ПЕРЕВОЗКА. ДОГОВОР ПЕРЕВОЗКИ ПО ДОРЕВОЛЮЦИОННОМУ РОССИЙСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ

 

Договор перевозки грузов по железным дорогам

  

 

Заключение договора

 

Как уже отмечалось, в правовом регулировании деятельности железных дорог и других перевозчиков, работавших на основе концессии правительства (общественных возчиков), были ярко выражены некоторые публично-правовые элементы. Так, Общий устав российских железных (далее - Общий устав) дорог предусматривал, что станции должны быть открыты для приема и выдачи грузов ежедневно, в определенные для каждого времени года часы.

 

 Информация о расписании работы железнодорожных станций по приему и выдаче грузов доводилась до всеобщего сведения в порядке, определяемом министром путей сообщения. На каждой станции должен был быть вывешен план станции, составленный управлением соответствующей железной дороги и утвержденный министром путей сообщения. В плане указывались: все пакгаузы, амбары, крытые и открытые платформы и иные постоянные сооружения, предназначенные для складирования и хранения грузов; дополнительные складские помещения, временно приспособленные для хранения грузов; земельные участки, предоставляемые грузоотправителям во временное пользование (ст. 43, 45 Общего устава).

 

Железные дороги не имели права отказать грузоотправителям в принятии их грузов к перевозке. Исключение составляли только случаи, когда: 1) отправитель груза не соглашался подчиниться условиям перевозки, установленным Общим уставом российских железных дорог; 2) перевозка грузов была приостановлена по распоряжению правительства или вследствие чрезвычайного события либо действия непреодолимой силы; 3) перевозка предъявленного к отправке груза требовала особо приспособленных перевозочных средств, которые железная дорога не имела бы и не была обязана иметь; 4) все помещения и площади железнодорожной станции, предназначенные для хранения грузов, были заполнены, а предъявленный груз не принадлежал к числу грузов, предназначенных к отправке вне очереди (ст. 2 Общего устава).

 

При отсутствии возможности отправить груз в день его принятия от грузоотправителя железная дорога была обязана обеспечить его отправку в порядке очередности (принятие груза к перевозке с ожиданием на складе). Данное условие отправки груза указывалось в накладной, где также обозначался день будущей отправки груза, а при невозможности определить указанную дату - наименования двух последних грузоотправителей, ожидающих своей очереди (ст. 49 Общего устава).

 

При подготовке проекта ГУ предполагалось распространить указанные принципы организации работы железных дорог на деятельность всех транспортных предприятий общего пользования (общественных возчиков). Проект ГУ (ст. 2005) устанавливал, что общественный возчик не вправе отказаться от принятия груза к перевозке, если находящиеся в его свободном распоряжении перевозочные средства достаточны и приспособлены для перевозки данного груза. Он обязан отправлять грузы соответственно очереди их поступления, не оказывая предпочтения одному отправителю перед другим. Отступление от очереди допускалось, если оно обусловлено особым свойством груза, местом его назначения или другими причинами, делающими необходимым нарушение очереди. В случае нарушения указанных требований общественный возчик должен был возместить убытки, причиненные соответствующему грузоотправителю.

Комментируя указанные нормы, Редакционная комиссия отмечала, что общественный возчик может быть освобожден от обязанности принять предъявленный груз к перевозке лишь в случае, когда он не имеет к тому возможности, т.е. когда его перевозочные средства недостаточны или не приспособлены для перевозки данного груза. По тем же соображениям, по которым общественный возчик не имеет права отказывать по своему произволу в принятии груза к перевозке, он обязан соблюдать очередь в отправке груза, за исключением тех случаев, когда нарушение очереди вызывается необходимостью. "Подробное указание причин, по которым допускается отступление от очереди к отправке грузов, - подчеркивала Комиссия, - невозможно в Законе, который направлен лишь к тому, чтобы предупредить личное предпочтение одного грузоотправителя перед другим... Преимуществом относительно очереди отправки грузов может воспользоваться на одинаковых основаниях целый ряд лиц (например, отправляющих груз, подверженный скорой порче), но не отдельные лица".

Договор перевозки грузов рассматривался в дореволюционном российском законодательстве в качестве реального договора. Об этом свидетельствует, в частности, содержавшееся в Общем уставе российских железных дорог положение о том, что договор перевозки груза считается заключенным с момента принятия груза станцией отправления вместе с накладной к отправке. Принятие груза к отправке должно было удостоверяться наложением на накладной штемпеля станции отправления (ст. 61).

Учитывая реальный характер договора перевозки, за его рамками оставались обязанности грузоотправителя по упаковке груза и оформлению накладной, хотя для заключения договора перевозки исполнение данных обязанностей отправителем груза имело принципиальное значение. Общий устав (ст. 63) предусматривал, что попечение об упаковке груза (для предохранения его от утраты или порчи в пути), в тех случаях, когда оно того требует по своему свойству или вследствие избранных отправителем перевозочных средств, лежит на обязанности отправителя. Если груз предъявлялся к отправке без соблюдения надлежащих мер предосторожности относительно упаковки, то железная дорога имела право отказать в приеме груза либо потребовать, чтобы указание на отсутствие упаковки или ее недостаточность было внесено в накладную. Степень удовлетворительности упаковки груза определялась начальником станции или уполномоченным агентом железной дороги. В случае признания упаковки груза неудовлетворительной и отказа грузоотправителя исправить ее, составлялся соответствующий протокол с участием двух свидетелей. Неудовлетворительность упаковки, удостоверенная протоколом, а при отсутствии такового - при наличии доказательств невозможности выявления недостатков упаковки при ее наружном осмотре, служила основанием освобождения железной дороги от ответственности за проистекающие из данного обстоятельства последствия. И напротив, на грузоотправителя возлагалась обязанность возместить железной дороге убытки, причиненные перевозкой груза в ненадлежащей упаковке (ст. 65 Общего устава).

Аналогичным образом регулировались обязанности грузоотправителя по обеспечению надлежащей упаковки груза, предъявленного к перевозке, применительно ко всем видам перевозок в проекте Гражданского Уложения (ст. 2006), согласно которому отправитель обязан сдать перевозчику груз в надлежащей упаковке, если таковая требуется по свойству груза; неудовлетворительность упаковки освобождает перевозчика от ответственности за происшедшие от этого последствия и возлагает на отправителя обязанность возместить перевозчику причиненные таким упущением убытки; перевозчик, принявший груз без оговорки, лишается права ссылаться на неудовлетворительность упаковки, за исключением тех случаев, когда недостатки упаковки не могли быть замечены по наружному виду во время приема груза к перевозке.

Вместе с тем комментарий Редакционной комиссии к данным положениям проекта ГУ выходил за рамки соответствующих норм и, видимо, имел своей целью предопределить практику их применения. Так, по мнению Комиссии, "возлагать заботу об упаковке груза и ответственность за неудовлетворительность упаковки исключительно на грузоотправителя было бы не всегда справедливо. Грузоотправитель не может знать всех опасностей, сопряженных с перевозкой груза, между тем как перевозчик может и должен быть знаком с устройством перевозочных средств, состоянием путей, способом нагрузки и выгрузки и другими условиями перевозки, могущими оказать вредное действие на груз. Если перевозчик, зная, что сдаваемый ему для перевозки груз вследствие неудовлетворительной упаковки может подвергнуться гибели или повреждению, примет таковой груз единственно с целью воспользоваться провозной платой, то очевидно, что перевозчик должен быть признан недобросовестным и более виновным, чем отправитель. А так как забота о самой упаковке лежит на грузоотправителе (ст. 2006, ч. 1), то перевозчик обязан лишь указать отправителю на неудовлетворительность упаковки... а при нежелании последнего исправить таковую, может оградить себя от ответственности принятием груза с оговоркой о недостатках упаковки... Само собой разумеется, что такая оговорка... для получения доказательственной силы в пользу перевозчика, должна заключать в себе заявление или признание самого грузоотправителя о состоянии упаковки..." <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 577.

