ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Наказание за убийство холопа. Убийство холопа приравнивалось к убийству любого человека из свободных сословий

 

Статья 89 устанавливала ответственность за убийство чужого раба: «А в холопе и в робе виры нетуть; он оже будеть без вины убиен, то за холоп урок платити или за робу, а князю 12 гривен продаже». Штраф, взимаемый за смерть холопа, был равен размеру «продажи» за погубленное имущество, скотину (статьи 84, 71, 72), за кражу челядина (ст. 38). Это позволило И. И. Смирнову сделать вывод, что ст. 89 рассматривала убийство холопа «не в плане лишения человека жизни, а в плане уничтожения имущества» господина . Данная норма носила подчеркнуто уничижительный характер, так как за убийство свободного человека вира взималась. Статья вошла в Сокращенную редакцию, однако слово «вира» получило несколько иное, более современное написание — «вЪра» : «А в холопе и в робе вЪры нет...»

 

Оба платежа, упомянутые в ст. 89 («продажа» и «вира» — «вЪра»), в несколько измененном виде сохранили свое значение и в Московском государстве XV—XVI вв. Судя по многочисленным уставным и жалованным грамотам, а также по Судебнику 1497 г., «продажей» назывался штраф за наиболее тяжкие уголовные преступления (татьбу, разбой, душегубство, поджог), взимаемый в пользу наместника или волостеля и их людей. Размер «продажи», по всей вероятности, не был одинаковым на всей территории страны. Во всяком случае, Судебник 1497 г. (ст. 8) говорит лишь о порядке дележа между боярином и дьяком «продажи» (3:2), а не о ее точном размере. По документам XV в. штраф за убийство, взимаемый в пользу наместника, мог равняться и 1 и 4 рублям . Таким образом, ни сам термин «продажа», ни его размер, указанный в ст. 89 (несколько больше рубля), не могли вызвать сомнений в своей действенности у кодификатора Сокращенной редакции. То же самое

 

Можно сказать й о «вЪре». Ее размер чаще всего был равен 4 рублям |23, но мог быть и меньше (1 рубль, 2 рубля)  .

 

По законодательным и правовым памятникам той эпохи можно воссоздать картину наказания убийцы свободного человека. Если это не был «ведомой лихой» человек, с него взыскивалась определенная сумма в пользу истца за убитую голову (например, за крестьянина в XVI в. платили 4 рубля |25), а также «продажа» и судебные издержки в пользу наместника. Сопоставив эти данные со второй частью ст. 89 Сокращенной редакции, мы приходим к выводу, что никаких дискриминальных различий между наказанием за убийство свободного человека и раба в конце XV —XVI в. не существовало.

 

Исключение представляет лишь первая часть статьи — «а в холопе и в робе вЪры нет». В Московском государстве «вЪра», в отличие от древнерусской «виры», взималась с населения только в случае, если убийца оставался необнаруженным. По существу это два разных штрафа, несмотря на их преемственность и общность названия. В уставных и жалованных грамотах очень подробно и четко изложены те обстоятельства, которые освобождали население от уплаты «вЪры»: смерть наступила от несчастного случая или самоубийства, душегубство совершено в другой местности (тело принесено водой или подброшено), мертвец неопоз- нан — истцов иск отсутствует. Ни в одной грамоте не сказано, что убийство холопа также не влекло за собой уплаты «вЪры».

 

Трудно ,в настоящее время установить, какой смысл вкладывал кодификатор Сокращенной редакции в слова «А в холопе и в робе вЪры нет». Необходимо обратить внимание на тот факт, что в XV—XVI вв. термин «вЪра» помимо названия платежа имел еще несколько других значений, в том числе и в нашем теперешнем понимании— верить, доверять, а также для обозначения присяги, клятвы. Именно в этом смысле упоминается «вЪра» в ряде законодательных памятников того времени: «А холоп или роба почнет водити на господу, тому те вЪры не яти»; «А татю вЪры не нять...»; «А досудятся до поля или до целования ино поле отставить, дати вЪра на ответчикову волю».

 

Возможно, интересующая нас фраза для ее современников расшифровывалась следующим образом: при убийстве холопа не верить словам ответчика, а решать дело судебным порядком с привлечением послухо,в и поля. Данный порядок на известном этапе, наверное, был новостью при разборе исков о душегубстве холопов. Во всяком случае, в XVI в. в связи с ликвидацией наместничества термины «продажа», «вЪра» в значении специальных штрафов в пользу кормленщика все больше теряют свой специфический смысл и выходят из употребления. Этот процесс хорошо прослеживается при сопоставлении терминологии Судебников 1497, 1550 и 1589 гг.

 

Подытоживая вышесказанное, можно сделать следующий вывод: у нас нет никаких данных, свидетельствующих, что уничижительный характер ст. 89 сохранился к XVI в. Старая словесная оболочка статьи наполнилась новым содержанием, отражавшим обычное право: убийство холопа приравнивалось к убийству любого другого человека из свободных сословий и не проходило легко и безнаказанно. В одной из правых грамот мы находим упоминания о том, что крестьяне убили холопа, «да в том им доспели убытки великие»  .

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право