ДОГОВОРЫ НА ВЫПОЛНЕНИЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ, ОПЫТНО-КОНСТРУКТОРСКИХ И  ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ

 

Понятие договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ

  

 

Глава 38 ГК охватывает два вида договоров, составляющих в совокупности единый тип.

 

В Кодексах 1922 и 1964 гг. ни тот ни другой договор не выделялись. В Основах гражданского законодательства 1991 г. впервые в главе о подряде появилась статья, посвященная договорам о выполнении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

 

Один из включенных в гл. 38 ГК договоров опосредствует выполнение научно-исследовательских работ. По такому договору исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования. Эти исследования могут носить как фундаментальный, так и прикладной характер. В соответствии с ФЗ РФ от 23 августа 1996 г. "О науке и государственной научно-технической политике" <*> первые работы посвящены фундаментальной, экспериментальной или теоретической деятельности и имеют целью получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды. Вторые представляют собой исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач.

 

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 35. Ст. 4137.

 

В силу другого, выделенного в той же главе ГК, вида договоров - на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ - исполнитель обязуется разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию. Указанные договоры также связаны с наукой. Однако в данном случае речь идет о деятельности, которая, как предусмотрено в ФЗ РФ от 23 августа 1996 г., носит научно-технический характер. Как таковая, она выражается в приложении новых знаний и решений технологических, инженерных, экономических, социальных, гуманитарных и иных проблем обеспечения функционирования науки, техники и производства как единой системы. Оба вида договоров, которым посвящена гл. 38, являются двусторонними. По этой причине их легальное определение включает, помимо соответствующих обязанностей исполнителя, корреспондирующую им обязанность заказчика принять и оплатить работу.

 

И тот и другой договор могут заключаться по поводу как всего цикла, так и частей работы. Содержащуюся на этот счет в п. 2 ст. 769 ГК норму, в силу которой "договор с исполнителем может охватывать весь цикл проведения исследования, разработки и изготовления образцов, так и отдельные его этапы (элементы)", следует толковать расширительно. Имеется в виду, что возможность подобной разбивки распространяется на все договоры, подпадающие под действие гл. 38 ГК.

 

Рассматриваемые договоры - это следует уже из их названия, - подобно подряду, направлены на выполнение определенных работ. Как и при подряде, их содержание охватывает наряду с работой и ее результат. Именно по этой причине предусмотренный гл. 38 ГК правовой режим договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ включает также вопросы, связанные с их результатом. Имеется в виду обязанность соответственно передать, а также принять его, соблюдать порядок использования полученного от контрагента результата работ и др. При этом в легальном определении одного из двух видов договоров - на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ - содержится прямое указание на определенный результат, отделимый от работ и соответственно носящий материальный характер.

Имеется в виду "образец нового изделия" или "конструкторская документация". Во всех остальных случаях можно также говорить о результате, но лишь в значении способа выражения самих работ, и тем самым как их часть, либо просто доказательство их проведения. В таком качестве может выступать в одном случае отчет о проведенном исследовании, в другом - отчет о проведенных технологических работах.

По указанной причине предусмотренный гл. 38 ГК правовой режим всех договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ включает также вопросы, связанные с их результатом. Имеется в виду обязанность соответственно передать результат, а также принять его, соблюдать порядок использования полученного от контрагента результата работ и др.

Однако имеются и существенные различия между договорами подряда, с одной стороны, и указанными в гл. 38 ГК договорами - с другой. В конечном счете отмеченные различия связаны с тем, что если предметом для договора подряда служит всегда результат как таковой, притом непременно материальный, и соответственно прекращение договора путем исполнения связано непременно с передачей результата, то в договорах на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ в роли предмета выступают выполнение работ и их результат, при этом результат может быть в равной мере как материальным, так и нематериальным, а выполнение работы может иметь при определенных условиях самостоятельное значение.

А.П. Сергеев с учетом положений нового ГК поставил под сомнение ограничение предмета договоров, перечисленных в гл. 38 ГК, работами как таковыми, указав, в частности, на то, что в этих договорах "заказчиков интересует все же результат работ, пусть даже отрицательный, а не работы как таковые" <*>. Вместе с тем было признано, что "обязанностью исполнителя является обеспечение доброкачественности принятых им к исполнению работ. При этом, однако, исполнитель не гарантирует обязательного достижения ожидаемого результата" <**>.

--------------------------------

<*> Гражданское право. Ч. 2: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 365.

<**> Там же. С. 367.

