ДОГОВОР СТРАХОВАНИЯ

 

История развития института страхования

  

 

Развитие страхования составляет свою часть истории человеческого общества. Следует отметить, что в литературе высказывались различные взгляды на время появления соответствующих отношений <*>. Насколько глубок разрыв между представлениями на этот счет разных авторов, которые стремились установить истоки конструкции, ставшей страхованием, можно судить по тому, что наряду с многочисленными сторонниками признания того, что страхование родилось, по крайней мере, не ранее, чем в средние века <**>, немало тех, кто находил следы страхования в глубокой древности.

 

--------------------------------

<*> Так, Г.Ф. Шершеневич полагал, что самый первый вид имущественного страхования - тот, который связан с морской торговлей, - возник лишь в XIII в. на Средиземном море, и только затем страховые сделки стали медленно распространяться на другие приморские местности. Развивая эту мысль, он относил широкое использование страховых отношений главным образом к XVI в. и более поздним временам. В частности, подчеркивалось, что "после того в России страховое дело начинается в XIX столетии со страхования огня и на акционерных началах (при этом имелось в виду, в частности, созданное в 1827 г. Российское страховое от огня общество. - М.Б.)" (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. С. 364).

 

<**> В своем обширном исследовании истории развития страхования и страхового права И.И. Степанов приходил к выводу, что их начало следует искать в период средневековья. При этом автор в известной мере примирил тех, кто считал родиной страхования Испанию, с теми, кто готов был признать приоритет Италии: он указал на то, что первый в этой области акт - устав страхового общества - был принят в Италии, в то время как страховые термины появились впервые в Испании (Степанов И.И. Указ. соч. С. 4).

 

Весьма убедительной представляется позиция в этом вопросе В.К. Райхера. В его основной работе, посвященной страхованию, он уделил большое внимание самой истории страхования и страхового права. Опираясь на многочисленные литературные и законодательные источники, автор привел убедительную аргументацию в пользу того, что "одинаково неправильно и отрицать наличие докапиталистического страхования, и считать его простой разновидностью, элементарной формой буржуазного страхования... Страхование... существовало и в феодальном и даже в рабовладельческом обществе и притом настоящее, подлинное страхование" <*>. Свои выводы относительно раннего зарождения страхования В.К. Райхер подкрепил ссылками на соглашения, заключаемые путешественниками по поводу распределения несчастий, которые могли с кем-то из них произойти. Речь шла о последствиях ограблений, краж, падежа вьючных животных или растерзания их зверями и др. Особое значение имели соглашения о распределении убытков между корабельщиками и купцами, которым принадлежал перевозимый груз. Упоминания о таких договорах - провозвестниках современного взаимного страхования - находились в документах времен Хаммурапи, в законах Солона, Талмуде и др. В той же работе В.К. Райхер приводит интересные примеры страховой деятельности профессиональных союзов, а также обществ религиозных, начиная опять-таки с Древнего Рима <**>.

 

--------------------------------

<*> Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. С. 34.

<**> Райхер В.К. Указ. соч. С. 40 и сл. См. также: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. С. 280 и сл.; Шиминова М.Я. Страхование: история, действующее законодательство, перспективы. М., 1989. С. 8 и сл.

 

Идея страхования нашла свое место в заимствованном римлянами у древних греков Родосском законе о выброшенном в море. Суть этого Закона выразил очень точно Павел: "Родосским законом установлено, что если в целях облегчения корабля произведено выбрасывание товаров, то возмещается путем взноса всех то, что совершено в интересах всех" <*>.

--------------------------------

<*> Титул II Книги четырнадцатой Дигест (Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая, Дигесты Юстиниана. М., 1997. С. 387).

 

Последующими исследователями выделялись в качестве необходимых для удовлетворения соответствующего иска - о распределении потерь - такие условия, как:

"1. Опасность, непосредственно угрожавшая и кораблю, и грузу.

2. Жертва, принесенная для спасения. Исходным случаем было выбрасывание товаров за борт, но сюда относятся также и другие меры, предпринимаемые для спасения корабля, между прочим, перегрузка товаров на разгрузные судна, которые затем погибли, срубка мачт и других снастей, выкуп от пиратов и т.п.

