ДОГОВОР СТРАХОВАНИЯ

 

Договор страхования и смежные договоры

  

 

Существует ряд договоров, которым свойственно определенное сходство с договором страхования. Однако между ним и смежными договорами имеются также и принципиальные различия <*>.

--------------------------------

<*> Глубокое исследование, имеющее целью определить место страхования в системах договоров, в свое время провел И.И. Степанов. Он выделил более десятка договоров, при сопоставлении с которыми договора страхования были выявлены определенные черты сходства и расхождения, при этом последних оказалось достаточно для признания страхования самостоятельным видом страхования договоров. К числу таких сходных со страхованием договоров автор отнес: куплю-продажу, поставку, заем, поклажу, личный наем, договор товарищества, попечительство, пари и др. (см.: Степанов И.И. Указ. соч. С. 22 и сл.).

 

С учетом лежащей на страхователе обязанности, связанной с принятием мер по сохранению застрахованного имущества, первым из таких сходных со страхованием может быть названо хранение; что же касается различий между договором хранения и договором страхования, то они состоят прежде всего в цели договора. Для хранения - это сберечь вещь, в то время как для страхования - возместить убытки, причиненные гибелью или повреждением вещи.

 

Кроме того, в договоре хранения обязанность сберечь вещь возлагается на сторону, предоставившую услугу (под услугой имеется в виду соответственно сбережение), а при страховании, напротив, принятие мер по сбережению застрахованной вещи лежит на страхователе - стороне, которая обращается за услугами; соответственно в договоре хранения его предмет передается стороне, оказывающей услуги, в то время как при страховании никакой передачи имущества вообще нет; наконец, хранение лишь предполагает возмездность, а страхование - всегда возмездно.

 

При поручительстве, подобно страхованию, обязательство соответствующей стороны вступает в силу в результате события, которое может наступить или не наступить. Различие же состоит в характере соответствующего события. При поручительстве речь всегда идет об одном и том же - неисполнении или ненадлежащем исполнении должником основного обязательства, в то время как набор страховых случаев многообразен. Обязательство поручителя является субсидиарным, а страховщика - основным.

 

В договоре займа встречная обязанность платежа (возврат полученных взаймы денег) - безусловна, а при страховании она зависит от наступления определенного события. К этому можно добавить, что при договоре займа уплате подлежит заранее определенная сумма, к тому же, как правило, с процентами, а при имущественном страховании размер выплаты определяется в конечном счете лишь с наступлением страхового случая.

Различие между страхованием, с одной стороны, и алеаторными сделками в виде игр и пари - с другой, состоит в том, что требования, вытекающие из договора страхования, защищаются в обычном порядке, в то время как вытекающие из игр и пари требования носят натуральный характер и соответственно не подлежат судебной защите. В договоре страхования обе стороны, как уже отмечалось, имеют один и тот же интерес, который состоит в том, чтобы соответствующее событие (страховой риск) не наступило, в то время как интересы участников игр и пари, а также их организаторов в этом смысле прямо противоположны. Оспаривая взгляды тех, кто полагал, что "страхование - это игра, а страховая премия есть не что иное, как игорная ставка", Н.Г. Воблый обращал внимание на то, что единственное сходство игр со страхованием заключается в том, что "страхование основано на тех же законах случайных явлений, на которых основывается и игра (внешним поводом для развития теории вероятности послужили азартные игры), и страхование, и игры пользуются выводами теории вероятности, но применение этих выводов, задачи и цели и, наконец, самая сущность двух названных операций совершенно различны" <*>.

--------------------------------

<*> Воблый К.Г. Основы экономики страхования С. 24. О соотношении страхования с другими алеаторными сделками см. также: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового право. Т. II. С. 371 и сл.; Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. С. 347.

 

Заключение договора

 

При заключении договоров страхования важная роль принадлежит Правилам об отдельных видах страхования.

 

В соответствии со ст. 390 ГК РСФСР 1964 г. Правила страхования должны были утверждаться в порядке, устанавливаемом Советом Министров СССР. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 декабря 1979 г. <*> предусматривало, что права и обязанности сторон по страхованию регулируются, помимо общих правил Гражданского кодекса, которые относятся к сделкам, специальными нормами того же Кодекса о страховании, а также правилами страхования и другими нормативными актами, издаваемыми Министерством финансов СССР. Это означало, что такие Правила представляли собой обычный ведомственный акт, обязательный для адресатов - сторон в договоре страхования.

--------------------------------

<*> Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980. N 3.

 

Действующий ГК существенно изменил природу одноименного источника и соответственно его правового значения. В силу п. 1 ст. 943 ГК Правила страхования (стандартные правила страхования) соответствующего вида принимаются, одобряются или утверждаются либо страховщиком, либо Объединением страховщиков.

При этом следует иметь в виду, что Объединение страховщиков представляет собой обычную некоммерческую, лишенную властных полномочий организацию <*>. Соответственно отношения между такой организацией и ее членами носят обычный, корпоративный характер. По этой причине Правила, о которых идет речь, имеют лишь рекомендательный характер. Они приобретают правовое значение для каждого конкретного страховщика только в случае, если он с ними согласится.

--------------------------------

<*> Статья 14 ФЗ РФ об организации страхового дела предусматривает право страховщиков образовывать союзы, ассоциации и иные объединения именно для координации своей деятельности.

 

Таким образом, за страховщиком сохраняется возможность самому разрабатывать Правила страхования и тогда, когда исходящие от Объединения страховщиков Правила вообще не существуют или хотя и были в свое время приняты объединением, но не удовлетворяют страховщика, считающего необходимым разработать собственные.

Отмеченное обстоятельство отнюдь не принижает фактическую значимость Правил, принятых (утверждаемых, одобренных) Объединением страховщиков (в настоящее время эту роль выполняет Всероссийский союз страховщиков). Правила способны, помимо прочего, обеспечить как унификацию используемых на страховом рынке договоров, так и их достаточную полноту и определенность. Все это, в свою очередь, дает возможность сократить основания для споров между сторонами, заключившими договор страхования. Отмеченное подтверждается существующей практикой. Достаточно указать на самый широкий круг охватываемых обычно Правилами вопросов.

Примером могут служить утвержденные Всероссийским союзом страховщиков 9 сентября 1999 г. Типовые (стандартные) правила страхования воздушных судов. Об их содержании можно судить уже по наименованию соответствующих разделов: общие положения, субъекты страхования, объекты страхования, страховые риски, страховые случаи, страховая сумма, страховая премия (страховой взнос), заключение, срок действия и прекращение договора, последствия увеличения страхового риска, права и обязанности сторон, определение размера и порядок осуществления страховой выплаты, изменение и дополнение договора страхования, порядок разрешения споров. Правила имеют 14 приложений, в том числе формуляры соответственно договоров и других документов.

Следует отметить весьма широкий набор утверждаемых Всероссийским союзом страховщиков Правил отдельных видов страхования. Так, к моменту издания настоящей книги, помимо указанных выше, были утверждены или, по крайней мере, подготовлены к утверждению более десятка Правил, включая Правила страхования имущества физических лиц, страхования ответственности оценщиков, таможенных перевозчиков, таможенных брокеров, аудиторов, Правила страхования ответственности за качество товаров, работ (услуг), ответственности владельцев воздушных судов и авиаперевозчиков. Правила страхования воздушных судов, Правила смешанного страхования жизни, страхования от несчастных случаев, добровольного медицинского страхования, страхования средств автотранспорта, имущества юридических лиц, ответственности регистраторов, ответственности владельцев автотранспортных средств, гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в результате аварий на опасном производственном объекте и др.

Все такого рода Правила, независимо от того, приняты ли они, одобрены, утверждены, приобретают юридическую силу в принципе только после того, как будут преобразованы в обычные, согласованные сторонами договорные условия. Прямой путь к этому - включение Правил в целом или отдельных их условий в текст договора. Альтернативный вариант - отсылка договора к соответствующим Правилам. Однако такой отсылки само по себе недостаточно. Законодатель исходит из необходимости дать страхователю возможность ясно представлять себе, на каких условиях он заключает договор. Иначе нет основания считать, что договор является результатом достигнутого сторонами соглашения. По этой причине целесообразно, не ограничиваясь указанием на применение конкретных Правил, непременно изложить их в одном документе с договором (страховым полисом), либо поместить на оборотной стороне договора, либо приложить Правила к договору. В этом последнем случае следует предусмотреть в договоре, что Правила были вручены страховщику при заключении договора.