 

Кроме того, Редакционная комиссия отмечала, что неудовлетворительность упаковки груза освобождает перевозчика от ответственности за несохранность груза при перевозке лишь в том случае, когда недостатки упаковки не могли быть замечены во время приема груза к перевозке. Однако в случае последующего обнаружения перевозчиком недостатков упаковки, которые не были заметны при приеме груза, а также при повреждении упаковки в пути перевозчик обязан исправить ее за счет грузоотправителя и не может, если он не произвел необходимых исправлений по своей вине, ссылаться в свое оправдание на то, что указанные недостатки упаковки не были заметны при приеме груза к перевозке. "Обязанность перевозчика исправлять упаковку груза во время перевозки вытекает из общего начала обязательственного права, по которому договоры должны быть исполняемы по доброй совести" <*>.

--------------------------------

<*> Там же.

 

Что касается формы заключения договора перевозки, то на российских железных дорогах действовала система двух документов: накладной и дубликата накладной. Накладная составлялась самим грузоотправителем или по его указанию станцией отправления. Печатные бланки накладных выдавались железной дорогой всем желающим за определенную плату (ст. 56 Общего устава). Значение накладной состояло в том, что она не только удостоверяла заключение договора перевозки груза, но и сопровождала перевозимый груз на всем пути его следования. Железная дорога имела право потребовать от грузоотправителя составления отдельных накладных на скоропортящиеся грузы, а также на иные грузы, которые по своим свойствам не могли быть помещены вместе с другими предметами. Если партия груза превышала вместимость одного вагона, отдельные накладные составлялись на каждый вагон. Кроме того, не допускалась отправка по одной накладной: предметов, дозволенных к перевозке лишь с соблюдением особых условий, и предметов, дозволенных безусловно к перевозке; предметов, подлежащих таможенным, акцизным и полицейским обрядностям, и предметов, этим обрядностям не подлежащих; грузов, отправляемых на имя известного лица, и грузов, отправляемых на предъявителя (ст. 58 Общего устава).

Поскольку обязанность оформления накладной возлагалась на отправителя, то он нес и все отрицательные последствия неправильности, неточности или неполноты сведений, содержащихся в накладной (ст. 59 Общего устава).

Особый интерес вызывает другой документ, удостоверявший принятие груза к перевозке, который выдавался грузоотправителю, - дубликат накладной (второй экземпляр накладной). Г.Ф. Шершеневич отмечал: "Однако дубликат накладной, выдаваемый железной дорогой, не является только копией договора, заключенного между нею и отправителем. В руках отправителя дубликат является и распорядительной бумагой, именной по именным накладным и предъявительской по таким же накладным..." <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. С. 214.

 

Дело в том, что груз мог быть отправлен как на имя определенного лица, так и на предъявителя дубликата накладной (ст. 55 Общего устава). Но держатель дубликата накладной имел право не только на получение груза в пункте назначения, за ним признавалось право распоряжения грузом начиная с момента выдачи дубликата накладной. В частности, держатель дубликата накладной мог потребовать через станцию отправителя, чтобы груз: был выдан обратно на станции отправления; был выдан на промежуточной станции; был выдан не тому лицу, которое указано в накладной. Дорога не имела права отказаться от исполнения требований держателя дубликата накладной (ст. 78 Общего устава).

Таким образом, дубликат накладной по сути являлся ценной бумагой, удостоверяющей право ее держателя на распоряжение грузом, что делало возможным участие данного права в имущественном обороте путем использования дубликата накладной в качестве объекта различных сделок. В этом смысле дубликату накладной были присущи основные признаки складского свидетельства.

Однако не на всех видах транспорта использовалась система двух документов. К примеру, как отмечал Г.Ф. Шершеневич, "в речной перевозке у нас принята система одного документа, условия договора определяются квитанцией, выдаваемой отправителю пароходною конторою" <*>. При подготовке проекта Гражданского Уложения была предпринята попытка создать универсальную систему оформления перевозок грузов различными видами транспорта. Эта цель достигалась путем включения в проект ГУ нормы, согласно которой доказательством договора перевозки может служить накладная на груз, переданная отправителем перевозчику, а равно квитанция в приеме груза к перевозке, выданная перевозчиком отправителю (ст. 2008 проекта). При этом Редакционная комиссия исходила из того, что "обыкновенно и, в особенности, при заключении договора с общественными возчиками, стороны выдают друг другу документы, удостоверяющие их права и обязательства, т.е. составляют договор в двух образцах, один из которых (накладная) подписывается отправителем, а другой (квитанция) перевозчиком... Накладная и квитанция ни каждая в отдельности, ни совместно не составляют необходимой формы заключения договора перевозки, но имеют по ст. 2008 значение лишь письменного доказательства, подтверждающего существование и содержание договора перевозки" <**>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. С. 214.

<**> Гражданское Уложение: Проект... С. 580.

 

Рассматривая роль и значение квитанции, Комиссия подчеркивала, что "по существу и содержанию своему квитанция перевозчика заключает в себе обязательство сдать получателю принятый груз, т.е. тот самый груз, который был принят к перевозке. Из этого положения следует, что перевозчик обязан сдать груз в том количестве и в том виде, в каком он его получил, хотя бы груз при сдаче в большем количестве и лучшего качества, чем показано в квитанции, и что, наоборот, перевозчик не отвечает за недостачу груза и за отсутствие указанных в квитанции качеств его, если докажет, что груз был принят им действительно в том количестве и с теми же качествами, которые оказались при сдаче его получателю" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 581.

 

Вместе с тем проектом ГУ (ст. 2010) предусматривалась возможность выдачи перевозчиком отправителю по требованию последнего квитанции с указанием в ней получателя, которому должен быть сдан груз (именная квитанция) либо без указания получателя (квитанция на предъявителя). Такие квитанции должны были содержать все сведения о перевозке, указанные в накладной, и признавались не только удостоверением факта приема груза к перевозке, но и доказательством содержания самого договора перевозки.

В материалах Редакционной комиссии обращается внимание на то, что главное отличие именной квитанции от накладной состоит в том, что квитанция служит не только доказательством договорных отношений между отправителем и перевозчиком, но со времени перехода ее в руки получателя устанавливаются непосредственные обязательственные отношения между перевозчиком и получателем, что "лишает как перевозчика, так и отправителя права отменять или видоизменять договор перевозки, хотя бы груз находился еще в пути, и право получателя требовать сдачи его... еще не возникло" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 588.

 

Таким образом, именная квитанция выполняла роль единственного письменного доказательства принадлежащего соответственно отправителю или получателю (в зависимости от того, кто из них являлся держателем квитанции) права распоряжения самим грузом. Более того, Редакционная комиссия полагала, что владение квитанцией равносильно владению грузом и что передача или вручение квитанции другому лицу, подобно передаче морского коносамента, равносильны передаче самого груза. "На этом основании, - подчеркивала Комиссия, - передача проданного движимого имущества может быть совершена вручением покупщику так называемых распорядительных документов, к которым относятся, между прочим, грузовые квитанции или дубликаты накладных, коносаменты, складочные свидетельства и т.п... Из вышеизложенного видно, что именная квитанция, предоставляя ее держателю (отправителю или получателю) не только право требования к перевозчику о сдаче груза, но и право распоряжения самим грузом, находящимся во владении другого лица, перевозчика, может устанавливать вещные отношения между последующими держателями квитанции, как-то: право собственности, заклад, давностное владение и т.п., смотря по правооснованию передачи квитанции" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 589.

 

Необходимость квитанций на предъявителя Редакционная комиссия объясняла следующим образом: "При дальности наших расстояний, при наших климатических условиях, часто замедляющих перевозку, при залежах грузов на наших железных дорогах, без бумаги, которая могла бы служить предметом оборота вместо самого груза, во время нахождения его в руках перевозчиков... обойтись нельзя. К тому же недопущение квитанции на предъявителя противоречило бы и господствовавшей по сие время практике, которая признает, что неограниченное обращение предъявительских квитанций на груз представляется желательным в интересах торгового оборота" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 591.

 

Содержание договора

 

Учитывая реальный характер договора перевозки грузов, т.е. договор считался заключенным с момента принятия перевозчиком от отправителя груза, что удостоверялось накладной и квитанцией, содержание обязательства, возникающего из такого договора, сводилось в основном к обязанностям перевозчика по своевременной доставке груза в пункт назначения, обеспечению его сохранности и выдаче (сдаче) груза получателю либо иному уполномоченному лицу.

