ДОГОВОР ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ

 

Договор возмездного оказания услуг в действующем Гражданском кодексе РФ

  

 

Не вызывает сомнений многообразие услуг, которые способны обеспечивать индивидуальные и коллективные потребности участников гражданского оборота.

 

Сохранение особенностей каждой из таких услуг может быть по общему правилу обеспечено при условии, если будет проведена необходимая дифференциация в их регулировании в рамках общего понятия договора услуг.

 

С учетом этого обстоятельства законодатель, определяя место услуг в ГК, мог бы, казалось, воспользоваться в качестве образца для регулирования отношений, возникающих по поводу возмездного оказания услуг, моделями построения тех глав ГК, в которых, наряду с общими положениями о договоре определенного типа, содержится регулирование в соответствующих пределах каждого из его видов. Речь идет о главах, посвященных купле-продаже, аренде, ренте и пожизненному содержанию и др. Однако применительно к услугам такое решение было бы практически невозможным. Причина этому - обилие используемых в гражданском обороте разновидностей услуг.

 

Определенное представление об этом может дать действующее в рамках Всемирной торговой организации (ВТО) Генеральное соглашение по торговле услугами <*>. В Генеральном соглашении, в частности, проведена классификация услуг. Для указанной цели используется самый широкий набор разнородных услуг, обычно существенно отличных друг от друга. Представление об этом наборе может дать действующее в рамках Всемирной торговой организации (ВТО) Генеральное соглашение по торговле и услугам. Упомянутые в нем услуги объединены в сектора с последующим выделением подсекторов. Так, один из подобных секторов - "Финансовые услуги" - состоит из двух подсекторов. Первый составляет "Страхование и связанные с ним услуги", выделяя перестрахование и ретроцессию, страховое посредничество - брокерское и агентское, вспомогательные услуги по страхованию - консультационные, по оценке риска, по регулированию претензий. В то же время второй подсектор ("Банковские и прочие услуги") охватывает более десятка видов соответствующих услуг. И вот таких секторов Генеральное соглашение, как оказывается, насчитывает двенадцать. Тем самым речь идет по крайней мере о нескольких сотнях видов услуг.

--------------------------------

<*> International Legal Material. Vol. XXXIII. 1994. P. 5.

 

В этих условиях Кодекс избрал для регулирования договоров, имеющих предметом возмездное оказание услуг, необычную для такого рода актов конструкцию. Договоры, опосредствующие более десятка разновидностей услуг, выделены в отдельные главы (имеются в виду "Поручение", "Комиссия" и др.). В то же время для регулирования всех других видов услуг создана одноименная глава (39) "Возмездное оказание услуг". Эта глава включает пять статей, которые распространяют свое действие в равной мере на любой договор оказания услуг, отличающийся тем самым тремя родовыми признаками: предмет договора составляют услуги (1), предоставляемые за плату (2); и при том ему не нашлось места среди особо выделенных в ГК типов (видов) договоров (3).

Что же касается специального регулирования отдельных разновидностей не поименованных в ГК договоров возмездного оказания услуг, то оно, как заведомо предполагалось, должно осуществляться нормативными актами, которые находятся за пределами Кодекса (имеются в виду законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и основанные на них иные нормативные акты). Таким образом, гл. 39 ГК выполняет ту же функцию, что и первые параграфы выделенных в отдельные главы договоров оказания услуг.

Квалификация договора. Из легального его определения (п. 1 ст. 779 ГК) следует, что договор, которому посвящена гл. 39 ГК, относится к числу консенсуальных, двусторонних и возмездных. Придавая особое значение последнему признаку и имея в виду распространение во взаимоотношениях участников гражданского оборота именно возмездного оказания услуг, ГК указал на признак "возмездности" в самом определении договора <*>.

--------------------------------

<*> Е.Д. Шешенин в свое время предлагал включить в ГК единый договор оказания услуг в расчете на то, что в случаях, указанных в законе или договоре, соответствующая модель могла бы быть и безвозмездной (Актуальные проблемы гражданского права. С. 218).

 

Приведенные признаки договора можно считать внутренне ему присущими, а потому соответствие им - непременным условием применения положений гл. 39 ГК к конкретному договору.

 

Договор возмездного оказания услуг и смежные договоры

 

Выделение отдельных типов (видов) договоров, как это было видно на примерах уже рассмотренных ранее, связано в конечном счете с тем, что для соответствующей модели договора возникает необходимость установить специальный правовой режим. Он должен быть особым, а значит, при отсутствии прямых отсылок к нему допускать применение норм, рассчитанных на иную договорную модель, можно только в порядке аналогии закона (ст. 6 ГК).

 

Если проследить происхождение гл. 39 ГК на базе послереволюционного гражданского права, следует признать, что для отграничения договора услуг от смежных договоров первостепенную роль играло соотношение этого договора с договором подряда. В этой связи особое значение имеет ст. 702 ГК, которая включила в самое определение подряда указание на обязанность заказчика принять и оплатить работу (как это предусматривалось в ст. 350 ГК 1964 г., а еще ранее - в ст. 228 и 230 ГК 1922 г. - оплатить результат работы) <*>.

--------------------------------

<*> Как удачно замечает по этому поводу Ю.В. Романец, всем услугам присущ общий признак: "...результату предшествует совершение действий, не имеющих материального воплощения, составляющих вместе с ним единое целое. Поэтому при оказании услуг продается "не сам результат, а действие к нему" (Романец Ю. Договор возмездного оказания услуг // Закон. 1999. N 10. С. 110).

 

Решающее значение для разграничения договоров подряда и оказания услуг имеет лежащий в их основе характер интереса соответствующей стороны - заказчика. Если этот интерес сводится к совершению действий, налицо договор возмездного оказания услуг, а в случае, когда предполагается совершение действий с передачей результата, имеет место договор подряда, для которого имманентен принцип: "результат венчает дело". С этим, помимо прочего, связано и то большое внимание, которое уделено при регулировании этого договора именно акту сдачи-приемки работ.

Результат вместе с тем играет роль разграничительного для указанных договоров признака только в его особой форме: когда он выражается в достижении результата либо материального, либо, по крайней мере, материализованного. Результат в таком случае должен быть не только определенно обозначенным, но и отделимым от действий.

В этой связи услуги имеют место прежде всего тогда, когда результат действий если и есть, то находится за пределами договора <*>. Достаточно привести столь часто используемый пример договора, заключенного филармонией с певцом или музыкантом. В подобном случае не может быть сомнений в том, что заказчик не вправе рассчитывать на какой-либо результат, во всяком случае, имеющийся у него к этому интерес находится за пределами обязательства.

--------------------------------

<*> Результат, о котором идет речь, и применительно к услугам имеет значение не сам по себе, а лишь в связи с совершенными действиями. По этой причине Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, отказывая в признании состоявшейся цессии, имевшей своим предметом права организации, которая заключила договор об оказании информационных, консультационных и посреднических услуг на получение вознаграждения, указал на то, что в данном случае должно вызывать сомнение само существование уступаемого права. При этом он сослался на то, что "нет в деле доказательств фактической деятельности исполнителя, предусмотренной договором на оказание услуги, и реального участия в проведении денежной операции по зачислению средств заказчику" (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 6. С. 58).

 

Вместе с тем возможны такие виды услуг, в которых результат становится неотъемлемой частью соответствующих действий как таковых. В этом случае можно исходить из принципа: нет результата - нет и действий. Имеется тем самым в виду, что наличие или, напротив, отсутствие подобного результата позволяет определить, совершены или не совершены принятые на себя исполнителем действия.