3. Требуется, чтобы все эти меры были приняты по распоряжению капитана корабля.

4. Судно, а также часть груза должны остаться в целости" <*>.

--------------------------------

<*> Дернбург Г. Пандекты. Обязательственное право. М., 1900. С. 379.

 

Оценивая этот закон, И.А. Покровский усматривал именно в нем прообраз страхования как такового. Решающее значение имел, с его точки зрения, "зародившийся в этом отдельном случае институт разложения вреда". Именно указанный институт "нашел себе затем широкое применение не только в области торгового, но и в области гражданского права: на этой идее разложения вреда покоится... весь институт страхования, который приобретает в современной жизни все более и более серьезное значение. Создавая некоторую солидарность и взаимопомощь между лицами, одинаково в известном отношении заинтересованными, этот институт гарантирует каждое отдельное из них от ударов случайности (огня, падежа скота и т.д.) и тем придает хозяйственной деятельности большую устойчивость и выносливость" <*>.

--------------------------------

<*> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917. С. 291. О влиянии, которое имели идеи, заложенные в Родосском законе, на современное морское право, можно судить по нормам последнего, посвященным общей аварии. Так, в силу ст. 284 Кодекса торгового мореплавания РФ (далее - КТМ) общей аварией признаются убытки, понесенные вследствие намеренно и разумно произведенных чрезвычайных расходов или пожертвований ради общей безопасности, в целях сохранения от общей опасности имущества, участвующего в общем морском предприятии, - судна, фрахта и перевозимого судном груза. Там же содержится указание на то, что общая авария распределяется между судном, фрахтом и грузом соразмерно их стоимости во время и в месте окончания общего морского предприятия. Одна из особенностей общей аварии (равно как и Родосского закона на этот счет) - она позволяет отличить эту конструкцию от страхования как такового - состоит в том, что если при страховании страховой фонд создается на случай определенного события, то при современном понимании общей аварии, как и в Родосском законе, речь идет о распределении уже возникших расходов.

 

Широкое развитие в средние века получило как имущественное, так и личное страхование. Первое было рождено непосредственно морскими опасностями <*>. Наряду с ним развивалась одна из основных разновидностей имущественного страхования - "огневое страхование". Именно с ним было связано создание в 1765 г. Римского общества взаимного страхования от огня. Особое место в истории занимает знаменитая кофейня Ллойда, в которой заключались основные сделки по поводу морского страхования.

--------------------------------

<*> См.: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. С. 114 и сл. Имеется в виду, среди прочего, "морской заем", который также начинал свою историю с Древнего Рима. Смысл его, как указывал В.К. Райхер, состоял в том, что "обязанность уплаты долга и процентов... обусловливалась благополучным исходом морского плавания, для которого совершался заем. Таким образом, заемщик как бы страховался от морских опасностей, за что и платили ему более, чем по обычному займу, проценты" (Там же. С. 64). См. о "морском займе" в Древней Греции и Древнем Риме также: Мусин В.А. Сущность и предмет морского страхования по советскому и иностранному праву. Л.: ЛГУ, 1971; Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. С. 280 и сл. Можно указать и на своеобразную конструкцию, близкую к обществам взаимного страхования. Эта конструкция, получившая распространение в XV - XVI вв., предполагала уплату пиратами, входившими в состав этих обществ, премий до отправления в море с тем, что вознаграждение выплачивалось им в форме раздела награбленного (см.: Страховое ревю. 1999. N 6).

 

В средние века и в более позднее время появились нормы, посвященные как имущественному, так и личному страхованию.