 

Само по себе деление результатов на "ожидаемые" и "неожидаемые" является весьма удачным, и вывод, по которому договор может считаться надлежаще исполненным и даже независимо от того, является ли результат "ожидаемым", вполне справедлив. Все же необходимо, на наш взгляд, подчеркнуть, что такая ситуация характерна лишь для одного из двух выделенных в гл. 38 ГК договоров - на выполнение научно-исследовательских работ.

В подтверждение можно привести такой пример. Имея в виду впоследствии реализовать идею одного из героев Жюля Верна - осуществить полет на Луну человека с помощью пушки, - был заключен договор на выполнение связанных с этим научно-исследовательских работ. В таком случае договор может считаться надлежаще исполненным и влечь за собой прекращение обязательства по ст. 408 ГК ("Прекращение обязательства исполнением") независимо от того, будет ли результат положительным (именно это имело место в действительности недавно, когда была подтверждена принципиальная возможность полета на Луну с помощью не только ракеты, но и пушки) или отрицательным (если бы была доказана невозможность использования для указанной цели вместо ракеты пушки). Решающее значение в последнем случае имеет, таким образом, надлежащее выполнение работ как таковое. Тем самым легко различимы отличия этого договора от договора подряда: если рассматриваемый договор был бы построен по модели подряда, то при признании полета невозможным заказчика следовало бы освободить от обязанности оплатить работы (имеется в виду действие принципа: нет результата - нет и оплаты). Поскольку же заключен договор на выполнение научно-исследовательских работ, в указанном случае оплатить работы исполнителю придется.

В известной мере промежуточное положение в этом смысле занимают договоры другого выделенного в гл. 38 ГК вида - на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ. В данном случае необходим результат, при этом он может быть только "положительным". "Отрицательный результат" для такого договора должен рассматриваться как "отсутствие результата", с которым связано признание договора неисполненным. А значит, отличие от подряда проводится в этом случае главным образом по характерным признакам самого результата, который в данном случае может носить нематериальный характер <*>.

--------------------------------

<*> В числе этих особенностей И.А. Зенин указывал на то, что "передача" нематериального результата работы заказчику сама по себе не исключает его последующего использования самим разработчиком-исполнителем, сохраняющим его у себя в той или иной форме и потому способным вновь воспроизвести его, в том числе и с коммерческой целью" (Гражданское право. Т. 2. М., 1993. С. 242).

 

Отличительная особенность работ, о которых идет речь в гл. 38 ГК, состоит в том, что по общему правилу они носят творческий характер. Такой же характер может быть присущ договорам на выполнение проектных работ. Однако этот последний, в отличие от договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, обычно тесно связан со строительством и составляет лишь один из его этапов. По указанной причине для него создан в своей основе единый со строительным подрядом режим. Это и дало в свое время возможность И.Л. Брауде вынести за рамки подряда не только строительный подряд, но в такой же мере и выполнение проектных и изыскательских работ <*>.

--------------------------------

<*> См.: Отдельные виды обязательств. М.: Госюриздат, 1954. С. 253.

 

В литературе до принятия ГК широкое развитие получила точка зрения, по которой договор на выполнение научно-исследовательских работ сходен с подрядом. При этом иногда идея такого сходства шла весьма далеко. Это нашло свое проявление в готовности признать без каких-либо оговорок, что "договорами подряда оформляется выполнение научно-исследовательскими учреждениями заказов предприятий на проведение лабораторных и других исследовательских работ, на разработку технических заданий на проведение контрольных актов, на разработку новых проблем" <*>.

--------------------------------

<*> Отдельные виды обязательств. С. 221.

 

Вместе с тем ряд авторов, называя рассматриваемые договоры договорами подрядного типа, выступали за их самостоятельность. В частности, М.П. Ринг, полагая отнесение этих договоров к подрядным ошибочным, подчеркивал, что "и те, и другие договоры имеют ряд общегрупповых черт, таких, как: возникновение правоотношения по поводу работы, выполнение ее одним контрагентом по заданию другого, передача результата работы заказчику. Вместе с тем каждый договор обладает специфическими признаками и независим от него. Это значит, что нормы одного из них, скажем договора подряда, не являются общими для остальных договоров" <*>. Сходные взгляды высказывал О.С. Иоффе. Он приходил к выводу, что договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, как, впрочем, и выделяемые им особо договоры на выполнение проектных и изыскательских работ, занимают среди обязательств по производству работ особое место. Примыкая к подрядным отношениям, они в то же время выступают не только как самостоятельные, но и как особые договорные правоотношения <**>.