Одним из примеров может служить оказание аудиторских услуг. По этому поводу заключается договор на проведение независимой проверки бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организации индивидуальных предпринимателей. Целью аудиторской проверки является "выражение мнения о достоверности такой финансовой (бухгалтерской) отчетности" (ст. 1 Закона об аудиторской деятельности), по завершении проверки непременно составляется аудиторское заключение, которое представляет собой аудиторский официальный документ, выражающий в установленной форме указанное мнение (см. ст. 10 того же Закона). Аналогичная ситуация складывается, например, в договоре, заключенном заказчиком (инвестором) с государственным экспертным органом по поводу проведения государственной экспертизы градостроительной, предпроектной и проектной документации. Утвержденное на этот счет Положение предусматривает особое требование к завершающему экспертизу и основанному на ее результатах "сводному" заключению. В одном из информационных писем Высшего Арбитражного Суда РФ <*> подчеркивается возможность включения в договор на оказание правовых услуг "не только совершение определенных действий (деятельности), но и предоставление заказчику результата действий исполнителя (письменные консультации и разъяснения по юридическим вопросам: проекты договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д.). И хотя в самом информационном письме этот вывод обосновывается ссылкой на ст. 421 ГК, есть основания считать, что договор по своей природе является не договором на оказание услуг, а обычным подрядом.

--------------------------------

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 11. С. 81.

 

Можно указать также на договор между заказчиком и оценщиком. Действия оценщика по установлению рыночной или иной стоимости объекта оценки (услуга, ведущая свое начало со времен римского права) завершаются "отчетом об оценке объекта оценки". В соответствии со ст. 11 Закона "Об оценочной деятельности" он составляется в письменной форме и передается заказчику.

Вместе с тем существует и еще одна модель, при которой исполнитель принимает на себя обязанность совершить определенное действие, с тем, что если действие приведет к тому, что весьма удачно называют "эффектом услуги" <*>, то исполнителю будет выплачена иная, более высокая сумма.

--------------------------------

<*> См.: Степанов Д. Услуги как объект прав // Российская юстиция. 2000. N 2. С. 17.

 

Элементарный пример - медицинские или ветеринарные услуги. Соответствующий договор может иметь своим предметом либо "лечение", либо "излечение". Второй договор вмещает в себя первый. По этой причине недостижение "эффекта услуги", выраженного в выздоровлении, превращает заключенный таким образом договор в обычный договор возмездного оказания услуг. В подобном договоре может содержаться условие о двойной цене, имея в виду, что в одних случаях будут оплачиваться сами действия как таковые, а в других - действия с заранее определенным положительным результатом. Имея в виду, что речь идет, как отмечалось, о разных договорах, в случае, когда в договоре установлена лишь цена услуг "с эффектом", применительно ко второму договору остается прибегнуть к п. 3 ст. 424 ГК, имея в виду предусмотренные им для возмездного договора, в котором отсутствует цена, расчеты по обычной цене.

Заключение подобных "двойных" договоров получило определенное распространение на практике применительно к правовым услугам <*>. Речь идет о договорах, в которых предусмотрена оплата на случай достижения положительного, с точки зрения заказчика, "эффекта". Таким эффектом, например, может служить вынесение судом решения об удовлетворении заявленного от имени заказчика иска либо, напротив, об отказе в иске, предъявленном заказчику, вынесении оправдательного приговора заказчику либо другому лицу, в судьбе которого заказчик, заключивший договор на оказание правовых услуг, заинтересован.

--------------------------------

<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 11. С. 81.

 

Высший Арбитражный Суд РФ высказал свое отрицательное отношение к подобным договорным условиям. Так, в информационном письме от 29 сентября 1999 г. N 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг" содержатся на этот счет такие указания: "При рассмотрении споров, связанных с оплатой оказанных в соответствии с договором правовых услуг, арбитражным судам необходимо руководствоваться положениями статьи 779 ГК РФ, по смыслу которых исполнитель может считаться надлежаще исполнившим свои обязательства при совершении указанных в договоре действий (деятельности). При этом следует исходить из того, что отказ заказчика от оплаты фактически оказанных ему услуг не допускается. В то же время не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)".

О последовательности приведенной позиции можно судить по некоторым опубликованным делам. В одном из них речь шла о взыскании с ответчика вознаграждения, причитающегося истцу в соответствии с заключенным между сторонами договором на участие в деле, в котором шла речь о признании соответствующей сделки заключенной. Договором (он совершенно справедливо отнесен к одному из видов договоров на оказание услуг - договору поручения) была предусмотрена выплата вознаграждения в размере 10% от "суммы, которую истцу удастся защитить". Ссылаясь на то обстоятельство, что, несмотря на участие истца в деле, положительного, с точки зрения ответчика, результата не удалось достичь, ответчик просил суд отказать в иске. С этим, однако, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ не согласился. При этом он указал, что "в соответствии со статьей 971 ГК РФ предметом договора поручения является совершение поверенным от имени и за счет доверителя определенных юридических действий. В связи с этим при совершении названных в договоре действий поверенный считается исполнившим свои обязательства и вправе при возмездном договоре требовать выплаты причитающегося вознаграждения. Отказ доверителя от оплаты фактически выполненной работы не допускается. Между тем установленная договором оплата предусмотрена не за совершение фирмой определенных действий (представительство в суде), а за принятие арбитражным судом выгодного для доверителя судебного акта, что не соответствует указанной норме закона, характеру и природе отношений сторон. Рассматривая дело, суды всех инстанций не приняли во внимание, что требование об оплате работ, выполненных по договору, в размере 10 процентов от суммы, которую фирма защитит в судебном порядке, ставится в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем" <*>.

--------------------------------

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 3. С. 38.

 

В другом деле речь шла об оплате услуг, выражающихся в оказании юридической помощи во взыскании процентов с предприятия, просрочившего исполнение решения, вынесенного в свое время против него судом. Высший Арбитражный Суд РФ в своем решении указал на то, что "в договоре содержится условие о размере оплаты услуги в зависимости от решения суда, которое будет принято в будущем, что не допускается законом. Размер вознаграждения в этом случае должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)" <*>.

--------------------------------

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 11. С. 33.

 

Думается, что решающее значение для оценки установленной договором зависимости оплаты правовых услуг от конечного результата судебного решения имеет характер правовой услуги. В частности, если речь идет об участнике процесса, то определяющее значение должно иметь занимаемое лицом процессуальное положение. По этой причине ст. 17 Гражданского процессуального кодекса, определяя круг участников в деле, которые подлежат отводу, если они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе дела, ограничилась судьями, народным заседателем, прокурором, секретарем судебного заседания, экспертом и переводчиком. Соответственно, например, договор стороны на оказание услуг эксперта, предусматривающий оплату в зависимости от результатов дела, должен считаться ничтожным по ст. 167 ГК как нарушающий основы правопорядка. Это же относится к договору заказчика с оценщиком. Имеется в виду ст. 16 Закона "Об оценочной деятельности", исключающая возможность заключения такого договора оценщиком, который является "учредителем, собственником, акционером или должностным лицом юридического лица либо заказчиком или физическим лицом, имеющим имущественный интерес в объекте оценки, или состоит с указанными лицами в близком родстве или свойстве". Указанному требованию прямо противоречит условие о цене услуг в зависимости от результата. Такое условие следует считать ничтожным.

