, что установленный ГК запрет на ограничение или устранение соглашением предусмотренной законом ответственности перевозчика неоправданно распространен на соглашения сторон об ограничении или устранении ответственности грузоотправителей и грузополучателей. Кроме того, по версии ТУЖД и УЖТ РФ указанный запрет охватывает и случаи, когда ответственность установлена не только законом, но и "нормативными правовыми актами" (надо понимать, что при этом имелись в виду правила перевозок, утверждаемые Министерством путей сообщения РФ), хотя в соответствии с ГК ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по перевозке грузов может быть установлена исключительно федеральным законом (ГК, транспортными уставами и кодексами).

В юридической литературе иногда встречаются попытки ограничительного толкования ст. 133 ТУЖД. Например, по мнению Т.Е. Абовой "в ст. 133 говорится о любых предварительных соглашениях железной дороги с грузоотправителями (отправителями), грузополучателями (получателями)... об ограничении или устранении ответственности. Данное указание ТУЖД следует понимать как не допускающее соглашений, препятствующих применению ответственности, а не соглашений, предшествующих заключению договоров, касающихся перевозки... грузов..." <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Транспортному уставу железных дорог Российской Федерации. С. 250.

 

Однако при таком толковании можно прийти к выводу, что перевозчик, грузоотправитель или грузополучатель могут заключить любое соглашение, в том числе и об ограничении или устранении ответственности перевозчика, установленной ТУЖД (УЖТ РФ), при условии, что такое соглашение заключается до передачи груза перевозчику. Однако подобный вывод будет противоречить не только ст. 133 ТУЖД, ст. 114 УЖТ РФ, но и ст. 793 ГК.

Характерной чертой ответственности за нарушение обязательств по перевозке груза является ее ограниченный характер. Действительно, применительно к отдельным нарушениям условий договора перевозки груза ответственность установлена либо в форме возмещения прямого ущерба или его части (но не упущенной выгоды), например за несохранность груза, либо в форме исключительной неустойки, в частности за просрочку его доставки. Такой подход законодателя основан на положении ГК (п. 1 ст. 400), согласно которому по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

В юридической литературе можно встретить утверждение о том, что особым признаком ответственности по договору перевозки груза является применение принципа вины. Так, О.Н. Садиков отмечает: "Термин "вина" в ст. 796 ГК не употреблен, однако имеющаяся в этой статье ссылка на исключающие ответственность обстоятельства, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, означает, что его вина презюмируется. В транспортных уставах и кодексах вина перевозчика характеризуется не в общей форме, как это сделано в ст. 401 ГК, а в виде примерного перечня обстоятельств, наличие которых освобождает перевозчика от ответственности..." <*>. Аналогичные выводы высказывались также Д.А. Медведевым и В.Т. Смирновым <**>, Г.П. Савичевым <***> и некоторыми другими авторами.

--------------------------------

<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. С. 398.

<**> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. II. С. 398.

<***> Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. II. Полутом 2. С. 57.

 

Представляется, однако, что определенные в транспортных уставах и кодексах обстоятельства, признаваемые основаниями освобождения участников обязательств по перевозке грузов от ответственности за нарушение соответствующих условий договора (при их надлежащем доказывании нарушителем), никак не могут свидетельствовать о том, что такая ответственность строится на принципе вины. Такой подход законодателя, скорее всего свидетельствует об обратном: в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. Однако иное может быть предусмотрено законом или договором. Применительно к обязательствам по перевозке грузов транспортные уставы и кодексы и определяют это самое "иное", т.е. дополнительные основания освобождения от ответственности. Такая конструкция ответственности не имеет ничего общего с принципом вины.

Еще один вопрос - круг обязанностей, неисполнение которых влечет применение ответственности за нарушение договора перевозки груза. Например, Д.А. Медведев и В.Т. Смирнов указывают: "Особенностью ответственности за нарушение обязательств по перевозке грузов является также то, что она может наступать не только за нарушение уже заключенного договора перевозки, но и за несовершение действий, связанных с организацией перевозок. Такова ответственность перевозчика за неподачу транспортных средств и отправителя за их неиспользование (ст. 794 ГК)" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. II. С. 397.