Законодатель счел необходимым особым образом защитить интересы более слабой стороны в договоре. Это выражается прежде всего в том, что из п. 2 ст. 943 ГК, который закрепляет описанный порядок использования Правил при заключении договора, следует, что содержащиеся в них условия при нарушении приведенного порядка признаются необязательными для страхователя (выгодоприобретателя). Указанная норма оставляет открытым вопрос о последствиях, которые наступают в такого рода случаях для второй стороны - страховщика. Ответ на поставленный вопрос содержится в п. 4 ст. 943 ГК, который предоставляет страхователю (выгодоприобретателю) возможность ссылаться в защиту своих интересов на правила страхования соответствующего вида, указанные в договоре (страховом полисе), даже тогда, когда сами правила в силу п. 2 ст. 943 ГК для него не являются обязательными.

Может показаться, что тем самым обязательность в указанном смысле Правил не распространяется на страховщиков.

Однако подобный вывод все же не соответствует редакции указанной статьи. Когда говорят об обязательности договора, имеют в виду прежде всего соблюдение требований, адресованных не управомоченной, а именно обязанной стороне, с учетом того, что обязанность есть мера должного, а право - мера лишь возможного поведения. Если обратиться к ст. 943 ГК, то ни один из ее пунктов не предусматривает, в какой бы то ни было мере, необязательности условия договора для страховщика. Все обстоит как раз наоборот. Правила, ставшие договорными условиями в силу п. 2 ст. 943 ГК, обязательны в равной степени и для страхователя (выгодоприобретателя), и для страховщика. Дело лишь в том, что, защищая интересы именно страхователя (выгодоприобретателя), п. 4 указанной статьи сохраняет за этим лицом возможность акцептовать содержащееся в Правилах условие задним числом, если только будет доказано, что речь действительно идет о таком условии, которое может расцениваться как защищенные интересы страхователя (выгодоприобретателя). Пункт 4 ст. 943 ГК стал возможным только благодаря тому, что, предлагая страхователю при заключении договора соответствующие Правила, страховщик тем самым выразил свою волю превратить их в договорные условия. Следовательно, воспользовавшись предоставленным ему п. 4 ст. 943 ГК правом, страхователь выражает встречную волю, т.е. именно то, что позволяет говорить о согласии сторон, хотя и достигнутом после заключения договора. Таким образом, значение Правил страхования выходит за пределы того, которое признается за примерными условиями договора в ст. 427 ГК. Данная статья считает возможным приравнять такие условия в случаях отсутствия отсылки к ним в договоре лишь к обычаям делового оборота и только тогда, когда сами условия по своему характеру отвечают требованиям, которые содержатся в ст. 5 и п. 5 ст. 421 ГК.

Если учесть приведенные положения ст. 943 ГК и прибавить к ним еще содержащееся в п. 3 этой статьи указание на предоставленную сторонами возможность договориться об изменении или исключении отдельных положений Правил и их дополнении, возникает сомнение в целесообразности сохранения существующего государственного контроля за содержанием Правил. Имеется в виду, что ФЗ РФ об организации страхового дела (ст. 32) включил Правила по видам страхования в перечень документов, которые необходимо предоставлять для получения лицензии. При этом за органом, в компетенцию которого входит выдача лицензии, закреплено право выносить решение, выражающееся в отказе выдать лицензию на осуществление определенного вида страхования по мотиву несоответствия Правил законодательству. Полагаем, что приведенное положение противоречит ГК и, подобно другим статьям указанного ФЗ, уже исключенным из него (имеется в виду прежде всего вся глава "Договор страхования"), ст. 15 - 24 не должны были бы в нем сохраняться.

Порядок заключения договора страхования подчиняется общему для всех гражданско-правовых договоров положению, закрепленному в п. 1 ст. 432 ГК: договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Статья 942 ГК, специальная по отношению к приведенной выше, определяет условия, признаваемые существенными для договора имущественного страхования и для договора страхования личного.

Применительно к договору имущественного страхования существенными являются прежде всего условия об объекте страхования - определенном имуществе или имущественном интересе, о страховом случае - характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование, о размере страховой суммы и сроке действия договора. В принципе аналогичный перечень установлен и для договора личного страхования. Имеются в виду страховой случай, страховая сумма и срок действия договора. Отличие выражается лишь в том, что место имущества и иных имущественных интересов заняло в известном смысле условие о застрахованном лице. По этому поводу можно отметить, что наряду с размером страховой суммы и страховыми случаями "объект" и "застрахованное лицо" выполняют одну и ту же роль - предмета соответствующего договора. Тем самым речь идет о том единственном условии, которое, как предусмотрено все в той же ст. 432 ГК, признается существенным для любого гражданско-правового договора. И только срок действия договора (и для личного, и для имущественного страхования) является еще одним, предусмотренным в законе, существенным условием договора.

Соответствующее условие - о предмете - обеспечивает индивидуализацию конкретного договора страхования. В договоре имущественного страхования указанное условие может принимать самый различный вид даже тогда, когда объектом служит имущество. Разумеется, чаще всего в договоре имущественного страхования используются для конкретизации предмета такие показатели, как количество, а иногда и качество. Приведенная конкретизация предмета договора приведенным не ограничивается. С этим пришлось столкнуться арбитражу. В одном из дел, возникших в связи с заявленным требованием о выплате страхового возмещения, по договору была застрахована компьютерная техника. При этом ее индивидуализация ограничивалась лишь местонахождением определенного помещения. В решении по этому делу Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отметил: "Индивидуальных признаков вещей, составляющих массу застрахованного имущества, в договоре не приведено. Следовательно, в данном случае имеет значение местонахождение застрахованного имущества, а указание конкретного адреса, по которому находится имущество, является одним из существенных условии договора". Действия страхователя, который без согласия страховщика переместил застрахованное имущество в другое помещение (спор возник в связи с тем, что в этом последнем украдено застрахованное имущество), были расценены как представляющие собой "изменение истцом в одностороннем порядке одного из существенных условий договора", которое "нарушает права страховщика и противоречит закону". Соответственно Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал, что "правовые основания для возложения на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения отсутствуют" <*>.

--------------------------------

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 2. С. 26.

 

Предусмотренный в ст. 942 ГК перечень представляет собой для обоих видов договоров страхования лишь обязательный минимум подлежащих непременно согласованию условий. По этой причине содержащееся в ст. 432 ГК указание на то, что помимо предмета договора и других условий, названных в законе и иных правовых актах существенными, - таковыми являются и условия, необходимые для договоров данного вида, а равно все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение, - распространяется и на договоры страхования. Для таких договоров это означает, в частности, что существенными следует считать в равной мере условия, необходимые для определенных разновидностей договоров имущественного или личного страхования.

Надлежит учитывать и то, что норма, предусматривающая признание существенными условий, которые по заявлению одной из сторон должны быть согласованы, может быть распространена и на Правила (Правила страхования), если только страховщик потребует их согласования.

В случаях, когда какое-либо из условий, которое должно быть признано существенным исходя из ст. 432 и 942 ГК, не было в действительности согласовано сторонами, это служит основанием для того, чтобы рассматривать такой договор как не заключенный. Решение суда в подобных случаях имеет значение лишь для признания отсутствия договора. Благодаря судебному решению отсутствие (незаключение) договора будет превращено из спорного в бесспорный факт.

Иногда высказывается сомнение по поводу справедливости того, что в перечень обязательных условий договора страхования, несмотря на то, что он относится к группе договоров возмездных, не было включено условие о цене <*>. По этому поводу хотелось бы отметить, что существенными, как вытекает из ст. 432 ГК, должны быть признаны условия, отсутствие которых "неисцелимо". Между тем ст. 424 (п. 3) ГК особо выделяет случай, при котором в возмездном договоре цена не была предусмотрена и вместе с тем не могла быть определена из условий договора. При этом в самой статье указан способ устранения соответствующего недостатка: должна применяться цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

--------------------------------

<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 531.