Сроки доставки грузов определялись съездами представителей железных дорог и утверждались советом по железнодорожным делам при Министерстве путей сообщения. В таком же порядке составлялись и утверждались правила об исчислении, изменении и перерыве сроков доставки грузов. Срок доставки груза исчислялся с полуночи, следующей за днем наложения штемпеля на накладной, а для грузов, принятых с ожиданием на складе, - с полуночи, следующей за днем наступления очереди отправки груза (ст. 53 Общего устава). Грузы большой скорости, отправляясь через сутки после наложения на накладную штемпеля станции железной дороги, должны были проходить по 300 верст в первые двое суток и по 400 - в дальнейшем; грузы малой скорости - по 150 верст в сутки при повагонной отправке и 120 - при попудной отгрузке. В случаях, определенных правилами перевозок грузов, допускался перерыв сроков доставки грузов: 1) вследствие остановки движения, происшедшей от несчастного случая с поездом, повреждения пути от снежного заноса, от атмосферных явлений, чрезвычайного накопления по линии нагруженных вагонов; 2) на время исполнения таможенных или полицейских правил; 3) в силу особых условий движения, установленных распоряжением Министерства путей сообщения. О каждом перерыве сроков доставки грузов железная дорога вывешивала объявление у кассы, уведомляла другие дороги, связанные с ней прямым сообщением. Сведения о всех случаях перерыва сроков доставки публиковались Министерством путей сообщения <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. С. 215.

 

За нарушение установленных сроков доставки грузов железная дорога несла ответственность в виде неустойки перед лицом, имеющим право распоряжения грузом (грузохозяином), в размере пяти процентов от суммы провозной платы за каждые просроченные сутки, но не более всей причитающейся перевозчику провозной платы (ст. 110 Общего устава).

Как видно, ответственность железных дорог за нарушение установленных сроков доставки грузов была предусмотрена Общим уставом российских железных дорог в форме исключительной неустойки. Однако при подготовке проекта Гражданского уложения Редакционная комиссия сочла необходимым ужесточить ответственность перевозчика за нарушение сроков доставки грузов. Проект ГУ (ст. 2027) устанавливал, что перевозчик, доставивший груз после срока, должен возместить убытки, если не докажет, что он не мог устранить просрочку, несмотря на принятие им всех мер, которые лежат на обязанности исправного перевозчика. Причем комиссия разъясняла, что "слово "убытки" за отсутствием в ст. 227 каких-либо ограничений должно быть понимаемо в обширном смысле... Поэтому к убыткам, подлежащим удовлетворению в случае допущения перевозчиком просрочки, относятся убытки, понесенные получателем вследствие понижения цены товара, порчи груза и т.п. Если груз подвергся повреждению или частичной гибели именно вследствие промедления в его доставке, то перевозчик может подлежать различной ответственности за убытки, смотря по тому, доказал ли он случайность просрочки или нет; в первом случае перевозчик, освобождаясь от ответственности за просрочку, обязан тем не менее вознаградить получателя за частичную гибель или повреждение груза... по биржевой или торговой цене; во втором же случае, т.е. когда перевозчик ответственен за просрочку, он обязан вознаградить получателя на основании ст. 2027 за все убытки, понесенные им от повреждения или частичной гибели груза" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 615.

 

С момента приема груза к перевозке на перевозчике лежала обязанность обеспечить сохранность груза. Действовавшее в ту пору законодательство устанавливало ответственность перевозчика за нарушение этой обязанности, выразившееся в утрате или повреждении груза. Под утратой груза понималась невозможность выдачи груза получателю; признавалось, что утрата бывает полной или частичной. Повреждением считалось такое изменение груза, при котором он перестает соответствовать своему назначению <*>.

--------------------------------

<*> См., напр.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. С. 217.

 

Общий устав российских железных дорог (ст. 102) предусматривал, что железная дорога отвечает за утрату и повреждение груза, последовавшие в течение времени от заключения договора (т.е. с момента приема груза) до выдачи груза получателю или иному управомоченному лицу, если она не докажет, что утрата или повреждение груза произошли: 1) по вине лица, имеющего право распоряжения грузом, или вследствие исполнения дорогой требований этого лица; 2) по причине отсутствия или недостаточности упаковки груза, при условии, что данные обстоятельства были подтверждены протоколом либо недостатки упаковки нельзя было обнаружить при внешнем осмотре; 3) от свойств самого груза (внутренней порчи, усушки и т.п.); 4) от непреодолимой силы. Груз считался утраченным, если станция назначения не выдавала его получателю в течение 30 дней со дня его востребования.

Анализируя ответственность железных дорог за несохранность перевозимых грузов, Г.Ф. Шершеневич отмечал ее значительные особенности по сравнению с общегражданской ответственностью. Он, в частности, указывал: "Железная дорога отвечает не в силу доказанной ее виновности, а в силу недоказанности с ее стороны обстоятельств, ее оправдывающих. Железная дорога не может освободиться от ответственности тем только, что сошлется на отсутствие с ее стороны вины; не освобождает ее и то, если она докажет, что вела себя как "исправный возчик"... Тяжесть доказательств распределяется следующим образом. Доказывание факта утраты или повреждения лежит на грузохозяине, доказывание фактов, устраняющих ответственность за них, лежит на железной дороге. Если железная дорога не докажет факта, по закону ее оправдывающего, то она ответит и за случайность" <*>.

--------------------------------

<*> См., напр.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. С. 217.

 

Вместе с тем Общий устав российских железных дорог (ст. 104) включал в себя перечень случаев несохранности перевозимых грузов, за которую железная дорога не несла ответственности. К числу таких случаев относились: 1) повреждение груза, который согласно установленным условиям перевозки или по особому соглашению с отправителем перевозился в открытых вагонах, когда повреждение груза произошло от опасности, зависящей от указанного способа перевозки; 2) повреждение груза, который согласно сделанному в накладной заявлению отправителя был сдан к перевозке без упаковки или в неудовлетворительной упаковке, когда повреждение груза имело место вследствие отсутствия упаковки или ее недоброкачественности; 3) повреждение груза, погрузка или выгрузка которого осуществлялась силами отправителя или получателя, если причиненный ущерб находился в зависимости от самого производства погрузки или выгрузки; 4) повреждение таких грузов, которые по своим свойствам подвержены утрате или повреждению (ржавчина, внутренняя порча, утечка, усушка и т.п.), если ущерб имел место по указанным причинам; 5) причинение вреда животному миру, когда этот вред явился последствием свойств железнодорожной перевозки; 6) повреждение грузов, перевозимых в сопровождении провожатых, когда ущерб был вызван обстоятельствами, устранение которых лежало на обязанности провожатых. Однако и в данных случаях железная дорога не освобождалась от ответственности, если лицо, имеющее право распоряжения грузом, опровергло ссылку дороги на то, что повреждение груза имело место в силу одной из названных причин.

Размер вознаграждения за утрату или повреждение груза исчислялся по торговой (биржевой или рыночной) цене, а при отсутствии таковой - по обыкновенной стоимости, которую однородные грузы того же качества имели в то время и в том месте, когда и где должна была произойти выдача груза (ст. 107 Общего устава).

Необходимым условием удовлетворения требований получателя, связанных с несохранностью груза, являлось соблюдение получателем установленного порядка удовлетворения факта утраты (частичной) или повреждения груза. Если получатель принимал груз, не потребовав от дороги проверки его наличия или сохранности, то с приемом груза погашались всякие претензии к железной дороге, за исключением только тех требований, которые были удовлетворены надлежащими протоколами. Такие протоколы составлялись агентами железной дороги в присутствии жандармов железнодорожной полиции и двух свидетелей, а при наличии возможности - и лица, имеющего право распоряжения грузом (ст. 88, 102 Общего устава).

При подготовке проекта Гражданского уложения предполагалось несколько скорректировать правовое регулирование ответственности перевозчиков за несохранность перевозимых грузов. Проект ГУ включал в себя общую норму (ст. 2028), согласно которой перевозчик отвечает за гибель или повреждение груза со времени приема его к перевозке до сдачи получателю, если не докажет, что гибель или повреждение груза произошли от непреодолимой силы, от свойства самого груза, от незаметных по наружному виду недостатков упаковки или же по вине отправителя.

