КРЕПОСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Классовая борьба крестьян и холопов как причина Крестьянской войны

 

Колебания правительства в процессе закрепощения, проявившиеся уже в конце XVI в. в виде введения урочных лет, достигли своего апогея в 1601 — 1602 гг., когда в обстановке* страшного голода и народного движения Борис Годунов пошел на частичное разрешение крестьянского выхода, повсеместно запрещенного по его же инициативе в 1592/93 г. Указы 1601—1602 гг. представляли уступку волнующемуся крестьянству, а не ограждали дворянские интересы, как считалось до сих пор. Восстановление, хотя и в ограниченных размерах, крестьянского выхода, означало нарушение указа 1592/93 г. о его повсеместном запрещении и о писцовых книгах 80-х — начала 90-х годов XVI в. как юридическом основании крестьянской крепости.

 

Для крестьян, которые по указам 1601 — 1602 гг. вновь получили право выхода, эти книги закрепощающее значение потеряли, а для крестьян, не получивших этого права, они продолжали оставаться основным документом, прикреплявшим их к земле. Такое положение при наличии ожесточепной борьбы внутри господствующего класса за рабочие рукн должно было вскоре привести к невероятной запутанности крепостнических отношений, к многочисленным тяжбам и обходам закона. Произошла массовая утечка крестьян от рядовых служилых людей к крупным землевладельцам, светским и духовным, которые, используя выгодные для себя стороны этих законов о невыходе своих крестьян, сумели разными способами переманить к себе помещичьих крестьян и укрепить свое экопомпческое положеппе за счет служилой массы.

 

Применение указов 1601 — 1602 гг. на практике породило «смуту», раздоры и кровопролитие и в среде служилых людей. Наиболее богатые и предприимчивые помещики увеличивали население своих поместий, вывозя и переманивая крестьян от служилой мелкоты. Возникали острые конфликты, сопровождавшиеся убийствами и затяжными тяжбами. Указами 1601 —1602 гг. одни слои господствующего класса были противопоставлены другим прежде всего по социальному, а отчасти и территориальному признаку, что дало современникам возможность увидеть в действиях Годунова попытку следовать примеру Ивана Грозного,» учредившего опричнину.

 

Желая предотвратить урон, причиняемый хозяйству выходом и вывозом крестьян, помещики не отпускали их от себя, а если это не удавалось, то грабили крестьянское имущество. В свою очередь крестьяне усиливали отпор помещичьему произволу. Они по-своему толковали правительственное законодательство, переставали платить государственные налоги и осуществляли стихийные, незаконные выходы. Реализация указов 1601 — 1602 гг. не только не ослабила классовые и внутриклассовые противоречия в деревне, а напротив, значительно обострила их.

 

 

Однако для того чтобы вывести крестьян из традиционной жизненной колеи и заставить взяться за оружие, нужны были совершенно исключительные события. Таким толчком, приведшим в движение крестьян и холопов в России начала XVII в., послужил страшный голод 1601 — 1603 гг. В охватившем страну в 1601 — 1603 гг. антифеодальном движении, завершившемся восстанием Хлопка, наряду с холопами, по-видимому, приняли участие и крестьяне.

 

Восстание Хлопка знаменовало начало Крестьянской войны. Оно явилось как бы генеральной репетицией восстания Болотникова. В ходе его выявилась антифеодальная направленность борьбы, ее основные движущие силы и арена действия, возникла идея похода па Москву, начало организовываться войско восставших, осмеливавшееся вступать в сражения с правительственными войсками. Есть основания думать, что восстание Хлопка зародилось на юге России, как впоследствии восстание Болотникова.

 

Основное противоречие, приведшее в копечном счете к взрыву Крестьяпской войны на юге, заключалось в стремительных темпах закрепощения при относительно невысокой общей степени крепостного права в этом районе.

 

Господствующий класс намеревался достичь на юге за считанные годы того уровня крепостничества, для достижения которого в центре страны потребовались многие десятилетия. Правительство, не сообразуясь с местными условиями, склонно было механически распространять крепостнические нормы, сложившиеся в центре, на колонизуемые окраины.

 

Действия центрального правительства вызывали протест и южных дворян, оттесненных от политической жизни, страдавших от проникновения в южные районы знатных землевладельцев из центра, терявших в ходе реализации указов 1601 — 1602 гг. своих крестьян.

