ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ТРАНСПОРТНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Гражданский кодекс РФ о договоре перевозки

  

 

Нормы о договоре перевозки, как, впрочем, и об иных видах договорных обязательств, были включены в разд. IV Гражданского кодекса РФ (далее - ГК), который в качестве части второй ГК был принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 22 декабря 1995 г. и введен в действие с 1 марта 1996 г. <*>.

--------------------------------

<*> См. ст. 1 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 411).

 

Уже в первых комментариях к части второй ГК, в том числе подготовленных правоведами, принимавшими участие в разработке его проекта <*>, обращалось внимание на значительное своеобразие гл. 40 ГК о договоре перевозки. Правовое регулирование в ГК отношений, связанных с перевозкой грузов, пассажиров и багажа, в значительной мере отличается от регламентации иных видов договорных обязательств.

 

Достаточно сказать, что положениям, регулирующим столь сложные обязательства, как перевозка, законодатель посвятил лишь 14 статей (для сравнения, гл. 30 ГК о купле-продаже насчитывает более 100 статей). Дело в том, что основной пласт взаимоотношений грузоотправителей, перевозчиков и грузополучателей традиционно регулируется транспортными уставами и кодексами. Что же касается кодифицированных гражданско-правовых актов, то они, также традиционно, всегда включали в себя лишь отдельные принципиальные положения, определяющие систему правового регулирования перевозок грузов, пассажиров и багажа, а в остальном отсылали к транспортным уставам и кодексам (например, гл. 32 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., гл. 13 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.).

 

--------------------------------

<*> См., напр.: Витрянский В.В. Перевозка (глава 40) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 398.

 

Сохранение такого методологического подхода в новом ГК оправданно еще и по той причине, что в соответствии с ним новые транспортные уставы и кодексы могли быть приняты на уровне федерального закона (п. 2 ст. 784), что, по мысли разработчиков ГК, должно было гарантировать как единообразие правового регулирования сходных отношений, складывающихся при перевозке грузов разными видами транспорта, так и разумность и справедливость правил, регламентирующих перевозку для всех участников соответствующих отношений.

Правильность указанного подхода позже неоднократно подчеркивалась в различных исследованиях, посвященных договору перевозки. Например, О.Н. Садиков указывает: "Наличие в сфере транспорта системы законодательных актов об отдельных его видах обусловлено значительными транспортно-технологическими и правовыми особенностями в организации перевозок на отдельных видах транспорта, а также большим объемом нормативного регулирования в данной области. Это делает нецелесообразным объединение правовой регламентации транспортных операций в рамках одного закона" <*>. Аналогичного мнения придерживается Н.С. Ковалевская, которая пишет: "Правовое регулирование отношений по перевозке в наиболее общей форме закреплено в гл. 40 ГК (ст. 784 - 800). Однако специфика деятельности транспортных организаций в зависимости от вида транспорта существенно влияет на условия перевозки. Именно поэтому особенности правовой регламентации транспортных договоров на различных видах транспорта закреплены в специальном транспортном законодательстве" <**>.

--------------------------------

<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 369 - 370.

<**> Ковалевская Н.С. Перевозка // Бушев А.Ю., Городов О.А., Ковалевская Н.С. и др. Коммерческое право: Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1997. С. 305.

 

Вместе с тем, как правильно отмечал Г.П. Савичев, "значение нового ГК в регулировании перевозок грузов нельзя недооценивать... ГК расширяет сферу свободного волеизъявления сторон договора перевозки. В соответствии с ГК все транспортные уставы и кодексы принимаются на уровне федерального закона; в ГК впервые включена специальная статья об ответственности перевозчика применительно ко всем видам общественного транспорта; изменен претензионно-исковой порядок урегулирования споров, возникающих из перевозки грузов" <*>.

--------------------------------

<*> Савичев Г.П. Глава 44. Транспортное и экспедиционное обязательства // Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. В 2 т. Т. II, полутом 2. М., 2000. С. 46.