 

: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

 

 

И все же есть, полагаем, основания разделить указанные сомнения по поводу того решения, которое содержится в ст. 942 ГК. Это связано с тем, что применительно к ряду договоров восполнение отсутствующего в них условия о цене способно вызвать на практике большие затруднения и сделать сам договор, по крайней мере, недостаточно определенным. По указанной причине законодатель счел необходимым для отдельных видов возмездных договоров, с учетом их особенностей, включить упоминание о цене в перечень существенных для этого договора условий, признав тем самым, что отсутствие соответствующего условия означает: договор не заключен <*>. К таким договорам были все основания отнести и договоры страхования. А потому условие о цене могло найти место в ст. 942 ГК. Это касается, несомненно, в равной мере и договора имущественного страхования, и договора личного страхования <**>.

--------------------------------

<*> Примером могут служить ст. 555 ("Цена в договоре продажи недвижимости") и ст. 654 ГК ("Размер арендной платы"), имея в виду договор аренды здания и сооружения (см. об этом: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. С. 320 и сл.).

 

: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

 

<**> Следует для сравнения отметить, что в новейших гражданских кодексах Беларуси, Казахстана, Узбекистана размер страховой премии включен в число существенных условий договоров страхования.

 

Страхование относится к числу договоров, для которых письменная форма является не просто обязательной, а именно условием его действительности. Указав на последствие нарушения требования о письменной форме - недействительность договора страхования, ст. 940 ГК, посвященная форме договора страхования, все же предусмотрела исключение из приведенного правила. Имеются в виду договоры обязательного государственного страхования. Есть основания сделать из этого вывод, что для последних договоров отказ от письменной формы влечет иные последствия: те, которые установлены п. 1 ст. 162 ГК. Речь идет о недопустимости в случае спора приводить в подтверждение договора и его отдельных условий свидетельские показания.

При этом страхователю предоставлено право (п. 4 ст. 340 ГК) использовать разработанные им или Объединением страховщиков стандартные нормы договора по отдельным видам страхования. В подобных случаях интересы страхователя защищаются нормами о договоре присоединения (ст. 428 ГК).

Из двух возможных способов заключения гражданско-правового договора, которым посвящен п. 2 ст. 434 ГК, - составления одного документа, подписанного сторонами, либо обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, - п. 2 ст. 940 ГК для договоров страхования признает допустимым только первый. Вместе с тем, наряду с составлением единого документа, который, как вытекает из ст. 434 ГК, должен быть подписан страхователем и страховщиком, ст. 940 ГК указывает в качестве альтернативы заключение договора с помощью полиса (к нему приравниваются, как указано в Кодексе, документы, именуемые свидетельствами, сертификатами, квитанциями) <*>.

--------------------------------

<*> Статья 251 КТМ называет в числе документов, которые, подтверждая заключение договора, должны быть вручены страхователю, страховой полис, страховой сертификат, другой страховой документ.

 

Страховой полис согласно п. 2 ст. 940 ГК - это документ, который исходит от определенной стороны договора - страховщика и вручается контрагенту - страхователю в соответствии с его предварительно направленным страховщику письменным или устным заявлением. Указанное заявление страхователя по своей правовой природе - обычный вызов на оферту. Сам полис, подписанный в таких случаях страховщиком, - это оферта. В свою очередь, акцептом - стадией, завершающей заключение договора, - служит принятие полиса страхователем. Оно означает согласие страхователя заключить договор страхования на условиях, которые содержатся в полисе. Такой установленный специально для договоров страхования порядок имеет определенное сходство с тем, о котором идет речь в п. 3 ст. 438 ГК и п. 3 ст. 434 ГК. Имеется в виду, что при заключении договора страхования, подобно тому, что предусмотрено указанными статьями ГК, согласие принять письменную оферту выражается конклюдентными действиями. Правда, это не "совершение лицом, получившим оферту... действий по выполнению указанных в ней условий договора" (п. 3 ст. 434 ГК), а лишь принятие оферты. При этом важно подчеркнуть, что конкретная форма выражения такого принятия, предусмотренная в Кодексе (имеется в виду ст. 940 ГК), может быть самой различной.

В литературе была высказана и иная точка зрения, в силу которой в соответствующей статье ГК речь идет не о принятии полиса, а о его вручении (и принятии страхователем документов). Такое вручение может быть осуществлено и при помощи органов связи, доставивших - и не более того - полис страхователю. Будет ли означать это вручение полиса акцепт? Не лучше ли признать получение страхователем полиса моментом, когда страхователь узнал об акцепте, состоявшемся тогда, когда страховщик подписал полис.

Однако приведенная позиция не вполне соответствует содержащимся в Кодексе на этот счет указаниям: в п. 2 ст. 940 ГК согласие страхователя заключить договор страхования в подобных случаях подтверждается именно "принятием от страховщика указанных документов". По этой причине приведенная позиция по крайней мере в рамки действующего законодательства не укладывается.

В подтверждение можно сослаться и на типовые (стандартные) правила страхования гражданской ответственности эксплуатирующих организаций и собственников гидротехнических сооружений за причинение вреда жизни, здоровью и имуществу других лиц. Указав на возможность заключения договоров страхования путем вручения страховщиком страхователю страхового полиса, подписанного страховщиком, Правила предусмотрели: "В этом случае согласие страхователя на заключение договора страхования на предложенных условиях подтверждается принятием им страхового полиса с записью об этом во втором экземпляре страхового полиса или письменным заявлением страхователя" <*>.

--------------------------------

<*> Аналогичным образом Типовые (стандартные) правила страхования имущества юридических лиц содержат указание на то, что при заключении договора путем вручения страховщиком страхователю страхового полиса согласие страхователя на заключение договора на предложенных условиях подтверждается со стороны страхователя принятием им страхового полиса с записью об этом на втором экземпляре страхового полиса или письменным заявлением страхователя либо принятием квитанции об уплате страхового взноса (т.е. прямого или косвенного конклюдентного действия).

 

Следует отметить, что все же полису не всегда придается указанное в п. 2 ст. 940 ГК значение. Оно может быть и иным с учетом избранной сторонами формы заключения договора <*>. Если договор страхования заключен с помощью одного документа, подписанного сторонами, то применительно к этому случаю роль полиса можно считать точно обозначенной В.И. Серебровским: "Страховой полис, выдаваемый в порядке подтверждения заключения договора страхования, является односторонним документом, подписанным страховщиком, и представляет собой обещание страховщика уплатить известную сумму денег в случае наступления в течение установленного срока предусмотренного договором события" <**>. И в качестве общего вывода: "Полис, таким образом, является только удостоверением (доказательством) состоявшегося договора" <***>. Примером может служить форма полиса, которая приложена к упоминавшимся уже выше Правилам страхования (стандартным) гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в результате аварий на опасном производственном объекте. Указанные Правила предусмотрели, что договор страхования заключается путем составления одного письменного документа и, кроме того, страхового полиса. Соответственно приложенный к Правилам страховой полис, подписываемый страховщиком, ограничивается указанием на то, что между сторонами был заключен договор, - приводятся номер и дата заключения договора, по которому страховщик принял на страхование имущественные интересы по перечисленным производственным объектам с одновременным определением размера страховой суммы, страховой премии и адресом объектов. В таком полисе, как и в обычном договоре страхования, присутствует, в частности, указание на то, что именно служит объектом страхования, т.е. на предмет договора.

--------------------------------

<*> О различных функциях полиса см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 527 - 528.

 

: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

 

<**> Серебровский В.И. Указ. соч. С. 413 и сл.

<***> Там же. С. 414.