Сопоставление с куплей-продажей для рассматриваемого договора может показаться малоинтересным, поскольку этот договор, в отличие от подряда, не предполагает ни создания вещи, ни ее последующей передачи в собственность заказчику. И все же вопрос о соотношении указанных договоров неожиданно приобрел практическое значение. Это произошло в непосредственной связи с появлением ФЗ РФ от 24 ноября 1996 г. "Об основах туристической деятельности в Российской Федерации" <*>.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 49. Ст. 5491.

 

Статья 6 указанного Закона предусматривает, что отношения между туристом и туристической фирмой (туристическим агентством) представляют собой договор о "розничной купле-продаже". Его предметом служит "туристический продукт", под которым подразумевается "право на тур, предназначенный для реализации туристу". В свою очередь, "тур" означает "комплекс услуг, которые предоставляются туристу".

По поводу приведенных положений следует прежде всего указать на то, что ст. 454 ГК действительно допускает продажу не только вещи, но и права. Однако в подобных случаях четко различаются два самостоятельных правоотношения. Одно из них составляет куплю-продажу и порождает цессию, при которой продавец - цедент, а покупатель - цессионарий. Другое правоотношение - то, в которое в результате купли-продажи вступает покупатель, заменяя в нем собой продавца-кредитора.

Примером может служить покупка арендных прав, приводящая к тому, что покупатель становится стороной правоотношения, которое связывало ранее продавца с третьим по отношению к договору купли-продажи лицом (арендодателем). Между тем смысл самого договора, который предлагается считать "розничной куплей-продажей", в данном случае состоит в том, что соответствующее право туристу не передается, а впервые в его лице возникает, при этом относительно контрагента - туристической фирмы. Таким образом, договор по поводу оказания туристических услуг ничем не отличается от отношений, например, с аудиторской фирмой того, кто обращается за соответствующими услугами. В том и в другом случае сущность договора состоит в возникновении у одного лица (туриста, клиента аудиторской фирмы) права по отношению к контрагенту требовать оказания последним определенных услуг.

В литературе было высказано мнение, что использование соответствующей конструкции (купли-продажи) для туристических услуг стало возможным потому, что "турфирма при заключении договора с туристом предоставляет ему не сами услуги как таковые, а права (гарантии) на эти услуги, реально осуществляемые другими фирмами, не имеющими прямых договорных отношений с данным туристом" <*>. При этом, однако, не учитывается, что в предложенной для рассмотрения ситуации имеет место в действительности обычный, широко распространенный случай возложения должником исполнения обязательства на третье лицо (см. ст. 313 ГК). Возможность использования такой конструкции применительно к договору услуг прямо вытекает из ст. 780 ГК, хотя бы в силу типичной для соответствующей конструкции расстановки участников: клиент был и остается кредитором, туристическая фирма была и остается должником, а тот, кто будет непосредственно оказывать услуги, становится третьим лицом в обязательстве, связывающем указанного кредитора с должником. Следовательно, сама допустимость привлечения третьего лица не может оказать никакого влияния на природу основного обязательства.

--------------------------------

<*> Сергеев В.И. Договор об оказании международных туристских услуг: Теоретические проблемы и практические аспекты правоотношений туриста и туристской фирмы в процессе заключения договора // Право и экономика. 1998. N 4. С. 18. Автор солидаризируется в этом вопросе со взглядами А. Герасимовой и М. Скапенкер (Туристический бизнес: особенности бухучета и налогообложения // Экономика и жизнь. 1996. N 14. С. 23).

 

Центральным элементом указанной конструкции служит то, что в силу ст. 403 ГК должник несет ответственность за действия третьего лица перед кредитором. В данном случае имеется в виду ответственность туристической фирмы за действия любого, кто по ее поручению должен будет оказать услуги туристу, который приобрел соответствующее право.

Приведенные доводы позволяют разделить вывод А.Ю. Кабалкина, полагающего, что признание соответствующим Законом правовой формой услуг по туристическому обслуживанию договор розничной купли-продажи не только не отвечает сущности последнего и самой туристической деятельности, но и фактически искажает соотношение названных категорий <*>. В этой же связи Я. Парций, имея в виду тот же Закон, предметом которого он считал разновидность услуг, справедливо полагал, что "говорить об услугах как о процессе потребления путевки" по меньшей мере некорректно <**>. Ко всему этому следует добавить и еще одно соображение: применение конструкции "розничная купля-продажа" для туристических услуг прямо противоречит ст. 779 ГК. Данная статья предусматривает, что правила гл. 39 ГК, в которой она приведена, распространяются на указанные в этой статье услуги. При этом наряду с другими в ней прямо названы "услуги... по туристическому обслуживанию" <***>.

--------------------------------

<*> См.: Кабалкин А.Ю. Договор возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 1998. N 3. С. 15.

<**> Парций Я. Федеральный закон "Об основах туристической деятельности в Российской Федерации". Комментарий // Хозяйство и право. 1998. N 7. С. 11. Подробная аргументация в пользу признания отношений по туристическому обслуживанию договором услуг содержится в "Комментарии к Закону о защите прав потребителей" (М., 1997. С. 29 и сл. (авторы - Т.Л. Левшина, А.Е. Шерстобитов).

<***> Подтверждением необходимости отнесения соответствующих отношений к договорам услуг могут служить также особенности состава затрат, включаемых в себестоимость "туристического продукта" организациями, занимающимися туристической деятельностью (Хозяйство и экономика. 1998. N 35). Каждый из девяти элементов себестоимости "турпродукта" составляет расходы на определенные цели.

 

В.А. Кабатов особо выделил случай заключения договора по поводу оказания медицинских услуг, который отличается тем, что соответствующие услуги выражаются в определенном овеществленном результате: изготовлении и установке сердечного стимулятора, зубного протеза и т.п. При этом автор приходит к выводу, что "достижение такого овеществленного результата неразрывно связано с проведением различного рода медицинских обследований, хирургического, медикаментозного лечения и составляет с ними определенное единство. Поэтому вряд ли было бы обоснованным относить подобного рода медицинские услуги к подрядным отношениям" <*>.

--------------------------------

<*> Кабатов В.А. Указ. соч. С. 393.

 

С приведенным положением можно согласиться лишь частично. В подобных случаях как раз и появляются основания использовать конструкцию смешанного договора с элементами, обладающими признаками, которые присущи, с одной стороны, тем, что указаны в ст. 702, а с другой - в ст. 779 ГК. Следовательно, в силу п. 4 ст. 421 ГК к "медицинским услугам" в их чистом виде должны применяться нормы гл. 39 ГК, а к обязательствам, непосредственно связанным с протезными работами, - нормы гл. 37 ГК. Имеется в виду, что для той части отношений, которая охватывает исключительно изготовление и установку протеза, необходимо использовать принцип: "если получен предусмотренный договором результат - есть и оплата". И наоборот: "нет результата - нет и оплаты" <*>.

--------------------------------

<*> Подтверждением подрядных элементов в соответствующих отношениях может служить Положение о лицензировании деятельности по оказанию протезно-ортопедической помощи (Собрание законодательства РФ. 2001. N 4. Ст. 292). Сущность соответствующей деятельности усматривается в изготовлении и реализации протезов, производстве, изготовлении и реализации ортезов различных конструкций. К этой деятельности, однако, отнесена и "диагностика состояния дефектов и реабилитационных возможностей у лиц, нуждающихся в протезно-ортопедической помощи, с целью определения объема, вида и характера указанной помощи".

