ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Послушество холопов - идентичен ли древнерусский послух свидетелю

 

В составе Русской Правды имеются две статьи относительно холопов-послухов. Статья 66: «А послушьства на холопа не склада- ють, но оже не будеть свободнаго, то по нужи сложити на боярь- ска тивуна, а на инех не складывати». Статья 85: «Ты тяже все судять послухи свободными; будет ли послух холоп, то холопу на правду не вылазити, но оже хощеть истець; или иметь и, а река тако: „По сего речи емлю тя, но яз емлю тя, а не холоп", и емети и на железо; аже обинити и, то емлеть на немь свое; не обинить ли его, платити ему гривна за муку, зане по холопьи речи ял и».

 

По смыслу эти статьи как бы противоречат друг другу: если первая запрещает послушествовать холопам, за исключением тиуна, то вторая — с известными оговорками разрешает ссылаться на показания рабов. Л. В. Черепнин совершенно справедливо объясняет эти противоречия тем, что статьи возникли в разное время и отражали различные этапы борьбы феодальной власти с выступлениями смердов и холопов". Какая же из этих норм оказалась более «живучей» и сохранила свою силу вплоть дс XVI в.?

 

Категоричность установления ст. 66, очевидно, чуть ли не с самого начала вызывала известное недовольство, создавал; лишние неудобства: рабсиий труд применялся в разных сфера; общественной жизни, поэтому на практике показания холопо! были совершенно необходимы для решения той или иной судеб ной тяжбы. Эта неудовлетворенность сформулированной нормой нашла свое отражение как в появлении ст. 85, открывавшей своеобразную лазейку для использования на суде показаний холопа, так и в попытке расширить круг лиц холопьего происхождения, которые могли бы быть послухами. Об одной из таких попыток нам известно благодаря Карамзинским и Пушкинским спискам Русской Правды, зафиксировавшим изменения, происходившие в обычном праве не позднее конца XIII в. В этих списках конец 66 звучит так: «...по нужи сложити на боярьокого тиоуна на дворьского...»

 

Дворский был крупной фигурой в княжеской администрации. Он следил за землеустройством, выполнением феодальных повинностей, делил землю на выти между тяглыми крестьянами, был обязательным участником «разъездов» земли и т. д. Исполнение этих функций неизбежно приводило к тому, что дворский становится одной из центральных фигур при судебных разбирательствах земельных споров. До нас дошел ряд правых грамот XV в., в которых дпор.ский давал показания 10°. Однако идущий процесс изживания невольного труда в среде высших «чинов» холопьей иерархии не мог не коснуться тиунов и двороких. Эти должности уже в XV в. часто исполняют .свободные люди. Таким образом, ст. 66 наполовину теряет свое значение. С другой стороны, издревле существовал ряд иных должностей, занимаемых верхушкой холопьей иерархии (волостели, ключники, дьяки, по- сельские и т. д.), допуск которых в суд в качестве послухов не был законодательно утвержден. Без сомнения, на практике предпринимались многочисленные попытки в обход ст. 66 использовать их показания на судебном процессе. Поэтому гораздо больше духу времени соответствовала ст. 85.

 

 

Запрещая в своей первой части выступления в суде холопов-послухов, она в то же время разрешала со слов холопа подвергать ответчика испытанию железом, т. е. допускала использование показаний холопа в состязательном процессе. Казалось бы, что с отмиранием в XV в. применения «железа» в суде статья должна была потерять всякую-силу. Однако ее нормы в несколько измененном виде продолжали действовать.

 

От первой половины XVI в. сохранились известия об использовании на суде показаний холопов. В правой грамоте 1525 г. «человек» Чюдина Окинфова Гаврила свидетельствует против митрополичьих крестьян . В 1543 г. на суде выступает холоп- приказчик инязя Ф. И. Юхотакого Прибыла Григорьев  . Генрих Штаден сообщает о многочисленных фактах, когда показания холопов использовали для опалы на их господ  . Но, изучая эти источники, мы наталкиваемся на известную закономерность: почти нигде холопы не называются послухами. В самом деле, Чюдин Окинфов, обвиненный митрополичьими крестьянами в драке, грабеже и захвате земли, предъявляет встречный иск в похищении ими его холопа Якуша. При этом он ссылается на своего человека Гаврилу, который якобы видел пропавшего Якуша в митрополичьих владениях.