 

Аналогичную разновидность полиса имеет в виду и п. 3 ст. 930 ГК. Как уже отмечалось, им предусмотрено, что при страховании имущества без указания имени или наименования выгодоприобретателя страховой полис выдается на предъявителя. Соответственно для осуществления страхователем или выгодоприобретателем закрепленных в этом полисе прав держателю полиса необходимо представить его страховщику. Нетрудно сделать вывод, что такого рода полис близок к ценной бумаге - документу, также удостоверяющему имущественные права, для осуществления которых необходимо предъявление документа. И все же, как доказывал весьма убедительно В.И. Серебровский, полис все же не является ценной бумагой <*>. Об этом можно судить прежде всего по тому, что полис не есть удостоверение соответствующих имущественных прав непременно "с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов". Тем самым полис для своей действительности не должен удовлетворять указанному требованию, которое включено в определение ценных бумаг п. 1 ст. 142 ГК. К этому следует добавить и то, что ценными бумагами признаются документы, которые перечислены в ст. 143 ГК либо указаны в законах о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг. Между тем ни в перечне, содержащемся в самой ст. 143 ГК, ни в других предусмотренных в нем актах полисы в качестве ценной бумаги не упомянуты.

--------------------------------

<*> См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 415 и сл. В дореволюционной литературе признавалось, в частности, что "полис есть официальное выражение согласия общества на принятие страхования" (Ноткин О.А. Страхование имуществ по русскому законодательству. С. 163).

 

Существует, однако, еще один вариант полиса. Так именуют договор страхования, который, как уже отмечалось, заключается в форме подписанного сторонами документа. Пример такого полиса приведен в книге Н.Ф. Галагузы <*>. Этот полис содержит основные условия договора "страхования профессиональной ответственности". В Полисе указаны объект страхования, страховые случаи, срок действия договора, размер оплаченной страховой премии и другие существенные условия договора. Наличие в договоре таких условий подтверждает одна сторона - страховщик, в то время как подписью другой стороны - страхователя подтверждается, что она ознакомилась с Правилами страхования профессиональной ответственности, в соответствии с которыми заключен договор, и с ним согласна.

--------------------------------

<*> См.: Галагуза Н.Ф. Страховые посредники. М., 1998. С. 163.

 

В ГК особо выделено страхование по генеральному полису, или, что то же, - по генеральному договору. Этот способ заключения договора страхования применяется, в частности, в случаях, когда предприниматель-поставщик страхует партии одних и тех же товаров. Естественно, что в подобных случаях он заинтересован в определенной унификации своих отношений со страховщиком и тем самым в упрощении их оформления. С этой целью предусматривается возможность оформить указанные отношения генеральным полисом. Пункт 1 ст. 941 ГК определяет предпосылки использования такой конструкции. Имеется в виду систематическое страхование разных партий однородного имущества (товаров) на сходных условиях в течение определенного срока. В КТМ (ст. 262) соответственно предусмотрено, что особым соглашением - генеральным полисом можно охватить страхование всех или известного рода грузов, которые страхователь получает или отправляет в течение определенного срока.

Генеральный полис представляет собой организационный договор, на основе которого и в соответствии с условиями которого заключаются договоры страхования каждой в отдельности партии. Смысл указанной особенности генерального полиса передает весьма распространенный в дореволюционной страховой практике термин - "страховой абонемент" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 2. С. 393.

 

Генеральный полис позволяет охватить неоднократно осуществляемое на протяжении определенного времени страхование единым документом и тем самым в одном, согласованном сторонами, режиме. Соответственно установлена обязанность страхователя применительно к очередной партии товаров сообщать необходимые сведения, набор которых предусмотрен в генеральном полисе. В генеральном полисе должен быть указан срок их представления страхователем страховщику. А их принятие страховщиком (путем молчания) является способом заключения основанного на генеральном полисе разового договора <*>. В противном случае признается, что сведения, о которых идет речь, должны сообщаться страхователем немедленно по их им получении. Сделать это он обязан даже тогда, когда оказывается, что ко времени получения документов, о которых идет речь, самим страхователем возможность причинения ему убытков, подлежащих возмещению страховщиком, уже миновала. Вводя такую норму (п. 2 ст. 941 ГК), законодатель, очевидно, полагал, что эти сведения могут иметь значение для тех отношений, которые сложатся между сторонами после наступления страхового случая. Указанные сведения способны, в частности, сыграть свою роль при доказывании соответствующих фактов ко времени рассмотрения спора, могущего впоследствии возникнуть между сторонами.

--------------------------------

<*> Об относительной самостоятельности договора страхования, основанного на генеральном полисе, можно судить по следующему делу. Индивидуальное частное предприятие (ИЧП) заключило со страховой компанией генеральный договор транспортного страхования грузов. На основании генерального договора в соответствии с письменными заявлениями выдавались полисы на две конкретные партии грузов, которые были впоследствии похищены. Отказывая в удовлетворении требования страхователя, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал на то, что "заявление страхователя не содержит всех необходимых данных о перевозимом грузе, как это предусмотрено Правилами страхования грузов. В полисах также не имелось сведений о номере и дате перевозочного документа, тем самым не подтверждено, что застрахована именно спорная партия груза". Незаключение договора послужило основанием для отказа в иске (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 6. С. 56 - 58).

 

Наличие рассматриваемых длящихся отношений не освобождает страховщика от выдачи по требованию страхователя, помимо генерального полиса, также и полисов по каждой в отдельности партии товаров, грузов и т.п. Это позволяет использовать полис в качестве распорядительного документа применительно к конкретной партии.

Соответственно на практике мог бы возникнуть спор о том, какому из этих документов - генеральному полису или полису, относящемуся к отдельной партии, необходимо отдать предпочтение. Чтобы избежать этого - применительно к указанному случаю - расхождения в содержании обоих документов, Кодекс закрепляет приоритет генерального полиса (п. 3 ст. 941 ГК).

Помимо деления страхования на добровольное, основанное на свободно совершаемом по воле сторон договоре, и обязательное, при котором договор страхования должен быть заключен независимо от воли сторон, в силу прямого предписания закона, существует и промежуточная конструкция. Она выражается в том, что на одну из сторон, в самых различных по своей юридической природе договорах, возлагается законом или договором обязанность застраховать соответствующее имущество, использовав для этой цели договор страхования <*>. Чаще других такую обязанность принимает на себя сторона, у которой в силу договора оказалось имущество, принадлежащее контрагенту. У этого последнего возникает тогда прежде всего интерес к получению, с помощью страхования соответствующего риска, гарантии выплаты компенсации, связанной с утратой или повреждением имущества контрагентом, на случай его неплатежеспособности, в том числе банкротства. К этому можно добавить и то, что страхование позволяет переложить на страховщика ответственность за сохранность находящегося у страхователя имущества перед третьим лицом. Наконец, с помощью страхования в подобных случаях у стороны создается возможность обеспечить свой интерес к получению возмещения и тогда, когда утрата или повреждение имущества произошли вследствие непреодолимой силы (имеется в виду, что по ст. 401 ГК даже для должников-предпринимателей ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства простирается только до пределов непреодолимой силы). Примером служит возлагаемая на ломбард обязанность застраховать в пользу залогодателя (поклажедателя), притом за свой счет и в полной сумме их оценки, вещи, принятые в залог (п. 3 ст. 358 ГК) или на хранение (п. 4 ст. 919 ГК). В этом и в некоторых других подобных случаях обязанность страхования, возлагаемая на сторону, как постараемся показать ниже, сохраняет лишь внешние черты сходства с договором страхования как таковым.

--------------------------------

<*> В дореволюционной литературе вопрос о природе складывающихся в таких случаях отношений оставался дискуссионным. В частности, одним из первых, кто, с одной стороны, весьма широко представил соответствующие отношения, а с другой - высказал сомнение в их природе, был Д.И. Мейер. Он обратил внимание на то, что "есть случаи, в которых страхование ставится условием осуществления какого-либо права заключения другого какого-либо договора. Например, при предоставлении строения в залог по займу, поставке или подряду, заключенному с казной, требуется, чтобы оно было застраховано. Или при отправлении по почте денег и посылки требуется, чтобы лицо отправляющее застраховало их у того же почтового ведомства. Впрочем, еще сомнительно, можно ли в последнем случае говорить собственно о договоре страхования, потому что представляющиеся здесь юридические отношения не подходят под общие правила этого договора" (Мейер Д.И. Указ. соч. С. 684).