--------------------------------

<*> Ринг М.П. Договоры на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. М., 1967. С. 10.

<**> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. Л., 1985. С. 476.

 

И уже перед самым принятием ГК И.А. Зениным был сделан такой же вывод относительно места договора о выполнении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в общей системе договоров: этот договор составляет "самостоятельный тип гражданско-правового договора подрядного характера" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское право. Т. 2. М., 1993. С. 243.

 

С этим вопросом пришлось столкнуться суду при рассмотрении дела по иску индивидуального предпринимателя-заказчика о взыскании с подрядчика неустойки в связи с невыполнением им своих договорных обязательств. Речь шла о договоре на исполнение работ по снижению объемного веса цемента и экономии тем самым расходов, а также по разработке рецептов дозирования на все выпускаемые заказчиком марки керамзитов. Отменяя вынесенное по делу решение нижестоящего арбитражного суда, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ обратил внимание на то, что решение данного спора невозможно без установления природы заключенного между сторонами договора, является ли он договором на выполнение пусконаладочных работ и тем самым разновидностью строительного подряда либо договором на выполнение опытно-конструкторских работ <*>.

--------------------------------

<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 7. С. 40 - 41.

 

Реализация идеи о самостоятельности договоров, которым посвящена гл. 38 ГК, позволила иначе решить ряд вопросов, связанных с выполнением рассматриваемых трех видов работ: научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических <*>.

--------------------------------

<*> Убедительная аргументация в пользу выделения рассматриваемых договоров в качестве самостоятельного типа, наряду с подрядом, приводится А.П. Сергеевым (Там же. С. 365 и сл.).

 

Правовое регулирование договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ

 

В Кодексах 1922 и 1964 гг. ни один из предусмотренных теперь в гл. 38 ГК договоров не был особо упомянут. И только в Основах гражданского законодательства 1991 г. в рамках главы о подряде впервые появилась особая статья, посвященная договорам о выполнении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Более полное регулирование этих договоров осуществлялось главным образом соответствующими Положениями, представлявшими собой ведомственные акты. Как правило, к каждому из них прилагался соответствующий предмету их регулирования типовой договор <*>. В некоторых случаях функция министерства (ведомства) сводилась исключительно к утверждению типового договора. Отмеченное различие не влияло на правовую природу типовых договоров. Это объясняется тем, что в обоих случаях стороны обязаны были руководствоваться типовым договором, поскольку типовые договоры представляли собой по их правовой природе обязательный для адресатов нормативный акт.

--------------------------------

<*> Примером может служить Типовое положение о порядке заключения хозяйственных договоров и выдачи внутриминистерских заказов на проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, утвержденное Постановлением Государственного комитета Совета Министров СССР от 5 августа 1969 г. (Сборник нормативных актов по гражданскому законодательству. Ч. 2. М.: Юрид. лит., 1981. С. 176).

 

Примерами могут служить утвержденные в предшествующие принятию ГК годы Типовой договор на выполнение опытно-конструкторских работ (утвержден 6 апреля 1955 г.) и Типовой договор на выполнение научно-исследовательских работ по сельскому хозяйству (утвержден 25 января 1960 г.) <*>. Можно указать также на служащие приложением к Положению о порядке заключения договоров на проведение научно-исследовательских и конструкторских работ научно-исследовательскими и конструкторскими организациями, состоящими на хозрасчете, Типовые договоры на выполнение научно-исследовательских работ, а также на выполнение конструкторских работ от 7 сентября 1961 г. <**>. Среди более поздних актов - Типовое положение о порядке заключения хозяйственных договоров и выдачи внутриминистерских заказов на проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, утвержденное Государственным комитетом Совета Министров СССР по науке и технике от 5 августа 1969 г., и соответственно приложенный к нему Типовой договор на проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ <***>.

--------------------------------

<*> См.: Сборник постановлений, приказов и инструкций по финансово-хозяйственным вопросам. 1960. N 8. С. 23 и сл.

<**> См.: Бюллетень Министерства высшего и среднего специального образования. 1962. N 9. С. 8.

<***> См.: Законодательство о капитальном строительстве. Вып. 2. М.: Госюриздат, 1977. С. 72 - 75.

 

В настоящее время перечисленные акты, включая последний по времени издания - Постановление от 5 августа 1969 г., не действуют. Поскольку замены указанным Правилами Типовым договорам и другим ранее действовавшим актам нет, повышается значение содержания заключенного между сторонами конкретного договора <*>.