Во Франции Торговый кодекс (ФТК) предоставлял место только морскому страхованию (ст. 332 - 396). В Кодексе гражданском (ФГК) упоминание о "договоре страхования" содержится лишь в ст. 1961. Перечисляя "рисковые договоры", ФГК отнес к ним, среди других, "договор страхования". Однако представление об этом договоре оказалось очень узким, поскольку в той же статье подчеркивалось, что данный договор, как и другой включенный в указанный перечень (имеется в виду договор морского займа), "регулируется морскими законами". Тем самым сфера действия соответствующего договора (страхования) оказалась ограниченной областью того же в конечном счете морского страхования. Это находило, например, у Л. Жюллио де ла Морандьера такое объяснение: "Договор морского страхования... был тогда единственным видом договоров страхования, встречающимся в начале XIX века" <*>. То, что этот автор прямо называл "пробелом в Гражданском кодексе", было восполнено только 13 июля 1930 г. принятием Закона "О договоре страхования", предметом которого как раз и служило "наземное страхование".

--------------------------------

<*> Л. Жюллио де ла Морандьер. Гражданское право Франции. Т. 3. М., 1961. С. 338.

 

Практически отсутствует специальное регулирование соответствующих договоров также в Германском гражданском и Германском торговом уложениях. Однако здесь определенную роль сыграл случай, который произошел с предшественником одного из этих актов во время рассмотрения проекта прусского Торгового уложения 1857 г. При последнем, третьем, чтении обнаружилось, что договора страхования в проекте нет и, более того, он ранее вообще не обсуждался. И тогда возникла потребность начать рассмотрение всего проекта с самого начала, т.е. с первого чтения. Поскольку подобная перспектива в силу ряда причин не удовлетворяла депутатов, было решено восполнить указанный пробел в будущем специальным законом <*>. Нечто похожее произошло и с германскими уложениями. Во всяком случае, страхования в них не оказалось, а специальный на этот счет Закон был принят 30 мая 1908 г.

--------------------------------

<*> См. об этом: Гражданское уложение. Книга пятая: Обязательства. Том пятый. С объяснениями. СПб., 1899. С. 6.

 

Следует отметить, что в кодексах ряда других стран глава о страховании все же имеется. Так, изданный по сути дела одновременно с соответствующими кодификационными актами Германии Японский торговый кодекс выделяет главу о страховании, состоящую из двух разделов. В первый из них, более емкий по содержанию, были включены отдельные статьи, посвященные имущественному страхованию, одни из которых представляют собой общие положения, а другие - регулируют страхование от пожара и транспортное страхование. Имея в виду общие положения этого Кодекса, можно указать на то, что соответствующие его статьи исходят из широкого представления о предмете рассматриваемого договора; это любой оцениваемый в деньгах интерес. Весьма подробно урегулированы ситуации, связанные с двойным страхованием. Соответственно предусмотрены различные последствия в зависимости прежде всего от того, заключены ли оба договора (основной и дополнительный) одновременно или с разрывом во времени. Ряд статей, носящих диспозитивный характер, определяет обстоятельства, влекущие за собой освобождение страховщика от ответственности перед страхователем. Имеются в виду "война или другие беспорядки". Императивной нормой предусмотрено освобождение страховщика от обязанности возместить ущерб, который возник вследствие характера или недостатков предмета страхования, либо его износа, умысла или грубой небрежности страхователя либо лица, которое осуществляло страхование. Признаются недействительными договоры страхования в случаях, когда одна из сторон или лицо, осуществившее страхование, знало о том, что страховой случай по своему характеру таков, что либо вообще не может наступить, либо, напротив, к моменту заключения договора уже наступил. Среди прочих положений Кодекса можно указать на те, которые предусматривают последствия наступления банкротства страхователя, регулируют вопросы, связанные с суброгацией прав в отношении предмета страхования с основаниями и порядком заявления требований о возмещении соответствующих убытков непосредственно страховщиком с заключением договора в пользу другого лица без поручения (отсутствие поручения от этого лица либо хотя бы уведомление его о заключении указанного договора делают заключенный таким образом договор недействительным). Страхованию жизни посвящены, в частности, нормы, которые предусматривают основания освобождения страховщика от обязанности выплатить страховую сумму. Имеются в виду самоубийство застрахованного лица либо гибель его на дуэли или вследствие совершенного им преступления, в том числе при исполнении приговора о смертной казни, преднамеренное совершение выгодоприобретателем или страховщиком действий, повлекших смерть застрахованного лица.