 

Необходимость страхования иногда предусмотрена не императивной, как это имело место в приведенных выше случаях, а диспозитивной нормой. Так, при аренде транспортного средства с экипажем на арендатора, если иное не предусмотрено договором, возлагается обязанность страховать само транспортное средство и (или) ответственность за ущерб, который может быть причинен этим средством или в связи с его эксплуатацией (ст. 637 ГК). С более широким набором страховых рисков аналогичное правило действует и применительно к договору аренды транспортного средства без экипажа по ст. 646 ГК (естественно, в последнем случае речь идет также о страховании ответственности арендатора).

Обязанность страхования может предусматриваться в отдельных случаях и факультативной нормой. К примеру, ст. 490 ГК допускает возможность возложения договором купли-продажи обязанности страховать товар на любую из сторон - продавца или покупателя. Точно так же и договором строительного подряда может быть предусмотрена обязанность стороны, на которой лежит риск случайной гибели или повреждения строительного объекта, материалов и другого имущества либо риск ответственности за причинение вреда при строительстве другим лицам, застраховать эти свои риски (ст. 742 ГК).

Наконец, основанная на договоре обязанность страхования может быть установлена и императивной нормой и носить вместе с тем альтернативный характер. Примером служит п. 2 ст. 587 ГК, который признает существенным для договора ренты условие, по которому плательщик ренты должен либо предоставить обеспечение исполнения обязательства выплачивать ренту (ст. 329 ГК), либо застраховать в пользу получателя ренты риск ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение соответствующего обязательства <*>.

--------------------------------

<*> Содержащееся в этой норме противопоставление страхования способам обеспечения обязательств в условиях существования ст. 329 ГК с ее незамкнутым набором способов обеспечения является все же спорным.

 

Права и обязанности сторон

 

Права и обязанности по договору страхования возлагаются наряду со страховщиком и на страхователя. При назначении выгодоприобретателя, на что уже обращалось внимание, страхователь даже тогда, когда им является застрахованное лицо, все равно продолжает нести свои обязанности по договору, если только иное не предусмотрено договором либо соответственно определенные обязанности были уже надлежащим образом исполнены самим выгодоприобретателем.

Права и обязанности по договору страхования по общему правилу увязаны с обоими этапами развития страхового правоотношения, один из которых предшествует страховому случаю, а другой возникает с момента наступления страхового случая.

К обязанностям страхователя, предшествующим наступлению страхового случая, применительно к консенсуальному договору страхования относится уплата страховых взносов в установленные сроки. Гражданским кодексом специально оговорена возможность согласования сторонами на случай нарушения установленной обязанности, т.е. неуплаты в предусмотренные сроки очередных страховых платежей, определенных последствий. Помимо различных видов неустойки существует и то специальное последствие, о котором речь шла выше: предусмотренное в виде императивной нормы положение о праве страховщика на зачет пропущенного уплатой взноса с причитающимся страховым возмещением или подлежащей выплате страховой суммой (п. 4 ст. 954 ГК).

Другая обязанность страхователя, относящаяся к тому же первому этапу, о которой уже шла речь, установлена на случай, если станет известно о происшедших значительных изменениях в тех обстоятельствах, о которых страхователь в свое время сообщил при заключении договора. О таких существенных изменениях страхователь при определенных условиях, указанных выше, обязан незамедлительно сообщить страховщику. А если он этого не сделает, страховщик приобретает право потребовать не только расторжения договора, но и возмещения причиненных расторжением договора убытков (ст. 959 ГК). Смысл этой нормы состоит в том, что обстоятельства, сообщенные страхователем при заключении договора, имеют исходное значение не только при определении размера страховой премии, но и для решения вопроса о том, заключать ли договор со страхователем. А значит, страховщику на этой стадии предстоит решить: сохранить ли действие договора страхования вообще или, по крайней мере, в его первоначальном виде. При этом страховщику в подобных случаях предоставляется право требовать изменения условий договора, в том числе уплаты дополнительной страховой премии (последнее с определенной оговоркой: увеличение размера страховой премии признается обоснованным в случае, когда оно является соразмерным увеличению риска). Если страхователь, в свою очередь, с такого рода изменениями не согласится, у страховщика появляется возможность требовать расторжения договора в режиме, установленном гл. 29 ГК ("Изменение и расторжение договора"). Ссылка на то, что изменение обстоятельств и тем самым увеличение риска должны быть во всех таких случаях существенными, делает складывающуюся ситуацию такой, при которой открывается возможность применить ст. 451 ГК. А это означает, что у страховщика тем самым возникает право требовать в суде изменения или расторжения договора, имея при этом в виду ту оговорку, которая содержится в п. 1 ст. 451 ГК: такое право возникает, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Особое решение приведено в ст. 959 ГК для договоров личного страхования. Применительно к ним указанные выше последствия - возможность заявления требований страховщиком об изменении или расторжении договора (например, в связи с обнаружением опасной болезни страхователя) - допускаются только при условии, если, что уже подчеркивалось ранее, на этот счет существовало специальное указание в договоре.

Одно из непременных условий удовлетворения требований страховщика о расторжении договора - то, что обстоятельство, с которым связано увеличение риска, продолжает действовать (неожиданно сильное наводнение не спало).

Обязанность страхователя на втором этапе прежде всего состоит в необходимости незамедлительно, как только ему станет об этом известно, сообщить о начале указанного этапа, т.е. о том, что страховой случай уже наступил. И сделать это он должен, соблюдая, если они предусмотрены в договоре, требования о сроке и (или) способах такого извещения. Аналогичная обязанность возлагается и на выгодоприобретателя, намеревающегося воспользоваться тем правом, которое выговорил для него страхователь. При нарушении страхователем (выгодоприобретателем) своей обязанности сообщить о наступившем страховом случае у страховщика возникает право отказаться от выплаты страхового возмещения. Правда, страхователю (выгодоприобретателю) предоставляется возможность доказывать то, что страховщик сам, к тому же своевременно, узнал о наступлении страхового случая, либо то, что отсутствие у страховщика соответствующих сведений не могло в действительности сказаться на исполнимости его обязанности выплатить страховое возмещение (п. 2 ст. 961 ГК).

Нормы, посвященные обязанности страхователя (выгодоприобретателя) уведомлять о наступлении страхового случая, а также о последствиях нарушения этой обязанности, распространяются на договор не только имущественного, но и личного страхования, если в нем страховым случаем служит смерть застрахованного лица либо причинение вреда его здоровью. Для направления соответствующего уведомления страховщику в договоре личного страхования предусматривается срок, который не должен быть менее тридцати дней (п. 3 ст. 961 ГК). Приведенная норма позволяет сделать вывод, что если срок в договоре указан не будет, следует признавать необходимой посылку соответствующего уведомления именно в пределах этих тридцати дней.

Возмещение убытков при имущественном страховании, равно как и выплата страховой суммы при страховании личном, является исполнением обязанности страховщика, т.е. его долгом, хотя и именуется нередко ответственностью. По этой причине необходимость осуществлять соответствующие выплаты не связана непосредственно ни с субъективной, ни даже с объективной (не зависящей от вины, но ограниченной действием непреодолимой силы) оценкой поведения страхователя, которая имеет определенное значение для наступления ответственности должника в обычном обязательстве (см. п. 1 и 3 ст. 401 ГК) <*>. В соответствующих случаях применению подлежит и ст. 395 ГК <**>.

--------------------------------

<*> Для сравнения можно указать на аналогичную ситуацию, при которой также одна и та же правовая категория используется в разном значении. Имеется в виду значение, которое придается учетной ставке банковского кредита в ст. 395 ("Ответственность за неисполнение денежного обязательства"), с одной стороны, и, например, в ст. 885 ("Последствия неоплаты чека") - с другой (см. о многообразном значении "процентов": Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2000; Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. М., 1995; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 676 и сл.).

 

: примечание.