 

Как отмечалось ранее, то, что данные авторы называют "несовершением действий, связанных с организацией перевозок", на самом деле является неисполнением или ненадлежащим исполнением перевозчиком или грузоотправителем самостоятельных обязательств по подаче транспортных средств и предъявлению грузов к перевозке, которые не охватываются предметом договора перевозки конкретного груза, имеющего реальный характер. Следовательно, и установленная законодательством ответственность за нарушение указанных обязательств не имеет отношения к вопросам ответственности за нарушение условий договора перевозки груза.

Содержание договора перевозки конкретного груза составляют обязанности сторон (перевозчика и грузоотправителя) по доставке груза в пункт назначения в установленный срок, обеспечению его сохранности и выдаче груза грузополучателю (обязанности перевозчика), а также по уплате установленной платы за перевозку груза (обязанность грузоотправителя). Неисполнение или ненадлежащее исполнение указанных обязанностей представляет собой нарушение условий договора перевозки груза, которое влечет применение ответственности.

Хотелось бы специально отметить, что круг нарушений обязательств по перевозке и применяемых за эти нарушения мер ответственности ограничен договором перевозки, транспортными уставами и кодексами, а также гл. 40 ГК, содержащей правила, регулирующие правоотношения, связанные с перевозкой грузов. Эта оговорка необходима, так как в юридической литературе излагалась и иная позиция, суть которой состоит в том, что в тех случаях, когда ГК, транспортным законодательством и договором не предусмотрена ответственность за какие-либо нарушения своих обязательств перевозчиком, он должен нести ответственность в виде полного возмещения убытков по общим правилам гражданского законодательства. Так, О.Н. Садиков указывает: "Помимо ответственности за несохранность груза и просрочку в его доставке перевозчик отвечает за ненадлежащее исполнение и других его обязанностей в договоре: невыполнение указаний грузовладельца о переадресовке груза, выдачу груза не в пункте его назначения, утрату перевозочных документов. Возможно принятие на себя перевозчиком и других дополнительных обязательств по договору перевозки груза, при нарушении которых должна наступать ответственность перевозчика. Транспортные уставы и кодексы не содержат прямых указаний об условиях такой ответственности перевозчика, а в нашей транспортной литературе этот вопрос обычно не рассматривается, хотя он имеет практическое значение. Следует заключить, что в названных случаях должны применяться общие положения ГК об имущественной ответственности в форме возмещения убытков (ст. 15, 393 ГК), причем перевозчик должен нести ответственность как предприниматель, т.е. отвечать независимо от его вины (ст. 401 ГК)". Правда, сам же О.Н. Садиков приходит к выводу, что такое решение вопроса является нелогичным, поскольку "нет достаточных причин для того, чтобы строить отдельные случаи ответственности перевозчика в рамках одного договора на разных основаниях", и предлагает найти единообразное решение этой проблемы при принятии новых транспортных уставов и кодексов <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. С. 401.

 

К сожалению, проблема, обозначенная О.Н. Садиковым, не получила своего разрешения во вновь принятых транспортных уставах и кодексах. Однако, на наш взгляд, это вовсе не означает, что в случае нарушения перевозчиком своих обязательств, за которое не предусмотрена ответственность ни соглашением сторон, ни транспортным законодательством, ни гл. 40 ГК, будут подлежать применению общие положения гражданского законодательства о полном возмещении убытков (ст. 15, 393 ГК). Дело в том, что содержащееся в ГК правило о возможности ограничения ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств "привязано" в целом к отдельным видам обязательств и к обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, а не к нарушениям отдельных условий указанных обязательств (п. 1 ст. 400 ГК). Поэтому мы должны признать, что действие принципа ограниченной ответственности применительно к обязательствам по перевозкам грузов отнюдь не сводится только к тем нарушениям, за которые такая ответственность непосредственно предусмотрена транспортным законодательством или соглашением сторон, а распространяется на все нарушения любых условий договора перевозки.

