ОСОБЕННОСТИ ДОВЕРИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ

 

Исполнение обязательств по договору о доверительном управлении

  

 

Наиболее характерной особенностью доверительного управления ценными бумагами является отступление от общего принципа доверительного управления имуществом, согласно которому доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление (п. 1 ст. 1020 ГК).

 

Применительно к доверительному управлению ценными бумагами в ГК используется иной подход к определению правомочий доверительного управляющего: согласно ст. 1025 ГК правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами определяются в договоре доверительного управления. Иными словами, круг правомочий доверительного управляющего ценными бумагами представляет собой существенное условие всякого договора доверительного управления ценными бумагами. И если договор не определяет указанные правомочия доверительного управляющего, он должен признаваться незаключенным.

 

Данное обстоятельство нашло свое выражение и конкретизировано в нормативных актах, регламентирующих отношения по доверительному управлению ценными бумагами. Так, Положение о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги включает в себя отдельный раздел 8 "Ограничения доверительного управляющего", предусматривающий разного рода запреты на совершение целого ряда сделок.

 

В частности, доверительный управляющий в процессе исполнения своих обязанностей не вправе совершать следующие сделки: приобретать за счет переданных в доверительное управление средств инвестирования ценные бумаги, находящиеся в собственности самого доверительного управляющего или его учредителей; отчуждать находящиеся в доверительном управлении ценные бумаги в свою собственность или в собственность учредителей доверительного управляющего; сделки, в которых доверительный управляющий одновременно выступает в качестве брокера (комиссионера, поверенного) другой стороны; сделки по приобретению за счет находящихся в его управлении средств ценных бумаг организаций, находящихся в процессе ликвидации; сделки по отчуждению переданных ему в доверительное управление ценных бумаг по договорам, предусматривающим отсрочку или рассрочку платежа более чем на 30 календарных дней; закладывать находящиеся в управлении ценные бумаги в обеспечение исполнения своих обязательств, обязательств своих учредителей либо иных третьих лиц; передавать указанные ценные бумаги на хранение с определением в качестве распорядителя или получателя депозита третьего лица; передавать находящиеся в его управлении денежные средства во вклады в пользу третьих лиц либо вносить указанные средства на счета, распорядителями которых являются третьи лица, и т.д.

 

Несмотря на широкий спектр запретов на совершение различных сделок, которые могут привести к нарушению прав учредителей доверительного управления, нормы о таких запретах, содержащиеся в Положении ФКЦБ, нельзя признать корреспондирующими ст. 1025 ГК. Суть расхождения состоит в том, что ст. 1025 ГК исходит из того, что договоры доверительного управления ценными бумагами должны включать в качестве существенного условия (в позитивном смысле) исчерпывающий перечень правомочий доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами, переданными ему в доверительное управление. Подход, демонстрируемый в Положении ФКЦБ, противоположный: устанавливаются ограничения доверительного управляющего на совершение ряда сделок, а за их рамками управляющий осуществляет любые правомочия собственника.

Кстати, об этом прямо говорится в п. 5.2 Положения ФКЦБ, согласно которому в пределах, предусмотренных договором доверительного управления и законодательством, доверительный управляющий, принявший в свое управление ценные бумаги, осуществляет в отношении них все правомочия собственника, в том числе самостоятельно и от своего имени осуществляет все права, удостоверенные находящимися в его владении ценными бумагами (право на получение дивидендов по акциям и дохода по облигациям, личные неимущественные права акционера акционерного общества, право на истребование платежа в погашение ценной бумаги и т.д.); самостоятельно и от своего имени осуществляет все права в отношении находящихся в его владении ценных бумаг (право на отчуждение, передачу в залог, совершение с ценными бумагами любых иных сделок или фактических действий).

Несколько иной подход к решению вопроса о правомочиях доверительного управляющего обнаруживается в Инструкции ЦБ РФ. Общие условия создания и доверительного управления имуществом общего фонда банковского управления (ОФБУ), являющиеся приложением N 2 к Инструкции ЦБ РФ, которые, как отмечалось ранее, носят рекомендательный характер и могут использоваться кредитными организациями в качестве либо примерных условий договора доверительного управления, либо для подготовки стандартной формы договора доверительного управления, предлагают сторонам два способа определения правомочий доверительного управляющего в отношении доверенного ему имущества. Во-первых, в текст договора может быть включено условие о том, что доверительный управляющий имеет право совершать любые сделки с имуществом, полученным в доверительное управление, в соответствии с инвестиционной декларацией кредитной организации, за исключением только тех из них, совершение которых будет запрещено договором. Во-вторых, Общие условия допускают, что в договоре доверительного управления правомочия доверительного управляющего могут быть определены путем указания на определенные сделки, которые вправе совершать доверительный управляющий, что соответствует ст. 1025 ГК.