 

Гаврила подтвердил обвинение, выдвинутое его господином, подробно рассказав о встрече с Я кушем и о драке из-за него с митрополичьими крестьянами. С современной точки зрения, Гаврила являлся свидетелем, но в тексте грамоты он причисляется не к послухам, а скорее к «ищеям»: «Чюдин Окинфов да человек его Гаврмлко искали на митрополичьих детях боярских...» Что касается сведений, сообщаемых Генрихом Штаденом, то на Руси людей, подававших доносы и свидетельствовавших при этом против кого-либо, обычно послухами не называли. Остается единственный пример, но и там холоп-приказчик числился не среди послухов, а среди «обыскных людей»: «...шлемся в о б ы с к, а не в п о с л у ш е ст в о... па княж Федоровского человека... на Прибыла...» Кроме того, Ф. И. Охотский к этому времени умер, и его приказчик мог быть вольноотпущенником.

 

Возникает закономерный вопрос, идентичен ли древнерусский послух свидетелю в нашем понимании, т. е. имел ли термин «послух» собирательное значение, или употреблялся для обозначения какой-то одной, особо важной категории свидетелей. Ответить на этот вопрос, не изучив судопроизводство XV— XVI вв., очень трудно  . Термин «послух», широко распространенный в удостоверяющей части разнообразной документации (в купчих, меновных, данных и т. д.), сравнительно редко встречается в правых грамотах, особенно касающихся земельных дел, где его заменяют понятия «зпахори» или «обыскные люди»  .

 

Однако анализ текста Судебников позволяет все же предполагать, что в конце XV—начале XVI в. под «послушеством» подразумевалась всякая дача показаний, так как законодательство того времени не знает другого термина для обозначения института свидетелей. Если данное предположение в дальнейшем подтвердится, то можно будет говорить о том, что нормы Русской Правды о запрещении холопам быть послухами к XVI в. потеряли свой действенный характер. Во всяком случае, от 1520 г. сохранилась купчая грамота, в удостоверяющей части которой холоп (назван «послухом»: «А на то послуси... Никиты Дмитриевича человек Тамила»  .

 

Эти важные перемены в правовом положении холопов не могли пройти незамеченными и нашли отражение в Сокращенной редакции. Древнерусский кодификатор, просматривая списки Русской Правды и опуская статьи, вышедшие из употребления, отбросил текст, говорящий о -привлечении ответчика со слов холопа к испытанию «железом». Статья зазвучала следующим образом: «Тяжи все судити послухи свободными; будет послух холоп, то холопу на правду не стати, но оже хочет истець». Повторяя древний принцип о принадлежности послухов к свободному сословию, данная статья в то же время в [несколько завуалированной форме как бы признавала возможность и законность привлечения холопа к даче показаний, если это не вызывало возражений истца. В исторической литературе термин «истец» обычно отождествляется с пон^ием «ищея» ,07. На самом деле это не совсем точно. В XIV—XV вв. во время судебного процесса «истцами» именовались обе стороны, как ищея, так и ответчик: «А истцов обоих велят дати на поруце...»; «Семен Васильев по- ставя обоих истцов перед великим князем и суд свой сказал»; «Перед князем... обоих истцов: ищей... и ответчика... поставили»  .

 

 Фраза «оже хочет истець» могла отражать довольно широко распространенный обычай, когда у истцов испрашивали согласие на выставляемых противной стороной послухов. На вопрос судьи «а вы шлетесь ли...» на послухов противной стороны обычно следовал ответ: «Да, шлемся...»  Но истец мог дать и отвод послухам своих соперников, выразить им свое недоверие . В этом случае выставлялись новые послухи. Таким образом, от поолушества мог быть отставлен не только холоп, но при определенных условиях любой другой свидетель из свободных людей. И хотя, /судя по /Сокращенной Правде, показаниям свободных «мужей» оказывалось явное предпочтение, для нас важно и то обстоятельство, что существовавшие когда- то ограничения правоспособности холопов все больше забывались ш, участие холопов в судебном поединке становится привычным явлением. Этот процесс в течение XVI в. шел необычайно быстрыми темпами, пока Уложение 1649 г. (ст. 173) официально не зафиксировало возможность для холопов выступать «в обыску и в допросе» наравне с представителями свободных .сословий.

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право