Другим примером регламентации страхования на уровне основного гражданско-правового источника может служить одноименная глава Итальянского гражданского кодекса. В ее общих положениях выделены, в частности, нормы, которые предусматривают субсидиарное применение статей Кодекса к отношениям по социальному страхованию, установлена возможность оспаривания страховщиком договора страхования вследствие определенных обстоятельств, зависящих от контрагента, указаны последствия прекращения, изменения или возрастания риска в период, охваченный договором, а также несвоевременного внесения страховых взносов. В нем предусмотрена обязанность возмещать в соответствующих случаях убытки в объеме и способом, предусмотренными в договоре, с тем, что недополученная прибыль подлежит компенсации только при условии, если страховщик принял на себя такую обязанность. Диспозитивная по своему характеру норма предусматривает освобождение страховщика от ответственности при наличии землетрясения, войны, восстания, массовых беспорядков. Отдельные статьи в этой части главы, которая посвящена личному страхованию, допускают неограниченную возможность использования указанного вида страхования в интересах третьего лица, освобождение страховщика от ответственности при самоубийстве страхователя (правда, лишь при условии, если это произошло до истечения двухлетнего периода с момента заключения договора). Глава завершается правилами, относящимися к перестрахованию, а также общим перечнем норм, которые могут быть в принципе изменены договором только в случаях, когда это сделано в интересах застрахованного лица. Наконец, можно указать на существование в том же Кодексе, за пределами настоящей главы, специальных норм, которые определяют правовое положение обществ взаимного страхования.

Среди других может быть назван также Гражданский кодекс Квебека. В отличие от большинства аналогичных актов других стран, в нем страхование прямо делится на морское и наземное. Особо выделено личное страхование, весьма подробно классифицируемое. Имеется в виду его деление на индивидуальное и коллективное страхование (под последним подразумевается страхование, основанное на рамочном договоре). В этом же разделе, посвященном личному страхованию, особо урегулированы пожизненное страхование, страхование жизни, включая страхование пожизненное и срочной ренты, страхование от болезней и несчастных случаев, от различного рода убытков, включая страхование гражданской ответственности. Одна из статей Отдела о страховании убытков предусмотрела обязанность при наступлении страхового случая "компенсировать вред в пределах страхового покрытия". Имеется в виду вред, наступивший вследствие непреодолимой силы или даже вины лица, в пользу которого заключен договор, если только речь не идет о такой форме вины, как умысел. В той же главе содержатся и специальные нормы о страховании имущества и страховании гражданской ответственности, притом как договорной, так и недоговорной. Абсолютное большинство норм соответствующей главы посвящены все же морскому страхованию.

В России страхование практически началось с конца XVIII в., и прежде всего с морского страхования. К нему постепенно присоединились и другие виды страхования. Непосредственным толчком к развитию отечественного страхования послужило стремление отвлечь предпринимателей от обращения к страховщикам из других государств. С этой целью 28 июля 1786 г. был издан Манифест Екатерины II, которым Государственный заемный банк обязывался, на указанных в Манифесте условиях, страховать недвижимость. Этим же актом "запрещалось всякому отдавать на страх свои дома, фабрики и заводы в чужие государства и тем вывозить деньги во вред или убытки государственные" <*>. Существовавшая в течение некоторого времени государственная монополия страхования была вскоре отменена. Страхование стало быстро развиваться с образованием специализированных акционерных обществ. Первое Российское страховое от огня общество появилось в 1827 г., а уже спустя 8 лет (1835 г.) было создано и второе с аналогичными и наименованием, и функциями.

--------------------------------

<*> Приведен в книге: Ноткина О.А. Страхование имущества по русскому законодательству. Киев, 1888. С. XIV - XV. В этой же книге содержались данные, относящиеся к созданию различных компаний по страхованию морскому, от огня, а также посевов от градобития и скота от падежа. Среди других, изданных в последнее время книг, в которых приводятся определенные данные о развитии страхования в дореволюционной России, можно выделить, в частности: Спектор А.А. Страхование. Пермь, 1998. С. 11.