 

Самостоятельность отдельных видов гражданско-правовых договоров традиционно определялась путем сопоставления их с другими родственными договорами той же отрасли - гражданского права. Исключение составлял договор подряда. Как "договор о труде" его обычно сравнивали с договором другой отрасли - трудового права. При этом едва ли не каждый автор, занимавшийся этой проблемой, выделял прежде всего два разграничительных признака. Речь шла о том, что в отличие от трудового договора подряд имеет своим предметом не труд как таковой, а его результат <*>. К этому присоединялось то, что подряд охватывает время, необходимое для получения указанных в договоре результатов, в то время как трудовой договор не предполагает ограничения отношений сторон во времени, опосредствуя трудовую деятельность <**>.

--------------------------------

<*> Так, например, отмечается, что "при работе по трудовому договору правовой регламентации подлежит сам процесс труда и условия его применения". В отличие от этого в гражданском правоотношении "процесс труда и условия его применения находятся за пределами обязательственного правоотношения. Труд служит лишь способом исполнения обязательства" (Трудовое право / Под ред. А.С. Пашкова. СПб., 1994. С. 121).

<**> Среди других можно указать на учебники по гражданскому праву: Т. 2. М.: Юриздат, 1938. С. 143; М.: Юриздат, 1944. С. 77; М.: Юриздат, 1965. С. 143; М.: Госюриздат, 1976. С. 154; Л., 1982. С. 122; Киiв, 1983. С. 190; М., 1985. С. 170 - 171; М.: Госюриздат, 1993. С. 203; Ландкоф С.Н. Основи цивiльного права. Киiв, 1948. С. 277; Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 912.

 

Одним из прямых последствий выделения гл. 39 ГК явилось то, что оба этих разграничительных признака применительно к возмездному оказанию услуг утратили значение, поскольку заново выделенный договор имеет своим предметом действие (труд) как таковое, и, кроме того, ст. 779 ГК включила в определение договора возможность того, что на исполнителя будет возложена обязанность как "совершить определенные действия", так и "осуществить определенную деятельность" <*>. Однако остается третий, несомненно присущий трудовому договору признак, смысл которого усматривают в "подчиненности", "зависимости", "несамостоятельности" <**> исполнителя (работника).

--------------------------------

<*> Не случайно Н.Г. Александров, подробно обосновывавший отраслевую самостоятельность трудового договора, выдвигал в качестве одного из аргументов то, что Гражданский кодекс РСФСР "не знает договора найма услуг" (Александров Н.Г. Трудовые правоотношения. М.: Юриздат, 1948).

<**> Так, Ю.П. Орловский (Орловский Ю.П. Трудовое право России. М., 1995. С. 19; Он же. Сфера действия трудового законодательства и практика его применения // Право и экономика. 1998. N 10) указывал на такую особенность трудового договора, как подчинение соответствующей стороны внутреннему трудовому распорядку, а равно распоряжениям администрации. И.Л. Брауде выделял в трудовом договоре признак "руководство" (подчинение) как элемент дисциплины труда (Брауде И.Л. Отдельные виды обязательств. С. 217).

Следует отметить, что вопрос о разграничении договоров, регулируемых гражданским и трудовым правом, возникал неоднократно. В одних случаях это было связано с предметом договора, по которому заказываются различные предметы кустарю-одиночке (Там же. С. 215 и сл.); в других - с выполнением гражданами отдельных эпизодических работ по заданию предприятий (см.: Антимонов Б.С., Граве И.В. Договор трудового поручения // Уч. зап. ВИЮН. Вып. 2. М., 1966; Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 413 и сл.); в-третьих, с контрактом, заключенным с руководителем организации. Сторонниками гражданско-правовой природы соответствующего договора были, в частности, Е.А. Акопова и А.В. Акопов (Государство и право. 1997. N 6. С. 57), а трудовой - Т.Ю. Коршунова (Российское право. 1998. N 6. С. 36 и сл.), Нуртдинова А.Ф. и Чиканова Л.А. (Новый Гражданский кодекс и отрасли законодательства. М., 1995. С. 15).

В новом Трудовом кодексе указанный признак трудового договора нашел место в легальном его определении, содержащем указание на необходимость "соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка" (ст. 56). Этот признак равным образом признается свойственным и трудовым правоотношениям в целом (см. ст. 15 того же Кодекса).

 

В этих условиях в разное время возникал вопрос: достаточно ли этого признака для вынесения трудовых договоров за рамки гражданского права или нет? Известно, что именно по этому последнему пути пошли в свое время Французский гражданский кодекс, Германское гражданское уложение, Свод законов, а также проект гражданского уложения России. Подобная тенденция проявилась в ряде принятых в последние годы гражданских кодексов.

Примером может служить Гражданский кодекс Нидерландов. Хотя соответствующая часть этого Кодекса полностью еще не вступила в силу, принято решение перенести находившийся ранее в Торговом кодексе соответствующий договор в Гражданский кодекс, включив в еще не принятую часть книги 7, посвященную отдельным видам гражданских договоров, помимо трудового, также особо и коллективный трудовой договор <*>.

--------------------------------

<*> Arthur S. Hartkamp. Civil Code Revision in the Netherland 1947 - 1992, Nieuw Nederlands Burgerlijk Wetboek. Het Vermogensrecht, Kluwer and Taxation Publishers, 1992. Р. XVIII.

 

Как нам кажется, есть некоторые основания полагать, что опасения, выражающиеся в неизбежной утрате одной из сторон - работником льгот и преимуществ, которые ему предоставляет теперь трудовое право, являются преувеличенными. Практика других стран, в которых вопрос решен именно таким образом, приведенного опасения не подтверждает. Это связано, по крайней мере, с тем, что правила, создающие особый режим для трудового договора и наиболее полно выражающиеся в Трудовом кодексе, сохраняют свое действие. Гарантией для этого служит сохранение действия и самого Трудового кодекса. Интерес в этом смысле представляет Гражданский кодекс Квебека (1991 г.). В его главе, посвященной трудовому договору, содержится в самом определении указание на то, что нанявшийся обязуется осуществлять работу за вознаграждение в соответствии с инструкциями и под руководством или контролем другой стороны - нанимателя. Там же предусмотрено, что действие договора может быть не ограниченным во времени, а также то, что наниматель обязуется принимать меры в соответствии с природой самой работы для защиты здоровья, безопасности и достоинства нанявшегося. Наряду с указанием на необходимость для нанявшегося выполнять работу добросовестно и честно, не разглашать конфиденциальную информацию, которая может стать для него доступной при выполнении работы, Кодекс предусмотрел гарантии для нанявшихся на случай отчуждения предприятия или иного изменения его организационно-правовой структуры путем слияния или иным образом.

Определенные тенденции к сближению правовых режимов трудовых и гражданских договоров в нашей стране находили различные проявления, особенно в последнее время. Примером может служить Закон от 17 марта 1997 г. <*>, посвященный изменению отдельных статей ранее действующего Кодекса законов о труде.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1997. N 12. Ст. 1382.

 

Новый Трудовой кодекс РФ (2001 г.) продолжил в известной мере указанную тенденцию. Наиболее полно это нашло свое выражение в появившейся специальной гл. 38 "Материальная ответственность работодателя перед работником", в которую, среди прочего, включена ст. 236 "Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы" (ср. ст. 395 ГК), а также ст. 237 "Возмещение причиненного вреда работнику" (ср. ст. 151 ГК) <*>.