Монография Л.А. Новоселовой "Проценты по денежным обязательствам" включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2003 (издание второе, исправленное и дополненное).

 

: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

 

Термин "ответственность страховщика" как синоним его обязанности возместить убытки или соответственно выплатить страховую сумму в течение определенного времени был весьма широко распространен в литературе (см., например: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. С. 41 и сл.; Граве К.А., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 93 и др.).

Между тем об ответственности страховщика речь может идти, очевидно, лишь применительно к случаям, когда он нарушает (не исполняет или ненадлежащим образом исполняет) соответствующую обязанность - возмещать убытки или выплачивать страховую сумму.

<**> Так, установив, что страховщик пропустил предусмотренный Правилами добровольного страхования автомототранспортных средств срок выплаты возмещения, счел возможным применить ст. 395 ГК, сославшись на то, что страховое возмещение является денежным обязательством, о котором идет речь в упомянутой статье (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. N 2. С. 33).

 

Вместе с тем не исключено, что для установления соответствующих пределов обязанностей страховщика, на что уже обращалось внимание, используются правовые категории, которые имеют непосредственное отношение к ответственности. Все дело в том, что правовое значение, которое им в этом случае придается, не всегда совпадает с тем, какое они должны были бы иметь для ситуации, непосредственно выражающей ответственность. С учетом отмеченного обстоятельства становится ясным, почему ст. 963 ГК, вводя определенные ограничения обязанностей страховщика возместить убытки - при имущественном или выплатить страховую сумму - при личном страховании, увязывает их прежде всего с категорией виновности второй стороны (имеется в виду вина страхователя или выгодоприобретателя) либо застрахованного лица.

Применительно к первой ситуации законодатель счел необходимым, руководствуясь основополагающими принципами гражданского права, прежде всего признать недопустимым выплату страхового возмещения или страховой суммы страхователю, если страховой случай наступил вследствие его стремления получить выгоду от совершенного умышленно противоправного действия <*>. В исключении возникновения в подобном случае права требовать соответствующей выплаты от страховщика лежит, помимо прочего, соответствующий публичный интерес, связанный с общими устоями правопорядка. По этой причине недопустимым признается законодателем указание в договоре в качестве страхового случая того, что может стать результатом собственного умысла. Данное положение распространяется в равной мере на выгодоприобретателя и на застрахованное лицо. Таким образом, явно просматривается стремление законодателя исключить превращение страхования в источник наживы. Элементарный пример - лицо, застраховавшее свою автомашину с достаточно высокой страховой суммой, умышленно совершает аварию с целью получить то, что может быть признано страховым возмещением <**>. Учитывая публичный характер запрета страхования собственного умысла, соответствующая на этот счет норма носит императивный характер. А это означает, что включение в договор условия, нарушающего указанную норму, повлечет ничтожность соответствующего условия договора страхования или всего договора в целом.

--------------------------------

<*> По этой причине в деле, возникшем в связи с требованием страхователя к страховщику о возмещении убытков, причиненных гибелью застрахованной торговой палатки, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отверг ссылку на вину в форме умысла со стороны страхователя. Удовлетворяя иск, Президиум обратил внимание на то, что "Законом Российской Федерации "О страховании" страховщикам предоставлено право при необходимости запрашивать сведения, связанные со страховым случаем, у организаций, располагающих информацией об обстоятельствах страхового случая, а также самостоятельно выяснять причины и обстоятельства страхового случая. Наступление страхового случая в данном деле подтверждено актом органов пожарного надзора и актом, составленным представителями страхователя и страховщика. Доказательств совершения страхователем умышленных действий, направленных на наступление страхового случая, либо сообщения страховщику заведомо ложных сведений об имуществе или обстоятельствах, имеющих существенное значение для суждения о страховом событии, страховая фирма не представила" (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 10. С. 39).

<**> В. Ларичев в книге "Мошенничество в сфере страхования. Предупреждение, выявление, расследование" (с. 84 - 85) приводит такой пример. Некто К. организовал преступную группу, в которую вовлек среди других отца и жену. К. застраховал свою жизнь в 20 страховых компаниях на значительные суммы, назначив выгодоприобретателями жену и отца.

Впоследствии один из участников группы известил, что в морг, в котором он работал, был доставлен труп попавшего в дорожно-транспортное происшествие человека, очень похожего на К. Тогда отец сообщил в органы МВД о пропаже сына. Впоследствии отец К. в этом трупе "опознал" сына. Представив соответствующие документы о смерти сына, отец вместе с женой сына получили в страховых компаниях, кроме одной, заподозрившей обман, изрядную сумму страхового вознаграждения.

 

Исключение из правила о значении умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица сделано прежде всего для договора страхования жизни: если в таком договоре страховым случаем, с которым связано страхование, служит смерть застрахованного лица, то в ситуации, в которой это лицо покончило жизнь самоубийством, страховщик, как уже отмечалось, все же обязан будет выплатить страховую сумму. Правда, с учетом тех же соображений, которыми руководствовался законодатель, когда в виде общего правила исключил возможность страховых выплат при наличии умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, он счел необходимым, как уже подчеркивалось выше, предусмотреть, что в рассматриваемой ситуации (при самоубийстве) обязанность страховщика выплачивать страховую сумму наступает только тогда, когда самоубийство произошло не менее чем через два года после заключения договора. Имеется в виду, что тем самым появляются основания для неоспоримой презумпции: между заключением договора страхования и самоубийством нет причинной связи.

Особый характер имеет решение, относящееся к последствиям грубой небрежности страховщика и выгодоприобретателя. Дело в том, что ст. 963 ГК, на что уже обращалось внимание, допускает установление в законе необходимости освобождать страховщика от выплаты страхового возмещения, если страховой случай в договоре имущественного страхования произошел вследствие грубой неосторожности.

С определенной долей условности можно назвать еще одним исключением из правил, допускающих распространение страхования на действия виновные, то, что установлено применительно к договору о страховании гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью. С учетом специфики данного вида страхования предусмотрено, что страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения, если вред причинен по вине ответственного за это лица.

Одна из двух норм, содержащихся в п. 1 ст. 964 ГК ("Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы"), предусматривает необходимость освобождения страховщика от страховых выплат при наличии определенных событий, объединяемых в три группы.

Как указано в п. 1 ст. 964 ГК, это, во-первых, воздействие ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения, во-вторых, военные действия, а также маневры или иные военные мероприятия и, в-третьих, гражданская война, народные волнения всякого рода или забастовки. Освобождение страховщика от обязанности выплачивать страховое возмещение либо страховую сумму при наличии указанных событий наступает, в отличие от умышленных действий страхователя, выгодоприобретателя или заинтересованного лица, только тогда, когда законом или договором не предусмотрено иное. Таким образом, отдельные из перечисленных событий могут стать страховыми случаями.

Вторая такая же диспозитивная норма в той же ст. 964 (п. 2) ГК устанавливает презумпцию в пользу освобождения страховщика от ответственности вследствие таких действий государственных органов, как распоряжения об изъятии, конфискации, реквизиции, аресте имущества или его уничтожении. На этот раз иное, т.е. включение указанных событий в число страховых случаев, может быть осуществлено только договором. Нетрудно заметить, что обстоятельства, перечисленные в п. 2 ст. 964 ГК, - результат властных действий государственных органов и представляют собой, за редким исключением, санкции, применяемые к лицу в соответствии с гражданским, административным и уголовным законодательством. По этой причине вызывает сомнение возможность в подобных случаях все-таки сохранить обязанность страховщика выплатить страховое возмещение даже путем внесения на этот счет соответствующего условия в договор. Имеется в виду, что иначе страхователь может приобрести возможность страховать последствия применения к нему различных мер ответственности, избежав тем самым их негативных для него последствий. Думается, в будущем перечень, содержащийся в п. 2 ст. 964, необходимо сузить.

Размер выплачиваемой страховщиком страховой суммы, равно как и возмещения понесенных страхователем убытков, предопределяется императивными нормами ГК, иных законов, других правовых актов и самим договором.

