ДОГОВОР ДОВЕРИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИМУЩЕСТВОМ

 

Субъекты договорных отношений договора доверительного управления имуществом

  

 

Сторонами договора доверительного управления имуществом всегда выступает учредитель доверительного управления имуществом, а также доверительный управляющий. В тех случаях, когда, заключая договор, учредитель указывает лицо, в интересах которого должно осуществляться доверительное управление имуществом, состав участников договорных отношений по доверительному управлению имуществом несколько усложняется: наряду с учредителем управления и доверительным управляющим участником данных отношений становится выгодоприобретатель (бенефициар), положение которого характеризуется тем, что он признается третьим лицом, в пользу которого заключен договор доверительного управления имуществом.

 

Учредителем доверительного управления является собственник имущества, передаваемого в доверительное управление. В случаях, когда доверительное управление учреждается по основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026 ГК), доверительным управляющим признается иное лицо, указанное в законе, не являющееся собственником имущества (ст. 1014 ГК).

 

Исходя из данной формулировки, следует признать, что в качестве учредителя доверительного управления не может выступать субъект иного вещного права (помимо права собственности). Данное обстоятельство имеет особое значение для определения круга правомочий государственных и муниципальных предприятий в отношении закрепленного за ними имущества, а также учреждений в отношении имущества, приобретенного ими за счет доходов, полученных от разрешенной собственником предпринимательской деятельности.

 

В первом случае государственные и муниципальные унитарные предприятия, как известно, признаются субъектами права хозяйственного ведения и в этом своем качестве владеют, пользуются и распоряжаются закрепленным за ними имуществом в пределах, определенных в соответствии с ГК (ст. 295); нормами, регламентирующими право хозяйственного ведения государственных и муниципальных унитарных предприятий, не запрещена и не ограничена такая форма распоряжения имуществом, как передача его в доверительное управление. В связи с этим отсутствие среди лиц, признаваемых учредителями доверительного управления, субъектов права хозяйственного ведения, представляет собой для государственных и муниципальных предприятий ограничение не только на участие в договорных отношениях по доверительному управлению имуществом (по субъекту), но и на распоряжение подобным образом закрепленным за ними имуществом.

 

Что касается учреждений, которые приобрели имущество за счет доходов от разрешенной собственником предпринимательской деятельности, то по общему правилу они вправе самостоятельно распоряжаться таким имуществом без каких-либо ограничений. Причем содержащая это правило норма (п. 2 ст. 298 ГК) не оставляет возможности для введения подобных ограничений законодательством. Однако, учитывая, что учреждение как субъект права оперативного управления ни при каких условиях не может стать собственником принадлежащего ему имущества (в том числе и приобретенного на доходы от разрешенной предпринимательской деятельности), оно лишено возможности выступать в качестве учредителя доверительного управления имуществом (ограничение по субъекту).

 

Интересно отметить, что Гражданский кодекс Республики Казахстан предусматривает возможность выступать в качестве учредителя доверительного управления имуществом не только для собственника, но и для субъекта иного вещного права, и для компетентного органа, уполномоченного на передачу имущества в доверительное управление (п. 1 ст. 884 ГК). Комментируя данное законоположение, И.У. Жанайдаров указывает: "Учредителем доверительного управления на основании сделки, по общему правилу, является собственник. В отношении государственного имущества им может выступить предприятие на праве хозяйственного ведения... казенное предприятие или учреждение с разрешения компетентного органа или уполномоченный на то государственный орган" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть). Комментарий / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы, 2000. С. 476 - 477.

 

Такой подход представляется довольно странным по той причине, что и государственные или муниципальные предприятия (субъекты права хозяйственного ведения), и учреждения (субъекты оперативного управления) создаются собственником для выполнения определенных задач и в связи с этим наделяются целевой правоспособностью в той мере, какая требуется для выполнения уставных целей и задач. Передача имущества в доверительное управление лишает государственные и муниципальные предприятия, а также учреждения возможности обеспечить выполнение целей и задач, предусмотренных их уставами, ради чего они, собственно, и были созданы собственником. В связи с этим представляется вполне обоснованным вывод, сделанный В.А. Дозорцевым: "Носители права оперативного управления или хозяйственного ведения не могут быть учредителями доверительного управления. Категория не может строиться в виде пирамиды или матрешки. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения уже предполагают осуществление его носителями правомочий собственника. Эти правомочия не могут быть вторичными, осуществляемыми во втором звене. Поэтому для учреждения управления имуществом, состоящим в оперативном управлении или хозяйственном ведении, этот режим должен быть прекращен: если необходимо, соответствующие организации должны быть ликвидированы, а имущество передано в управление на первичной основе" <*>.