 

В то время, когда принимался и вводился в действие ГК (часть вторая), на территории Российской Федерации применялись ранее принятые транспортные уставы и кодексы: Кодекс торгового мореплавания Союза ССР (КТМ СССР), утвержденный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1968 г. <1>; Устав автомобильного транспорта РСФСР (УАТ), утвержденный Постановлением Совета Министров РСФСР от 8 января 1969 г. N 12 <2>; Устав внутреннего водного транспорта Союза ССР (УВВТ), утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1955 г. <3>; Устав железных дорог Союза ССР (УЖД), утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 6 апреля 1964 г. N 270 <4>; Воздушный кодекс СССР (ВК СССР), утвержденный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 мая 1983 г. <5>.

--------------------------------

<1> Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. N 39. Ст. 351.

<2> СП РСФСР. 1969. N 2 - 3. Ст. 8.

<3> Устав внутреннего водного транспорта Союза ССР. М., 1956.

<4> СП СССР. 1964. N 5. Ст. 36.

<5> Ведомости Верховного Совета СССР. 1983. N 20. Ст. 303.

 

Все эти транспортные уставы и кодексы сохраняли свое действие на территории Российской Федерации с учетом правил, предусмотренных ст. 4 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", впредь до принятия и введения в действие новых транспортных уставов и кодексов - федеральных законов. Естественно, названные транспортные уставы и кодексы применялись в части, не противоречащей нормам, содержащимся в гл. 40 ГК.

Мы попытаемся раскрыть содержание основных принципиальных положений ГК, регулирующих перевозки грузов, пассажиров и багажа, и показать, в чем состоят отличия нового порядка регулирования отношений по перевозке от ранее действовавшего законодательства.

Итак, перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки. ГК расширил сферу свободного волеизъявления сторон договора перевозки, об этом свидетельствует правило о том, что условия перевозки отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются их соглашением, если транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное (п. 2 ст. 784 ГК).

Основной договор, опосредствующий перевозки грузов, - это договор перевозки грузов, сконструированный в ГК, как и прежде, по модели реального договора: перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за эту перевозку установленную плату (п. 1 ст. 785). Условия такого договора перевозки должны содержаться в соответствующем транспортом документе: на железнодорожном, речном и воздушном транспорте - в накладной; на морском транспорте - в накладной или коносаменте; на автомобильном транспорте - в товарно-транспортной накладной или акте замера (взвешивания). Составление и выдача грузоотправителю транспортной накладной или иного соответствующего перевозочного документа одновременно служат подтверждением заключения договора перевозки грузов.

Из всех договоров перевозки в ГК выделяются договоры перевозки транспортом общего пользования, когда в качестве перевозчика выступает коммерческая организация, которая в силу закона, иных правовых актов или выданного этой организации разрешения (лицензии) обязана осуществлять перевозки по обращению любого лица. ГК (ст. 789) установил, что перечень таких организаций, относящихся к транспорту общего пользования, должен публиковаться в установленном порядке. Договор перевозки транспортом общего пользования является публичным договором, поэтому к нему применяются правила, предусмотренные ст. 426 ГК.

В обязанности перевозчика по договору перевозки груза входит подача грузоотправителю под погрузку в срок, установленный принятой от него заявкой (заказом) или договором, исправных транспортных средств в состоянии, пригодном для перевозки соответствующего груза. В противном случае отправитель вправе отказаться от поданных транспортных средств (ст. 791 ГК).

Следует обратить внимание на то, что отказ от поданных перевозчиком транспортных средств, непригодных для перевозки груза, является в соответствии с ГК правом, а не обязанностью грузоотправителя. Данное обстоятельство сделало необходимым пересмотр многолетней арбитражно-судебной практики, сформировавшейся на основе инструктивных указаний Государственного арбитража СССР от 29 марта 1968 г. N И-1-9 "О практике разрешения споров, возникающих из перевозок грузов по железной дороге" <*>. Согласно данным инструктивным указаниям (п. 35) при решении вопроса об ответственности за несохранность перевозимых грузов различались две ситуации, когда факты утраты, недостачи, порчи или повреждения груза имели место по причине технической неисправности подвижного состава или вследствие его непригодности в коммерческом отношении для перевозки данного груза. При этом, как отмечалось ранее, под пригодностью подвижного состава в коммерческом отношении понималось такое техническое и физическое состояние подвижного состава, от которого зависело обеспечение сохранности груза. В тех случаях, когда поданный под погрузку вагон или контейнер по своему техническому состоянию или в коммерческом отношении не обеспечивал сохранность груза при перевозке, грузоотправитель был обязан отказаться от погрузки в такой подвижной состав. При несоблюдении грузоотправителем этих условий ответственность за утрату, недостачу, порчу или повреждение груза, происшедшие по причине неисправности подвижного состава или непригодности его в коммерческом отношении для перевозки данного груза, возлагалась на грузоотправителя. И только в случаях, когда факты утраты, недостачи, порчи или повреждения груза происходили исключительно по причине неисправности подвижного состава, имеющей скрытый характер или возникшей в процессе перевозки груза, ответственность возлагалась на железную дорогу.