 

Наряду с имущественным внедрялось и личное страхование. Г.Ф. Шершеневич связывал это главным образом с особенностями жизни тех, кто именовался им "представителями либеральных профессий" (имелись в виду врачи, адвокаты, художники, артисты и др.), а также чиновников высшего и среднего уровня. Не относясь по общему правилу к числу родовитой знати, они, естественно, страшились того, что постепенно с годами утратят возможность выполнять высокооплачиваемую работу и по этой причине не смогут дать образование своим детям. В подтверждение подобных пессимистичных прогнозов приводились такие примеры: у адвоката не хватит средств на обучение сына; губернаторская дочь по тем же причинам превратится в швею и др. Все это в результате должно было подтвердить, что именно страхование может оказаться выходом из столь щекотливого положения <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. С. 443 и сл.

 

Свод законов гражданских Российской империи содержал несколько норм, посвященных рассматриваемым отношениям. Речь шла о пяти статьях (2199, 2200, 2200.1, 2200.2 и 2200.3). Одна из них (ст. 2199), посвященная определению самого понятия страхования как такового, включила указание на то, что речь идет о договорных отношениях, в которых в качестве страховщика может выступать наряду с "частным лицом" только общество, созданное для предохранения от несчастных случаев; предметом договора назывались дом, а наряду с ним корабль, товары или иное движимое имущество. Страховым риском была признана опасность, которая может произойти, и соответственно признавалось недопустимым страхование от события, которое вообще не может случиться или, напротив, к моменту заключения договора уже произошло. В обязанность страхователя входило внесение условленной премии (платы), а страховщика - "удовлетворить урон, ущерб или убыток, от предполагаемой опасности произойти могущий".

Скудость правовых норм Свода, посвященных страхованию, восполнялась некоторыми специальными актами <*>, а особенно уставами самих страховых обществ и разработанными ими же "полисными условиями" <**>.

--------------------------------

<*> В.И. Синайский, имея в виду уже годы, непосредственно предшествовавшие первой мировой войне, называл среди источников утвержденные Министерством внутренних дел соответственно в 1911 и 1913 гг. Общие условия страхования отдельных лиц от несчастных случаев, а также Общие условия страхования убытков от гражданской ответственности перед третьими лицами (см.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 210). Примерно в то же время А.Г. Гойхбарг писал: "У нас... страховое законодательство, если не считать морского страхования, почти не существует. А между тем страховое дело, сосредоточенное главным образом в русских акционерных компаниях, получило уже очень давно значительное развитие" (Гойхбарг А.Г. Источники договорного страхового права // Вестник гражданского права. 1914. N 2. С. 43). В этой же связи последний из авторов указывал на то, что с изданием Основных законов 1906 г. уставы, даже надлежаще утвержденные, не могли заменить собой закона, вследствие чего их значение сводилось лишь к регулированию внутренних отношений организации. Соответственно и приобрели особое значение разработанные страховщиками "полисные условия", особенно после того, как их стали утверждать на министерском уровне (см. там же, с. 49 и сл.).

<**> О том, как Сенат признал указанные уставы и "полисные" условия источниками права, а также о негативных последствиях создавшейся таким образом ситуации см.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 209.

 

Несомненный интерес представляет анализ действовавших в то время положений о страховании, проведенный Д.И. Мейером <*>. Прежде всего им было указано на то, что наряду с добровольным получило развитие обязательное страхование, основанное на законе. Примером могло служить обязательное земское страхование от огня, построенное по принципу взаимного страхования. Автор обратил внимание на открывающуюся возможность использовать отношения по перестрахованию. Им подчеркивалось и то, что страхование охватывает лишь несчастные случаи, вследствие чего не допускается возмещение убытков при наличии собственной вины страхователя, правда, лишь в форме умысла. В роли страхователя имущества мог выступать не только его собственник, но и другие заинтересованные лица. В последнем случае согласие собственника не являлось непременным условием заключения договора. Особо выделялась возможность страхования самой страховой премии.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 555 и сл.