--------------------------------

<*> М.П. Ринг связывал гиперболизацию ведомственных актов в рассматриваемой сфере с тем, что "наука гражданского права оказалась неподготовленной оказать помощь законодателю в формулировании норм о взаимоотношениях институтов, конструкторских организаций и вузов с предприятиями и организациями промышленности, строительства, сельского хозяйства, транспорта, торговли и других отраслей народного хозяйства" (Ринг М.П. Указ. соч. С. 10). Теперь можно признать, что основное значение имело иное: то, что в рассматриваемой области были недостаточно развиты товарно-денежные отношения, требующие гражданско-правового, притом специального регулирования.

 

Результат работ, выполняемых на основе рассматриваемых договоров, нередко представляет собой объект исключительных прав (интеллектуальной собственности). Кроме того, работы, предусмотренные соответствующим договором, могут быть таким же образом рассчитаны на использование объектов исключительных прав. С учетом этих обстоятельств п. 4 ст. 769 ГК предусмотрел, что условия выделенных в гл. 38 ГК договоров должны соответствовать законам и иным правовым актам. Речь идет в этой связи прежде всего о Патентном законе Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. <*>, который имеет своим предметом защиту прав на изобретения, полезные модели (имеются в виду новые и промышленно применимые средства производства и предметы потребления, а также их составные части) и промышленные образцы (художественно-конструкторские решения изделий, определяющие их внешний вид). При этом предоставляемый патентом на изобретение и свидетельством на полезную модель объем правовой охраны определяется содержащейся в патенте формулой. В то же время патент на промышленный образец определяет его существенные признаки, которые отображены на фотографиях изделия (макета или рисунка).

--------------------------------

<*> См.: Ведомости РФ. 1992. N 42. Ст. 2319; Дозорцев В.А. Исключительные права и их развитие. Права на результаты интеллектуальной деятельности. Авторское право. Патентное право и другие исключительные права. М., 1994. С. 11 и сл.; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М.: Проспект, 1996. С. 81 и сл.

 

К числу других актов относятся ФЗ РФ от 9 июля 1993 г. "Об авторском праве и смежных правах" <*> и от 23 сентября 1992 г. "О правовой охране топологий интегральных микросхем" <**>. Объектом защиты последнего служит зафиксированное на материальном носителе пространственно-геометрическое расположение совокупности элементов интегральных микросхем и связей между ними.

--------------------------------

<*> Ведомости РФ. 1993. N 32. Ст. 1242; Сергеев А.П. Указ. соч. С. 63 и сл.

<**> Ведомости РФ. 1992. N 42. Ст. 2328.

 

Значение соответствующих актов отражено и в п. 4 ст. 769 ГК. В нем предусмотрено, что "условия договоров на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ должны соответствовать законам и иным правовым актам об исключительных правах (интеллектуальной собственности)". Приведенная норма и без специального на это указания с учетом п. 2 ст. 3 ГК предопределяет приоритет статей соответствующего раздела будущей четвертой части ГК. До ее принятия сохраняют свою силу статьи разделов V и VI Основ гражданского законодательства 1991 г.

Для того чтобы избежать дублирования соответствующих норм, гл. 38 ГК по ряду вопросов содержит отсылки к отдельным правилам, которые предусмотрены в главе о подряде (гл. 37).

Одна из общего числа включенных в гл. 38 ГК отсылочных норм (речь идет о п. 2 ст. 770 ГК), адресатом которой служит ст. 706 ГК ("Генеральный подрядчик и субподрядчик"), имеет в виду только договоры на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ, в то время как все остальные такие же отсылочные нормы включают и договоры на выполнение научно-исследовательских работ.

В трех других отсылочных нормах адресатом служат правила главы 37 ГК, регулирующие вопросы: о сроках выполнения работ (ст. 708), о цене работ (ст. 709), а также о последствиях неявки заказчика за получением результата работ (ст. 738).

Первая из этих трех отсылок прежде всего означает, что в договорах, которым посвящена гл. 38 ГК, должны быть также предусмотрены начальный и конечный сроки выполнения работ, а по соглашению сторон - и промежуточные сроки (сроки завершения отдельных этапов работ). В последнем случае предполагается ответственность исполнителя за нарушение всех указанных сроков. Иное должно быть установлено законом, другими правовыми актами или же предусмотрено договором. Статья 708 ГК позволяет признать заказчика обладающим тем же правом, что и право, предусмотренное п. 2 ст. 405 ГК. Речь идет об имеющейся у заказчика возможности отказаться принять исполненное и потребовать возмещения убытков, если вследствие допущенной исполнителем просрочки исполнение утратило для него интерес.