--------------------------------

<*> Систематизированный сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Министров СССР. М., 1983. С. 212.

 

Данное разъяснение Госарбитража СССР и сложившаяся с ним арбитражная практика основывались лишь на том, что грузоотправитель обязан отказаться от поданных под погрузку транспортных средств в состоянии, непригодном для перевозки соответствующего груза. Необходимость пересмотра такой практики после принятия ГК стала очевидной.

Обязанностью грузоотправителя (грузополучателя), предусмотренной ГК (п. 2 и 3 ст. 791), является соблюдение сроков погрузки (выгрузки) грузов в поданные перевозчиком транспортные средства. Такие сроки должны устанавливаться договором, если они не установлены транспортными уставами и кодексами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Согласно действовавшим транспортным уставам и кодексам нарушение указанных сроков влекло за собой ответственность за сверхнормативный простой поданных под погрузку транспортных средств. Однако в ГК 1964 г. отсутствовали нормы об ответственности за эти нарушения, что свидетельствовало о том, что допускалась возможность применения иных последствий.

Обязанность по погрузке (выгрузке) груза может быть возложена как на отправителя (получателя), так и на транспортную организацию. Этот вопрос должен решаться в порядке, предусмотренном договором, с соблюдением положений, установленных транспортными уставами и кодексами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Если погрузка (выгрузка) груза должна осуществляться за счет сил и средств транспортной организации, время, затраченное на эти операции, входит в установленные сроки доставки груза.

Сроки доставки, в течение которых перевозчик обязан доставить пассажира и его багаж в пункт назначения, определяются в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами. При отсутствии таких сроков груз, пассажир, багаж должны быть доставлены перевозчиком в пункт назначения в разумный срок (ст. 792 ГК). За нарушение установленных сроков доставки груза (багажа) транспортными уставами и кодексами, действовавшими на момент принятия части второй ГК, была установлена ответственность в виде штрафа. Размер штрафа был поставлен в зависимость от величины просрочки и определялся в процентах (долях) от суммы провозной платы (например, ст. 153, 165 УЖД; ст. 188 УВВТ; ст. 101 ВК СССР). На автомобильном транспорте сроки доставки груза (багажа) и ответственность перевозчика за их нарушение были установлены лишь в отношении междугородных перевозок (ст. 137 - 138 УАТ).

Наряду с договором перевозки конкретного груза, когда предметом договора является доставка указанного груза в пункт назначения и выдача его получателю, ГК предусматривает и в определенной степени регулирует договоры об организации перевозок и договоры между транспортными организациями об организации работы по обеспечению перевозок грузов.

По договору об организации перевозки грузов перевозчик обязуется в установленные сроки принимать, а грузовладелец - предъявлять к перевозке грузы в обусловленном объеме (ст. 798 ГК). Условиями договора об организации перевозки являются: объемы, сроки и порядок предоставления транспортных средств, а также предъявления грузов для перевозки; порядок расчетов, а также иные условия организации перевозки.

К числу договоров об организации перевозки, широко применяемых на практике, относятся: навигационные договоры - на морском и речном транспорте; специальные договоры - на воздушном транспорте; годовые договоры - на автомобильном транспорте.

