ОТМЕНА КРЕПОСТНОГО ПРАВА

 

 

Государственная оброчная подать. Выдача владенных грамот. Условия владенных записей

 

24 ноября 1866 г. был утвержден закон «О поземельном устройстве государственных крестьян в 36 губерниях». Как указывалось в этом законе, устройство хозяйственного быта государственных крестьян предполагало расширение их права «по владению и распоряжению предоставленными им в надел от казны землями»4. Однако термин «владение» означал по существу лишь право постоянного пользования отведенной в надел землей.

 

Сельские общества государственных крестьян сохраняли за собой все земли, находившиеся в их пользовании. В тех же обществах, где крестьянские земли не были «отграничены» от казенных, размеры наделов определялись «в соответствие с существующим пользованием», но не свыше 8 десятин на душу в малоземельных губерниях и 15 десятин в многоземельных (§ 1). Право владения закрепленными за сельскими обществами землями фиксировалось в особых «владенных записях», выдававшихся каждому обществу (§ 2).

 

За пользование землей крестьяне обязаны были платить ежегодно так называемую государственную оброчную подать. Размеры ее для девяти губерний — Казанской, Калужской, Московской, Рязанской, Самарской, С. -Петербургской, Саратовской, Симбирской, Ярославской — соответствовали существовавшим оброчным платежам.

 

В остальных 27 губерниях (Архангельской, Астраханской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Вятской, Екатеринославской, Костромской, Курской, Нижегородской, Новгородской, Олонецкой, Оренбургской, Орловской, Пензенской, Пермской, Полтавской, Псковской, Смоленской, Таврической, Тамбовской, Тверской, Тульской, Уфимской, Харьковской, Херсонской и Черниговской), где в отличие от перечисленных выше девяти губерний не производилась оценка земель, оброчная подать составлялась из существующих оброчных платежей и добавочного сбора, устанавливавшегося с 1 января 1867 г. Сумма этого сбора, составлявшая 2 006 145 руб., колебалась для отдельных губерний от 10 743 руб. (Херсонская) до 292 456 руб. (Екатеринославская)1.

 

Для отдельных местностей министру государственных имуществ разрешалось повышать или понижать добавочный сбор, но не выше 15%, «не выходя, однако, из назначенной на всю губернию суммы» (§ 10).

 

 

Размер оброчной подати не подлежал изменению в течение 20 лет со дня издания данного закона (§ 12).

 

Помимо оброчной подати, крестьяне обязаны были платить особый налог за пользование лесным материалом, если в состав их надела входили лесные участки (§3).

 

По истечении трех лет продажа земельных участков посторонним лицам разрешалась при условии взноса в казну полученной за землю суммы. При этом оброчная подать уменьшалась на сумму, равную 1/20 го внесенных денег. При переходе подворных участков к другим лицам последние обязывались уплачивать причитающуюся с участка оброчную подать (§ 4).

 

Вопрос о выкупе в полную собственность земельных наделов как сельскими обществами, так и владельцами подворных участков разрешался путем единовременного взноса в уездное казначейство такого капитала, проценты с которого равнялись бы сумме оброчной подати, т. е. суммы, равной капитализированной оброчной подати.

 

Составление владенных записей поручалось чиновникам Министерства государственных имуществ. Сроки их составления и выдачи устанавливались в зависимости от состояния работ по межеванию. Так, для 14 губерний: Воронежской, Казанской, Калужской, Московской, Орловской, Пензенской, Рязанской, Самарской, С.-Петербургской, Саратовской, Симбирской, Тамбовской,Тульской, Ярославской, где межевые работы были закончены, срок выдачи записей устанавливался в два года. В губерниях Астраханской,. Екатеринославской, Костромской, Херсонской, Владимирской, Курской, Нижегородской, Новгородской, Псковской, Смоленской, Таврической, Тверской и Харьковской, где межевые работы были еще не закончены, сроки эти определялись для первых четырех губерний в 4 года, а для остальных — в 6 лет. Для Архангельской, Вологодской, Вятской, Олонецкой, Оренбургской, Пермской, Уфимской, «дачи коих не были сняты на планы», срок выдачи записей устанавливался в шесть лет с момента окончания составления планов. Наконец, для Черниговской и Полтавской губерний, где производилось генеральное межевание, определенного срока не устанавливалось (§ 7).

