ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Преемственность между штрафами, пошлинами Древней Руси и Московского государства

 

На этом мы заканчиваем рассмотрение правового положения холопов конца XV—XVI в. Как выяснилось, в основу обычного права тех лет легли нормы Русской Правды. Они продолжали определять многие стороны юридического быта XV—XVI вв. как в Московском, так и Литовском государствах. В делопроизводственную и судебную практику прочно вошел ряд положений, сформулированных .в Пространной редакции: порядок сыска беглых холопов, ответственность за помощь беглецам, отношение к «робьим» детям, ответственность господина за кражу, совершенную его рабом, и т. д.

 

Сложившиеся под воздействием Русской Правды обычаи нелегко было изменить даже путем специальных узаконений. Так, например, обстояло дело с древним принципом, согласно которому землевладелец, по незнанию купивший чужого холопа, получал назад истраченные деньги. Несмотря на постановление Судебника 1550 г., отменившего эту норму, даже в конце XVI в. продолжают встречаться случаи применения ее на практике.

 

Еще более удивительна генетическая связь между штрафами, пошлинами, упоминаемыми в Пространной редакции и действующими в Московском государстве: «продажа», «вира» — «вЪра», «вязебная» — «вязчее». Здесь наблюдается не только схожесть названий, общность ситуаций, при которых они взимались, ,но в отдельных случаях можно говорить даже о «совпадении» размеров. Конечно, «совпадение» было чисто условным: оно существовало, пожалуй, лишь в глазах современников XV—XVI вв., которые, обращаясь к тексту Русской Правды и пытаясь его осмыслить, вкладывали вполне определенный смысл, часто очень далекий от первоначального, в существовавшие в Древней Руси денежные номиналы.

 

Но сам факт преемственности между штрафами, пошлинами Древней Руси и Московского государства не вызывает сомнений.

 

С другой стороны, ряд норм Русской Правды, рассматривающих холопа лишь в качестве объекта права или лица с сильно ограниченной правоспособностью, носящих явно выраженный презрительно-уничижительный оттенок, был прочно забыт к началу XVI в. или претерпел существенные изменения. Сюда относятся статьи о запрещении холопам быть «послухами», о различии санкций за убийство свободного человека и раба, о наказании холопа за драку со свободным «мужем». При разборе дел о драках, побоях принадлежность ответчика к рабскому состоянию уже не являлась, как раньше, отягощавшим вину обстоятельством.

 

Судебник 1550 г. счел возможным даже ввести специальную статью о штрафе за «бесчестье» холопа. В связи с растущей правоспособностью холопов нормы о наказании рабов-должников теряют свою категорическую определенность. Суду, казалось, стало безразличным, действовал ли холоп самостоятельно или по указанию (с согласия) своего господина. В XVI в. не было твердо установленной санкции относительно холопа, занявшего деньги или причинившего какой-либо другой материальный урон третьему лицу. Большей частью убытки покрывал холоповладелец, но в отдельных случаях холоп, как и свободный должник, выдавался «головою до искупа» .

 

К концу XVI в. х о л о п с т в о как особый правовой институт все больше теряло свои наиболее специфические черты.

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право