--------------------------------

<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 537.

 

Рассуждая об учредителях доверительного управления, В.В. Чубаров обращает внимание на то, что в качестве учредителя "может выступать как единоличный собственник, так и обладатели имущества на праве общей или совместной собственности. Так, супруги вправе передать в доверительное управление принадлежащий им на праве совместной собственности жилой дом. В этом случае, помимо гл. 53 ГК, необходимо руководствоваться также правилами гл. 16 ГК о праве общей собственности и ст. 35 Семейного кодекса РФ" <*>. В таких ситуациях возникает множественность лиц на стороне учредителя доверительного управления, а все собственники признаются солидарными кредиторами.

--------------------------------

<*> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. С. 573.

 

Вместе с тем в некоторых случаях правило о том, что учредителем доверительного управления может выступать собственник имущества, приобретает несколько условный характер. Среди возможных объектов доверительного управления ГК (ст. 1013) называет не только вещи, но и права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество. В исключительных случаях, предусмотренных законом, самостоятельным объектом доверительного управления признаются деньги (надо понимать, как наличные, так и безналичные).

При передаче в доверительное управление объектов, на которые не могут быть установлены вещные правоотношения, слово "собственник" (в контексте ст. 1014 ГК) приобретает смысл субъекта соответствующего имущественного права, передаваемого в доверительное управление. Ранее в юридической литературе уже обращалось внимание на данное обстоятельство. Так, Е.А. Суханов подчеркивал, что в качестве учредителей доверительного управления могут также выступать "субъекты некоторых обязательственных и исключительных прав, например вкладчики банков и иных кредитных организаций, управомоченные по "бездокументарным ценным бумагам", авторы и патентообладатели, поскольку принадлежащее им имущество в виде соответствующих прав требования или исключительных прав (имущественных правомочий) также может стать объектом доверительного управления..." <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. С. 119 - 120; см. также: Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. С. 374.

 

Определенным своеобразием отличается учредитель по договору доверительного управления государственным или муниципальным имуществом. Несмотря на то что такой договор заключается с доверительным управляющим соответствующим уполномоченным государственным органом или органом местного самоуправления, в качестве учредителя доверительного управления в этом случае выступает непосредственно государство (Российская Федерация или субъект Федерации) или муниципальное образование, являющееся собственником имущества.

Совершенно особым образом решается вопрос об учредителе доверительного управления при заключении договора доверительного управления имуществом по основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026 ГК). Речь идет о ситуациях, когда учреждается доверительное управление имуществом подопечного, в отношении которого введены опека или попечительство, при необходимости постоянного управления его имуществом (ст. 38 ГК); в доверительное управление передается имущество гражданина, признанного судом безвестно отсутствующим (ст. 43 ГК); договор доверительного управления имуществом наследодателя заключается исполнителем завещания (душеприказчиком) и доверительным управляющим (п. 1 ст. 1026 ГК). Во всех этих случаях права учредителя доверительного управления принадлежат не собственнику имущества, а иным лицам, указанным в законе: органу опеки и попечительства, душеприказчику.

К числу договоров доверительного управления имуществом, заключаемых по основаниям, предусмотренным законом, относится также договор доверительного управления имуществом при патронаже над дееспособным гражданином. Согласно п. 3 ст. 41 ГК распоряжение имуществом, принадлежащим совершеннолетнему дееспособному подопечному, который по состоянию здоровья не может самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности (в силу чего над ним устанавливается попечительство в форме патронажа), осуществляется попечителем (помощником) на основании договора поручения или доверительного управления, заключенного с подопечным. Несмотря на всю специфику указанных правоотношений, она не касается учредителя доверительного управления, поскольку в этом качестве выступает дееспособный гражданин, являющийся собственником имущества.

Выгодоприобретатель (бенефициар) по общему правилу является участником отношений по доверительному управлению имуществом только в том случае, если собственник-учредитель доверительного управления при заключении договора укажет определенное лицо, в чьих интересах должно осуществляться доверительное управление. При этих условиях договор доверительного управления имуществом заключается по модели договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК), а выгодоприобретатель получает право требования к доверительному управляющему надлежащего исполнения им своих обязательств.

Договор доверительного управления имуществом, заключаемый по основаниям, предусмотренным законом, во всех случаях является договором в пользу третьего лица, стало быть, в этих отношениях всегда участвует выгодоприобретатель.