 

Закон о поземельном устройстве государственных крестьян по существу не изменял положения этой категории сельского населения.

 

Провозглашенный в законе принцип «владения землей» в действительности означал наделение государственных крестьян землей почти на тех же условиях, что и временнообязанных.

 

Приобрести землю в собственность, хотя для этого и не требовалось согласия второй стороны, как это оговаривалось в «Положениях 19 февраля», было в действительности почти невозможно. Единовременно внести капитализированную оброчную подать могли далеко не все, даже представители зажиточной части казенной, деревни.

 

31 марта 1867 г. Министерством государственных иму-ществ была издана специальная инструкция по составлению владенных записе1, явившаяся по существу дополнением к закону о поземельном устройстве государственных крестьян в 36 внутренних губерниях.

 

В этой инструкции подробно излагался порядок составления и утверждения владенных записей. С их содержанием должны были ознакомиться собранные на сельский сход крестьяне при непременном присутствии мирового посредника и специальных «сторонних добросовестных» в составе 3—6 человек. Сельский сход обязан был выделить из своей среды 6 уполномоченных для более детального изучения записи и подписи акта о ее поверке, если крестьяне будут согласны.

 

Если же крестьяне не соглашались с условиями владенной записи, то вопрос об изменениях в ней передавался старшему в губернии чиновнику по составлению записей, который или сам разрешал возникшие недоразумения, или испрашивал на то разрешение в Министерстве государственных имуществ.

 

Крестьяне имели право жаловаться на неправильное составление записей Губернскому по крестьянским делам присутствию. В случае разногласия между большинством присутствия и представителями Министерства государственных имуществ дело передавалось на совместное решение двух министерств: государственных имущества внутренних дел. Если же возникали разногласия между министерствами, окончательное решение выносилось Главным комитетом об устройстве сельского состояния.

 

В 14 губерниях, отнесенных к первой очереди, составление владенных записей было начато с января 1867 г.1. К 1 ноября этого же года из 15 672 селений государственных крестьян, насчитывающих 3 087 845 душ, в 8810 селениях с 2 039 579 душами были составлены владенные записи2. При этом в 1400 селениях записи были предъявлены крестьянам на сельских сходах.

 

К концу 1868 г., т. е. к сроку окончания составления и выдачи владенных записей по 14 губерниям, эти работы далеко еще не были закончены. Так, к 1 ноября 1868 г. только в девяти губерниях — Воронежской, Калужской, Московской, Пензенской, Саратовской, Симбирской, Тамбовской, Тульской, Ярославской — составление записей было закончено. В остальных же губерниях — Орловской, Рязанской, С.-Петербургской, Самарской и Казанской — к этому времени из 6723 селений записи были составлены в 5548, что равнялось 84 %3. Предъявление же владенных записей было закончено только в трех губерниях: Воронежской, Тульской и Саратовской. В других же губерниях процент предъявленных грамот колебался от 88,4 до 99,9, а в Казанской составлял всего лишь 37,14.

 

Наконец выдача владенных грамот была закончена полностью только в Воронежской губернии, составляя в других от 15,9% (Казанской) до 93,8% (Московской).

 

Только в марте 1869 г. выдача владенных записей была завершена в 13 из 14 губерний первой очереди (кроме Казанской).

Таким образом, срок составления и выдачи владен-ных записей в губерниях первой очереди выполнен не был.

 

Министр государственных имуществ во «всеподданнейшем докладе» 1 ноября 1868 г. указал, что одной из главных причин задержки работ по выдаче владенных записей являлась постоянная передача в казенное ведомство имений мелкопоместных помещиков, вследствие чего требовалось составить на эти селения владенные записи. В действительности эта причина отнюдь не была главной. Настоящая причина задержки заключалась как в бюрократической организации всего дела Министерством государственных имуществ, так и в возражениях крестьянских обществ, не желавших сплошь и рядом принимать предъявлявшиеся им владенные записи. Так, на 1 ноября 1868 г. из 14 677 селений, по которым были составлены владенные записи, в 2111 селениях крестьяне высказали возражения. В отдельных губерниях процент крестьян, не согласных с владенными записями, был довольно значителен. Так, в Орловской губернии из 1380 селений (с 216 880 душами населения) с составленными записями не согласилось 561 селение (с 93 355 душами); в Саратовской губернии из 828 селений (с 265 759 душами) возражения высказали крестьяне 201 селения (со 1040          душ)1.