--------------------------------

<*> Правда, в редакции соответствующих норм обоих Кодексов можно отметить определенные расхождения. Так, ст. 395 ГК, в отличие от ст. 236 Трудового кодекса, устанавливает возможность заявления требования о возмещении убытков в сумме, превышающей проценты, начисленные исходя из ставки рефинансирования, а ст. 151 ГК, в отличие от ст. 237 Трудового кодекса, предусматривает определение размера подлежащего возмещению морального вреда в зависимости не от достигнутого сторонами трудового договора соглашения, а от степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств, включая "степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред".

 

Обращает на себя все же внимание то, что Трудовой кодекс, в отличие от изданных после ГК Семейного и Земельного кодексов, не содержит норм, предусматривающих субсидиарное применение Гражданского кодекса. Эта позиция Трудового кодекса вызывает определенное сомнение. Для ее оценки заслуживает внимания высказывание П.В. Крашенинникова в преддверии принятия соответствующих кодексов: "Конечно же необходимо принятие Жилищного и Трудового кодексов. Сразу хочу оговориться, что частное право и Жилищный или Трудовой кодексы не всегда совпадают, потому что эти Кодексы содержат достаточно много публичных норм. Но в основе данных отношений лежит договор, а это предмет частноправового регулирования" <*>.

--------------------------------

<*> Крашенинников П.В. Школа школе рознь // Экономика и жизнь. 2000. N 49.

 

Источники правового регулирования

 

Как уже отмечалось, в ГК 1922 г. и ГК 1964 г. главы о договоре подряда были рассчитаны на охват как работ, так и услуг. То же, что представляло собой "личный наем" в узком смысле, с первых послереволюционных лет и до нынешнего времени официально трансформировалось в трудовой договор, нашедший место в Трудовом кодексе.

Правовое значение гл. 39 действующего Кодекса состоит в том, что она рассчитана на гражданские правоотношения, которые еще не выделились в ГК в самостоятельный вид договоров о возмездном оказании услуг, т.е. такие, которые можно назвать "не поименованными в ГК".

С целью установления более определенно сферы действия гл. 39 ГК, в нее включен перечень особо урегулированных в Кодексе договоров, оказавшихся тем самым за пределами данной главы. Соответствующий перечень носит, - это подчеркивается содержащимся применительно к нему указанием - "за исключением", исчерпывающий характер. Однако следует с сожалением отметить, что указанный перечень обладает недостатками двоякого рода: он, во-первых, включает такие договоры, которые не обладают признаками договора возмездного оказания услуг, а во-вторых, неполный.

В подтверждение можно сослаться прежде всего на то, что п. 2 ст. 779 ГК относит к договорам возмездного оказания услуг, т.е. к подпадающим тем самым под признаки, указанные в п. 1 ст. 779, договоры, предусмотренные в одиннадцати главах Кодекса. Имеются в виду договоры, выделенные в гл. 37 "Подряд", гл. 38 "Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ", гл. 40 "Перевозка", гл. 41 "Транспортная экспедиция", гл. 44 "Банковский вклад", гл. 45 "Банковский счет", гл. 46 "Расчеты", гл. 47 "Хранение", гл. 49 "Поручение", гл. 51 "Комиссия", гл. 53 "Доверительное управление имуществом".

При оценке приведенного перечня следует согласиться с теми, кто полагает необоснованным включение в него подряда, а также договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ <*>. Выделив договоры поручения, комиссии и иные, прямо упомянутые в ГК одноименные договоры, действительно обладающие признаками возмездного оказания услуг, законодатель тем самым заведомо противопоставил их любому другому указанному в ГК типу (виду) договоров. В данном случае он, в частности, исходил из того, что договоры, наделенные иными, чем предусмотренные в п. 1 ст. 779 ГК, признаками, к договорам на возмездное оказание услуг именно по этой причине относиться не могут. Поэтому упоминание в указанном перечне о договорах, которым посвящены гл. 37 и 38 ГК, расходится с основными принципами построения гл. 39 ГК <**>.

--------------------------------

<*> См.: Кабалкин А.Ю. Договор возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 1998. N 3. С. 14.

<**> Отмеченное обстоятельство учитывалось при составлении проекта ГК. Имеется в виду, что в нем нормой, которая в конечном счете стала п. 2 ст. 779 ГК, оба типа договоров (т.е. выделенных в гл. 37 и 38 ГК) в перечень включены не были (см.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 2. М.: Статут, 1995. С. 123).

 

В самом ГК существует и другой, но уже примерный перечень, куда включены непоименованные в нем отношения, отвечающие признакам, предусмотренным в ст. 779. Речь идет об отношениях связи, отношениях по поводу медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению и по туристическому обслуживанию. Если этот перечень и расширить за счет включения указанных выше и поименованных в ГК договоров, это все равно будет лишь малая толика действительно используемых в гражданском обороте договоров услуг. Так, не попали в него банковские и биржевые услуги, услуги по рекламе, самые разнообразные бытовые, финансовые, а также правовые услуги и др. В качестве примера можно указать на то, что в недавно принятом Транспортном уставе железных дорог РФ оказались выделенными несомненно отвечающие признакам возмездного оказания услуг договоры, направленные на охрану перевозимых грузов, на подготовку под налив цистерн, бункерных полувагонов, на предварительную информацию о подходе грузов, на промывку вагонов, на техническое обслуживание весовых приборов, на участие железной дороги в проверке состояния грузов, связанных с подачей и уборкой вагонов, с эксплуатацией железнодорожных подъездных путей и др. Не случайно практически ежегодно принимаются правительством Правила оказания ранее не выделявшихся видов услуг (см. ниже).

Правовое регулирование отношений по оказанию услуг осуществляется и международными актами. Имеется в виду, в частности, принятое в рамках Всемирной торговой организации Генеральное соглашение о торговле услугами, о котором уже шла речь. В вводной части указанного акта, который может стать источником и российского права со вступлением нашей страны в указанную организацию, провозглашается признание возрастающего значения того, что называется "торговыми услугами", для роста и развития мировой экономики. В самом Генеральном соглашении содержатся нормы, имеющие в виду главным образом публичные отношения, которые складываются по поводу оказания соответствующих услуг.

При всей специфике договоров возмездного оказания услуг они все же, на что уже обращалось внимание, близки к договору подряда.

Подрядоподобный характер рассматриваемых договоров был учтен при формировании гл. 39 ГК. Включенная в эту главу ст. 783 ГК предусмотрела распространение на соответствующие отношения в определенной части правил, содержащихся в гл. 37 ГК. Это - общие положения о подряде (ст. 702 - 709 ГК), а также положения, включенные в параграф, который посвящен бытовому подряду (ст. 730 - 739). Указанные нормы применяются к возмездному оказанию услуг лишь субсидиарно. В этой связи законодатель счел необходимым специально оговорить (ст. 783 ГК) невозможность распространения указанных норм главы ГК о подряде в случаях, когда это вступило бы в противоречие со статьями гл. 39 ГК и особенностями предмета договора возмездного оказания услуг <*>. К этому следует добавить, что статьи параграфа, посвященного бытовому подряду, могут применяться только тогда, когда заказчик обращается за услугами, предназначенными удовлетворить его бытовые или другие личные потребности.

--------------------------------

<*> Ссылка на предмет договора как основание для недопустимости применения к соответствующим отношениям норм о подряде косвенно подтверждает решающее значение именно предмета для разграничения указанных договоров - подряда и возмездного оказания услуг.