В комментарии Редакционной комиссии к данной норме отмечалось: "Существенное различие между правилами ст. 102 Общего устава российских железных дорог и общими началами обязательственного права состоит в том, что железная дорога при наличии причинной связи между утратой или повреждением груза и каким-либо упущением своих служащих или рабочих не вправе доказывать, например, что груз погиб или повредился вследствие внезапной болезни или смерти железнодорожного рабочего (причинение вреда без вины), но может освободиться от ответственности лишь тогда, когда докажет, что предполагаемая законом или кажущаяся причинная связь между железной дорогой и утратой или повреждением груза вовсе не существует, а именно что действительной причиной происшедшего вреда является сам отправитель или его груз или непреодолимая сила" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 617.

 

Необходимость такой усиленной ответственности перевозчика за несохранность перевозимых грузов Комиссия объясняла тем, что "груз во время нахождения его в пути состоит в полной власти перевозчика, а сам отправитель, в отличие от верителей по другим договорам, не имеет никакой возможности наблюдать за целостью груза, находящегося не только в дальнем расстоянии от отправителя, но иногда и на неизвестном ему пути. Даже в тех исключительных случаях, когда груз перевозится в сопровождении лица, уполномоченного отправителем... провожатый не имеет никакого влияния на самую перевозку, но может ограждать груз только от некоторых опасностей" <*>.

--------------------------------

<*> Там же.

 

Для составителей проекта ГУ было очевидным, что лицо, требующее вознаграждения за гибель или повреждение груза, во всех случаях имеет право, несмотря на наличие одного из приведенных в ст. 2028 проекта обстоятельств, освобождающих перевозчика от ответственности, доказывать, что несохранность груза имела место все-таки по вине перевозчика, например что непреодолимая сила (взрыв корабля, крушение судна, попавшего в бурю, и т.п.) не предупреждена перевозчиком с умыслом или по неосторожности, что внутренняя порча груза или естественная убыль в его весе в конкретном случае не произошла бы, если бы перевозчик принял необходимые и доступные для него меры предосторожности, что груз, подвергшийся порче вследствие незаметных при его приеме недостатков упаковки, остался бы в целости и не подвергся порче, если бы перевозчик после обнаружения неудовлетворительности упаковки исправил ее, что наряду с виной отправителя существует и вина перевозчика, например в случае необращения им внимания отправителя на явную неудовлетворительность упаковки.

В результате Редакционная комиссия приходит к выводу, что из содержания ст. 2028 проекта вытекает, что "перевозчик, если он является прямой или косвенной причиной гибели или повреждения груза, не может в свое оправдание ссылаться на одно отсутствие своей вины (умысла или неосторожности), т.е. доказывать, что событие, причинившее вред, не могло быть предусмотрено и предупреждено при надлежащей осмотрительности; от отвечает, следовательно, даже за случайную гибель или повреждение груза в отличие от общих правил об ответственности должников за неисполнение обязательств" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 619.

 

Такое, казалось бы, бесспорное основание освобождения перевозчика от ответственности за несохранность груза, как недостача в результате его естественной убыли, также было подвергнуто особому регулированию. На этот счет в проекте ГУ (ст. 2029) имелось несколько правил. Во-первых, в отношении грузов, которые по своим естественным свойствам подвержены во время перевозки убыли в весе или в мере, сторонам предоставлялось право заранее определить процентный размер убыли, не подлежащей вознаграждению со стороны перевозчика. Во-вторых, допускаемый по соглашению сторон или в силу обычая делового оборота размер естественной убыли должен был определяться не в отношении всей партии груза, перевозимой по одной накладной, а применительно к каждому отдельному месту груза. В-третьих, перевозчик не освобождался от ответственности за убыль в весе или мере груза, если получатель докажет, что убыль последовала не от естественных свойств груза или что она при данных обстоятельствах не могла достигнуть размера, определенного сторонами или допущенного в силу обычая. В-четвертых, вознаграждение за полную гибель груза должно было определяться по тому весу или по той мере, которые груз имел при отправке, без принятия в соображение возможной естественной убыли.

В комментарии Редакционной комиссии к указанной статье подчеркивалось, что данные правила не подлежат применению к так называемой внутренней порче груза вследствие поломки, гниения, подмочки и т.п. или к такой убыли груза, которая происходит не от естественных свойств самого груза, а от других причин (похищение, неосторожное обращение с грузом и т.п.).

По мнению Комиссии, первое правило (о возможности сторон определять размер естественной убыли своим соглашением) устанавливало "предположение, что при определении в договоре перевозки размера возможной убыли в весе или мере груза происшедшая убыль действительно последовала в пределах этого размера от естественных свойств груза, устраняющих ответственность перевозчика согласно ст. 2028 (ч. 1)... Устанавливаемое в ст. 2029 (ч. 1) предположение закона, хотя и не выражено прямо, вытекает, однако, положительно из этой же статьи (ч. 3), в которой предусматривается возможность опровергать означенное предположение, т.е. доказывать, что убыль последовала не от свойства груза (а, например, по вине перевозчика или его служащих) или что она при данных обстоятельствах не могла достигнуть размера, определенного сторонами... или допускаемого обычаем..." <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 622.

 

Необходимость применения определенных договором или предусмотренных обычаем норм естественной убыли не ко всей партии перевозимого груза, а к каждому отдельному месту груза, объяснялась следующим образом: "Если груз, отправляемый по одной накладной или квитанции, состоит из нескольких мест (ящиков, бочек, кулей и т.п.), то убыль в весе или мере может в некоторых из мест превышать условленный или обычный размер, а в остальных не достигать этого размера, так что перевозчик мог бы зачесть чрезмерную убыль в счет нормальной убыли, допускаемой на весь груз, и освободиться таким образом от ответственности, хотя бы убыль в весе или мере некоторых мест доходила, например, до 50%. Такой способ определения естественной убыли в весе или мере груза может вызвать злоупотребления и повлечь за собой безответственность перевозчика даже при вине его" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 622 - 623.

 

Регламентировались проектом ГУ и такие основания освобождения перевозчика от ответственности за несохранность грузов, как неудовлетворительность их упаковки или погрузки силами грузоотправителя. На этот счет в проекте имелась норма, в соответствии с которой если гибель или повреждение груза могли произойти вследствие признанной отправителем при сдаче груза неудовлетворительности упаковки или вследствие указанного им способа нагрузки или перевозки груза, то предполагается, что гибель или повреждение действительно произошли от этих причин, пока лицо, требующее вознаграждения, не докажет противного (ст. 2030).

Редакционная комиссия отмечала, что данная статья преследует цель установить исключение из общего правила об ответственности перевозчика за несохранность груза в том смысле, что при наличии определенных обстоятельств, вызывающих предположение собственной вины отправителя, перевозчик не обязан доказывать, что несохранность груза имела место действительно в силу указанных обстоятельств. Такое исключение из общего правила, по мнению Комиссии, является необходимым главным образом для железных дорог и других общественных возчиков, так как они не вправе заключать с грузоотправителями какие-либо соглашения об устранении или ограничении своей законной ответственности на случай гибели или повреждения груза и при этом не имеют права отказаться от принятия груза к перевозке.

В материалах Редакционной комиссии применительно к данной статье специально подчеркивалось, что неудовлетворительная упаковка груза "только тогда может предполагаться причиной повреждения груза, если отсутствие или неудовлетворительность ее были признаны отправителем при самой сдаче груза к перевозке, например, посредством оговорки, сделанной перевозчиком с согласия отправителя в накладной или выданной последнему квитанции... Если же перевозчик ссылается на незаметные наружному виду недостатки упаковки, то он обязан доказать, что гибель или повреждение груза произошли от этих недостатков" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 625.

 

В отношении размера вознаграждения за несохранность перевозимых грузов, подлежащего уплате перевозчиком, проект ГУ предусматривал, что указанное вознаграждение определяется по рыночной или биржевой цене, а при ее отсутствии - по обыкновенной стоимости, которую однородные предметы того же качества имели в то время и в том месте, когда и где должна была произойти сдача груза получателю. Провозная плата и все издержки по перевозке, которые должен был уплатить получатель, если бы груз прибыл по назначению в целости, подлежали исключению из суммы вознаграждения. Сторонам предоставлялось право заранее определить сумму вознаграждения на случай гибели или повреждения груза. Однако если будет доказано, что несохранность груза имела место по вине перевозчика, то размер вознаграждения должен был определяться по общим правилам о вознаграждении за убытки, происшедшие от неисполнения обязательств (ст. 2031).