 

Развернутая регламентация отношений по страхованию предполагалась книгой пятой проекта Гражданского уложения. О значении, которое придавалось страхованию в проекте, можно судить уже по тому, что одноименная его глава вместила более 70 статей. Это означало, что по объему нормативного материала глава, о которой идет речь, едва ли не последняя по указанному признаку (количеству статей) в Своде, заняла в проекте Гражданского уложения первое место среди глав, посвященных отдельным видам договоров. Из числа положений, которые должны были стать новеллами в действовавшем в указанное время законодательстве на случай принятия проекта, можно назвать прежде всего то, что предметом имущественного страхования (с него-то и начиналась глава) должно было служить, притом неограниченно, не только движимое, но и недвижимое имущество и вообще все, что обладало для страхователя ценностью, поддающейся выражению в деньгах. Тем самым речь могла идти о таких объектах, которые вообще не имели вещной формы.

Из отдельных положений проекта можно отметить то, что пропуск страхователем сроков уплаты страховой премии освобождал страховщика на время просрочки от несения ответственности за последствия наступления страхового случая; в виде общего правила страхование имущества сверх его действительной стоимости могло повлечь за собой недействительность договора в целом. Страховщик не должен был нести ответственность за последствия несчастных случаев, которые произошли вследствие умысла страхователя.

Особо выделялось в проекте среди других видов имущественного страхования прежде всего страхование от огня. В частности, проект предусматривал ответственность страховщика за убытки, являвшиеся непосредственным последствием разрушительного действия огня, жара, дыма и пара (исключение составляли убытки, вызванные мерами предупреждения и тушения пожара, возникшего в здании или в иной застрахованной недвижимости). Выделенное таким же образом из имущественного страхования, страхование транспортное имело предметом убытки, которые могли быть понесены вследствие гибели или повреждения перевозимых грузов от огня, молнии, крушения судов, действия непреодолимой силы или любых других связанных с перевозкой причин.

Нормы о личном страховании предполагалось распространить на случаи "смерти лица, достижения им определенного возраста, потери им здоровья либо способности к труду или наступления в его жизни иного предусмотренного в договоре события". При этом заключение договора страхования на случай смерти или неспособности к труду третьего лица допускалось лишь при условии, если страхователь был имущественно заинтересован в жизни, смерти или способности к труду застрахованного лица. Во всех других ситуациях необходимо было получить предварительно согласие этого последнего на заключение соответствующего договора.

В экономической и юридической литературе, в особенности на рубеже XIX - XX вв., получила самое широкое распространение точка зрения, по которой страхование - это чисто "капиталистический институт", вследствие чего ни в каком другом обществе оно существовать не может. Противником этой точки зрения в части, относящейся к роли страхования в обществе, предшествовавшем капитализму, был, как показано выше, В.К. Райхер. Однако эта точка зрения распространялась рядом авторов не только на "докапиталистическое общество", но и на общество социалистическое, в котором, как они полагали, для страхования также не должно было оставаться места. Связывался такой вывод с отсутствием основной и, более того, непременной предпосылки страхования - "разделения" ("распределения") <*>. Из российских авторов эту мысль особенно четко выразил Г.Ф. Шершеневич. В конечном счете его позиция сводилась к следующему: "Существенным признаком страхования, с экономической его стороны, следует считать момент распределения убытка, испытанного в одном случае, на ряд хозяйств, которым угрожает та же опасность. Современная идея страхования основывается на представлении о частнохозяйственном строе. В социалистическом государстве страхования не может быть. Правильно также утверждение, что распределение убытка предполагает множественность хозяйств, находящихся в одном и том же положении риска, и что успех распределения зависит от числа хозяйств, между которыми распределяется испытанный убыток. С экономической точки зрения нельзя не признать верным, что идея страхования предполагает идею капиталистической организации, которая делает осуществимой мысль о распределении убытка" <**>.

--------------------------------

<*> Обзор соответствующей литературы см.: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. С. 32 и сл.; Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М.: Госюриздат, 1960. С. 12 и сл.