В соответствии с ГК (ст. 799) между организациями различных видов транспорта могут заключаться также договоры об организации работы по обеспечению перевозок грузов, а именно: узловые соглашения, договоры на централизованный завоз (вывоз) грузов и др. Имелись в виду в том числе и реально существовавшие отношения по централизованному завозу (вывозу) грузов, складывающиеся между автомобильным транспортом и организациями других видов транспорта, которые регулировались: Правилами централизованного завоза (вывоза) грузов автомобильным транспортом общего пользования на станции железных дорог, расположенные на территории РСФСР, утвержденными Министерством путей сообщения СССР и Министерством автомобильного транспорта РСФСР 27 октября 1976 г.; Правилами централизованного завоза (вывоза) грузов автомобильным транспортом в аэропорты в РСФСР, утвержденными Министерством гражданской авиации СССР и Министерством автомобильного транспорта РСФСР 23 июля 1973 г.; Правилами централизованного завоза (вывоза) грузов автомобильным транспортом в морские порты в РСФСР, утвержденными Министерством морского флота СССР и Министерством автомобильного транспорта РСФСР 12 марта 1973 г.; Правилами централизованного завоза (вывоза) грузов автомобильным транспортом в порты (на пристани) внутреннего водного транспорта РСФСР, утвержденными Министерством речного флота РСФСР и Министерством автомобильного транспорта РСФСР 14 февраля 1975 г. <*>. В качестве приложений к каждым из названных Правил имелись соответствующие типовые договоры, детально регламентирующие взаимоотношения сторон.

--------------------------------

<*> См.: Правила перевозок грузов автомобильным транспортом. М., 1979. С. 98 - 148.

 

Согласно указанным Правилам централизованного завоза (вывоза) грузов и типовым договорам на станции железных дорог, порты (пристани) и аэропорты были возложены обязанности принимать от автотранспортных предприятий и сдавать им грузы, осуществлять погрузку автомобилей, закрепление, укрытие и увязку грузов, а также разгрузку автомобилей, снятие креплений и покрытий и др.

В соответствии с ГК (ст. 799) регулирование договоров между организациями различных видов транспорта об организации работы по обеспечению перевозки грузов может осуществляться транспортными уставами и кодексами, другими законами и иными правовыми актами. Поэтому в этой области правовое регулирование должно было быть поднято как минимум на уровень постановления Правительства РФ, что позволило бы избежать ведомственного нормотворчества.

Особое место в регулировании отношений, связанных с перевозкой, занимает договор перевозки пассажира (ст. 786 ГК). По такому договору перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажирам багажа также доставить этот багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу; пассажир в свою очередь обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа - и за провоз багажа. Уже из самого определения договора перевозки пассажира, содержащегося в ГК, следует, что этот договор, в отличие от договора перевозки конкретного груза, является консенсуальным, т.е. после приобретения билета или багажной квитанции договор считается заключенным, а пассажир получает право требовать от перевозчика выполнения им своих обязанностей. Кроме того, непосредственно ГК пассажиру предоставлен ряд дополнительных прав, а именно: перевозить с собой детей бесплатно или на льготных условиях; перевозить с собой бесплатно ручную кладь в пределах установленных норм; сдавать к перевозке багаж за плату по тарифу.

Главная же особенность договора перевозки пассажира заключается в том, что в качестве его стороны, потребляющей услуги по перевозке, выступает гражданин. Именно для этих и им подобных правоотношений законодатель в Федеральном законе "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (ст. 9) предусмотрел, что в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ "О защите прав потребителей" <*> и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

--------------------------------

<*> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 15. Ст. 766; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 40.

 

Поэтому права, предоставленные ГК  пассажиру по договору перевозки, далеко не исчерпывают объема прав гражданина, заключившего с транспортной организацией договор перевозки пассажира.

Основной обязанностью как грузоотправителя по договору перевозки груза, так и пассажира по договору перевозки пассажира или багажа является внесение провозной платы за перевозку. В качестве основного правила ГК предусмотрено, что провозная плата, взимаемая с грузоотправителя и пассажира, устанавливается соглашением сторон, если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами (ст. 790).