В материалах Редакционной комиссии разъясняется, что под выражением "рыночная или биржевая цена" понимается средняя цена, существующая в данном месте и в данное время на предметы того же рода и качества, какие имел погибший или поврежденный груз. Если же биржевой или рыночной цены на данную вещь не существует (произведение искусства, подержанная мебель и т.п.), то цена груза должна определяться по "биржевой стоимости" подобных вещей, т.е. по той пользе, которую данная вещь может иметь для каждого. Выражения "рыночная или биржевая цена" и "обыкновенная стоимость" указывали также на то, что получатель не имел права на возмещение ни ожидаемой прибыли, ни той ценности, которую вещь имела лично для него по своей особой пользе или по своему особому назначению.

"Определение вознаграждения за повреждение груза, - указывала Комиссия, - производится по ст. 2031 (ч. 1) лишь по стоимости, т.е. за уменьшение стоимости груза, а не по другим основаниям. Поэтому получатель не только не имеет права требовать от перевозчика исправления поврежденного груза... но не вправе требовать и вознаграждения в размере, необходимом для исправления поврежденной вещи, между тем как это допускается, например, по правилам о вознаграждении за вред, причиненный недозволенными действиями, и по правилам о договоре страхования" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 627.

 

Далее Комиссия подчеркивала, что в рыночной или биржевой цене либо обыкновенной цене груза, определяемой по месту его назначения, заключаются и все издержки, которые были необходимы для доставки груза. Поэтому издержки (например, провозная плата, таможенные сборы и т.п.), уплаченные отправителем вперед, входят в состав вознаграждения, определяемого по цене груза. Если же указанные платежи причитаются перевозчику от получателя, то они подлежат вычету из суммы вознаграждения за несохранность перевозимого груза, подлежащей уплате перевозчиком, так как в противном случае получатель мог бы воспользоваться, вследствие сделанного им сбережения в расходах, таким вознаграждением в качестве неосновательного обогащения.

Право сторон договора перевозки определить заранее своим соглашением размер причитающегося вознаграждения на случай несохранности перевозимого груза рассматривалось Редакционной комиссией как исключение из общего правила, не распространявшееся на общественных возчиков, которым было запрещено изменять установленную ответственность за нарушение договора перевозки на основании соглашения с грузоотправителем. Для остальных случаев соглашение о сумме вознаграждения, которая могла быть выше или ниже торговой или обыкновенной цены и даже включать в себя косвенные убытки грузоотправителя, имело то значение, что отправитель (получатель), требующий вознаграждения, освобождался от обязанности доказывать стоимость погибшего или поврежденного груза и вообще размер понесенных убытков. "Но это значение может быть придаваемо соглашению о размере вознаграждения лишь тогда, если из договора сторон положительно вытекает такое намерение их" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 627.

 

Обращалось внимание также на то, что соглашение сторон договора перевозки об определении размера вознаграждения на случай несохранности перевозимого груза необходимо отличать от объявления стоимости груза отправителем с согласия перевозчика. В последнем случае получатель (отправитель), предъявляющий соответствующее требование к перевозчику, не освобождался от обязанности доказать размер понесенных им убытков.

Наибольший интерес для современного исследователя представляет, конечно же, положение о том, что при наличии вины перевозчика в несохранности груза он обязывался возместить убытки без учета специальных норм об ограничении ответственности перевозчика по общим правилам о возмещении убытков, причиненных неисполнением гражданско-правовых обязательств.

Редакционная комиссия объясняла необходимость данного законоположения следующим образом: "Предоставляемая перевозчику льгота в отношении размера убытков, подлежащих возмещению за погибший или поврежденный груз (ст. 2031, ч. 1), объясняется строгостью условий, при которых возникает самая ответственность перевозчика за целость груза (ст. 2028, ч. 1), а также желанием упростить и ускорить расчеты по вознаграждению в обоюдном интересе перевозчика и получателя. Но если последний требует вознаграждения не на основании ст. 2028 (ч. 1), т.е. не на основании предполагаемой вины или даже при доказанном отсутствии вины перевозчика, но в состоянии доказать его вину, то потерпевший получатель не может быть лишен права на получение вознаграждения за все понесенные им убытки согласно общим началам о размере вознаграждения за неисполнение обязательств (ст. 2031, ч. 4 проекта), а именно не только за стоимость груза по особой для него, получателя, цене, но и за другие убытки" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 628.

 

На наш взгляд, такой подход был основан на чисто формально-юридической стороне дела (виновен перевозчик или нет) и совершенно не учитывал особого экономического положения перевозчиков или хотя бы тех из них, которые осуществляли свою деятельность на основе правительственных концессий (общественных возчиков). Ведь занимая монопольное положение, указанные перевозчики обслуживали многочисленных грузоотправителей и грузополучателей. Наделение последних неограниченным правом требовать возмещения убытков, в том числе и в форме неполученных доходов, например по сделкам, не исполненным в связи с несохранностью грузов, могло разорить соответствующих перевозчиков.

Следующая основная обязанность перевозчика, присущая всякому договору перевозки грузов, - сдача доставленного груза получателю или иному управомоченному лицу.

Общий устав российских железных дорог (ст. 86) предусматривал, что железная дорога обязана выдавать грузы на станции назначения в определенное для действий станции время немедленно после уплаты всех платежей и сборов, причитающихся по данной перевозке как железным дорогам, так и другим предприятиям и учреждениям. Груз, который перевозился по именной накладной, выдавался получателю, указанному в накладной; груз, перевозимый по накладной на предъявителя, подлежал выдаче держателю дубликата накладной.

О грузах, прибывших на станцию назначения, вывешивались объявления или составлялись алфавитные справочные реестры. Станция была обязана направлять получателям извещения (уведомления, повестки) о прибытии грузов не позднее двенадцати часов дня, следующего после прибытия груза. В таких извещениях указывалась также сумма причитающихся железной дороге платежей. В случае неисполнения железной дорогой обязанности по уведомлению получателя о прибывшем в его адрес грузе дорога лишалась возможности получить плату за хранение груза на станции назначения.

Если железнодорожные вагоны подавались под выгрузку средствами грузополучателя, последнему предоставлялось 12 часов на выгрузку груза. В случае просрочки выгрузки груза с получателя взималась плата за простой вагонов. При чрезмерном накоплении грузов и медленной их приемке получателями сроки бесплатного хранения и простоя вагонов могли быть сокращены начальником станции с разрешения Министерства путей сообщения. Течение сроков хранения грузов приостанавливалось в те дни, когда станция не производила выдачи грузов.

Выдача грузов сопровождалась обменом перевозочных документов, имевшихся у железной дороги и получателя. У получателя отбирался дубликат накладной, а взамен ему выдавался подлинник накладной на соответствующую отправку груза, в котором станцией производились отметки о выдаче груза и о взысканных с получателя платежах.

Получатель имел право потребовать от железной дороги взвесить выдаваемый товар. Причем расходы от операции по взвешиванию груза распределялись в зависимости от того, выявлялась ли недостача выдаваемого груза. При обнаружении недостачи веса груза все издержки на взвешивание несла железная дорога, в остальных случаях все расходы возлагались на получателя.

При обнаружении во время пути следования или на станции назначения утраты или повреждения груза железной дороге вменялось в обязанность немедленно приступить к проверке груза и определению размера ущерба. Проверка производилась в присутствии чинов жандармерии железнодорожной полиции и двух свидетелей, а в случае необходимости - эксперта. При возможности к проверке груза привлекался также получатель, а в пути следования - лицо, имеющее право распоряжения грузом. Результаты проверки фиксировались в протоколе, копия которого выдавалась получателю или иному лицу, имеющему право распоряжения грузом по требованию последних.

Грузы, не принятые получателями в течение 30 дней со дня их прибытия на станцию назначения, считались невостребованными. В отношении таких грузов вводился специальный порядок их выдачи. Станция железной дороги была обязана опубликовать сведения о невостребованном грузе в губернских или местных ведомостях, а также уведомить об этом грузоотправителя. Отправитель невостребованного груза, который перевозился по именной накладной, был вправе распорядиться грузом при условии представления дубликата накладной. Если же невостребованный груз был доставлен на станцию назначения на основе накладной на предъявителя, его отправитель мог распорядиться грузом и без представления дубликата накладной.