 

Наименьшее число возражений на составленные записи было в Самарской губернии (из 1030 селений только в 44); в Симбирской из 296 селений — в трех.

 

Из числа всех этих возражений 1408 были признаны чиновниками Министерства государственных имуществ подлежащими удовлетворению, в связи с чем во владенные записи были внесены соответствующие исправления. Из рассмотренных 247 возражений губернскими по крестьянским делам присутствиями 106 были признаны заслуживающими удовлетворения, а 141 отклонено. Остальные 456 возражений, как указывалось во «всеподданнейшем докладе» в ноябре 1868 г., находились еще на рассмотрении2.

 

В отчете министра государственных имуществ в марте 1869 г. дается анализ некоторым крестьянским возражениям на владенные записи. Так, ходатайств о прирезке земли поступило по 12 губерниям 224. Из числа этих ходатайств 123 были рассмотрены в Министерстве .государственных имуществ, из коих удовлетворены были только 25, а отклонены 76, как «пользующиеся в большинстве случаев высшим наделом против временнообязанных крестьян»1. И наконец, 22 возражения находились еще в стадии изучения.

 

590 душ крестьян (С. -Петербургской, Саратовской и Орловской губерний) ходатайствовали о переселении в связи с малоземельем2,

 

Причина 112 возражений (по Московской, Калужской, Рязанской, С.- Петербургской, Ярославской губерниям) заключалась в отказе от части надела в силу отдаленности его от селений. Как говорилось в отчете, возражавшие крестьяне занимались отхожими промыслами.

 

В силу того, писал министр государственных имуществ, что «...в постановлениях о поземельном устройстве государственных крестьян нигде не приведено начало обязательности для крестьян пользования наделом, а, напротив, узаконено только право крестьян на удержание за собою всего существующего надела...

 

Министерство государственных имуществ не усматривало законных причин к отказу крестьянам в удовлетворении их ходатайства»3. Размеры земельных наделов, а также сумма оброка были в одной и той же губернии крайне различны. Так, в отчете министра государственных имуществ в марте 1869 г. приводились следующие данные по 13 губерниям первой очереди (кроме Казанской), в которых к этому сроку выдача записей была окончена.

 

Составление и выдача владенных записей в 13 губерниях второй очереди также не были осуществлены в намеченный срок. Только к концу 1873 г. они были окончательно выданы почти по всем селениям этих губерний. В 7 из указанных губерний оставались невыданными 240 записей, при этом большинство их (185) относилось к Новгородской губернии.

 

Так же как и в губерниях первой очереди, крестьяне нередко обжаловали предъявлявшиеся им владенные записи. Из 14 губерний (13 второй очереди и Уфимской) только в Херсонской не было ни одного случая обжалования записей. Процент обжалования в других губерниях был весьма различен. Так, в Костромской губернии он составлял 15 (из общего числа составленных и предъявленных крестьянам 2458 записей было обжаловано 371), в Смоленской же губернии этот процент составлял только 0,3 (из 2840 записей было обжаловано всего 11). В целом по всем 13 губерниям (за исключением Херсонской) из общего числа 24 505 владенных записей было обжаловано 1420, что составляло 5,7%2.

 

Однако большинство обжалований не было принято во внимание. Из 1420 жалоб, рассмотренных Губернскими по крестьянским делам присутствиями к 1 января 1874 г., только 105 были признаны подлежащими удовлетворению.

 

Таким образом, большинство жалоб на неправильное составление владенных записей было признано неосновательными. Только в двух губерниях — Харьковской и Тверской — процент жалоб, признанных уважительными, был относительно высок. В Тверской губернии из 98 жалоб были признаны заслуживающими удовлетворения 19, в Харьковской из 33 — 31.

