КРЕПОСТНОЕ ПРАВО И ПУШКИН

 

 

Крепостное искусство - крепостные писатели и поэты. Слепушкин. Сибиряков. Алипанов

 

Крепостное искусство, давшее целый ряд талантливых художников, было значительно беднее в области литературы.

 

Творчество крепостных поэтов не отличалось большой самобытностью, являясь в значительной степени отражением идеологии господствующего класса.

 

Как отметили в свое время Маркс и Энгельс, «мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями, то есть класс являющийся господствующей силой общества, является в то же время его господствующей духовной силой».

 

Обычно будущий поэт-самоучка, по счастливой случайности обученный грамоте, начинал с подражания общеизвестным образцам. Иногда его скромное творчество доходило до литературных кругов; случалось, что и сам поэт отваживался представить плоды своей робкой музы на суд кого-либо из «олимпийцев». Его снисходительно выслушивали, говорили ему «ты», нисколько не скрывая своего пренебрежения к его «низкому званию». К счастью, среди писателей находились люди, горячо сочувствовавшие скромным новичкам. Таковы были Жуковский, Дмитриев, Шишков и, в особенности, П. Свиньин и Б. Федоров. Хлопотам некоторых из них крепостные поэты всецело обязаны освобождением из под власти своих господ.

 

Однако, долгожданная воля не всегда приносила облегчение в судьбе поэта. Суровая нужда заставляла часто хвататься за первое попавшееся место копииста или приказчика в лавке и неуспевший окрепнуть талант погибал под непосильным бременем невзгод и лишении.

 

Из числа писателей, «вышедших из низов», большой популярностью пользовался в свое время Слепушкин. Он был крепостным человеком Е. Новосильцовой, урожденной гр. Орловой, сын которой погиб на дуэли с Черновым. Петербургский разносчик, бойко торговавший с лотка грушами, Слепушкин впоследствии снял лавочку в Ново-Саратовской немецкой колонии, под Петербургом, а в 1812 г. окончательно обосновался в селе Рыбацком по Неве. В 20-х годах начали появляться в печати его стихотворения и басни, которые благожелательный Пушкин читал «все с большим и большим удивлением». Поэт принял живейшее участие в хлопотах по выкупу Слепушкина на волю.

 

 

Но Новосильцова запросила за его отпускную 30 000 руб. И лишь благодаря содействию кн. Юсуповой, собравшей на выкуп Слепушкина 3000 руб., он был, наконец, отпущен на свободу.

 

Критика благожелательно отнеслась к музе Слепушкина, требуя лишь, устами Сенковского, чтобы Поэт дал поселянам почувствовать «поэзию скромного, но благородного их состояния, утверждая в них чувство довольства своею судьбою». И «русский Гезиод» стал усердно воспевать «безмятежность крестьянской доли».

 

О как ты счастливо живешь,

Поселянин трудолюбивый.

Ты с пеньем соловья встаешь,

И, радуясь, спешишь на нивы;

Там до заката в ясный день,

Под голубыми небесами,

Ты веселишься за трудами.

 

 

Муза Слепушкина, отвечавшая интересам дворянства безмятежно воспевала мужика, у которого

 

Слава богу, хлеба много, тем богат мужик слывет,

Из того он делит всюду и доволен и живет.

 

Однако, став в 30-х годах владельцем кирпичного завода под Петербургом, Слепушкин изменил своей «благонамеренной» музе. И, проезжал через городскую заставу, бывший крепостной поэт, на вопрос: «Кто едет?» — с гордостью отвечал: «Купец Слепушкин».

 

Стихи Слепушкина имели в свое время влияние на современников. Они сыграли решающую роль в судьбе другого крепостного — Егора Алипанова. «Раб» секунд-майора Мальцова, плотник и столяр на его заводах, пленясь творчеством Слепушкина, он «стал тихо петь смиренный» свой «ветхий уголок». Но Алипанов рабски копировал образцы дворянской литературы ХVIII века, вводя в свои стихи муз, зефиров, амуров, Геликон и Аполлона. Он перелагал также Пушкина, подражал Жуковскому. Подобно Слепушкину, его крестьяне «весело трудились». Надо все же признать, что в стихах Алипанова впервые в русской литературе зазвучала «поэзия труда», первая хвалебная песнь рабочего своему заводу.

 

Люблю смотреть работ стремленье,

Стоя в заводской мастерской…

Там пламенем дышит горн огромный,

И млатов стук, как гром, гремит.

Река огня в отверстье льется,

Мехов гул томный раздается

И озеро огня стоит.

 

Поэт был вскоре увенчан Российской Академией «за похвальные в словесности упражнения», продолжая оставаться крепостным человеком Мальцова. Лишь благодаря настоятельным хлопотам Академии он, наконец, получил свободу.

 

Несмотря на ограниченность дарования Алипанова, ему принадлежит несомненная заслуга введения в русскую лирику неизвестной дотоле тематики, вошедшей в поэзию лишь сто лет спустя, после Октября.

 

Обстоятельства сложилось так, что жизненные пути Слепушкина и Алипанова соединились. Последний женился на дочери Слепушкина. Но «заботливость о многочисленном семействе и непостоянство счастья жизни изменили его характер, — свидетельствует современник, — на лице видна глубокая задумчивость, а в разговоре безнадежность на счастье». Алипанов умер в середине 50-х годов и похоронен в Павловске, но его скромная могила не уцелела.

 

К числу крепостных поэтов принадлежит также Иван Сибиряков. Его незатейливое творчество привлекло к себе внимание общества. Ряд виднейших представителей русской литературы — Жуковский, Вяземский, братья Тургеневы, принялись энергично хлопотать об освобождении поэта. Его владелец, рязанский предводитель дворянства Д. Маслов, потребовал за освобождение своего кондитера неслыханную сумму в 10 000 руб. Но это не остановило покровителей Сибирякова, собравших, по подписке, требуемую помещиком сумму. Сибиряков вскоре стал «вольным».

 

Прослужив некоторое время в одном из петербургских департаментов, под начальством друга Пушкина, А. И. Тургенева, Сибиряков перешел в 1822 г. на службу в Александринский театр, где и служил сначала «актером российской труппы», а потом суфлером и переписчиком. Свыше 20 лет состоял Сибиряков на службе в театральной Дирекции, совершенно забросив увлечение поэзией. Нужда и семейные раздоры довели его, под конец жизни, до такой «раздражительности характера», что в дирекции возник даже вопрос «не подвергается ли Сибиряков, по раздражительности своей, и некоторой степени расстройства рассудка». Такова была безрадостная судьба этого крепостного поэта, скончавшегося в больнице, в Петербурге, в 1848 г.

 

Небольшая группа этих крестьянских поэтов, затертых невзгодами жизни, все же не исчезла бесследно. Они также внесли свою скромную лепту в русскую поэзию.

 

К содержанию книги: А. Яцевич: "Крепостной Петербург пушкинского времени"

 

Смотрите также:

 

Крепостное право  Открепление крестьянина  Крепостное право от бога  монастырское крепостное право   Закон о беглых