В случаях, когда в течение четырех месяцев со дня прибытия груза на станцию назначения получатель не обращался за выдачей груза, а отправитель не распоряжался невостребованным грузом, указанный груз подлежал продаже с открытых торгов. Из вырученных денег удерживались платежи, причитающиеся железной дороге, а остальная сумма вносилась на депозит в государственном кредитном учреждении и по истечении года обращалась в пользу железной дороги.

Порядок выдачи (сдачи) грузов перевозчиком, уже применительно к любому договору перевозки, должен был регулироваться совокупностью норм, включенных в проект Гражданского уложения. Согласно проекту (ст. 2014) по прибытии в место назначения груза, не подлежащего доставке на дом, перевозчик обязан немедленно известить об этом получателя, если адрес последнего был указан отправителем или вообще известен перевозчику. В соответствии с другой нормой при невозможности разыскать получателя, при отказе последнего от получения груза, а также при наличии спора о состоянии груза, о размере причитающегося перевозчику платежа и т.п. на перевозчика возлагалась обязанность немедленно известить об этом отправителя. В этих случаях перевозчик, отправитель, получатель или иные заинтересованные лица наделялись правом требовать освидетельствования груза специалистами (сведущими людьми) в порядке обеспечения доказательств. В случае непринятия груза в условленный, обычный или соответствующий обязательствам срок перевозчик имел право требовать особого вознаграждения за хранение груза или мог отдать его за счет и страх отправителя на хранение на общественный склад или благонадежному лицу (ст. 2015).

Если в течение срока, необходимого для ответа на извещение перевозчика о невостребованности груза, ни отправитель, ни получатель не распорядятся грузом, перевозчик был вправе для получения провозной платы и других причитающихся ему платежей продать непринятый груз или его часть по рыночной или биржевой цене, а при ее отсутствии - просить суд о продаже груза с публичных торгов. Из вырученных от продажи денег перевозчик мог получить провозную плату и другие причитающиеся ему платежи, а остаток подлежал зачислению на депозит суда для выдачи по принадлежности (ст. 2016 проекта ГУ).

Комментируя указанные положения, Редакционная комиссия отмечала, что доставкой груза в место назначения договор перевозки не может считаться окончательно исполненным, так как для этого требуется еще сдача груза получателю. Однако перевозчик может встретить различные препятствия, лишающие его возможности сдать груз получателю. При наступлении подобных препятствий в исполнении договора перевозчик не обязан и не вправе доставить груз обратно в место отправления, так как для этого необходимо заключение нового договора перевозки. Интересы перевозчика достаточно обеспечены принадлежащим ему по закону закладным правом на груз, которое может быть осуществлено посредством продажи груза и удержания из вырученной суммы провозной платы и иных причитающихся перевозчику платежей. Несомненно, что такие меры со стороны перевозчика могут оказаться весьма невыгодными для отправителя, который вследствие непринятия груза получателем остается единственным ответственным лицом по договору перевозки и потому имеет интерес своевременно получить сведения о препятствиях, возникших при сдаче груза. В связи с этим на перевозчика должна быть возложена обязанность по немедленному извещению отправителя о подобных препятствиях. Отправитель же, получив такое извещение, приобретает возможность устранить соответствующее препятствие, например путем указания точного адреса получателя, может предупредить продажу груза внесением причитающихся перевозчику платежей, принять меры к освидетельствованию груза. Кроме того, отправитель может сам принять груз, назначить другого получателя и вообще распорядиться грузом по своему усмотрению.

После доставки груза в место назначения перевозчик обязан был, согласно проекту ГУ, хранить груз до сдачи его получателю, но лишь в течение известного времени, определяемого договором, обычаем или законодательством. "По истечении срока для принятия груза это обязательство перевозчика хранить груз прекращается и превращается, в силу закона, в обыкновенное обязательство поклажи, если просрочка произошла по вине получателя или хотя бы без его вины, но также и без вины перевозчика" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 599.

 

В случае непринятия груза получателем перевозчик мог не только освободиться от обязанности дальнейшего хранения груза сдачей его на хранение постороннему лицу, но и получить причитающиеся в его пользу по договору перевозки платежи наиболее простым способом - путем продажи груза.

Обязанностям перевозчика по сдаче груза в проекте ГУ противопоставлялись соответствующие права получателя. Согласно проекту по прибытии груза в место назначения получатель имеет право от своего имени требовать сдачи груза и вообще осуществлять все права, вытекающие из договора перевозки (ст. 2017).

Данная статья проекта ГУ имеет принципиальное значение для правильного понимания взглядов дореволюционных российских цивилистов на конструкцию договора перевозки груза в целом и на правовое положение получателя груза в особенности. Тем более что и в советский период, и в наши дни эти вопросы остаются дискуссионными.

Итак, в материалах Редакционной комиссии отмечалось, что по договору перевозки перевозчик обязуется сдать груз в месте назначения третьему лицу (получателю), в заключении договора не участвовавшему. Таким образом, правило, содержавшееся в ст. 2017 проекта ГУ, вытекает уже из понятия договора перевозки и обыкновенного намерения участвующих в договоре лиц. Однако необходимо более точное определение времени, с которого возникает право получателя, потому что договор перевозки, имея сходство с договорами в пользу третьих лиц, устанавливает известные обязательственные отношения между перевозчиком и получателем еще до доставки груза в место назначения. Вместе с тем в тех случаях, когда перевозка осуществляется на основании письменного или устного договора или только накладной без выдачи квитанции, имеющей самостоятельное значение обязательства (в отличие от простой расписки в принятии груза к перевозке), возникает вопрос, с какого момента указанный отправителем в накладной или в договоре с перевозчиком получатель становится кредитором (верителем) перевозчика и приобретает права, вытекающие для него из договора перевозки. "Исходя из того соображения, что главным распорядителем груза должен быть признан отправитель, который заключил договор и от которого зависит само определение лица получателя, проект устанавливает в ст. 2017, что получатель приобретает право по договору перевозки только по прибытии груза в место назначения... Выражением, что получатель может "от своего имени" осуществлять права, вытекающие из договора перевозки, указывается на то, что получатель приобрел право непосредственно в силу договора перевозки и потому не нуждается в особом полномочии со стороны отправителя, но может осуществлять эти права самостоятельно (с внешней стороны), хотя бы он был комиссионером или приказчиком самого отправителя или другого лица, например покупщика груза" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 602.

 

Место получателя в договорных отношениях, связанных с перевозкой груза, определялось составителями проекта ГУ путем признания его самостоятельным кредитором (верителем) по отношению к перевозчику. "Получатель имеет право, - подчеркивала комиссия, - осуществить все права, вытекающие для него из договора перевозки, как-то: право на сдачу груза, на получение вознаграждения за просрочку в доставке груза, за гибель или повреждение груза и т.п.; но получатель, не являясь ни поверенным, ни преемником отправителя, не может предъявить к перевозчику требования по другим обязательствам, принятым последним лично по отношению к отправителю. Получатель является самостоятельным верителем и в том смысле, что перевозчик не может предъявлять против него возражения, которые он мог бы приводить лично против отправителя, хотя, с другой стороны, получатель может осуществлять установленные для него в договоре (например, накладной) права лишь настолько, насколько эти права не видоизменены отправителем по соглашению с перевозчиком или по одностороннему требованию до прибытия груза в место назначения, например, посредством возврата части груза отправителя или выдачи ее другому получателю..." <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 602.

 

Напомним, что применительно к договору перевозки груза, который оформлялся накладной и квитанцией, Редакционная комиссия пришла к выводу, что непосредственные обязательственные отношения между перевозчиком и указанным в квитанции получателем возникают с момента принятия получателем квитанции от отправителя. Следовательно, в такой ситуации получатель становится кредитором перевозчика не в момент доставки груза в место назначения, а при получении квитанции.

Однако нельзя не заметить, что объем прав требования такого кредитора-получателя по отношению к перевозчику гораздо шире, поскольку еще во время перевозки груза получатель как держатель квитанции получает все права по распоряжению этим грузом. Выходит, что правовое положение получателя как участника договорных отношений по перевозке груза зависело от того, как оформлялась перевозка груза.