 

Жалобы на решения Губернских по крестьянским делам присутствий также в большинстве случаев отклонялись Министерством государственных имуществ. Из числа поданных в министерство, по указанным выше губерниям, 80 жалоб 60 были отклонены, 9 признаны  «вполне или отчасти основательными» и 11 остались на 1 января 1874 г. еще не рассмотренными1.

 

Вместе с обжалованием владенных записей крестьяне обращались с ходатайствами в министерство по поводу прирезки земли. Всего с 1866 г. по 1 января 1874 г. по 29 губерниям (27 первой и второй очереди, а также Уфимской и Бессарабской) было прирезано 190 985,22 десятины2.

 

Однако значительная часть этих земель даже по признанию самого Министерства государственных имуществ была весьма невысокого качества. «Из этого числа (190 985 десятин.— П. 3.),— указывалось в отчете за 1873 г.,— 93 970,47 десятины числилось под лесными угодьями, подлежащими обращению в земельные угодья, по крайне ничтожной их ценности, бездоходности для казны, по чересполосности мелких лесных участков с крестьянскими землями и пр.»3.

 

Наряду с прирезкой крестьяне отказывались в отдельных случаях от части надела. Так, в 1874 г. по губерниям, в которых были выданы владенные записи, крестьяне передали в казну 53 547,5 десятины, «составлявших,— как указывалось в отчете,— частью отдельные пустоши в дальнем расстоянии от селений, частью же земли, превышавшие потребность крестьян и средства их к обработке»4.

 

Таким образом, к 1874 г. выдача владенных записей по 13 губерниям второй очереди была по существу закончена. Завершены были работы также и по Уфимской губернии. Здесь выдача владенных записей была закончена к 1 января1873г., однако на протяжении 1873 и 1874         гг. были обнаружены новые, не учтенные ранее селения государственных крестьян, преимущественно башкир, мордвы и других местных национальностей. Вследствие этого потребовалось дополнительное составление ПО владенных записей5. Следовательно, к 1874 г. из 36 губерний, на которые распространился закон 24 ноября 1866 г., в 28 выдача владенных записей была по существу закончена.

 

По остальным 8 губерниям работы по поземельному устройству государственных крестьян затянулись на весьма длительный срок. Так, в Архангельской губернии согласно утвержденному Александром II 9 ноября 1870 г. мнению Государственного совета подготовительные работы по составлению владенных записей были отложены до особого распоряжения. По пяти северным и восточным губерниям — Вологодской, Вятской, Олонецкой, Пермской и Оренбургской,— прежде чем составить владенные записи, требовалось провести работы по отграничению крестьянского надела и разверстке оброчной подати между отдельными селениями государственных крестьян. К этим работам было приступлено осенью 1869 г., и продолжались они до лета 1872 г. (Оренбургская — осень 1869 г., Пермская — лето 1872 г.)1.

 

Наконец, по двум украинским — Полтавской и Черниговской— губерниям, где выдача владенных записей должна была быть произведена лишь после окончания работ по генеральному и специальному межеванию, последняя была начата лишь с 1873 г. и только по тем уездам, где было закончено межевание.

 

Вследствие всего этого к середине 80-х годов, точнее к началу 1886 г., из 8 упомянутых губерний, за исключением Оренбургской, где выдача владенных записей была завершена, ни в одной эти работы не были полностью окончены. Так, по Пермской губернии ни по одному из уездов не было приступлено к составлению владенных записей. По Вологодской губернии владенные записи были выданы только по одному Вологодскому уезду, а по другим эти работы даже не начинались. По некоторым уездам Вятской, Полтавской, Олонецкой и Черниговской губерний владенные записи были выданы полностью, по другим частично, а по третьим к составлению их не было даже приступлено2.

 

Люстрационные работы в 9 западных и юго-западных губерниях были закончены в начале 70-х годов. В результате проведения этих работ было наделено вновь значительное число безземельных из отставных солдат, переселенцев, бобылей и т. д.