Кроме того, в самом тексте Инструкции ЦБ РФ имеется ряд положений, определяющих требования к состоянию ОФБУ в ходе исполнения договора доверительного управления имуществом, которые косвенным образом также ограничивают правомочия доверительного управляющего. Так, предусматривается, что ОФБУ не может вкладывать более 15% своих активов в ценные бумаги одного эмитента либо группы эмитентов, связанных между собой отношениями имущественного контроля или письменным соглашением <*>. Операции со средствами, вложенными в ОФБУ, должны осуществляться в строгом соответствии с инвестиционной декларацией. Активы ОФБУ, представленные ценными бумагами, должны находиться на хранении в собственном депозитарии доверительного управляющего или в других депозитариях (п. 6.14 - 6.17 Инструкции ЦБ РФ).

--------------------------------

<*> Указанное ограничение не распространяется на государственные ценные бумаги.

 

В отличие от Положения ФКЦБ в Инструкции ЦБ РФ содержится детальное регулирование отношений, связанных с распределением доходов, полученных в ходе доверительного управления, а также с отчетностью доверительного управляющего перед учредителями доверительного управления и Банком России. В частности, предусмотрено, что доходы, за вычетом вознаграждения, причитающегося доверительному управляющему, и компенсация его расходов на управление ОФБУ делятся пропорционально доле каждого учредителя доверительного управления в имуществе ОФБУ. В этих целях соответствующее подразделение кредитной организации, проводящее доверительные операции, должно составить справку-ведомость о доходах, причитающихся выгодоприобретателям (за подписью управляющего ОФБУ), на основании которой осуществляется выплата доходов (п. 6.20 Инструкции ЦБ РФ).

Кредитные организации, осуществляющие доверительное управление имуществом, должны отчитываться перед учредителями доверительного управления по форме и в сроки, предусмотренные договором, но, во всяком случае, не реже одного раза в год. В тех случаях, когда объектом доверительного управления является имущество ОФБУ, отчет кредитной организации должен содержать следующую информацию: о размере доли учредителя доверительного управления в имуществе ОФБУ на дату составления отчета; о расходах, понесенных доверительным управляющим в связи с осуществлением управления имуществом ОФБУ, за отчетный период; о доходах (прибыли), полученных доверительным управляющим за этот период; о доходах, приходящихся на сертификат долевого участия учредителя управления; о составе портфеля инвестиций, сформированного в соответствии с инвестиционной декларацией.

Существенными особенностями отличается исполнение обязательств, вытекающих из договора доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации. Указом Президента Российской Федерации от 9 декабря 1996 г. N 1660 установлено, что доверительный управляющий не имеет права распоряжаться акциями, переданными ему в доверительное управление. Кроме того, осуществляя управление указанными акциями, доверительный управляющий обязан согласовывать письменно свое голосование с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации. К числу вопросов, голосование по которым требует такого согласования, отнесены, в частности, вопросы: реорганизации и ликвидации акционерного общества; внесения изменений и дополнений в учредительные документы общества; изменения величины его уставного капитала; совершения крупной сделки от имени акционерного общества; принятия решения об участии акционерного общества в других организациях; эмиссии ценных бумаг акционерного общества; утверждения годовых отчетов.

Кроме того, в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 августа 1997 г. N 989 на доверительного управляющего дополнительно возлагаются обязанности по проведению мероприятий, направленных на повышение курсовой стоимости и ликвидности акций, а также на ликвидацию и недопущение в дальнейшем возникновения задолженности акционерного общества перед бюджетами всех уровней, по выплате заработной платы и иным обязательным платежам. Данным Постановлением установлено также, что источником компенсации необходимых расходов, производимых доверительным управляющим при управлении акциями, должны служить дивиденды по этим акциям, а при их недостаточности некомпенсированная часть затрат относится на убытки доверительного управляющего.