 

Есть основания полагать, что, хотя в ст. 783 ГК и не упомянут § 5 гл. 37 ГК ("Подрядные договоры для государственных нужд"), содержащиеся в нем нормы могут также применяться, но уже в том особом порядке, который предусмотрен для аналогии закона (ст. 6 ГК). Это, однако, не относится к другим актам, которые связаны с регулированием государственных контрактов на выполнение работ для государственных нужд, в частности, по той причине, что в ряде из них прямо названы в качестве предмета регулирования не только работы, но и услуги <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Положение об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд. Утверждено Указом Президента РФ от 8 апреля 1997 г. (Собрание законодательства РФ. 1997. N 15. Ст. 1756).

 

Объединение в гл. 39 всех договоров возмездного оказания услуг, кроме выделенных в ГК их видов, отнюдь не исключает присущих отдельным договорам услуг особенностей. Отмеченное обстоятельство потребовало обеспечить, не выходя за рамки гл. 39 ГК, также и специальное регулирование определенных не поименованных в ГК договоров услуг с тем, что по отношению к ним нормы гл. 39 ГК обладают безусловным приоритетом. Можно указать прежде всего на ряд законов.

Особое место, с учетом, среди прочего, емкости содержащегося в них правового материала, занимают утвержденные в разное время Правительством РФ Правила и среди них - Правила предоставления гостиничных услуг <1>, Правила предоставления услуг по вывозу твердых и жидких бытовых услуг <2>, Правила оказания услуг телефонной связи <3>, последние по времени их принятия - Правила оказания услуг автостоянок <4>, Правила оказания услуг проводного вещания (радиофикации) <5>, Правила бытового обслуживания населения в РФ <6>, Правила оказания услуг почтовой связи <7>, Правила оказания платных ветеринарных услуг <8>, Правила предоставления платных медицинских услуг <9>, Правила оказания услуг телеграфной связи <10> и другие (приходится сожалеть по поводу того, что до сих пор не приняты аналогичные акты, относящиеся к правовым услугам). Правовые основы регулирования отдельных видов деятельности определены на более высоком уровне. Имеется в виду, в частности, принятый 7 августа 2001 г. ФЗ РФ "Об аудиторской деятел ьности" <11>. Подобно ряду других имеющих основополагающее значение для соответствующей группы актов, также и Закон, о котором идет речь, закрепил безусловный приоритет по отношению к подзаконным актам не только свой собственный, но и других изданных на этот счет законов <12>. В этом же Законе предусмотрено утверждение Правительством РФ федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности, представляющих собой единые требования к порядку осуществления аудиторской деятельности, оформлению и оценке качества аудита и сопутствующих ему услуг, а также к порядку подготовки аудиторов и оценки их квалификации. На том же уровне приняты, в частности, ФЗ РФ "О связи" <13>, "О почтовой связи" <14>, "Об оценочной деятельности" <15>.

--------------------------------

<1> Собрание законодательства РФ. 1997. N 18. Ст. 2153.

<2> Собрание законодательства РФ. 1997. N 7. Ст. 862.

<3> Собрание законодательства РФ. 1997. N 40. Ст. 4599.

<4> Собрание законодательства РФ. 2001. N 48. Ст. 4517.

<5> Собрание законодательства РФ. 1997. N 40. Ст. 4601.

<6> Собрание законодательства РФ. 1997. N 34. Ст. 3974.

<7> Собрание законодательства РФ. 2001. N 41. Ст. 4076.

<8> Собрание законодательства РФ. 1998. N 33. Ст. 4012.

<9> Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 199.

<10> Собрание законодательства РФ. 1997. N 37. Ст. 4299.

<11> Собрание законодательства РФ. 2001. N 33. Ст. 3422.

<12> ФЗ РФ "Об аудиторской деятельности" предусмотрел, что "отношения, возникающие при осуществлении такой деятельности, могут регулироваться также указами Президента Российской Федерации, которые не должны противоречить настоящему Федеральному закону, иным федеральным законам". Одновременно им установлено: "Нормы законодательства Российской Федерации об аудиторской деятельности, содержащиеся в других федеральных законах, должны соответствовать настоящему Федеральному закону".

<13> Собрание законодательства РФ. 1995. N 8. Ст. 600.

<14> Собрание законодательства РФ. 1999. N 29. Ст. 3697.

<15> Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3813.

 

Правила, а также законы, о которых идет речь, детализируют набор оказываемых в таких случаях услуг, порядок заключения соответствующего договора, права потребителя услуг (заказчика) и исполнителя, обязанности каждой из сторон, а также ответственность за их нарушение. Указанные акты, кроме того, определяют порядок приема и оформления заказов на услуги, а также самого оказания услуг, порядок и форму оплаты услуг и др. Могут быть указаны обычные для такого рода актов положения, относящиеся к обязательному объему информации, предоставляемой оказываемым соответствующую услугу предпринимателем, выдаче документов, которые служат формой договора (квитанция, талон, кассовый чек и т.п.), набору обязательных условий договора (договоров) на оказание соответствующих услуг, правам и обязанностям исполнителя.

Выделение возмездного оказания услуг в качестве предмета самостоятельного договорного типа позволило отграничить, в свою очередь, действие соответствующих норм от норм о подряде, отразив присущие услугам особенности. До принятия ГК, впервые разграничившего эти договоры, указанной цели можно было добиться только одним путем: создать отдельные, самостоятельно существующие параллельно с подрядом типы (виды) договоров, которые охватывают определенную разновидность услуг и таким образом конкурируют с подрядом. Однако в настоящее время при существовании гл. 39 ГК необходимость в этом отпала. И все же в силу различных причин, связанных, с одной стороны, с узким набором норм в данной главе, а с другой - с потребностью в отражении достаточно широкой специфики соответствующих видов договоров, не выделенных особо в ГК, сохраняется потребность в самостоятельном регулировании отдельных моделей договора услуг. Поэтому следует ожидать, что круг специально урегулированных договоров возмездного оказания услуг актами, принятыми за пределами ГК, а возможно, и дополнительно включенными в сам Кодекс главами, будет расширяться. Следует отметить, что в литературе были еще до принятия действующего ГК высказаны предложения о более емком специальном регулировании отдельных договоров услуг. Так, Л.В. Шенникова предлагала включить в ГК специальную главу, посвященную туристическо-экскурсионному обслуживанию <*>. Есть основания выразить сожаления по поводу того, что это предложение не было поддержано при принятии действующего ГК.

--------------------------------

<*> См.: Шенникова Л.В. Право на туристическо-экскурсионное обслуживание // Правовое регулирование отношений в сфере обслуживания граждан. М., 1983. С. 96.

 

К числу специальных источников относится ФЗ РФ "О защите прав потребителей". Рассчитанный исключительно на отношения, в которых на стороне потребителей выступают граждане, он не проводит разграничения правового режима договоров работ и договоров услуг, указывая в соответствующих случаях, в том числе в специально посвященной этим отношениям гл. III, - "работы (услуги)". Едва ли не единственное исключение составляет его ст. 39, посвященная отдельным видам услуг. Она сводится к указанию на то, что последствия нарушения условий договора об оказании отдельных видов услуг, не подпадающих по своему характеру под действие гл. IV, определяются законом (имеется в виду уровень соответствующих актов).

Изданные в развитие ФЗ РФ "О защите прав потребителей" Правила бытового обслуживания населения в Российской Федерации также осуществляют единое регулирование договоров на выполнение работ и на оказание услуг. Большая часть его статей регулирует в основном одновременно и работы, и услуги, хотя есть и такие, которые посвящены специально или тем, или другим. Указанные Правила охватывают широкий круг вопросов, возникающих главным образом при оформлении заказов потребителя.