<**> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. С. 356 - 357.

 

Приведенные взгляды подвергались позднее резкой критике в советской цивилистической науке <*>. Справедливости ради следует признать, что определенное подтверждение оспариваемой точке зрения все же могло быть найдено. Имеется в виду единый и нераздельный характер государственной социалистической собственности, сохранявшей эти свои признаки даже тогда, когда речь шла о той ее части, которая была закреплена на праве "оперативного управления" ("полного хозяйственного ведения", "хозяйственного ведения") за государственными предприятиями и организациями. Благодаря этому в виде общего правила отпадали предпосылки для использования страхования применительно не только к нераздельному, но в равной мере и к разделенному между государственными предприятиями и организациями государственному имуществу <**>.

--------------------------------

<*> См., в частности: Граве К.А., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 12 и сл.; Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. С. 22 и сл.

<**> Подчеркивая, что "возмещение потерь в государственной социалистической собственности происходит за счет общегосударственных резервов, образуемых в государственном бюджете", К.А. Граве и Л.А. Лунц ограничивали использование страхования в сфере государственной собственности главным образом имуществом государственных предприятий, учреждений, которое было передано ими в пользование другим лицам (имелась в виду, в частности, аренда такого имущества) либо было принято от них другими лицами на комиссию, хранение, для перестройки, ремонта и др.) (Граве К.А., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 16, 17).

 

Все же те, кто в принципе исключал возможность использования страхования в его подлинном смысле, при социализме допускали определенный перегиб. Достаточно указать на то, что они не учитывали наличия в этом обществе, наряду с государственной, также и децентрализованной собственности, применительно к которой как раз и могло применяться необходимое для страхования "разделение". Речь шла о собственности кооперативов (прежде всего колхозов) и общественных организаций, а также личной собственности - собственности граждан. Именно в этой сфере как раз и использовалось с разной степенью интенсивности страхование.

Начиная с 1918 г. (правда, с некоторыми перерывами) в стране действовало государственное, к тому же построенное на началах монополии, страхование <*>. В складывающихся таким образом отношениях страхователям - кооперативным организациям и гражданам в качестве страховщиков противостояла по сути одна для всей страны организация - Госстрах (Главное управление государственного страхования) при Наркомате финансов СССР.

--------------------------------

<*> Как исключение с 1921 по 1933 г. страхование кооперативных организаций могло осуществляться такими же кооперативными организациями.

 

Правовое регулирование отношений по страхованию заняло свое место уже в Гражданском кодексе 1922 г. <*>. Соответствующая глава ("Страхование"), посвященная целиком договорному страхованию, как обычно, начиналась с определения данного договора. За этим следовали в основном статьи, регулировавшие либо имущественное, либо личное страхование. Лишь некоторые из норм указанной главы в равной мере относились к этим обоим видам страхования.

--------------------------------

<*> Страховое законодательство фактически началось с Декрета от 23 марта 1918 г. "Об учреждении государственного контроля над всеми видами страхования" (СУ РСФСР. 1918. N 30. Ст. 397), который, правда, ограничился созданием Совета по страховым организациям. Однако вскоре - Декретом от 28 ноября 1918 г. "Об организации страхового дела в Российской республике" (СУ РСФСР. 1918. N 86. Ст. 904) страхование во всех видах и формах было объявлено государственной монополией, за пределами которой допускалось лишь взаимное страхование движимости и товаров, а также страхование, осуществляемое кооперативными организациями.

 

Следует указать и на то, что сфера действия ГК РСФСР 1922 г. была определенным образом ограничена. Так, вне Кодекса оказались случаи обязательного страхования, если только издаваемые на этот счет правила не содержали прямой отсылки к Кодексу. Кроме того, условия определенных разновидностей страхования, включая страхование от огня, от падежа скота, от градобития, транспортное, государственное гарантийное (последняя разновидность страхования просуществовала, правда, лишь до 1930 г.), а равно страхование на случай смерти и от несчастных случаев, должны были регулироваться специальными правилами. Право утверждения тех и других относилось к компетенции Народного комиссариата финансов СССР.