Однако при перевозке грузов, пассажиров и багажа транспортом общего пользования плата за перевозку должна определяться на основании тарифов, утверждаемых в порядке, установленном транспортными уставами и кодексами. Данное положение корреспондирует норме, содержащейся в ст. 424 ГК, допускающей в случаях, предусмотренных законом, применение цен (тарифов), устанавливаемых или регулируемых уполномоченными на то государственными органами. Не следует забывать также, что договор перевозки транспортом общего пользования относится к категории публичных договоров, основные условия которого, в том числе цена, должны быть одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей (ст. 426 ГК). Соблюдение этого требования можно обеспечить лишь путем установления единых тарифов провозной платы. Если же в соответствии с законом или иными правовыми актами установлены льготы или преимущества по провозной плате в отношении отдельных категорий пассажиров или грузоотправителей, то транспортной организации, осуществляющей перевозки соответствующих пассажиров или грузов, должны быть компенсированы все ее расходы, связанные с осуществлением перевозок на льготных условиях (п. 5 ст. 790 ГК).

Вместе с тем, независимо от того, относится ли перевозчик к организациям транспорта общего пользования, выполняемые им по требованию грузовладельца работы и услуги, не предусмотренные тарифами, подлежат оплате в размере, определяемом исключительно по соглашению сторон.

Для перевозчика способом обеспечения исполнения грузоотправителем, грузовладельцем или владельцем багажа обязанности по внесению провозной платы и других причитающихся перевозчику платежей должно служить предоставленное ему право удерживать грузы и багаж до выполнения указанными лицами своей обязанности. Данное право может быть реализовано перевозчиком, если иное не установлено законом, иными правовыми актами, договором перевозки или не вытекает из существа обязательства (п. 4 ст. 790 ГК).

Как известно, удержание кредитором имущества должника до исполнения им своего обязательства является одним из способов обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК), который включает в себя возможность для кредитора удовлетворить свои требования за счет удерживаемого имущества должника путем обращения на него взыскания в порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК).

В ГК включена самостоятельная статья об ответственности за нарушение обязательств по перевозке (ст. 793), содержащая положения, распространяющиеся на перевозки всеми видами транспорта. Ранее подобные нормы содержались лишь в транспортных уставах и кодексах применительно к перевозке соответствующими видами транспорта (например, ст. 126 УАТ, ст. 143 УЖД и др.).

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по перевозке влечет для стороны, допустившей нарушение, применение ответственности, предусмотренной ГК, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон. Считаются недействительными любые соглашения транспортных организаций с пассажирами и грузовладельцами об ограничении или устранении ответственности, установленной законом. Исключение составляют лишь случаи, когда возможность таких соглашений предусмотрена транспортными уставами и кодексами.

Ранее такое общее правило действовало только в отношении ответственности по обязательствам, вытекающим из договора перевозки транспортом общего пользования (п. 2 ст. 100 Основ гражданского законодательства 1991 г.).

Конечно же, в ГК не могли быть включены нормы об ответственности за все виды нарушений договорных обязательств по перевозке. Это является предметом регулирования для транспортных уставов и кодексов. Вместе с тем, следуя традиции кодифицированных гражданско-правовых актов, ГК содержит статьи об ответственности за неподачу транспортных средств перевозчиком и неиспользование поданных транспортных средств отправителем (ст. 794), а также за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа (ст. 796).

Перевозчик за неподачу транспортных средств в соответствии с принятой заявкой (заказом) или иным договором, а отправитель за непредъявление груза либо неиспользование поданных транспортных средств по иным причинам несут ответственность, установленную транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон.

В действовавших к моменту принятия части второй ГК РФ транспортных уставах и кодексах нормы об ответственности за названные нарушения были сконцентрированы в статьях об ответственности транспортной организации и грузоотправителя за невыполнение плана перевозок. Данная ответственность была установлена в виде штрафа, носящего характер законной исключительной неустойки. Что касается убытков, то они могли быть взысканы лишь в случаях и в пределах, предусмотренных транспортными уставами и кодексами (например, ст. 114, 155, 159 УЖД; ст. 198, 204 УВВТ; ст. 127, 145, 150 УАТ; ст. 139 КТМ СССР; ст. 86 ВК СССР). Особенностью имущественной ответственности за невыполнение плана перевозок являлось то, что она наступала независимо от вины или от иных факторов, свидетельствующих о случайном характере допущенных нарушений. Вместе с тем транспортные уставы и кодексы предусматривали основания освобождения от ответственности за невыполнение плана перевозок в отношении как грузоотправителя, так и перевозчика. Причем в качестве таких оснований назывались обстоятельства, которые могли иметь место по вине соответственно грузоотправителя или транспортной организации, которые тем не менее освобождались от ответственности за невыполнение плана перевозок (ст. 143, 146 УЖД; ст. 183, 184, 187 УВВТ; ст. 87 ВК СССР; ст. 131 УАТ). На этих же принципах строилась ответственность перевозчика за неподачу транспортных средств и отправителя за неиспользование поданных транспортных средств, предусмотренная ГК, но теперь не в соответствии с планом перевозок, а против объемов перевозок, согласованных самими сторонами.

