КРЕПОСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ

 

 

Крестьянский вопрос во Втором ополчении. Князь Пожарский за увеличение крепостной эксплуатации

 

Руководители Второго ополчения, организуя национально-освободительную борьбу, держали курс на восстановление крепостного порядка. Как показал П. Г. Любомиров, в целях упорядочивания земельного фонда, пришедшего в расстройство в связи с Крестьянской войной д Смутой, они начали дозоры земель, сведения о которых сохранились ио ряду уездов.

 

В поместную раздачу пошли новые массивы дворцовых и черных земель. В то же время у казаков поместья отбирались, а вместо них назначалось хлебное и денежное жалование . И в отрицательном отношении к казачьему землевладению и в попытках наладить учет земель для широкого испомещения дворян руководители Второго ополчения следовали примеру П. Ляпунова.

 

Что же касается их отношения к крестьянскому вопросу, то здесь в исторической литературе наблюдается определенный пробел. Между тем обращение к актовому материалу показывает, что, восстанавливая и упорядочивая служилое землевладение в деревне, руководители Второго ополчения стремились одновременно укрепить и крепостнические отношения. В послушных, ввозных, отдельных и других грамотах, выданных от их имени, присутствуют формулы, требующие послушания крестьян своим помещикам «во всем»', выполнения ими барщинных и оброчных повинностей.

 

Интересно отметить, что если все поместные грамоты в Арзамас Лжедмитрия II включают так называемую «нейтральную формулу» «крестьянам... его (помещика.— В. К.) слушать и пашню на него пахати и доход помещиков платити»)  , то в ряде грамот князя Д. М. Пожарского содержится формула произвольной переоброчки («и крестьянам на него пашня пахатн и доход свой со крестьян нмати, чем он их изоброчит»), призванная узаконить увеличение эксплуатации.

 

«Непослушание» крестьян своим господам сурово пресекается. Осенью 1612 г. И. Ф. Пушкин получил свое арзамасское поместье деревню Болдино в вотчину. Однако болдинские крестьяне отказались ему повиноваться, о чем он и сообщил Д. Т. Трубецкому и Д. М. Пожарскому, прося «по совету всей земли велеть ему дати послушную грамоту».

 

 

 В грамоте, направленной от Д. Т. Трубецкого и Д. М. Пожарского арзамасскому воеводе И. М. Львову от 15 ноября 1612 г., предписывалось послать в деревню Болдино специальное должностное лицо, которое, опираясь на окрестных священников, старост, целовальников и лучших крестьян, привело бы «ослушников» в повиновение: «Тое Ивановы вотчины Пушкина, деревни Еболдино (так тогда называлось Болдино.— В. К.), крестьяном велели слушати во всем Ивана Пушкина, пашню на него пахати и доход вотчинников платить, чем он их изоброчит».

 

 Присланное должны были позаботиться и о наказании сопротивляющихся: «А будет которые крестьяне не учнут Ивана Пушкина слушати, и вы б тех крестьян выбрав лутчих человек дву или трех, велели бити кнутьем, а, бив кнуть- ем, велели вкинути в тюрьму на неделю, а ис тюрьмы выдали их головою Ивану Пушкину, да тех крестьян велели подавати на крепкие поруки з заппсьми в том, что им Ивана Пушкина внеред слушати во всем»  . Расправе подлежали и крестьяне деревни Полдомасовой Арзамасского уезда, вновь поставленной за Пузской засекой.

 

На эту деревню, еще не знавшую помещика, предъявили права Ф. Левашов и Я. Миленин, которым была дана «боярская отказная грамота». Однако, по словам челобитчиков, «тое деи деревни крестьяне тое грамоты не послушали отказыватца за них своим воровством не дали...»  «Ослушников», выбранных из числа лучших крестьян, ожидали батоги и тюрьма.

 

 

Еще более суровые меры наказания предусматривались Д. М. Пожарским в отношении тех крестьян, которые стали бы уклоняться от военных работ во время движения Второго бполчения на Москву. Грамота Д. М. Пожарского от 5 мая 1612 г. на Белоозеро воеводе С. Н. Чеп- чюгову о строительстве острога на Белоозере, чтобы прикрыть ополчение от возможного удара шведов, грозит крестьянам, укрывающимся от «городового дела», смертной казнью: «мужиков-воров за непослушание, переимав вешать»  .

 

Пресекая попытки нарушить право владения крестьянами и землей, верша суд и расправу по различным делам, руководители Второго ополчения открыто становились в спорах между крестьянами и феодалами на сторону последних. Тяжба между Никольским Чюхченемским монастырем и волостными крестьянами была решена ими летом 1612 г. в пользу монастырских властей. Но это решение, как и предыдущее постановление подмосковного правительства 1611 г., игнорировалось крестьянами. Только в 1613 г. при Михаиле Федоровиче они были, наконец, закреплены за Никольским монастырем  .

 

Таким образом, правительства В. Шуйского и ополчений действовали в направлении восстановления крепостного порядка, нарушенного Крестьянской войной и Смутой — упорядочивали поземельные отношения, настаивали на повсеместном и безусловном запрещении выхода, сыске и возвращении всех беглых и вывезенных крестьян, приведении непокорных крестьян в послушание господам и т. п., хотя далеко не всегда были способны осуществить свои крепостнические предписания на практике.

 

К содержанию книги: В.И. Корецкий: "Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России"

 

Смотрите также:

 

Крепостное право  Открепление крестьянина  Крепостное право от бога  монастырское крепостное право   Закон о беглых