Вторая отсылка означает возможность включения в договор определенной или определимой цены работ с тем, что если в договоре условие о цене вообще отсутствует, этот пробел восполняется указанным в п. 3 ст. 424 ГК путем (оплата по обычно взыскиваемой за аналогичные работы цене). Из той же отсылки следует допустимость включения в договор либо твердой, либо приблизительной цены, а также признание за исполнителем права при наличии соответствующих условий требовать увеличения цены работ. Там же предусмотрено включение в цену компенсации издержек исполнителя и причитающегося вознаграждения, превращение составленной заказчиком сметы с момента ее подтверждения заказчиком в условие договора, а также презумпция в пользу того, что указанная в договоре цена является твердой. Последнее не исключает признания за исполнителем права требовать изменения твердой цены, а при отказе заказчика дать на то согласие в случаях существенного изменения обстоятельств - расторгнуть договор в порядке и по основаниям, указанным в ст. 451 ГК. Основания и порядок подобного заявления исполнителя указаны в ст. 709 ГК.

Наконец, третья отсылка, адресатом которой на этот раз служит одна из статей параграфа, посвященного договору бытового подряда, означает возникновение у исполнителя при уклонении заказчика от принятия результата работы права спустя два месяца после письменного его о том уведомления реализовать результат за "разумную цену", а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся исполнителю платежей, внести в депозит в порядке, предусмотренном ст. 327 ГК.

При отсутствии специальных на этот счет оговорок есть основание полагать, что соответствующая статья (738) применяется к договорам, составляющим предмет гл. 38 ГК, если они отвечают индивидуальным признакам бытового порядка (имеется в виду его особый субъективный состав и назначение).

ГК (ст. 778) содержит указание, в силу которого к государственным контрактам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ применяются правила статей, посвященных подрядным работам для государственных нужд (ст. 763 - 768 ГК). Из приведенной нормы (ст. 778 ГК) вытекает необходимость субсидиарного применения также и актов, изданных в развитие соответствующих статей Кодекса. В ряде случаев указанные акты включают специальные нормы, посвященные указанным в гл. 38 ГК договорам. Например, Порядок закупки и поставки продукции для государственных федеральных нужд (п. 20) среди возможных направлений заключенных государственных контрактов называет, помимо прочего, развитие фундаментальных и прикладных научных исследований. Следовательно, если возникает вопрос о заключении в указанных случаях государственного контракта, появляется необходимость в применении § 5 гл. 37 и субсидиарно-соответствующей целевой программы.

К рассматриваемым договорам без особого указания на этот счет применяются носящие общий характер положения Кодекса. По этой причине, когда нижестоящий суд отказал заказчику в иске к исполнителю о взыскании излишне уплаченных сумм по договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, сославшись на неприменимость к таким отношениям норм о неосновательном обогащении, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ с этим не согласился и обратил внимание на то, что самого отсутствия специальных правил о порядке возврата излишне уплаченных сумм по данному договору достаточно для распространения на соответствующие отношения положений гл. 60 ГК ("Обязательства вследствие неосновательного обогащения") <*>.

--------------------------------

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 7. С. 60 - 61.

 

Права и обязанности сторон

 

Как и для всех других договоров, связанных с выполнением работ, для тех из них, которые выделены в гл. 38 ГК, первостепенное значение имеет решение вопроса о распределении рисков между сторонами. В данном случае в силу п. 3 ст. 769 ГК риск случайной невозможности исполнения договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ несет заказчик. Это означает, что таким же образом должен решаться и вопрос о случайной гибели результата работ, если он, естественно, материализован. Подобное решение прямо противоположно тому, которое содержится в п. 1 ст. 705 ГК. Имеется в виду, что в договоре подряда риск случайной гибели или случайного повреждения результата выполненной работы до ее принятия заказчиком возлагается на подрядчика, если иное не предусмотрено законом или договором.

Предусмотренное гл. 38 ГК перенесение на заказчика указанного риска соответствует в первую очередь интересам исполнителя. Однако есть и другая сторона в таком решении. С известной долей условности можно утверждать, что чем больше в работе творческого элемента, тем более высок риск получения отрицательного результата или неполучения результата вовсе. Следовательно, если бы к договорам, имеющим своим предметом выполнение творческих работ, применялись присущие подряду принципы распределения риска, можно полагать, что тем самым создавался бы у исполнителя определенный стимул к выполнению задания путем использования рутинных решений - тех, для которых характерен меньший по сравнению с творческой деятельностью риск. Таким образом, существуют определенные основания утверждать: отступление от подрядной модели, при которой подрядчик принимает на себя соответствующий риск, оказывается одновременно и в интересах самого заказчика <*>.