Доверительный управляющий обязан обеспечивать предоставление учредителю доверительного управления отчета о своей деятельности в срок не позднее 15 дней с даты, установленной законодательством для сдачи полугодовой и годовой бухгалтерской отчетности. Помимо этого, доверительный управляющий должен в 15-дневный срок представлять по запросу учредителя любые документы и сведения о своей деятельности в качестве доверительного управляющего.

 

Прекращение договора

 

Общие основания прекращения договора доверительного управления имуществом, как известно, установлены ст. 1024 ГК, не оставляющей возможности для определения иными правовыми актами других обстоятельств, которые могли бы служить дополнительными основаниями прекращения договора доверительного управления имуществом.

Вместе с тем нормы о таких основаниях прекращения договора доверительного управления, как смерть гражданина, являющегося выгодоприобретателем, или ликвидация юридического лица - выгодоприобретателя, отказ выгодоприобретателя от получения выгод по договору; являются диспозитивными, поэтому в этих случаях сторонами договора доверительного управления имуществом могут быть предусмотрены иные последствия, исключающие прекращение договора.

В остальных же случаях - смерти гражданина, являющегося доверительным управляющим, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также признания индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом); признания несостоятельным (банкротом) гражданина-предпринимателя, являющегося учредителем управления; отказа доверительного управляющего или учредителя управления от осуществления доверительного управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом; отказа учредителя управления от договора по иным причинам при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения - названные обстоятельства являются безусловным основанием прекращения договора доверительного управления имуществом, что не может быть изменено соглашением сторон.

Применительно к случаям отказа одной из сторон от договора доверительного управления установлено правило, согласно которому другая сторона должна быть уведомлена об этом за три месяца до прекращения договора. Однако договором может быть установлен иной срок для уведомления контрагента.

Прекращение договора доверительного управления имуществом влечет то последствие, что имущество, находящееся в доверительном управлении, должно быть передано учредителю управления. Вместе с тем и в этом случае конкретным договором может быть предусмотрено иное (п. 3 ст. 1024 ГК).

Как уже отмечалось, особенности доверительного управления ценными бумагами могут быть определены законом (ст. 1025 ГК). Между тем в отдельных нормативных правовых актах, регламентирующих отношения, связанные с доверительным управлением ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги, все же содержатся отдельные специальные правила, относящиеся к основаниям и порядку прекращения соответствующих договоров. Так, в Правилах проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, имеется положение о том, что указанный договор доверительного управления прекращается вследствие отказа учредителя управления от договора. При этом доверительный управляющий должен быть уведомлен не позднее чем за 10 дней до прекращения договора об отказе учредителя управления от договора (п. 31 Правил).

Очевидно, что данные положения могут применяться лишь в части, не противоречащей ст. 1024 ГК. Поэтому правильным будет вывод о том, что и применительно к договору доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ отказ учредителя доверительного управления от договора, если он заявлен не в связи с невозможностью личного исполнения обязательств доверительным управляющим, может служить основанием прекращения договора доверительного управления лишь при условии выплаты доверительному управляющему вознаграждения, обусловленного договором.

Что касается положения об уведомлении доверительного управляющего об отказе учредителя управления от договора за 10 дней до прекращения договора (а не за три месяца, как это предусмотрено п. 2 ст. 1024 ГК), то оно может применяться только в том случае, если будет перенесено в текст конкретного договора (в качестве его условия). В противном случае указанная норма, как противоречащая ГК, должна признаваться не имеющей юридической силы.

Специальные правила, определяющие особые основания и порядок прекращения договоров доверительного управления, можно обнаружить и в Инструкции ЦБ РФ. Правда, все указанные правила касаются лишь договоров доверительного управления имуществом общих фондов банковского управления. В частности, согласно Инструкции ЦБ РФ (п. 6.21) ОФБУ прекращается в случае отзыва у кредитной организации - доверительного управляющего лицензии на осуществление банковских операций или аннулирования лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг, дающей право на осуществление деятельности по доверительному управлению, а также при наличии иных оснований для прекращения договоров доверительного управления кредитной организации - доверительного управляющего со всеми учредителями ОФБУ, предусмотренных законодательством или договором доверительного управления.