Кроме того, если признать получателя самостоятельным кредитором по отношению к перевозчику, неясным и неопределенным становится правовое положение отправителя, который и является истинным и изначальным кредитором в договоре перевозки. Ведь он не выбывает из обязательства вплоть до его прекращения, поскольку в случае невостребованности груза получателем право распоряжения грузом принадлежит именно отправителю.

Представляется, что положение получателя в договоре перевозки груза в большей степени напоминает положение третьего лица, в пользу которого заключен договор, нежели кредитора по договору перевозки. В том же проекте Гражданского уложения имеются нормы о договоре, заключенном в пользу третьего лица (ст. 1589 - 1592), по которому исполнения обязательства могут требовать как сторона, возложившая обязательство на должника (т.е. кредитор), так и третье лицо. Причем если третье лицо изъявило должнику согласие воспользоваться предоставленным ему по договору правом, то договорившиеся стороны не могли изменить или отменить договор. Кредитор по такому договору мог воспользоваться своим правом, вытекающим из договора, если этому не препятствовало содержание договора или его существо.

Однако вернемся к обязанности перевозчика по сдаче груза получателю. В проекте ГУ имелась норма, наделяющая получателя правом требовать допуска его к осмотру груза, хотя бы его упаковка по наружному виду была в целости (ст. 2018). Редакционная комиссия разъясняла, что по требованию получателя он должен быть допущен к осмотру груза, т.е. к проверке его веса, меры, качества и т.п., даже в тех случаях, когда груз поступает в место назначения в удовлетворительной упаковке. Все издержки, связанные с такой проверкой, возлагались на получателя, за исключением тех случаев, когда при ее осуществлении обнаруживалась несохранность груза. "Право требовать вскрытия доставленных мест для осмотра груза, - подчеркивала комиссия, - необходимо предоставить получателю и потому, что он может быть покупателем и в этом качестве имеет право отказаться от принятия высланного товара, не соответствующего, например, обещанным качествам, хотя бы сам груз был доставлен в целости и в неповрежденном виде" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 608.

 

Соблюдение порядка приема груза от перевозчика, своевременное предъявление требований о проверке его количества и состояния, а также о составлении документов (протоколов), фиксирующих несохранность груза, имели для получателя значение необходимого условия для последующего привлечения перевозчика к ответственности за несохранность перевозимого груза.

Проект ГУ включал статью, в соответствии с которой с приемом груза без оговорки погашаются требования к перевозчику как за просрочку в доставке, так и за гибель или повреждение груза, за исключением требований за такие повреждения или недостачу груза, которые не могли быть замечены при обыкновенном способе приема груза от перевозчика. В последнем случае перевозчик подлежал ответственности, если получатель немедленно по обнаружении повреждения или недостачи груза и не позже семи дней после сдачи груза уведомит о том перевозчика. При этом получатель был обязан доказать, что обнаруженные им повреждения или недостача груза произошли в промежуток времени между приемом груза к перевозке и сдачей его получателю. Указанные правила не должны были применяться в том случае, когда повреждение груза было произведено перевозчиком умышленно или по грубой неосторожности (ст. 2026).

По мнению Редакционной комиссии, перевозчик, имеющий обыкновенно дело с многочисленными грузоотправителями и подлежащий строгой имущественной ответственности за просрочку и за гибель или повреждение груза, находился бы в весьма невыгодном положении и встречал бы чрезвычайные затруднения для своего оправдания в случае предъявления к нему требований по истечении продолжительного времени после сдачи грузов получателям. Поэтому проект ГУ предоставлял перевозчику некоторые облегчения с целью скорейшего прекращения его обязательств по договорам перевозки. "Эти облегчения состоят в том: 1) что получатель, принявший груз без оговорки, признается по закону одобрившим все действия перевозчика и освободившим его от всяких обязательств по исполнению перевозки, так что уже со времени такого приема груза требования к перевозчику о вознаграждении за просрочку в доставке и за гибель или повреждение груза (но не по другим предметам, например о возврате излишней платы) погашаются; 2) что в тех случаях, когда требования за повреждения или частичную гибель груза могут быть предъявляемы к перевозчику, в виде исключения, и после приема груза без оговорки, о таковых требованиях должно быть заявляемо не позже семи дней после сдачи груза, и 3) что в сих последних случаях получатель обязан доказать, что обнаруженные им повреждения или гибель груза произошли в промежуток времени между приемом груза к перевозке и сдачей его получателю" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 612.

 

Правда, Редакционная комиссия уточняла, что под словами "прием груза" следует понимать не фактическое поступление груза в руки получателя, например для осмотра, но окончательное принятие его с положительным или подразумеваемым изъявлением согласия получателя на освобождение перевозчика от его обязательства. Причем, если груз принимался без оговорки о просрочке в его доставке и об обнаруженной несохранности груза, одобрение получателем исполненной перевозки предполагалось в силу закона и могло быть отвергаемо лишь тогда, когда получатель действовал под влиянием так называемой извинительной ошибки, т.е. когда повреждение или частичная гибель груза не могли быть выявлены при обычном способе приема груза от перевозчика, а тем более когда указанные обстоятельства были умышленно скрыты перевозчиком или когда ошибка получателя при приеме груза произошла под влиянием обмана со стороны перевозчика. Получатель сохранял за собой право требования к перевозчику и в том случае, если он принял груз с оговоркой о неисправном исполнении перевозки.

Проект исходил из того, что одобрение получателем исполненной перевозки может быть выведено именно из приема им груза без оговорки, а не из уплаты или неуплаты провозных денег, что может иметь различное значение. Только уплата, произведенная перевозчику после приема груза, могла бы служить подтверждением изъявления получателем согласия на окончательное освобождение перевозчика от ответственности по договору. Но прием груза без уплаты причитающихся перевозчику денег вообще не может считаться неокончательным и давать получателю право впоследствии без всякого ограничения каким-либо сроком предъявлять к перевозчику требования о вознаграждении за просрочку и за гибель или повреждение груза. Если признать, что обязательства перевозчика окончательно прекращаются лишь после производства ему платежа, то грузополучатель, самовольно удерживающий платеж, имел бы преимущество перед получателем, уплатившим деньги. "Поэтому, - указывает комиссия, - необходимо прийти к заключению, что перевозчик, сдавший груз получателю в кредит... несмотря на неполучение платежа, окончательно освобождается от ответственности... Неуплата провозных денег только тогда может сохранить за получателем право предъявления требований к перевозчику, несмотря на прием груза, когда деньги удерживаются с целью обеспечения заявленных получателем требований, т.е. когда прием груза состоялся с оговоркой со стороны получателя" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 613.

 

Необходимость вносимых проектом ГУ изменений в правовое регулирование отношений, связанных с приемом грузов от перевозчиков, как отмечала Редакционная комиссия, состояла в том, что положения действовавшего тогда законодательства недостаточно защищали интересы грузополучателей. "Общий устав вовсе не дает грузополучателю права заявлять требования об утрате или повреждении груза, если получатель при приеме груза не потребовал проверки наличности или сохранности... и если утрата или повреждение не удостоверены надлежащими протоколами (ст. 103). Подобные же правила существуют и в уставах наших транспортных обществ. Подобные льготы не представляются необходимыми ни для простых, ни для общественных возчиков и противоречат общим началам обязательственного права. Поэтому ст. 2026 (ч. 2) в обоюдном интересе перевозчика и получателя определяет, чтобы требования сего рода были заявляемы немедленно по обнаружении повреждения или частичной гибели груза и не позже семи дней после сдачи груза получателю... В морской перевозке... допускается после приема груза заявление требований по предмету повреждения или частичной утраты его..." <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 613 - 614.