Гражданский кодекс Российской Федерации (гл. 53) не содержит норм, регламентирующих правовое положение выгодоприобретателя по договору доверительного управления имуществом или устанавливающих какие-либо ограничения для лиц, участвующих в указанных отношениях в этом качестве. Исключение составляет лишь запрет в отношении доверительного управляющего, который, естественно, не может быть бенефициаром по тому же договору доверительного управления имуществом (п. 3 ст. 1015 ГК). Из этого следует, что в качестве выгодоприобретателя может выступать любое лицо, признаваемое субъектом гражданского права: физические и юридические лица, государство, муниципальные образования.

В отличие от российского ГК Гражданский кодекс Республики Казахстан содержит норму о выгодоприобретателе (п. 3 ст. 884), согласно которой выгодоприобретателем (лицом, в интересах которого осуществляется управление имуществом) может быть любое лицо, не являющееся доверительным управляющим, а также государство или административно-территориальная единица <*>. Содержание этого правила полностью соответствует выводам, вытекающим из российского ГК. Вместе с тем в доктрине встречаются позиции, которые не могут не вызвать сомнений. Так, И.У. Жанайдаров указывает: "Мы допускаем, что учредитель или закон могут предусмотреть неопределенный круг выгодоприобретателей. Например, при установлении доверительного управления в пользу лиц, плодотворно занимающихся научными изысканиями в какой-либо области" <**>.

--------------------------------

<*> Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть). Комментарий. С. 475.

<**> Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть). Комментарий. С. 475.

 

Видимо, в данном случае мы наблюдаем смешение понятий выгодоприобретателя как участника гражданско-правовых отношений по доверительному управлению имуществом (каковым может являться только лицо, признаваемое субъектом гражданского права) и цели учреждения доверительного управления, в качестве которой действительно может выступать необходимость осуществления финансирования научной деятельности либо желание поощрить научный коллектив за плодотворную работу. Однако и в последнем случае учредитель доверительного управления должен назначить выгодоприобретателем субъекта гражданского права и определить целевое назначение получаемых им средств или иного имущества.

Центральный и, безусловно, самый интересный (с юридической точки зрения) субъект правоотношений по доверительному управлению имуществом - доверительный управляющий.

Доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия. В качестве доверительного управляющего не могут выступать государственный орган или орган местного самоуправления. В случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся индивидуальным предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения (п. 1 и 2 ст. 1015 ГК).

Итак, требования, предъявляемые к доверительным управляющим, могут быть дифференцированы на две группы: общие требования и специальные, предусмотренные в отношении доверительного управления имуществом по основаниям, определенным законом.

Общие требования состоят в том, что в качестве доверительного управляющего могут выступать либо индивидуальные предприниматели, либо коммерческие организации; из числа последних исключение сделано только в отношении унитарных предприятий. Логика законодателя понятна: осуществление эффективного управления доверенным имуществом предполагает в первую очередь использование его в предпринимательской деятельности. А учитывая, что доверительный управляющий, управляя имуществом, совершает сделки и иные юридические и фактические действия от своего имени, он должен иметь право на занятие предпринимательской деятельностью. Государственные и муниципальные предприятия исключены из числа возможных доверительных управляющих, поскольку они создаются собственником для определенных задач и наделяются лишь целевой правоспособностью, необходимой им для выполнения указанных задач, предусмотренных уставом. Такой правовой статус не позволил бы названным субъектам осуществлять управление имуществом в полном объеме, поскольку такая деятельность требует совершения любых юридических и фактических действий, необходимых для обеспечения эффективного управления имуществом.

Во втором случае, когда речь идет о доверительном управлении имуществом по основаниям, предусмотренным законом, к доверительному управляющему предъявляются менее жесткие требования: в таком качестве могут выступать также граждане, не являющиеся предпринимателями, а также некоммерческие организации, кроме учреждений. При исключении из круга доверительных управляющих учреждений принималась во внимание прежде всего субсидиарная ответственность собственника по обязательствам учреждения при недостаточности у последнего денежных средств (ст. 120 ГК).

Ситуации, когда доверительное управление имуществом вводится по основаниям, предусмотренным законом, как правило, не предполагают использование доверенного имущества для предпринимательской деятельности, напротив, здесь зачастую имеет место целевое использование имущества, что обеспечивается целым рядом ограничений и дополнительных обязанностей, налагаемых на доверительного управляющего при осуществлении последним управления доверенным ему имуществом. Скажем, доверительный управляющий по договору доверительного управления имуществом лица, в отношении которого введены опека или попечительство (п. 1 ст. 38 ГК), не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению имущества подопечного (обмену, дарению, сдаче в наем, в ссуду или залог), а также сделки, влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества и выдел из него долей, и любых иных сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК).

При осуществлении доверительного управления имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, должно выполняться дополнительное требование, согласно которому из этого имущества выдается содержание гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан содержать, и погашается задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего (п. 1 ст. 43 ГК).