--------------------------------

<*> В этой связи стоит вспомнить, что установление Положением о договорах на создание (передачу) научно-технической продукции единого правового режима для научно-исследовательских и проектных работ, с одной стороны, а также конструкторских и технологических - с другой, вызывало серьезные сомнения. Имелось, в частности, в виду, что указанное Положение оставляло открытым вопрос, должен ли применяться ко всем этим договорам общий принцип ответственности, закрепленный в ст. 37 Основ гражданского законодательства 1961 г., или исключительное правило для договоров подряда. Этот пробел был особенно досаден в связи с тем, что ни Основы, ни ГК договора услуг не выделяли. Следовательно, вопрос о том, на какой из сторон лежит риск случайного неполучения результата, оставался неясным (см.: Брагинский М.И. Хозяйственный договор, каким он должен быть. М., 1986. С. 56).

 

Приведенная норма о распределении риска (п. 3 ст. 769 ГК) является диспозитивной и допускает включение не только в закон, но и в договор условия, предусматривающего, например, разложение между сторонами риска, о котором идет речь, пополам или в каком-либо другом соотношении, либо вообще переложение риска на заказчика.

Существует принципиальное различие не только в правовом режиме подряда и договоров рассматриваемого типа, но и внутри последних. Имеется в виду несовпадение в решении и ряда иных вопросов, помимо указанных выше, для договоров на выполнение научно-исследовательских работ, с одной стороны, а также договоров на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ - с другой.

Прежде всего речь идет о возможности привлечения к исполнению обязательств третьих лиц. Большая степень творчества, которая присуща договору на выполнение научно-исследовательских работ, предопределяет его личный характер. Соответственно, следуя ст. 313 ГК, п. 1 ст. 770 ГК допускает участие третьего лица в исполнении такого договора только с согласия заказчика. И наоборот, для договоров на выполнение опытно-конструкторских или технологических работ личный характер и соответствующий ему интерес к исполнению договора самим контрагентом не предполагаются. По указанной причине п. 2 ст. 770 ГК предоставляет право привлечь к исполнению работ третье лицо, если иное не предусмотрено договором. Одновременно Кодексом предусмотрено, что в подобных случаях используется конструкция генерального договора в том ее виде, как она урегулирована в ст. 706 ГК применительно к подряду.

Хотя отсылка к этой последней статье сделана в п. 2 ст. 770 ГК, который посвящен привлечению третьего лица к исполнению обязательства только в договорах на выполнение опытно-конструкторских или технологических работ, есть основания полагать, что правила ст. 706 ГК о правовом статусе генерального подрядчика и субподрядчика должны применяться и в случаях, когда третьему лицу поручено исполнение договора на выполнение научно-исследовательских работ. Подразумевается ситуация, при которой в договоре, имеющем своим предметом такого рода работы, было получено согласие заказчика на привлечение третьего лица к исполнению.

Отсылка к ст. 706 ГК означает, что в указанном случае, во-первых, исполнитель отвечает перед таким третьим лицом за действия заказчика, а перед заказчиком - за действия третьего лица; во-вторых, третье лицо не вправе предъявлять какие-либо требования непосредственно заказчику, а заказчик - третьему лицу, кроме ситуаций, когда законом или договором будет предусмотрена непосредственная ответственность третьего лица перед заказчиком и (или) заказчика перед третьим липом; в-третьих, заказчик вправе привлечь к участию в выполнении работ помимо исполнителя другое лицо, заключив с ним "прямой договор", но только с согласия исполнителя.

Отмеченное различие - неодинаковая степень творчества - имеет еще большее значение применительно к ситуации, возникающей при невозможности исполнения. Если такое последствие наступило в результате обстоятельств, которые не зависят от исполнителя, то по договору на выполнение научно-исследовательских работ заказчик должен оплатить стоимость работы, которая была выполнена до выявления подобной невозможности, но не свыше соответствующей части работы, указанной в договоре (ст. 775 ГК). Приведенная норма подлежит распространительному толкованию. Она позволяет сделать вывод, что если невозможность достижения результата научно-исследовательских работ удалось установить с помощью, в частности, представленных исполнителем доказательств, то по завершении всего комплекса предусмотренных договором работ выплате подлежит указанная в нем их общая стоимость. Тем самым последствия невозможности исполнения целиком падают на заказчика.