 

По отдельным губерниям количество крестьян, вновь получивших землю, было следующее1:

Гродненская —31 797

Витебская —11 243

Виленская —16 423

Киевская —35 086

Ковенская —33 776

Подольская —33 456

Минская — 7 273

Волынская —22 606

Могилевская —10 057

 

Следовательно, более 200 тыс. душ было вновь наделено землей. Наряду с наделением безземельных были несколько увеличены размеры и существующих наделов в результате прирезок малоземельным. Однако прирезки эти, особенно по юго-западным губерниям, были весьма незначительны, так как общее увеличение земельной площади производилось преимущественно за счет наделения безземельных. Анализ отчетов Министерства государственных имуществ дает основание предполагать, что в некоторых случаях имелось налицо даже уменьшение существующих наделов. Увеличение количества земли, предоставлявшейся крестьянам на выкуп, по сравнению с находившейся ранее в их пользовании по отдельным губерниям на основе данных «всеподданнейших отчетов» по Временному отделению Министерства государственных имуществ за 1869—1874 гг. составляло (в дес):

 

Гродненская —126 161

Могилевская— 73 167 Минская —182 714 Ковенская — 75 767 Виленская —89 029 Витебская —142 585 Киевская —113 955 Подольская — 51753 Волынская —259 002 Все го—1 114133 дес. 

 

Единственно реальное увеличение земельных наделов государственных крестьян произошло лишь в Минской, Витебской и Могилевской губерниях, так как число вновь наделенных землей там было весьма незначительно. В Гродненской, Виленской и Ковенской губерниях увеличение общей земельной площади произошло в подавляющей своей части за счет вновь наделенных. В юго-западных губерниях дело обстояло и того хуже. Так, в Киевской губернии в число прирезанных 113 955 десятин было включено более 80 тыс. десятин, так называемых «запасных», или вакантных, земель, номинально числившихся свободными, а фактически находившихся в бессрочном арендном пользовании государственных крестьян. Таким образом, в ряде уездов крестьянские наделы были уменьшены. В Подольской губернии эти вакантные земли составляли 50% прирезки2. В Волынской же вся прирезанная земельная площадь состояла в основном из неудобных земель; так, из 259 002 десятин 78 101 десятина были неудобными, а из остающихся 180 901 десятины около 111 тыс. десятин, как указывалось в отчете Министерства государственных имуществ, состояли «из малоценных лесных пространств, поросших дровяным лесом и кустарником»3.

 

В среднем по указанным выше губерниям приходилось на одну ревизскую душу (в дес.)4:

Виленская — 4,88 Могилевская —5,02 Ковенская — 6,74 Киевская —3,03 Гродненская — 4,25 Волынская 4,1—5,24 5 Минская — 5,91

Подольская —3,14

Витебская — 4,87

Однако эти средние цифры, естественно, не характеризуют действительного положения вещей.

 

Обеспеченность землей государственных крестьян в западных и юго-западных губерниях была следующей (см. приложение 3).

 

Анализируя эти цифры, мы видим, что 248 319 ревизских душ, или 30,0%, получили наделы до 4 десятин. При этом наибольшее число малоземельных крестьян было в Киевской и Подольской губерниях. Так, в Киевской губернии надел до 4 десятин получили 80 492 души, или 61,9% всех крестьян, в Подольской — 76019, или 62,6%. Надел свыше 6 десятин получили по 9 губерниям 234 562 души, или 27,8%. Все это говорит о том, что даже в западных и юго-западных губерниях обеспеченность крестьян землей была далеко не достаточной.

 

Это находит свое выражение в количестве возражений, поступавших со стороны крестьян на предъявляемые им выкупные акты. Так, по Гродненской губернии поступило возражений от 113 селений (6,75% общего числа населенных пунктов). По Ковенской губернии имелось возражений по 1369 селениям, т. е. почти '/з (32,07%) выкупных актов были опротестованы. При этом только 435 жалоб были признаны правильными и удовлетворены, по остальным же последовал отказ 1.

 

Выкупные платежи представляли собой в среднем на 1 десятину земли по отдельным губерниям следующее2:

 

Виленская — 71 1/2 коп.

Могилевская — 54 коп.

Витебская —58 1/4 коп.