 

Итак, своевременная доставка груза в место назначения, обеспечение его сохранности и выдача груза получателю или иному управомоченному лицу составляли основные обязанности перевозчика, вытекающие из всякого договора перевозки. Вместе с тем договором перевозки на перевозчика груза могли быть возложены и некоторые иные обязанности. В этом смысле определенный интерес представляет имевший в те годы широкое распространение договор перевозки с наложенным платежом. В частности, на железную дорогу могло быть возложено поручение взыскать с получателя наложенный платеж за доставленный груз. Общим уставом российских железных дорог отправителю предоставлялось право наложить на груз платеж, на который ему выдавалось станцией отправления особое свидетельство. Платеж налагался по желанию отправителя в пользу определенного лица или в пользу предъявителя указанного свидетельства. В этом свидетельстве, как именном, так и на предъявителя, указывались отправитель груза, наименование и обозначение веса груза и другие необходимые сведения (ст. 74 Общего устава).

Груз, на который был наложен платеж, мог быть выдан железной дорогой получателю не иначе как после взноса последним наложенного платежа. Полученный наложенный платеж выдавался железной дорогой предъявителю свидетельства или указанному в свидетельстве лицу на станции отправления груза. В случае невостребования получателем груза, на который был наложен платеж, и продажи его по этой причине с публичных торгов на покрытие указанного наложенного платежа использовалась сумма, вырученная от продажи груза, после удержания из нее платежей, причитающихся железной дороге.

 

Права перевозчика

 

Обязательство, вытекающее из договора перевозки груза, помимо обязанностей перевозчика включало в себя также право последнего на получение с грузоотправителя и грузополучателя провозной платы и иных причитающихся ему платежей, связанных с перевозкой груза. При этом размер провозной платы и иных платежей, взимаемых в пользу общественных возчиков, определялся в централизованном порядке в соответствии с тарифами. Например, согласно Общему уставу российских железных дорог (ст. 69) железные дороги не имели права взимать за перевозку грузов какие-либо платежи, кроме установленных тарифами и правилами о дополнительных сборах. В то же время железные дороги были не вправе предоставлять грузоотправителям какие-либо уступки против действующих тарифов, равно как и предоставлять отдельным грузоотправителям какие-либо исключительные преимущества в перевозке независимо от тарифной платы. Всякие подобные соглашения запрещались и объявлялись недействительными (ст. 71 Общего устава).

На грузоотправителя не возлагалась обязанность вносить провозную плату в предварительном порядке при передаче груза перевозчику. Платежи по усмотрению отправителя могли быть произведены как при передаче груза для перевозки, так и при его выдаче получателю. Провозная плата и дополнительные сборы, не уплаченные при отправлении, считались переведенными на получателя. Дорога, отправляющая груз, имела право требовать уплаты соответствующих сумм вперед лишь в следующих исключительных случаях: 1) если предъявленный к перевозке груз был подвержен скорой порче; 2) если по своей малоценности груз не вполне обеспечивал причитающиеся за перевозку платежи; 3) если по причине неудовлетворительной упаковки, признанной самим отправителем или удостоверенной в установленном порядке, были возможны частичная утрата груза или ухудшение его качества (ст. 67 Общего устава).

Проект Гражданского уложения также не требовал от грузоотправителя обязательного внесения провозных платежей одновременно с передачей груза перевозчику, а напротив, включал норму, согласно которой с приемом груза получатель принимает на себя обязательство произвести перевозчику платежи, причитающиеся по накладной или квитанции, а именно: не внесенную вперед провозную плату, наложенные на груз платежи и произведенные на него издержки (ст. 2019). В материалах Редакционной комиссии отмечается следующее: "Исходя из того соображения, что перевозчик и отправитель при заключении договора перевозки установили право получателя на выдачу ему груза не безусловно, а под условием производства определенных в договоре (накладной или квитанции) платежей и что, следовательно, необходимо предположить, что получатель, воспользовавшись означенным предоставленным ему правом, тем самым безмолвно согласился и на исполнение соединенного с этим правом обязательства, проект (ст. 2019) считает целесообразным выразить такое предположение в самом законе... так что получатель, принявший груз, в силу этого обстоятельства признается изъявившим согласие произвести перевозчику причитающиеся по накладной или квитанции платежи, если не докажет, что он принял груз без такого обязательства... Вступив принятием груза в непосредственное обязательственное отношение к перевозчику, получатель обязан произвести последнему причитающиеся по накладной или квитанции платежи..." <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 603 - 604.

 

В развитие этих положений проект ГУ устанавливал, что перевозчик не обязан к выдаче груза до получения всех причитающихся по перевозке платежей. В случае возникновения спора с получателем груза о размере платежей перевозчик обязывался выдать груз при условии, что получатель выплатит ему признанные платежи, а спорную сумму перечислит на депозит суда. Впоследствии перевозчик, доказавший свое право на оспариваемые получателем платежи, имел преимущественное право перед всеми другими кредиторами (верителями) получателя на удовлетворение своих требований из суммы, внесенной в суд.

Право перевозчика на получение причитающихся ему платежей обеспечивалось законным залогом перевозимого им груза. Так, Общим уставом российских железных дорог (ст. 85) предусматривалось, что перевозимый груз служит для железных дорог обеспечением всех причитающихся им по перевозке платежей, которые подлежат удовлетворению из этого обеспечения преимущественно перед всеми другими долгами грузохозяина. Указанное обеспечение имело силу до тех пор, пока груз находился в ведении железных дорог или третьего лица, хранящего груз за счет железной дороги.

При подготовке проекта Гражданского уложения предполагалось сохранить за перевозчиком залоговое право на перевозимый груз, распространив его на все виды перевозок, что нашло свое подтверждение в нескольких нормах, содержащихся в Проекте (ст. 2022 - 2023). В частности, признавалось, что перевозчик в обеспечение всех причитающихся по перевозке платежей сохраняет закладное право на груз до тех пор, пока груз находится у перевозчика или постороннего лица, принявшего у него груз на хранение. Закладное право сохраняется за перевозчиком и после сдачи груза получателю, если перевозчик предъявит к нему иск в семидневный срок со дня сдачи груза и если этот иск будет обеспечен наложением ареста на груз, пока таковой находится в распоряжении получателя.

В материалах Редакционной комиссии подчеркивалось, что оптимальное обеспечение права перевозчика на провозную плату и иные платежи, связанные с перевозкой груза, может быть достигнуто только предоставлением перевозчику закладного права на перевозимый груз. В силу закладного права на груз требования перевозчика подлежат преимущественному удовлетворению из стоимости груза и отдельно от конкурсного производства в случае несостоятельности должника - собственника этого груза. Закладное право на груз должно принадлежать не только общественным возчикам, но и всяким другим (простым) перевозчикам независимо от того, совершают ли они перевозку в виде промысла или в виде случайного предприятия. Как и всякий залогодержатель, перевозчик пользуется закладным правом на груз лишь до тех пор, пока груз находится в его владении или во владении постороннего лица (например, в товарном складе), которому груз передан на хранение от имени самого перевозчика; в последнем случае перевозчик сохраняет за собой право истребования груза в свое владение и потому не лишается принадлежащего ему закладного права. Вместе с тем обращалось внимание на то, что "закладное право перевозчика на груз простирается только на требования, возникшие из перевозки данного груза, а не из других перевозок или других договорных отношений перевозчика к грузоотправителю или получателю, отличаясь этим от закладного права комиссионера" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение: Проект... С. 607 - 608.

 

 

 Смотрите также:

  

Накладная прямого железнодорожного сообщения...

- договор перевозки грузов по железным дорогам нескольких стран. Является товарораспорядительным документом и подтверждением железной дороги в приемке груза к перевозке.

 

По договору перевозки груз, доставленный в пункт назначения...

железные дороги перевозят груз по единой накладной. Одна и та же накладная. подтверждает заключение договора перевозки в прямом смешанном и прямом международном.

 

Долгосрочные договоры об организации перевозок могут...

перевозке, сроков доставки грузов; участием представителя железной дороги.
заключившие долгосрочный договор об организации перевозок грузов, согласились. в будущем заключать договоры перевозки на предусмотренных им условиях.

 

Наличие непреодолимой силы и других обстоятельств...

исполнение обязательств по перевозке грузов по не зависящим от железной дороги. причинам. Наличие непреодолимой силы и других обстоятельств, препятствующих исполнению договора перевозки, должна доказывать железная дорога.

 

Организация перевозок грузов. Развитие рынка повлияло на...

Наряду с долгосрочными договорами об организации перевозок ТУЖД в ст. 17 установлено, что перевозки грузов по железным дорогам осуществляются в соответствии с заявками на перевозки грузов...