В отличие от ранее действовавшего общегражданского законодательства, ГК (п. 2 ст. 794) предусмотрел перечень оснований освобождения перевозчика и грузоотправителя от ответственности соответственно за неподачу транспортных средств либо неиспользование поданных транспортных средств, имеющий распространение на отношения грузоотправителей с транспортными организациями всех видов транспорта. К числу таких оснований относятся: непреодолимая сила, а также иные явления стихийного характера (пожары, заносы, наводнения) и военные действия; прекращение или ограничение перевозки грузов в определенных направлениях, осуществленные в соответствии с порядком, установленным транспортными уставами и кодексами; иные обстоятельства, предусмотренные транспортными уставами и кодексами.

Принципиальные изменения внесены ГК в правовое регулирование ответственности перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа (ст. 796).

Ранее подход к формулированию общих принципов ответственности перевозчика за несохранность принятого к перевозке груза или багажа включал в себя две позиции. Во-первых, действовала норма, согласно которой перевозчик отвечает за несохранность груза, если не докажет, что утрата, недостача, повреждение или порча груза имели место не по его вине. Во-вторых, транспортным уставам и кодексам была предоставлена возможность установить случаи, когда доказательство вины перевозчика в утрате, недостаче или повреждении (порче) груза возлагается на получателя или отправителя (ст. 382 ГК РСФСР 1964 г.).

Составители транспортных уставов и кодексов широко воспользовались возможностью, предоставленной им общегражданским законодательством, предусмотрев целый ряд оснований освобождения перевозчика от ответственности за несохранность груза. Применительно ко всем транспортным уставам и кодексам ситуации, когда перевозчик, не обеспечивший сохранность перевозимого груза, тем не менее слагал с себя ответственность, могли быть сведены к следующим случаям: доставка груза в пункт назначения в исправных перевозочных средствах (вагонах, на судах, в грузовых помещениях, автомобилях, контейнерах), за исправными пломбами грузоотправителя, в исправной таре без следов вскрытия в пути и на исправном открытом подвижном составе без перегрузки в пути, с исправной защитной маркировкой или исправной увязкой либо при наличии других признаков, свидетельствующих о сохранности груза (п. "а" ст. 149 УЖД; п. "б" ст. 192 УВВТ; ч. 1 ст. 162 КТМ СССР; п. "а" ст. 133 УАТ); перевозка груза в сопровождении проводника (экспедитора) грузоотправителя или грузополучателя (п. "в" ст. 149 УЖД; п. "а" ст. 192 УВВТ; п. "в" ст. 133 УАТ; ч. 2 ст. 162 КТМ СССР); отгрузка груза с риском его утраты либо повреждения при перевозке; перевозка на открытом подвижном составе, когда воздействие естественных причин может привести к недостаче, порче или повреждению груза (п. "б" ст. 149 УЖД; ч. 1 п. "б" ст. 192 УВВТ; п. "б" ст. 133 УАТ); отгрузка груза в таре, не соответствующей свойствам груза или установленным стандартам при отсутствии следов повреждения тары в пути; недостача груза в пределах норм естественной убыли (п. "г" ст. 149 УЖД; п. "д" ст. 192 УВВТ; п. "г" ст. 133 УАТ).

Практическое значение указанных оснований освобождения перевозчика от ответственности за несохранность грузов заключалось в том, что бремя доказывания вины перевозчика в необеспечении сохранности перевозимых материальных ценностей возлагалось на грузополучателя, который, как правило, был лишен возможности представить соответствующие доказательства. Перевозчику же достаточно было сослаться на одно из приведенных обстоятельств, чтобы освободить себя от какой-либо ответственности. Фигурально выражаясь, в определенных случаях перевозчик отвечал не за груз, а за исправность пломбы грузоотправителя.