При таких условиях вряд ли можно рассчитывать на то, что функции доверительного управляющего согласится выполнять профессиональный управляющий - предприниматель или коммерческая организация, которые озабочены получением прибыли (в этом смысл их деятельности). Конечно, в тех немногочисленных случаях, когда объектами доверительного управления по основаниям, предусмотренным законом, являются предприятия, объекты недвижимости либо иное ценное имущество, используемое в коммерческом обороте, а доверительное управление учреждается на длительный срок и сулит солидное вознаграждение, привлечение профессиональных управляющих не составит проблемы. Но это скорее исключение из общего правила, основной же круг лиц, которые могут выполнять обязанности доверительных управляющих, должен формироваться из числа ближайших родственников и близких знакомых собственников имущества, в отношении которого учреждается доверительное управление.

Наиболее сложным является вопрос о правовом положении доверительного управляющего. С одной стороны, доверительный управляющий является обычным участником гражданско-правового обязательства, оказывающего услуги (правда, довольно своеобразные) контрагенту. В этом смысле реальное осуществление управления имуществом в интересах учредителя доверительного управления или выгодоприобретателя представляет собой исполнение доверительным управляющим обязательства, вытекающего из договора доверительного управления имуществом, в рамках относительного (обязательственного) правоотношения.

Вместе с тем, осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вступает в различные правоотношения с третьими лицами. Имущество, переданное в доверительное управление, обособляется и по сути самостоятельно (независимо от его собственника) участвует в имущественном обороте. При этом при совершении сделок с этим имуществом, иных юридических и фактических действий доверительный управляющий действует от своего имени, приобретенные им в ходе осуществления таких действий имущественные права и новое имущество включаются в состав имущества, находящегося в доверительном управлении, а исполнение обязательств, возникших в результате сделок, совершенных доверительным управляющим, производится за счет доверенного ему имущества. Кроме того, права доверительного управляющего на соответствующее имущество обеспечиваются абсолютной защитой от действий любых лиц, допускающих их нарушения.

Все перечисленные признаки делают доверительного управляющего (в отношениях с третьими лицами) весьма похожим на субъектов вещных прав на имущество. Эта тема весьма популярна в юридической литературе. Некоторые авторы действительно полагают, что право доверительного управления следует считать вещным правом. Например, по мнению П.В. Турышева, "отношения доверительного управления имеют вещно-правовую природу, а значит, должны признаваться разновидностью ограниченного вещного права" <*>.

--------------------------------

<*> Турышев П.В. Траст и договор доверительного управления имуществом: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 15.

Предложение об отнесении правоотношений доверительной собственности (траста) в российской интерпретации (Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. "О доверительной собственности (трасте)") к категории иных вещных прав (не права собственности) впервые было высказано К.И. Скловским. - См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. Ставрополь, 1994. С. 77.

 

Такой квалификации правоотношений доверительного управления имуществом мешает одно непреодолимое формальное препятствие, а именно отсутствие права следования, характерное для всякого вещного права. Кстати, это препятствие устранено в законодательстве Республики Казахстан. Согласно п. 2 ст. 891 ГК Республики Казахстан переход права собственности на доверенное имущество не прекращает доверительного управления имуществом. Отсюда в доктрине делается однозначный вывод о том, что в "в отношении объектов - индивидуально-определенных вещей возникают вещные права" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть). Комментарий. С. 478.

 

Необходимо отметить, что и авторы, являющиеся сторонниками обязательственно-правовой концепции правоотношений доверительного управления имуществом, постоянно сравнивают права доверительного управляющего в отношении доверенного ему имущества с правом хозяйственного ведения государственных и муниципальных унитарных предприятий. Так, В.А. Дозорцев указывает: "Режим доверительного управления имуществом призван заменить хозяйственное ведение и оперативное управление, а не существовать в качестве дополнительной надстройки наряду с ними, образуя еще одно звено в управлении, дробя осуществление правомочий собственника на несколько последовательных звеньев" <*>.

--------------------------------

<*> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 537.

 

В связи с этим хотелось бы подчеркнуть, что право доверительного управления имуществом и право хозяйственного ведения объединяет лишь одно обстоятельство: в обоих случаях речь идет о профессиональном управлении чужим имуществом в интересах собственника. В остальном же (с юридической точки зрения) это совершенно различные, несопоставимые понятия. Право хозяйственного ведения возникает путем создания его субъекта - унитарного предприятия, перед которым собственником ставятся определенные цели и задачи (как правило, производственного характера) и контролируется их выполнение; такой субъект может быть ликвидирован в любой момент по усмотрению собственника. Право доверительного управления возникает из соответствующего договора, заключаемого собственником и доверительным управляющим путем их свободного волеизъявления, и учреждается на определенный срок. При этом в качестве доверительного управляющего выступает самостоятельный субъект гражданского права, не зависящий от собственника имущества. Каждый из этих самостоятельных институтов (хозяйственное ведение и доверительное управление) имеет собственное место в системе субъективных гражданских прав и свою сферу применения.