 

Столкнувшись с недовольством служилой массы, Борис Годунов, подавив восстание Хлопка, резко изменил внутриполитический курс. С политикой уступок и половинчатых решений по крестьянскому вопросу было покончено. В конце царствования Годунова был издан указ, вновь запретивший крестьянский выход. Одновременно ликвидировались и уступки, сделанные холопам во время восстания Хлопка в августе 1603 г., призванные расколоть лагерь восставших. О существовании этого указа становится известным из вновь открытой Вельской летописи и примечаний В. Н. Татищева к указу 1601 г., восходящих, как удалось установить, к летописи монаха Иосифа, келейника и доверенного лица патриарха Иова, посвященного во многие тонкости внутренней политики.

 

Большой сложностью отличалась и политика Лжедмитрия I по крестьянскому вопросу. В основе своей она была глубоко авантюристична. Вынесенный на московский престол волной Крестьянской воины, в которой в определенны]"! момент приняли участие южные помещики, оказавшие ему помощь при походе на Москву, самозванец на первых порах проводил политику, отражавшую интересы дворянства, особенно южного. Этим целям служили указ о холопах, изданный в январе 1606 г., и указ о сыске беглых крестьян от 1 февраля того же года. Произведенное же в последнем указе фактическое увеличение срока сыска беглых крестьян до 5 лет и 5 месяцев отвечало в то же время и интересам дворянства центральных уездов, стремившихся к удлипепню урочных лет. Такая противоречивость закрепостителыюй политики Лжедмитрия I объясняется его стремлением учесть и как- то примирить специфические интересы помещиков центральных и южных уездов. Однако, когда весной 1606 г. в стране начало зреть народное восстание, готовое обрушиться против него самого, самозванцу пришлось вспомнить о своих обещаниях народным массам, данных во время похода на Москву. Оказавшись в затруднительном положении, самозванец пошел на крайне рискованную меру. В подготовлявшийся Сводный судебник была включена статья 88 о крестьянском отказе Судебника 1550 г. Эта попытка восстановить в полной мере крестьянский выход вызвала ожесточенное сопротивление со стороны класса феодалов. Лжедмитрий I был свергнут в мае 1606 г., задолго до того как статья 88 могла быть практически реализована.

 

Восстание Болотникова, представлявшее кульминацию Крестьянской войны начала XVII в., нанесло сильный удар по формировавшемуся в России крепостному строю. Но в то же время в лагере восставших продолжали раздаваться поместья сторонникам движения — свидетельство того, что, даже победив, крестьяне и холопы не были способны радикально изменить общественные отношения. Выступая против крепостного порядка, они на практике добивались лишь наиболее приемлемой для себя модификации феодальных отношений, таких, при которых в будущем должны были создаться благоприятные условия для появления ростков новых капиталистических элементов.

 

Василий Шуйский и поддерживавшая его группировка господствующего класса взяли курс на подавление выступления народных масс с помощью военной силы и на решительное подтверждение крепостнического законодательства 90-х годов XVI в. Уже в ходе подавления восстания И. И. Болотникова правительство В. Шуйского предпринимало меры для восстановления нарушенных крепостнических отношений в деревне. Основным документом, определившим политику правительства В. Шуйского как политику крепостнической реставрации, стало Соборное уложение 9 марта 1607 г. Это Уложение явилось реакцией землевладельцев па антикрепостнические лозунги и действия восставших. Осуждая нерешительность и половинчатость законов 1601 —1602 гг., составители Соборного уложения 9 марта 1607 г. одновремеппо провозглашали свою верность годуновскому указу 1592/93 г. о повсеместном запрещении крестьянского выхода и учреждений писцовых книг юридическим основа- нием крестьянской крепости. Этот указ был положен в основу Уложения.

 

Многолетняя практика ожесточенной классовой борьбы показала феодалам настоятельную необходимость восстановления закона 1592/93 г., привела их к убеждению, что отклонения от него приводят лишь к запутанности крепостнических отношений, к обострению внутриклассовых противоречий на основе борьбы за рабочие руки.

 

Другим важным крепостническим актом Уложения 9 марта 1607 г. было установление 15-летнего срока сыска для беглых и вывезенных крестьян. Эти меры диктовались интересами сплочения всех слоев класса феодалов перед лицом грозного восстания крестьян и холопов, поставившего под угрозу крепостнический порядок в стране.

 

В отличие от законодательства о крестьянах, где за- крепостительные тенденции выступают- открыто и определенно, законодательство о холопах В. Шуйского отмечено печатью колебаний и отклонений от закрепостительного курса. Оно имело целью применительно к различным перипетиям борьбы способствовать отрыву от восставших отдельных групп холопов, а также помешать примкнуть к -восстанию тем из них, кто еще не принял участия в активной борьбе. Отсюда уступки холопам, проявившиеся в той или иной мере в законах от 7 марта 1607 г., 25 февраля 1608 г., 9 и 19 марта 1608 г., пока указами от 21 мая и 12 сентября 1609 г. не были восстановлены основные принципы закрепостительного указа от 1 февраля 1597 г.