Специальным актом, сфера применения которого определяется уже его названием, является Положение об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд.

Глава 39 ГК не претендует на то, чтобы охватить регулирование конкретного типа договоров. Напротив, она заведомо предполагает наличие различных видов договоров, отвечающих лишь общим признакам договора "возмездного оказания услуг", как они определены в гл. 39 ГК.

Цель выделения главы, посвященной возмездному оказанию услуг (гл. 39), - закрепить такие общие признаки соответствующего договора и корреспондирующие им правовые решения отдельных вопросов.

Указанная глава дает возможность восполнить в соответствующих пределах пробелы в правовом регулировании, неизбежно образующиеся именно применительно к договорам возмездного оказания услуг, не выделенным специально в ГК.

Появление таких пробелов и, следовательно, потребность в их устранении являются прямым результатом последствий развития различных отраслей человеческой деятельности, и прежде всего науки и техники, поскольку едва ли не любой шаг в этом направлении порождает потребность в различных видах услуг и одновременно возможность в их оказании. Притом многие из таких услуг настолько специфичны, что влекут за собой необходимость формирования новых правовых моделей, а до этого - вынужденное ограничение использованием статей, помещенных в гл. 39 ГК РФ.

 

Стороны в договоре

 

При определении круга возможных участников данного договора следует иметь в виду, что в самом ГК на данный счет отсутствуют специальные указания.

Однако из этого не вытекает, что вопрос о субъектном составе указанных договоров вообще специально не урегулирован.

Прежде всего речь идет об исполнителе. Деятельность, в рамках которой осуществляется оказание услуг, может относиться к числу лицензируемой. Так, ФЗ РФ "О лицензировании отдельных видов деятельности" включил в этот круг, среди прочего, медицинскую деятельность и ее техническое обслуживание, деятельность по оказанию протезно-ортопедической помощи, ветеринарную деятельность, обслуживание пассажиров на территории и акваториях морских портов, рейдов и др. Отмеченное обстоятельство означает и другое ограничение: исполнителем в заключенном по этому поводу договоре могут выступать только юридические лица либо физические лица - индивидуальные предприниматели.

ФЗ РФ "Об аудиторской деятельности" предусматривает возможность заключения соответствующих договоров со стороны исполнителя как аудиторской организации, так и индивидуального аудитора, предъявляя к тем и к другим определенные требования. Так, в частности, и аудиторские организации, и индивидуальные аудиторы должны иметь лицензии на занятие соответствующей деятельностью. При этом ею могут заниматься из числа юридических лиц только коммерческие организации (кроме открытых акционерных обществ). К юридическим лицам предъявляется и еще одно требование: необходимо, чтобы в такой организации работало не менее пяти аудиторов, при этом ее общий кадровый состав должен включать не менее 50%, а если организацию возглавляет иностранный руководитель, то не менее 75% граждан Российской Федерации, к тому же постоянно проживающих в России. Аудитором - не имеет значения, выступает ли он как индивидуальный предприниматель или как служащий аудиторской фирмы, - может быть только тот, кто удовлетворяет особым квалификационным требованиям, установленным соответствующим компетентным органом. Наконец, и индивидуальные аудиторы, и аудиторские организации не вправе заниматься какой-либо деятельностью, кроме собственно аудиторской и связанной с нею. Столь широкий набор требований совершенно очевидно определен особым публичным характером соответствующей услуги.

Положение о проведении государственной экспертизы и утверждении градостроительной, предпроектной и проектной организаций предусматривает, какие именно, в зависимости от характера объекта экспертизы, государственные органы вправе заключить договоры на оказание услуг по ее проведению.

В некоторых Правилах, напротив, содержатся указания на то, что они рассчитаны лишь на определенный круг заказчиков. Так, например, Правила оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств устанавливают, что под потребителем понимается "гражданин, имеющий намерение заказать, либо заказывающий, либо использующий услуги... исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли" <*>.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 2001. N 17. Ст. 1712.

 

Правила оказания платных ветеринарных услуг предусматривают оказание таких услуг владельцам животных - физическим лицам <*>.

--------------------------------

<*> Там же содержится подтверждающее это ограничение сноска: "Юридическим лицам оказание платных ветеринарных услуг осуществляется в соответствии со статьями 1 и 421 Гражданского кодекса Российской Федерации" (Собрание законодательства РФ. 1998. N 33. Ст. 4012).

 

Другой пример - Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями. Они определяют порядок и условия, на которых оказываются указанные услуги (дополнительные к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи) лечебно-профилактическими учреждениями. Предоставление таких услуг является обязательным для всех медицинских учреждений. В этих Правилах подчеркивается необходимость наличия у соответствующих организаций сертификата и лицензии на избранный вид деятельности, а для государственных и муниципальных медицинских учреждений, оказывающих платные медицинские услуги населению, - специального разрешения соответствующего органа управления здравоохранения.

Рядом особенностей обладает правовое регулирование договоров, подпадающих под признаки публичного договора (ст. 426 ГК). Имеются в виду договоры, заключенные коммерческой организацией, которая по характеру своей деятельности должна осуществлять соответствующие услуги в отношении каждого, кто к ней обратится (в примерном перечне, содержащемся в ст. 426 ГК, прямо выделены, в частности, услуги связи, медицинские, гостиничные).

 

Порядок заключения договора

 

В связи с отсутствием в самой гл. 39 ГК и в § 1 и 2 гл. 37 специальных на этот счет норм, применяемых к договорам на возмездное оказание услуг, соответствующие вопросы регулируются как общими положениями ГК о договорах, так и теми, которые включены в законы и иные правовые нормы, посвященные соответствующему виду услуг.

Среди первых норм могут быть особо выделены те, которые составляют часть правового режима, установленного для договоров, в том числе и на оказание услуг, обладающих признаками публичного договора (ст. 426 ГК). Имеются в виду установленные ограничения для соответствующих коммерческих организаций, относящиеся к возможности отказа от заключения договора, а также свободе определения содержания договора.

Подробные указания, относящиеся к заключению соответствующих договоров, содержатся, например, в ФЗ РФ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации". Им, в частности, установлена для договоров, заключаемых заказчиком с оценщиком, обязательная письменная форма (особо оговорена необязательность нотариального удостоверения договора), а также приведен перечень условий договора, которые необходимо в него включить.

ФЗ РФ "Об организации аудиторской деятельности" предусмотрел "обязательный аудит" для определенных организаций (в частности, кредитных, страховых и др.). В подобных случаях, если в это число попали организации с определенной долей участия в их уставных (складочных) капиталах государственной собственности или собственности субъектов Федерации, договоры должны заключаться лишь по итогам открытого конкурса.

С учетом отсутствия специальных правил, относящихся к оказанию правовых услуг, заслуживают особого внимания указания, содержащиеся на этот счет в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. N 48. Им предусмотрена, в частности, необходимость при рассмотрении возникающих по этому поводу споров исходить из того, что договор на оказание правовых услуг "может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить". Особо выделено то, что в случаях, "когда предмет договора обозначен указанием на конкретную деятельность, круг возможных действий исполнителя может быть определен на основании предшествующих заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон и т.п. (ст. 431 ГК РФ)" <*>.

--------------------------------

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 11. С. 81.

 

В ряде специальных актов содержится в большей или меньшей степени развернутая регламентация заключения договоров. Примером может служить Положение о проведении государственной экспертизы и утверждении градостроительной, предпроектной и проектной документации. В частности, в нем предусмотрены: необходимость письменной формы договора на проведение государственной экспертизы, выступление в качестве оферента самого заказчика (инвестора), порядок осуществления акцепта, выделение в качестве существенного условия о размере платы за проведение экспертизы и др.