В случае прекращения договоров доверительного управления со всеми учредителями ОФБУ кредитная организация - доверительный управляющий - обязана уведомить об этом не только всех учредителей доверительного управления и выгодоприобретателей, но и кредиторов по сделкам, заключенным в процессе доверительного управления имуществом ОФБУ, в срок, не превышающий 30 дней со дня наступления обстоятельств, признанных основаниями прекращения договоров доверительного управления. При этом обязанности, возникшие до прекращения договоров доверительного управления, должны быть исполнены доверительным управляющим. ОФБУ считается прекращенным с момента надлежащего исполнения всех обязательств по договорам доверительного управления.

Весьма своеобразным образом определяются последствия прекращения договоров доверительного управления имуществом ОФБУ. В соответствии с Инструкцией ЦБ РФ (п. 6.22 и 6.23) в случае прекращения деятельности ОФБУ учредители доверительного управления имеют право обменять имеющиеся у них сертификаты долевого участия на денежные средства в размере существующей доли в составе управляемого имущества. При недостаточности ликвидных средств ОФБУ при предъявлении к обмену сертификатов долевого участия доверительный управляющий обязан вернуть имущество в размере доли в составе управляемого имущества за свой счет с последующим возмещением стоимости этого имущества за счет средств ОФБУ.

Как видим, предусмотренные Инструкцией ЦБ РФ особенности прекращения договора доверительного управления имуществом ОФБУ, впрочем, как и все регулирование отношений, связанных с доверительным управлением имуществом ОФБУ, свидетельствуют о том, что правоотношения, являющиеся в данном случае предметом регулирования, весьма далеки от обязательств по доверительному управлению имуществом, во всяком случае в том виде, как они предусмотрены Гражданским кодексом Российской Федерации. Отдавая свои ценные бумаги и денежные средства в ОФБУ, учредители "доверительного управления" по сути их теряют, а взамен на случай прекращения договора получают право требования к кредитной организации, осуществляющей "доверительное управление" ОФБУ, выплаты денежной суммы, пропорциональной их доле в имуществе ОФБУ. Данное право требования носит обязательственно-правовой характер и никак не может рассматриваться в качестве "доли в праве общей собственности", как это представлено в Инструкции ЦБ РФ.

Скорее эти отношения напоминают правоотношения, возникающие из договора банковского счета, когда владелец счета передает денежные средства в полное распоряжение банка, получая взамен право требования совершения соответствующих банковских операций и услуг (в пределах внесенной денежной суммы), а в случае прекращения договора - выплаты денежной суммы, составляющей остаток средств по счету. Разница лишь в том, что при доверительном управлении имуществом ОФБУ объединяются ценные бумаги и средства разных клиентов да круг осуществляемых банком операций и услуг предопределен инвестиционной декларацией кредитной организации и договором доверительного управления. Отсюда и "особенности" прекращения такого договора, когда учредителю доверительного управления возвращается не имущество, переданное им доверительному управляющему, как это предусмотрено ст. 1024 ГК, а некая денежная сумма, составляющая его долю в имуществе ОФБУ.

С точки зрения кредитных организаций аккумулирование средств граждан и юридических лиц в общие фонды банковского управления намного привлекательнее, нежели на счетах и во вкладах: в этом случае клиенты связаны договорами доверительного управления и не могут, как это имеет место в отношениях банковского вклада и банковского счета, в любой момент потребовать возврата своих средств. Но причем здесь доверительное управление?

 

 

 Смотрите также:

  

Договор доверительного управления имуществом. В договоре...

По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне
полномочий или об установленных ограничениях, возникшие обязательства подлежат исполнению в обычном (указанном выше) порядке.

 

Отношения доверительного управления могут возникать не...

в связи с его доверительным управлением обязательств взыскание может быть.
отчетов без возражений свидетельствует о надлежащем исполнении управляющим. своих обязанностей по договору.

 

Гражданский кодекс использует понятие не доверительной...

в связи с его доверительным управлением обязательств взыскание может быть.
отчетов без возражений свидетельствует о надлежащем исполнении управляющим. своих обязанностей по договору.

 

Договоры аренды предприятия, доверительного управления...

По договору доверительного управления предприятием как имущественным комплексом учредитель (собственник предприятия)
Ипотекой предприятия может быть обеспечено только денежное обязательство, подлежащее исполнению не ранее чем через год после...