 

Однако стабилизировать положение и полностью реставрировать крепостнический порядок господствующий класс после подавления восстания И. И. Болотникова не смог в силу того, что ему не удалось одержать полную победу над восставшими. Большинство бывших болотниковцев, которых В. Шуйский вынужден был отпустить на свободу, влились в войско Лжедмитрия II. Социальная неоднородность войска самозванца, наличие в нем как польских и русских феодалов, так и остатков болотниковской рати обусловили противоречивость решений Лжедмитрия II по крестьянскому вопросу.

 

Он лавировал, прибегая то к крепостпическим, то к антикрепостническим акциям. Мощное воздействие на решения Лжедмитрия II оказало вновь вспыхнувшее «на украйнах» крестьянское восстание. Отдавая поместья бежавших к В. Шуйскому дворян крестьянам и холопам, верстая их в служилые люди, самозванец по сути дела санкциойировал то положение, которое сложилось в южной деревне в результате успешного крестьянского восстания. При этом он продолжал практику, имевшую место во время восстания И. И. Болотникова.

 

В этих условиях правительство В. Шуйского не имело сил провести в жизнь жесткий закрепостительный курс, провозглашенный в его законодательстве. Осуществляя карательные меры, оно в то же время вынуждено было идти на некоторое ослабление крепостного гнета. Постановление Соборного уложения 9 марта 1607 г. об удлинении урочных лет до пятнадцати практического применения не получило.

 

Большие трудности при решении крестьянского вопроса, особенно на юге, где поземельные отношения в результате Крестьянской войны и иностранной интервенции сильно запутались и сохранялись даже пережитки крестьянских переходов, встретило и правительство Михаила Федоровича. Утверждая права феодалов на их старые владения, решая спорные поземельные дела, выкорчевывая «воровских помещиков», получивших поместья во время восстания Болотникова или при Лжедмитрии' II, раздавая новые массивы черных и дворцовых земель в поместья и вотчины, оно стремилось укрепить и власть над их крестьянами. Однако Крестьянская война начала XVII в. существенно замедлила темпы закрепощения крестьян в России. В первые годы правления Михаила Федоровича можно говорить не о произвольной переоброчке крестьян помещиками или о заведении ими по своему усмотрению барской запашки, а о послушании крестьян и о приведении их в покорность старым и новым господам. Тогда же действовали короткие сроки сыска беглых и вывезенных крестьян.

 

Итак, до Соборного уложения 9 марта 1607 г. был издан ряд указов о запрещении выхода; из них в настоящее время известны указы 1581, 1592/93 и 1603/04 гг. Решающее значение среди них имел указ 1592/93 г., из которого исходило Уложение, изданное в разгар восстания И. И. Болотникова и призванное восстановить нарушенный в результате Крестьянской войны крепостной порядок. Господствующему классу потребовалось по крайней мере четыре законодательных постановления о запрещении крестьянского выхода й победа в Крестьянской войне, чтобы окончательно лишить крестьян права выхода. После «заклятья» Ивана Грозного, под которым летописец, очевидно, разумел закон 1581 г. о заповедных годах, все последующие правительства — Федора Ивановича, Бориса Годунова, Лжедмитрия I, Василия Шуйского — должны были вновь в той или иной связи возвращаться к вопросу о крестьянском выходе и определять свое отношение к нему.

 

Процесс закрепощепия предстает более сложным, чем это казалось ранее. Иван IV одним росчерком пера не мог отменить крестьянский выход и на столетия вперед изменить судьбы русского крестьянства. Классовая борьба крестьян и холопов, а также противоречия внутри самого господствующего класса не позволяли правительству двигаться по пути закрепощения так быстро, как ему хотелось бы. Лишение крестьян права выхода растянулось без малого на 30 лет и сопровождалось такой «оговоркой», как введение урочных лет для сыска вывезенных и беглых крестьян. Для отмены же урочных лет потребовалось еще 40 лет. Здесь сказалось и мощное воздействие Крестьянской войны и Смуты на процесс закрепощения.

 

Только с принятием такого общероссийского крепостнического кодекса, как Соборное уложение 1649 г. урочные лета были отменены, провозглашен бессрочный сыск, а крестьяне и члены их семей стали «вечно крепкими» своим господам по писцовым и переписным книгам.

 

К содержанию книги: В.И. Корецкий: "Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России"

 

Смотрите также:

 

Крепостное право  Открепление крестьянина  Крепостное право от бога  монастырское крепостное право   Закон о беглых