Киевская —1 руб. 20 коп.

Гродненская—71 коп.

Волынская —92 1/2 и 39 3/4 коп.3

Ковенская — 1 руб. 12 3/4 коп. Подольская— 1 руб. 10 1/4 коп.

Минская —55 руб. 1/2 коп.

 

Составление и введение в действие владенных записей вызвало в отдельных губерниях весьма серьезное противодействие крестьян. Это находило свое выражение не только в жалобах на неправильное составление владенных записей, но и в упорном нежелании принимать таковые. Так, в июне 1868 г. крестьяне трех селений Песковатской волости и одного селения Ивановской волости Царицынского уезда Саратовской губернии отказались от принятия владенных записей и пользования наделом. «Для обращения их к порядку,— указывалось во «всеподданнейшем отчете» III отделения за 1868 г.,— был командирован жандармский штаб-офицер, но по крайнему их упорству внушения его успеха не имели, равным образом бесплодны были и увещания управляющего государственными имуществами, а также начальника губернии, который после того при содействии воинской команды... наказал розгами наиболее виновных в неповиновении... и тем всех довел до покорности...»1.

 

В 1869 г. в нескольких селениях Юхматинской волости Спасского уезда Казанской губернии государственные крестьяне — татары—-отказались принять владенные записи, «...сопротивлялись властям и в озлоблении на своих мулл, не поддерживавших беспорядка, намеревались составлять приговоры о высылке их в Сибирь»2. Как указывалось в отчете III отделения, «волнение это было возбуждено приходившим из Самарской губернии крестьянином, который уверял татар, что принявшие владенные записи будут зачислены в удельное ведомство, перейдут во владение министров и обременятся налогами...»3.

 

На протяжении 70-х годов происходили весьма длительные волнения государственных крестьян Чигиринского уезда Киевской губернии, домогавшихся с конца 60-х годов перехода от участкового способа владения землей к душевому. Это стремление возникло под влиянием слухов, что при уравнительном переделе земли крестьяне получат прирезку по 5 десятин душевого надела. Как указывалось в заключении министра внутренних дел по данному вопросу, это стремление поддерживалось главным образом огородниками и безземельными крестьянами4.

 

Однако оно имело, бесспорно, большое число сторонников и среди крестьян, получивших земельные наделы, так как в Чигиринском уезде, на основе данных «Статистики поземельной собственности», из 21496 ревизских душ 12 662 души, т. е. более 50% всех государственных крестьян, имели наделы до 3 десятин на душу. Число же крестьян, имевших надел свыше 5 десятин, было весьма незначительно, составляя 3931 душу, или около 20%'.

 

Вопрос о стремлении крестьян Чигиринского уезда Киевской губернии перейти к общинному способу владения землей являлся предметом специального обсуждения в Главном комитете об устройстве сельского состояния в мае 1870 г.

 

Главный комитет в своем решении отметил, что «...никаких особых за переход к общинному владению прирезок казенной земли по душевому расчету делаемо не будет и что распространенный об этом между крестьянами слух ложен2». Далее Главный комитет указал, что «для перехода к общинному владению требуется согласие домохозяев, желающих пустить свои участки в общий передел». Однако и после этого надежда получить прирезку земли продолжала сохраняться, и крестьяне 22 селений составили приговоры об общем переделе своих участков, полагая получить добавление земли. «В ожидании такой прирезки казенной земли,— писал в своем заключении министр внутренних дел по поводу крестьянских волнений в Чигиринском уезде,— домохозяева, пустившие свои участки в передел, не приступают к исполнению в натуре заключенных договоров и владеют своими участками в прежнем порядке, а крестьяне безземельные и огородники, не получая земли по разделу, домогаются этого раздела, и, наконец, те и другие, видя неудовлетворение их прирезками, заявляют различные неудовольствия, которые выразились отказом крестьян от принятия люстрационных актов и от взноса выкупных платежей»3.

 

К содержанию книги: П. Зайончковский: "Отмена крепостного права в России"

 

Смотрите также:

 

Крепостное право  Открепление крестьянина  Крепостное право от бога  монастырское крепостное право   Закон о беглых