Прежде всего речь идет о ситуации, при которой в двух видах договоров имущественного страхования - в договоре страхования имущества и договоре страхования предпринимательского риска, с их особыми правилами о соотношении страховой суммы и страховой стоимости, - произошло то, что ст. 949 ГК именует "неполным имущественным страхованием". Имеется в виду, что в одном из таких договоров страховая сумма оказалась ниже страховой стоимости. В этой связи возникает урегулированный указанной статьей вопрос: в каком объеме применительно к договору с "неполным имущественным страхованием" должен определяться размер выплаты?

В качестве иллюстрации можно привести такой пример. Автомашина стоимостью 200 тыс. руб. и застрахованная на сумму 100 тыс. руб. попадает в аварию, при этом размер причиненных по этой причине убытков составил 120 тыс. руб. Какая же часть этих убытков подлежит возмещению? Существуют два традиционных принципа подсчета в таком случае подлежащих возмещению убытков, или, иначе, две системы страхового возмещения.

Одна из них именуется "системой пропорционального риска". Смысл ее состоит в том, что при наступлении страхового случая должна быть возмещена часть понесенных страхователем убытков, пропорциональная отношению страховой суммы к страховой стоимости. Применительно к приведенному примеру это будет означать 60 тыс. руб.:

 

    120 x 100000

    ------------.

      200000

 

Другая носит название "система ответственности по принципу первого риска". Смысл ее состоит в том, что убытки возмещаются в полном объеме, но, однако, в пределах страховой суммы. В приведенном примере это составит 100 тыс. руб.

Статья 949 ГК закрепляет именно систему пропорционального риска. Однако соответствующая норма в указанной статье является диспозитивной, допуская установление в договоре иного принципа подсчета, с двумя, однако, ограничениями. Из них одно установлено в интересах страхователя, а другое - в интересах страховщика. Так, "иной", договорный порядок может заменить собой систему пропорционального риска только при условии, если он приводит к более высокому размеру возмещения. Из этого следует, что во всех случаях, когда условие в договоре о порядке подсчета размера возмещения будет менее выгодным для страхователя, чем система пропорционального риска, страхователь вправе требовать признания этого условия недействительным и соответственно подсчета не этим, а предусмотренным в ст. 949 ГК способом. Вместе с тем, защищая интересы и страховщика, ч. 2 ст. 949 ГК устанавливает, что любая предусмотренная в договоре система подсчета, избранная сторонами, должна включать ограничение выплаты размером страховой суммы.

Обоим этим требованиям отвечает, в частности, принцип страхования первого риска.

Следует иметь в виду, что ГК предусматривает возможность, когда при рассмотрении спора о размере возмещения одна из сторон оспаривает указанный в договоре размер страховой стоимости. Речь идет о страхователе, ссылающемся на то, что страховая стоимость, указанная в договоре, занижена, либо о страховщике, считающем договорную стоимость завышенной по сравнению с действительной. Исходя все из того же в конечном счете принципа "неизменности договора" (pacta sunt servanda), ст. 948 ГК исключает для той и другой стороны возможность такого оспаривания соответствующего условия. Из этого правила указанная статья предусмотрела только одно исключение и только для одной из сторон - страховщика: ему предоставлена возможность оспаривания, но только при условии, если он сумеет доказать, что своим предусмотренным п. 1 ст. 945 ГК правом на оценку страхового риска (имеется в виду право провести осмотр страхуемого имущества самому, а при необходимости назначить экспертизу для установления действительной стоимости имущества) он не воспользовался, так как был умышленно введен в заблуждение относительно стоимости имущества (один из вариантов - представление страхователем для этой цели фиктивных документов).

Специальное правило, связанное с возникновением обязанности выплатить страховое возмещение или страховую сумму, составляет условие о франшизе. Смысл ее состоит в том, что в подобных случаях заранее предусмотрен определенный минимальный уровень выплачиваемого страхового возмещения. При этом имеются в виду два варианта франшизы. При первом - из всей суммы подлежащих возмещению убытков исключается соответствующая часть, например 5%. И тогда, независимо от их размера, убытки будут возмещаться только в объеме 95% их общей суммы. При втором - также устанавливается определенный минимум, но с иными последствиями: в его пределах убытки вообще не выплачиваются, а если он превзойден, возникшие убытки покрываются в полном объеме. Соответственно в приведенном примере это означает, что при убытках до 5% взыскание не производится, но зато после 5% франшиза вообще не принимается во внимание и взыскание соответственно должно производиться в полном объеме. Первый вариант носит название франшизы условной, а второй - франшизы безусловной.

В свое время В.К. Райхер полагал, что в отличие от капиталистических стран "в советских страховых правилах институт франшизы хотя и известен, но имеет... весьма ограниченную сферу применения" <*>.

--------------------------------

<*> Райхер В.К. Указ. соч. С. 268. Следует отметить, что по этому поводу Ф.В. Коньшин высказывал и более "радикальный" взгляд: "В советском страховании институт франшизы, как не вызываемый какими-либо специальными надобностями и противоречащий интересам страхователя, не находит применения (единственным исключением признавалось морское страхование. - М.Б.)" (Коньшин Ф.В. Указ. соч. С. 40).

 

В настоящее время в ГК отсутствуют какие-либо запреты франшизы. Это означает, что стороны вправе во всех случаях включать в договоры условие о франшизе. Соответствующее указание на этот счет может быть и в законе. Следует отметить, что о включении в договор франшизы идет речь в ряде правил страхования <*>.

--------------------------------

<*> Подобное указание включено, например, в Правила страхования таможенных брокеров (утверждены Всероссийским союзом страховщиков), в утвержденные некоторыми страховыми компаниями Правила смешанного страхования, а также страхования жизни, страхования от несчастных случаев, страхования грузоперевозок. По вопросу о видах франшизы (условная или безусловная), а также о ее размере в Правилах содержатся обычно отсылки к договору.

 

Примером могут служить Типовые (стандартные) правила страхования имущества физических лиц. В них специально предусмотрена возможность для сторон оговорить в договоре размер не компенсированного страховщиком убытка (франшизы). При этом предусматривается возможность включения в договор как условной, так и безусловной франшизы <*>.

--------------------------------

<*> Условия о франшизе содержатся в ряде других правил, распространяющих свое действие на различные виды как имущественного, так и личного страхования. Имеются в виду, в частности, Типовые (стандартные) правила страхования имущества юридических лиц, страхования ответственности таможенных перевозчиков, ответственности оценщиков, страхование воздушных судов, страхование гражданской ответственности владельцев воздушных судов и авиаперевозчиков и др.

 

С неоднократно отмеченной спецификой страхования - как таковая она предполагает безусловный интерес страхователя к сбережению застрахованного имущества, притом более высокий по сравнению с интересом к страховому возмещению, - связано возложение на страхователя обязанности после наступления страхового случая принимать разумные и доступные, с учетом сложившихся обстоятельств, меры, направленные на уменьшение возможных убытков. Выбор такого рода мер принадлежит самому страхователю, с тем, однако, что за страховщиком закрепляется право давать страхователю обязательные для последнего указания относительно того, какими именно должны быть эти меры (п. 1 ст. 962 ГК).

Нарушение указанной обязанности влечет за собой для страхователя весьма ощутимые последствия. Так, если будет установлено, что он умышленно не принял разумных и доступных ему мер для уменьшения возможных убытков, это служит достаточным основанием для освобождения страховщика от возмещения возникших по указанной причине убытков.

В принятии страхователем мер по предотвращению возможных убытков, как правило, в конечном счете заинтересован страховщик, поскольку возмещать убытки придется ему. По этой причине предусмотрено, что расходы по осуществлению этих мер должен оплатить страхователю страховщик. Эта обязанность возмещения расходов имеет свои, установленные Кодексом (п. 2 ст. 962 ГК) границы. Имеется в виду указание, в силу которого по общему правилу расходы, направленные на уменьшение убытков, должны быть признаны необходимыми. Необходимость, о которой идет речь, совершенно очевидно включает разумность расходов. При этом, однако, ГК особо предусматривает, что возмещению могут подлежать и такие расходы, которые не дали результатов, т.е. оказались безуспешными. Но соответствующее последствие наступает только в одном случае: когда расходы понесены во исполнение указаний страховщика. Наконец, общий принцип - риск, связанный с принятием мер по уменьшению убытков, возлагается на страховщика - находит и еще одно подтверждение: одна из норм п. 2 ст. 962 устанавливает, что расходы, которые понес страхователь, возмещаются пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости. При этом специально оговорено, что расходы страхователя должны возмещаться в полном объеме даже и тогда, когда они вместе с возмещением убытков превысили страховую сумму.