Мы не случайно привели перечень правовых норм, содержащихся в транспортных уставах и кодексах и автоматически освобождающих перевозчика от ответственности за утрату, недостачу, повреждение (порчу) перевозимых грузов. Дело в том, что начиная с 1 марта 1996 г. в связи с введением в действие части второй ГК указанные нормы были лишены юридической силы.

В соответствии с ГК (ст. 796) перевозчик отвечает за несохранность груза или багажа, происшедшую после его принятия к перевозке и до выдачи грузополучателю или управомоченному лицу, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. ГК не предоставляет транспортным уставам и кодексам возможность устанавливать какие-либо основания освобождения перевозчика от ответственности за несохранность груза, как это имело место ранее.

Такой подход соответствует общим положениям обязательственного права об ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (ст. 401 ГК), а в процессуальном смысле он означает, что при предъявлении иска в суд грузополучатель (грузоотправитель) должен представить документы, подтверждающие принятие перевозчиком груза к перевозке (транспортная накладная и иные перевозочные документы), а также факт несохранности этого груза. А перевозчик, желая освободиться от ответственности, должен представить доказательства, подтверждающие отсутствие его вины в необеспечении сохранности груза при перевозке. При этом судом должны приниматься во внимание все обстоятельства, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Размер ответственности перевозчика, не обеспечившего сохранность груза (багажа), как и ранее, в соответствии с ГК определяется: в случае утраты или недостачи груза или багажа - стоимостью утраченного или недостающего груза (багажа); в случае повреждения (порчи) груза или багажа - суммой, на которую понизилась его стоимость, а при невозможности его восстановления - стоимостью груза (багажа); в случае утраты груза (багажа), сданного к перевозке с объявлением его ценности, - объявленной стоимостью груза (багажа).

В ГК было включено правило, позволяющее во всех случаях определить стоимость сданного к перевозке груза или багажа, а следовательно, и размер ущерба, подлежащего возмещению перевозчиком при необеспечении его сохранности. Суть этого правила заключается в том, что необходимо исходить из цены, указанной в счете продавца (поставщика) или предусмотренной соответствующим договором, а при отсутствии такой цены берется во внимание цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары. Обязанностью перевозчика, не обеспечившего сохранность перевозимого груза (багажа), является также возврат грузоотправителю (грузополучателю) провозной платы, удержанной за перевозку утраченного, недостающего, испорченного или поврежденного груза (багажа), если плата не входит в стоимость груза (багажа).

В ГК содержится еще одна новелла, имеющая принципиальное значение в деле повышения ответственности перевозчика за необеспечение сохранности перевозимого груза (багажа). Имеется в виду норма, согласно которой коммерческий акт и другие документы о причинах несохранности груза или багажа, составленные перевозчиком в одностороннем порядке, должны оцениваться судом наряду с другими документами, удостоверяющими обстоятельства, которые могут служить основанием для ответственности перевозчика, отправителя либо получателя груза или багажа (п. 4 ст. 796).

Таким образом, коммерческий акт, который ранее "безраздельно господствовал" над всеми иными доказательствами причин утраты, недостачи, повреждения (порчи) грузов или багажа при перевозке и зачастую выступал в роли единственного и бесспорного доказательства, утратил это свое значение. При рассмотрении споров суд должен принимать во внимание все имеющиеся доказательства и оценивать коммерческий акт в совокупности с ними.

Существенным образом изменен ГК и претензионно-исковой порядок урегулирования споров, возникающих из перевозок грузов или багажа (ст. 797).

Заслуживает быть отмеченным уже сам факт сохранения ГК претензионного порядка урегулирования споров. Данное обстоятельство нашло отражение в тексте ГК в виде положения о том, что до предъявления к перевозчику иска, вытекающего из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом. Необходимость сохранения претензионного порядка очевидна: транспортные организации имеют в качестве своих клиентов тысячи организаций-грузовладельцев, поэтому при возникновении конфликтов они должны иметь возможность разобраться в сложной документации, объявить при необходимости розыск груза, запросить сведения иных транспортных организаций, участвовавших в перевозке груза, и т.п.