При сходной ситуации, если в ходе выполнения работ обнаруживается возникшая не по вине исполнителя невозможность или нецелесообразность продолжения опытно-конструкторских или технологических работ, на заказчике лежит обязанность оплатить исполнителю лишь понесенные им затраты (ст. 776 ГК). Таким образом, материальные последствия для заказчика во втором виде договора оказываются существенно меньшими по сравнению с первым.

Остальные нормы ГК для общих видов договоров данного типа являются едиными.

Прежде всего это относится к перечню обязанностей каждой из сторон. Так, применительно к исполнителю в этот перечень входят выполнение работ в соответствии с согласованным между ним и заказчиком техническим заданием и передача заказчику результата в предусмотренный договором срок, согласование с ним необходимости использовать охраняемый результат интеллектуальной деятельности, который принадлежит третьим лицам, и приобретение прав на его использование. На исполнителя возлагается обязанность гарантировать, что переданный им результат работ не включает исключительных прав других лиц, а значит, последствия использования объекта чужих прав падают на исполнителя.

Если возникает необходимость использовать при выполнении работы результаты интеллектуальной деятельности, права на которые принадлежат третьему лицу, исполнитель может это сделать лишь после приобретения заказчиком у этого лица необходимого права (например, получение для указанной цели лицензии). При этом как необходимость приобретения, так и само использование принадлежащего третьему лицу интеллектуального права исполнитель должен согласовать с заказчиком.

Обязанности заказчика в рассматриваемых договорах включают передачу исполнителю информации, нужной последнему для выполнения работ, а также принятие результатов работ и оплату их. К этому следует добавить, что при наличии специальных указаний в договоре заказчик обязан выдать исполнителю техническое задание и согласованную с ним программу (технико-экономические параметры) либо тематику работ.

Специфика рассматриваемых договоров выражается и в регулировании ответственности сторон за нарушение своих обязанностей. Это относится как к основанию, так и к объему ответственности,

Первый из вопросов производен от решения более общего - о распределении рисков между сторонами. В силу п. 1 ст. 777 ГК ответственность исполнителя за допущенное им неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства наступает во всех случаях, если только он не сумеет доказать отсутствие своей вины в нарушении договора. Содержащаяся в указанной статье отсылка к п. 1 ст. 401 ГК означает, что остальные пункты этой статьи, в том числе и п. 2, который предусматривает в виде исключения наступление повышенной ответственности должника, нарушившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности (т.е. независимо от его вины, вплоть до действия непреодолимой силы), в данной ситуации не применяются.

Пункт 2 ст. 777 ГК устанавливает состав и предельный размер убытков, которые должен в соответствующих случаях возместить заказчику исполнитель. Прежде всего речь идет о презюмируемом ограничении подлежащих возмещению убытков реальным ущербом. Соответственно упущенная выгода должна возмещаться исполнителем лишь в случаях, предусмотренных договором. Убытки, причиненные заказчику исполнителем, возмещаются в пределах стоимости работ, в которых выявлены недостатки, но только при условии, если договором не <*> предусмотрено, что убытки подлежат возмещению в пределах общей стоимости работ по договору. Поскольку соответствующая норма имеет в виду размер убытков как таковых, т.е. в полном их составе, предусмотренное в ней ограничение должно охватывать не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду, если только необходимость возмещения последней вообще предусмотрена договором.

--------------------------------

<*> К сожалению, в п. 2 ст. 777 ГК оказалось пропущенным "не", в результате чего он изложен так: "2. Исполнитель обязан возместить убытки, причиненные им заказчику, в пределах стоимости работ, в которых выявлены недостатки, если договором (не) предусмотрено, что они подлежат возмещению в пределах общей стоимости работ по договору..." При применении соответствующей нормы приходится прибегать к логическому толкованию.

 

Значительная часть обязанностей исполнителя непосредственно относится к обеспечению надлежащего качества выполнения работ. Так, на него возлагается обязанность собственными силами и за свой счет устранять допущенные по его вине недостатки в выполненной работе, которые могут повлечь отступление от технико-экономических параметров, предусмотренных в техническом задании или в договоре. Исполнитель, который уклонился от указанной обязанности - устранить возникшие по его вине недостатки, несет ответственность в установленном Кодексом объеме (п. 2 ст. 777 ГК).