Представляется, что доверительный управляющий не может быть признан субъектом вещного права в отношении доверенного ему имущества по целому ряду причин.

Во-первых, правомочия доверительного управляющего вытекают не из закона, а из договора доверительного управления имуществом и устанавливаются на определенный срок. Как известно, вещные права возникают по основаниям, установленным законом, и носят бессрочный характер.

Во-вторых, доверительный управляющий хотя и осуществляет правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление, но делает это в пределах, предусмотренных не только законом, но и договором. Статус субъекта вещного права предполагает, что его правомочия определяются исключительно законом.

В-третьих, отсутствует такой необходимый признак вещного права, как постоянное господство над имуществом (возможность постоянного воздействия на него). Как уже отмечалось, права доверительного управляющего носят срочный характер, по истечении срока, предусмотренного договором, доверительный управляющий должен возвратить имущество учредителю доверительного управления.

В-четвертых, доверительный управляющий осуществляет управление доверенным ему имуществом не для удовлетворения собственных потребностей, как это делает субъект всякого вещного права, а в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

В-пятых, у права доверительного управления имуществом отсутствует необходимый атрибут всякого права - право следования. Впрочем, данный аргумент не имеет решающего значения для квалификации правового статуса доверительного управляющего как субъекта обязательственных правоотношений. В целом ряде случаев наделение субъектов обязательственных правоотношений как правом следования, так и вещно-правовой защитой свидетельствует лишь об использовании определенных приемов законодательной техники, что не может свидетельствовать об изменении правовой природы соответствующих правоотношений (например, право аренды, право залога).

В-шестых, несмотря на то, что, осуществляя управление доверенным имуществом, совершая сделки и иные юридические и фактические действия, доверительный управляющий действует от своего имени, он всякий раз должен идентифицировать себя в глазах контрагента в качестве именно доверительного управляющего имуществом, действующего на основании договора и в интересах учредителя доверительного управления или выгодоприобретателя. Тем самым он свидетельствует, что действует не в качестве субъекта вещного права, а лишь исполняет свои обязанности перед учредителем доверительного управления и выгодоприобретателем.

В-седьмых, среди имущества, которое может быть самостоятельным объектом доверительного управления, встречаются такие его виды, которые вовсе исключают существование каких-либо вещных правоотношений: права на бездокументарные ценные бумаги, безналичные денежные средства, исключительные права. При таких условиях единое и целостное регулирование правоотношений, связанных с доверительным управлением имуществом, может быть обеспечено исключительно нормами обязательственного права.

Кроме того, когда рассуждают о вещно-правовой природе доверительного управления имуществом, обычно упускают из виду доверительное управление имуществом по основаниям, предусмотренным законом. А ведь управление доверительным управляющим имуществом вовсе не означает осуществление им всех правомочий собственника. Напротив, такое доверительное управление имеет строго определенное целевое назначение, например осуществление за счет имущества выплат гражданам, которых должен был содержать гражданин, признанный безвестно отсутствующим (п. 1 ст. 43 ГК).

Таким образом, осуществляя управление доверенным имуществом и вступая в различные взаимоотношения с третьими лицами, доверительный управляющий действует в качестве субъекта обязательственных правоотношений в интересах учредителя доверительного управления и выгодоприобретателя. Вместе с тем, являясь титульным владельцем соответствующего имущества, он получает абсолютную защиту от незаконных действий третьих лиц.

 

 

 Смотрите также:

  

Договор доверительного управления имуществом. В договоре...

По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление...

 

что такое доверительное управление имуществом это

Собственник остается субъектом права собственности на свое имущество.
Осуществляя доверительное управления имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления...

 

Договоры аренды предприятия, доверительного управления...

К форме договора доверительного управления предприятием применяются правила, предусмотренные в отношении договора продажи предприятия (ст. 560 ГК). Передача предприятия в ипотеку допускается при наличии согласия собственника имущества...

 

Отношения доверительного управления могут возникать не...

Доверительное управление имуществом. Договор доверительного управления имуществом - новый для нашего законодательства
не о "трастовых операциях". Отношения доверительного управления могут возникать не только в силу договора собственника с...

 

Определение договора доверительного управления...