 

Права и обязанности сторон

 

Нормы гл. 39 ГК включили специальное регулирование трех вопросов применительно к соответствующему договору: как должен осуществлять свои действия исполнитель, каким образом следует производить оплату услуг, а также каковы основания для одностороннего отказа стороны от договора.

Статья 780 ГК, посвященная вопросу о надлежащем исполнителе, содержит норму, прямо противоположную ст. 313 ГК. Речь идет об одной из основных особенностей договора на оказание услуг - его личном характере. Соответственно ст. 780 предполагает недопустимость возложения исполнения услуги на третье лицо. И только в случаях, прямо указанных в договоре, такое возложение возможно. Уже в этом выражено отличие от договора подряда, в отношении которого действует прямо противоположное правило.

Подчеркивая безусловно возмездный характер рассматриваемого договора, выраженный уже в самом его определении, Кодекс (ст. 781) вместе с тем отсылает по вопросу о сроках и порядке оплаты услуг к договорным условиям. Специальных норм о размере оплаты в названной статье нет, что означает необходимость руководствоваться на этот случай общей нормой - статьей 424 ГК. Имеется в виду, что расчеты за оказание услуги должны производиться по цене, предусмотренной соглашением, кроме случаев, когда в соответствии с законом применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами. При отсутствии цены в договоре действует правило "об обычной цене" (п. 2 ст. 424 ГК).

Наиболее полно своеобразие договоров возмездного оказания услуг выражается в распределении рисков между сторонами. Так, следуя ст. 401 ГК, ст. 781 ГК ставит последствия обнаружившейся невозможности исполнения для сторон в зависимость от наличия в том их вины. Соответственно п. 2 ст. 781 ГК выделяет случай, при котором невозможность исполнения обязательства по оказанию услуг возникла по вине заказчика. Тогда на него возлагаются все последствия такой невозможности, которые состоят в обязанности заказчика оплатить услуги в полном объеме. Такая обязанность представляет собой не самый долг, а ответственность за нарушение обязательства. По этой причине возможны ситуации, при которых вступает в действие ст. 404 ГК. Речь идет, в частности, о смешанной вине, т.е. вине обеих сторон. В подобных случаях суд может обязать заказчика уплатить исполнителю указанную в договоре стоимость работ лишь частично. Допускаемая ГК возможность иного решения в законе сама по себе означает распространение на договор о возмездном оказании услуг правил, содержащихся в п. 3 ст. 401 - об особой, повышенной ответственности должника-предпринимателя, т.е. об ответственности независимо от его вины, что предполагает освобождение от ответственности лишь при доказании наступления невозможности исполнения вследствие непреодолимой силы.

Пункт 3 ст. 781 ГК посвящен последствиям невозможности исполнения, которая возникает "по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает". Тем самым сфера действия соответствующей статьи расширена: она связывает определенные последствия не только с виновными, но и с любыми иными действиями, за которые сторона не несет ответственности. Речь идет о том, что при отсутствии оснований для наступления ответственности той или другой стороны (для исполнителя-предпринимателя - это действие непреодолимой силы, а исполнителя, не являющегося предпринимателем, - отсутствие вины) отрицательные последствия возникшей невозможности исполнения распределяются определенным образом между контрагентами. Это выражается в наделении исполнителя правом требовать лишь возмещения фактически понесенных расходов.

Как и п. 2, п. 3 ст. 781 ГК представляет собой диспозитивную норму, а значит, за сторонами сохраняется право закрепить в договоре любое иное решение вопроса о последствиях невозможности исполнения, за которые не отвечает ни одна из сторон.

Статья 781 ГК оставляет открытым вопрос о последствиях третьего случая невозможности исполнения: когда она возникла по вине самого исполнителя (исполнителя-предпринимателя - при отсутствии непреодолимой силы или вины заказчика). В этой ситуации, если иное не предусмотрено в законе или договоре, исполнитель полностью утрачивает право на выплату вознаграждения, а если ранее был выплачен аванс, то он, как правило, должен быть возвращен.

Аналогичных норм о невозможности исполнения обязательств в договоре подряда нет. Более того, приведенные решения не совпадают с нормами подряда, посвященными распределению различных рисков между сторонами.

 

Прекращение договора

 

Еще одна особенность рассматриваемого договора относится к возможности одностороннего отказа от исполнения.

Пункт 1 ст. 782, подобно ст. 717 ГК ("Отказ заказчика от исполнения договора подряда"), предоставляет заказчику право отказаться от договора. Однако если по договору подряда ему пришлось бы в подобной ситуации уплатить подрядчику часть установленной цены, пропорциональную доле работы, выполненной до получения подрядчиком соответствующего извещения, то по договору возмездного оказания услуг заказчику в таком случае достаточно возместить исполнителю фактически понесенные последним убытки.

Наконец, следует указать на то, что не только заказчику, но и исполнителю предоставляется право на отказ от договора с тем, что тогда речь идет о полном возмещении убытков, причиненных его отказом (п. 2 ст. 782 ГК). При этом следует обратить внимание на их характер: в отличие от компенсационных убытков, вызванных необходимостью компенсировать порожденные нарушением договора последствия, в данных обстоятельствах подразумеваются прежде всего убытки, аналогичные тем, которые имеют основанием незаключение договора.

Предоставляя обеим сторонам договора возмездного оказания услуг право отказаться от него, Кодекс проявляет разное отношение к сторонам. Речь идет о том, что под особой защитой оказывается заказчик. Если он откажется от договора, неблагоприятные последствия этого ограничиваются необходимостью возместить понесенные исполнителем расходы. Напротив, если в роли отказавшейся стороны выступает исполнитель, ему придется возместить заказчику убытки в полном объеме. Следовательно, в случае, когда от договора на ремонт автомашины откажется заказчик, ему придется возмещать фирме по ремонту автомашин лишь реальный ущерб. Напротив, при отказе от ремонта самой этой фирмы заказчик может требовать возмещения убытков, включая как реальный ущерб (например, компенсацию расходов, связанных с оказавшейся напрасной доставкой требующей ремонта автомашины к месту оказания услуг и обратно), так и упущенную выгоду (например, суммы, не полученные заказчиком от тех, кого он обслуживает той самой автомашиной, которая не была отремонтирована).

 

 

 Смотрите также:

  

Возмездное оказание услуг. Договор возмездного оказания...

Возмездное оказание услуг. Статья 779. Договор возмездного оказания услуг.
Поэтому при оказании услуги "продается" не сам результат, а действия, к нему приведшие. 2. Сторонами договора возмездного оказания услуг являются исполнитель и заказчик.

 

Договор возмездного оказания услуг, как и подряд, имеет своим...

В договоре. возмездного оказания услуг отсутствует материальный результат действия, а. значит, оплачивается услуга как таковая: соответственно стадии сдачи и приемки
понятие вины.

 

что такое возмездное оказание услуг это - карманный...

Возмездное оказание услуг. Договор возмездного оказания... Статья 783.
возмездного оказания услуг отсутствует материальный результат действия, а. значит, оплачивается услуга как таковая: соответственно стадии сдачи и приемки.

 

Договор возмездного оказания услуг, как и подряд, имеет своим...

В договоре. возмездного оказания услуг отсутствует материальный результат действия, а. значит, оплачивается услуга как таковая: соответственно стадии сдачи и приемки
понятие вины.