По соглашению с заказчиком исполнитель может принять на себя обязанность своими силами устранить и все другие, т.е. возникшие не по его вине, недостатки выполненных работ. Однако тогда соглашение, если оно не противоречит ст. 773 ГК, должно, среди прочего, определить, за чей счет будут произведены необходимые работы.

На исполнителя возлагается обязанность информировать заказчика, притом незамедлительно, об обнаруженной им невозможности получить ожидаемые результаты или о нецелесообразности продолжения работы. Исполнитель, нарушивший указанную обязанность, принимает на себя тем самым риск всех наступивших по этой причине негативных последствий. Кроме того, в этом случае заказчик освобождается от необходимости оплатить убытки, вызванные невозможностью достижения результата как при научно-исследовательских, так и при опытно-конструкторских и технологических работах.

Договором должны быть предусмотрены пределы и условия осуществления прав контрагентов на полученные в ходе проведения работ результаты, в том числе и на те из них, которые способны к правовой охране (изобретения, промышленные образцы и т.п.). Если в договоре отсутствуют специальные указания на этот счет, заказчик, не испрашивая согласия исполнителя, вправе использовать переданные ему результаты, в том числе и способные к правовой защите, но только для себя. При отсутствии иного в договоре таким же правом - использовать результат работы для себя - обладает исполнитель (ст. 772 ГК).

При использовании результатов работы необходимо учитывать также нормы ст. 138 и 139 ГК. Первая закрепляет исключительные права гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и соответственно допускает предоставление третьему лицу права пользоваться такими результатами лишь с согласия правообладателя. Вторая, посвященная информации, содержащей служебную и коммерческую тайну, указывает на возможность защиты соответствующей информации способом, установленным Кодексом и другими законами (наиболее распространенный из этих способов состоит в обязанности возместить причиненные убытки).

Конфиденциальность внутренне присуща рассматриваемым договорам. А потому заведомо предполагается возложение на каждую из сторон соответствующей обязанности даже при отсутствии на этот счет указаний в договоре. И наоборот, отказ от обязанностей, связанных с конфиденциальностью, возможен только при условии, если это прямо предусмотрено в договоре. Следует добавить, что каждая из сторон вправе публиковать признанные конфиденциальными сведения, которые были получены при выполнении работ, только с согласия контрагента. Объем соответствующих сведений должен быть определен в содержащемся в договоре перечне. Выразив согласие на включение таких сведений в перечень, сторона тем самым принимает на себя обязанность осуществлять их публикацию лишь с согласия контрагента. Поскольку ст. 771 ГК не устанавливает специальных последствий нарушения данного обязательства, а п. 2 ст. 777 ограничивает размер ответственности за нарушение договора лишь применительно к обнаружению недостатков в результате работ, следует признать, что содержащееся в ст. 777 ограничение объема ответственности не распространяется на случаи противоправных действий, указанные в ст. 771 ГК.

В заключение следует отметить создание дополнительных предпосылок для государственного инвестирования в соответствующей сфере. Речь идет о различных мерах, предусмотренных Законом от 25 февраля 1999 г. В нем среди прочего предусмотрены такие источники, как совместное финансирование инвестиционных проектов с иностранными государствами, с субъектами Российской Федерации, предоставление на конкурсной основе государственных контрактов по таким проектам за счет бюджетных средств и др. Расходы на финансирование государственных капиталовложений могут производиться из федерального бюджета как часть расходов на реализацию соответствующих федеральных целевых программ либо по прямому предложению Президента РФ и Правительства РФ. В сходном порядке осуществляется расходование средств на указанные нужды из бюджетов субъектов Российской Федерации. При этом необходимые для реализации этих инвестиций задания для выполнения соответствующих работ распределяются на основе конкурса.

 

 

 Смотрите также:

  

Договор является основной правовой формой отношений между...

Правовые нормы, регулирующие выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ по договору с заказчиком, установлены Гражданским кодексом РФ (часть II).

 

Выполнение научно-исследовательских...

Договоры на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ. Статья 770.

 

что такое выполнение научно-исследовательских...

Выполнение научно-исследовательских, Опытно-конструкторских и технологических. Работ.
Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских итехнологических работ. работ и, во-вторых, договоры на...

 

Глава 38. Выполнение научно-исследовательских...

Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ.
работ и, во-вторых, договоры на выполнение опытно-конструкторских и технологических.

 

Договоры на выполнение НИР и ОКР являются важными...

По договору на выполнение научно-исследовательских работ (НИР) исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а по договору на выполнение опытно-конструкторск