Следует подчеркнуть особо обязанность страховщика, которая в общем-то и не связана с правовой природой соответствующих страховых отношений, хотя при осуществлении страхования она также возникает. Имеется в виду, что страховщик не должен разглашать ставшие ему известными в результате профессиональной деятельности сведения о страхователе, застрахованном лице или выгодоприобретателе. Особо выделены в ст. 946 ГК сведения о состоянии здоровья этих лиц, а равно об их имущественном положении. При нарушении этой обязанности, в зависимости от того, какие права нарушены и каков характер нарушения, наступают последствия, указанные либо в ст. 139 ГК ("Служебная и коммерческая тайна"), либо в ст. 150 ГК ("Нематериальные блага"). В первом случае нарушения влекут за собой необходимость возмещать причиненные убытки, а во втором - может быть использован самый широкий набор как общих, так и специальных способов защиты нарушенных прав. В литературе справедливо отмечалось, что "по логике статьи (имеется в виду ст. 946 ГК. - М.Б.) и исходя из содержания понятия "сведения о страхователе" любая информация о нем, выгодоприобретателе или застрахованном лице является служебной тайной" <*>. Из этого следует, что ст. 139 и 150 ГК при наличии к тому достаточных оснований должны применяться и за пределами ст. 944 ГК.

--------------------------------

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 536.

 

: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

 

 

В разделе, посвященном выгодоприобретателю, рассматривались специальные правила о переходе принадлежащих этому участнику договора прав и обязанностей. Существуют и более общие положения, относящиеся уже к самому страхователю и его контрагенту.

С учетом одностороннего характера реального договора страхования перемена лиц - носителей прав и обязанностей, составляющих содержание договора, принимает форму уступки прав (цессии) - для страхователя и перевода долга - для страховщика. Тот и другой переход подчиняются соответствующим нормам гл. 24 ГК ("Перемена лиц в обязательстве").

К числу положений, определяющих правовой режим цессии, относится главным образом то, что отношения между цессионарием и должником, в данном случае - страховщиком, возникают независимо от воли последнего. Единственная обязанность страхователя по отношению к страховщику состоит в необходимости письменно уведомить его о состоявшемся переходе прав к новому страхователю. При этом указанная обязанность (ее исполнение) не оказывает сама по себе влияния на действительность перехода.

Вместе с тем в силу п. 1 ст. 388 ГК возможность цессии имеет свои границы. Применительно к договору страхования данная статья приобретает особое значение. Она предусматривает, что уступка требования кредитором другому лицу возможна, если это не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Там же содержится указание на то, что не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

В договоре личного страхования личность кредитора имеет значение главным образом лишь в одном случае: когда кредитор является одновременно застрахованным лицом. Речь идет об особом интересе страховщика к индивидуальным качествам этого лица, главным образом таким, как его возраст, состояние здоровья и т.п.

Существует и еще одна особенность кредитора, имеющая значение для личного и в еще большей степени для имущественного страхования, как-то: наличие у страхователя того отрицательного интереса, о котором уже шла речь, - интереса к ненаступлению страхового случая. Для имущественного страхования доказательством наличия такого интереса служит принадлежность страхователю застрахованного имущества (имущественных интересов). Это требование, обязательное для страхователя, является таким же необходимым и для его правопреемника.

В виде общего правила основой для цессии служит какой-либо (независимо от его природы) договор, заключенный цессионарием с цедентом <*>. Предъявляя при наступлении страхового случая требования о страховой выплате, цедент при необходимости подтверждает свои права фактом заключения с цессионарием договора. Однако в силу ст. 382 ГК право требования может перейти и на основании закона. Таким законом служит ст. 960 ГК. В основе этой нормы лежит общий, присущий вещным правам принцип - "следование за вещью". В данном случае ст. 960 ГК предусмотрено, что если лицо, в интересах которого был заключен договор страхования, передает кому-либо права на застрахованное имущество (продает, дарит, меняет и т.п.), к этому последнему одновременно с правом на вещь переходят права и обязанности по договору, в силу которого вещь была застрахована. На последнего возлагается обязанность немедленно уведомить об этом страхователя.

--------------------------------

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 465 и сл.

 

: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

 

 

Правовое значение нормы, о которой идет речь, состоит в том, что, поскольку лицо приобретает права страхователя в результате правопреемства в правах на застрахованную вещь, при заявлении требования о выплате страхового возмещения такому лицу достаточно подтвердить права именно на ту вещь, которая была в свое время застрахована по договору. Имеется в виду договор, в котором страхователем был тот, кто ранее обладал вещью (имуществом).

Порядок перехода прав из договора имущественного страхования к приобретателю застрахованной вещи распространяется только на случаи производного приобретения и не действует тогда, когда основания приобретения вещи носят первоначальный характер. Соответственно прежде всего исключается переход, о котором идет речь в указанных в п. 2 ст. 235 ГК случаях: допускаемого законом принудительного изъятия имущества у собственника. Кроме того, сюда же относится и еще один способ возникновения права собственности - occupatio, применяемый по отношению к res derelicte (брошенным вещам). Имеется в виду ст. 236 ГК, к которой также отсылает ст. 960 ГК. Статья 236 ГК предусматривает случаи, когда гражданин или юридическое лицо может отказаться указанным в этой статье способом от принадлежащего им права собственности. Для отношений по страхованию имущества важное значение имеет ч. 2 ст. 236 ГК, которая предусматривает, что сам по себе отказ от права собственности третьего лица не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на это имущество другим лицом. Таким образом, если только страховой случай произошел до приобретения права собственности другим лицом, страхователь сохраняет право на получение страхового возмещения. И только факт принудительного изъятия или отказа от прав собственности влечет прекращение составляющих содержание договора имущественного страхования прав и обязанностей его сторон.

В заключение следует указать на предоставленное одной из сторон - той, которая обратилась за услугой, т.е. страхователю, - право свободного расторжения договора. Применительно к этому виду договоров на оказание услуг соответствующее право действует в любое время, если только после заключения договора не отпала сама возможность наступления страхового случая. Имеется в виду, что в противном случае для прекращения договора воля страхователя значения уже не имеет, поскольку прекращение договора происходит само собой (п. 3 ст. 958 ГК).

Защищая интересы страховщика, ГК (п. 3 ст. 958) предусматривает, что, если иное не указано в договоре, страхователь, отказавшийся от договоров, не вправе требовать возврата уплаченной страховой премии.

 

 

 Смотрите также:

  

Договор страхования. В договорах страхования всегда...

При страховых взаимоотношениях основополагающим документом является договор страхования.
В договорах страхования всегда предусматривается оплата страхователем страховых услуг, предоставленных страховщиком.

 

Понятие договора страхования. Договор страхования, как...

Общепринято считать объектом договора страхования страховой интерес. Страховой интерес определяется как убыток, угрожающий страхователю от наступления страхового случая.

 

ДОГОВОР СТРАХОВАНИЯ. Содержание договора страхования.

Содержание договора страхования. Договор страхования является соглашением между страхователем и страховщиком, в силу которого страховщик обязуется при страховом случае произвести страховую выплату страхователю или иному лицу...

 

Прекращение и недействительность договора страхования.

Прекращение и недействительность договора страхования. Договор страхования прекращается и признается недействительным по общим основаниям, установленным для гражданско-правовых договоров.

 

Существует два способа заключения договора страхования...

Страховой полис, придающий договору письменную форму и служащий доказательством заключения договора страхования, содержит основные условия страхования и следующие реквиз