Сменивший Кодекс 1922 г. ГК РСФСР 1964 г. существенно отличался в части регулирования отношений страхования от своего предшественника. Об этом можно было судить уже по названию соответствующей главы. Она именовалась "Государственное страхование". Тем самым, с одной стороны, подтверждалось наличие государственной монополии страховой деятельности, а с другой - подчеркивалась возможность широкого использования наряду с договорным и недоговорного страхования. Отличалась эта глава и своим объемом. Тридцать пять статей в ГК 1922 г. были заменены в ГК 1964 г. пятью. Из них одна ограничилась указанием на существование государственного страхования в двух его видах - обязательного и добровольного; притом раскрытию сути каждого из них специально посвящались соответственно две статьи. Еще одна статья была призвана регулировать отношения, связанные с переходом к страховой организации, выплатившей страховое возмещение по имущественному страхованию, прав страхователя в отношении лица, ответственного за причиненный ущерб (речь шла, таким образом, об одном из вариантов суброгации). И, наконец, последняя по счету ограничилась общей отсылкой к правилам страхования, которые должны были утверждаться в порядке, предусмотренном Советом Министров СССР. Правда, в вопросе об источниках страхового права особых изменений по сравнению с ранее действовавшим законодательством не произошло, поскольку Постановление Совета Министров СССР от 16 февраля 1971 г. <*> признало органом, который должен был утверждать подобные правила, то же Министерство финансов СССР.

--------------------------------

<*> СП СССР. 1971. N 4. Ст. 28.

 

Параллельно с ГК 1964 г. продолжал действовать принятый еще в 1968 г. Кодекс торгового мореплавания (КТМ), глава XII которого была посвящена морскому страхованию.

Основы гражданского законодательства 1991 г. отразили определенные изменения, происшедшие к тому времени в экономике страны. В частности, имелся в виду отказ от государственной монополии в соответствующей области. Небольшая по размеру (охватывавшая всего три статьи) глава ГК "Страхование" предусматривала в качестве основного вида страхования добровольное страхование. Другой вид - обязательное государственное - был признан единственным, который могли осуществлять только государственные страховые организации. Использование обязательного государственного страхования допускалось лишь в установленных законодательными актами случаях.

Среди других заслуживающих упоминания новелл следует выделить прежде всего то, что Основы отказались от содержащегося в Кодексе 1964 г. указания на непременное утверждение правил страхования Правительством РФ. Кроме того, были введены нормы, впервые назвавшие в числе объектов имущественного страхования, наряду с имуществом, не противоречащие законодательству имущественные интересы (примерный перечень таких интересов включал возможный имущественный вред, причиненный утратой жизни или повреждением здоровья, риск гражданской ответственности, ожидаемую прибыль, риск предпринимательской деятельности). Была предоставлена страхователю возможность при наступлении страхового случая отказаться в пользу страховщика от прав на застрахованное имущество, ограничившись получением полной суммы страхового возмещения (имелся в виду давно известный морскому страхованию абандон) и др.

 

 

 Смотрите также:

  

Развитие страхования. Подлинное начало института...

Подлинное начало института страхования связано с развитием специфических договоров морского займа.
История отечественного государства и права История государства и права зарубежных стран.

 

Страховая деятельность обусловлена определенными...

Страхование как самостоятельный институт финансовой системы осуществляет следующие основные функции.
Особую значимость для развития страхового дела имеют общественные отношения
Последние добавления: Экономика предприятия История менеджмента.

 

Международное страхование и его институты. Между¬народные...

* Историю создания и становления корпорации "Ллойд" см.: Скрягин Л.Н. Считаются пропавшими без вести.
Краткая характеристика международных страховых институтов. Название института.
Защита и развитие интересов морского страхования, формирование...

 

Страхование, связанное с непредвиденными чрезвычайными...

Например, В. Даль так объясняет значение слова «страховать»: отдавать кому-либо «на страх, на ответ, ручательство, т.е
Для современной