Иной подход может привести к довольно странным ситуациям. Например, следствием невыполнения перевозчиком указаний грузовладельца о переадресовке груза, его выдачи не в пункте назначения или утраты перевозочных документов могут явиться просрочка в доставке либо утрата перевозимого груза, за которые предусмотрена ограниченная ответственность перевозчика: соответственно возмещение ущерба в размере действительной стоимости утраченного груза или штраф за просрочку его доставки в виде исключительной неустойки. Императивные нормы законодательства, устанавливающие ограниченную ответственность перевозчика за указанные нарушения, могут быть легко обойдены путем предъявления требования о полном возмещении перевозчиком убытков, причиненных невыполнением указаний грузоотправителя о переадресовке груза, утратой перевозочных документов либо выдачей груза не в пункте назначения. Следовательно, когда законодательством предусмотрена какая-либо обязанность перевозчика при отсутствии ответственности за ее нарушение, перевозчик может быть привлечен к ответственности только в том случае, если невыполнение им соответствующей обязанности повлекло за собой нарушения условий договора перевозки, за которые такая ответственность предусмотрена. Таким образом, во всех случаях можно вести речь об ограниченной ответственности перевозчика, грузоотправителя и грузополучателя.

Данный вывод нашел подтверждение и в судебно-арбитражной практике. В частности, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ дал арбитражным судам следующее разъяснение.

В соответствии со ст. 400 ГК неисполнение или ненадлежащее исполнение железной дорогой, грузоотправителем, грузополучателем обязательств, возникших в связи с осуществлением перевозки грузов, влечет применение к ним ограниченной ответственности в пределах, установленных Уставом (ст. 133 ТУЖД).

Поэтому при разрешении спора, связанного с неисполнением или ненадлежащим исполнением железной дорогой либо грузоотправителем, грузополучателем своих обязательств, возникших в связи с осуществлением перевозки груза, следует учитывать, что они могут нести только ту ответственность, которая предусмотрена Уставом, а в случаях, им установленных, - соглашением сторон. Требования о возмещении иных убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением таких обязательств, сверх размера, предусмотренного Уставом, удовлетворены быть не могут <*>.

--------------------------------

<*> Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1 "О некоторых вопросах практики применения Транспортного устава железных дорог Российской Федерации" (п. 1) (Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. N 4. С. 5).

 

Из всего сказанного можно заключить, что в случае нарушения обязательств, вытекающих из договора перевозки груза, перевозчик несет ответственность за нарушение установленного срока доставки груза и за необеспечение его сохранности, а грузоотправитель - за ненадлежащее оформление транспортной железнодорожной накладной и за нарушение обязанности по уплате провозной платы и иных платежей за перевозку груза; в последнем случае при определенных обстоятельствах ответственность может быть возложена и на грузополучателя.

 

 

 Смотрите также:

  

Плата за перевозки грузов в прямом смешанном сообщении...

Оплата провозных платежей и сборов за перевозку со станций железных дорог.
или грузополучателей - за протяженность железнодорожного пути. 2. Плата за перевозки грузов в прямом смешанном сообщении может вноситься.

 

ФРАХТ. Плата за перевозку груза водным путем.

Раздел: Право, бизнес, финансы. ФРАХТ. Плата за перевозку груза водным путем.
Если договор фрахта предоставляет

 

Согласно ст. 785 ГК обязанностью грузоотправителя является...

В соответствии с положениями комментируемой статьи ТУЖД плата за перевозку. груза и иные причитающиеся железной дороге платежи должны вноситься грузоотправителем. до отправления груза со станции погрузки.

 

ФРАХТ - провозная плата, уплачиваемая за транспортировку...

случае платы за использование судна ФРАХТ определяется в виде суммы за.
коносамента и в порту выгрузки при получении груза (до начала или после.
Термин ФРАХТ применяется также в отношении воздуш-. ных перевозок.

 

Плата за перевозку грузов - фрахт. Технический, морской фрахт.

-Фрахт (fret, nolis) называется плата за перевозку грузов, взимаемая