Обращает на себя внимание, что претензия должна быть предъявлена в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом. В соответствии с действовавшим до принятия части второй ГК РФ транспортным законодательством правом на предъявление претензии были наделены: по поводу утраты груза - грузополучатель и грузоотправитель при условии представления квитанции в приеме груза к перевозке (коносамента); в случаях недостачи, порчи или повреждения груза, просрочки в его доставке - грузополучатель при условии предъявления транспортной накладной (коносамента) и коммерческого акта; по поводу излишне уплаченных провозной платы и иных платежей - грузоотправитель и грузополучатель при условии представления накладной (коносамента); при утрате багажа - лицо, предъявившее багажную квитанцию; в случаях недостачи, порчи или повреждения багажа - предъявитель выданного перевозчиком акта, удостоверяющего допущенное нарушение; по требованиям, вытекающим из перевозки пассажира, - пассажир (например, ст. 169, 170 УЖД; ст. 219 УВВТ; ст. 296 КТМ СССР). Право на предъявление претензии, предоставленное соответствующим транспортным уставом или кодексом, не могло быть передано другому лицу, за исключением случаев, когда такое право передачи передавалось грузоотправителем грузополучателю, грузополучателем грузоотправителю либо их вышестоящим организациям, а также транспортно-экспедиционным организациям (на морском транспорте - также страховщику). Передача права на предъявление претензии должна была удостоверяться переуступочной надписью на перевозочном документе (ст. 172 УЖД, ст. 161 УАТ; ст. 297 КТМ СССР; ст. 221 УВВТ; ст. 109 ВК СССР).

К претензии должны были быть приложены документы, свидетельствующие о наличии у предъявителя права на обращение с претензией (например, ст. 169, 173 УЖД; ст. 219, 223 УВВТ; ст. 298 КТМ СССР). Претензия должна была иметь подпись управомоченного лица.

Таковы основные требования, относящиеся к порядку предъявления претензий транспортным организациям.

Вместе с тем, в отличие от ранее действовавшего законодательства (ст. 384 ГК РСФСР 1964 г.), ГК не установил каких-либо сроков на предъявление претензий и не предоставил такую возможность транспортным уставам и кодексам. Поэтому все многочисленные нормы, содержавшиеся в транспортных уставах и кодексах, в которых определялись такие сроки, утрачивали силу. Указанные сроки на предъявление претензий к транспортным организациям носили преклюзивный характер, а принимая во внимание имевшееся у транспортных организаций право возвратить предъявленную претензию грузоотправителю (грузополучателю) без рассмотрения по формальным основаниям, зачастую служили непреодолимым препятствием на пути предъявления каких-либо требований перевозчику. В соответствии с ГК главное, чтобы претензия была предъявлена перевозчику в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом, и в пределах установленного срока исковой давности.

Кстати, срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, был увеличен ГК до одного года, вместо двух месяцев, как это было определено ранее действовавшим транспортным законодательством.

В ГК имеется также отдельная статья, предусматривающая ответственность перевозчика за причинение вреда жизни или здоровью пассажира. В этих случаях ответственность перевозчика определяется по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК ("Обязательства вследствие причинения вреда"). Правда, это не исключает возможности установления в отдельном законе или договоре перевозки повышенной ответственности перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира (ст. 800 ГК).

 

 

 Смотрите также:

  

Правила части второй ГК. Гражданский кодекс Российской...

Комментарий Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.
421 ГК гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, как прямо определенных законом, так и не предусмотренных им, но не противоречащих.

 

Договор транспортной экспедиции впервые регулируется...

Комментарий Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.
Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей....
Предприниматели и гражданское законодательство.

 

Правовое регулирование в ГК отношений, связанных...

Комментарий Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.
ГК, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон.
Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей....

 

Гражданский кодекс Российской Федерации

Гражданский кодекс Российской Федерации. Раздел: Экономика и юриспруденция.
Гражданские права и обязанности, согласно ст. 8 ГК РФ, возникают вследствие следующих действий: а) из договоров и иных сделок.

 

Перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на...

Гражданский кодекс Российской Федерации.