ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Сколько холопов было в России. Заинтересованность мелких землевладельцев в труде холопов

 

Рассмотрим степень заинтересованности различных категорий феодалов в труде холопов. Анализ ряда дошедших до нас духовных грамот неоспоримо показал, что, как правило, чем богаче и знатнее был землевладелец, тем больше у него было холопов  . На основании этого наблюдения в историографии постепенно начало складываться убеждение, что в XVI в. в труде холопов главным образом были заинтересованы крупные представители класса феодалов.

 

Соответственно этому тезису все мероприятия правительства, направленные на сохранение института холопства, расценивались как уступка боярству в ущерб интересам рядовой массы помещиков, которые рассматривались в качестве своеобразных поборников более прогрессивного способа производства.

 

Основные споры по этому поводу развернулись вокруг ст. 88 Царского Судебника, согласно которой крестьянин мог уйти в холопы в любое время года, не дожидаясь Юрьева дня и без уплаты пожилого.

 

Исследователи недоумевали: в чьих же интересах действовало в данном случае правительство и «чем объяснить эту видимую привилегию в пользу рабовладения» ш. А. Г. Поляк писал: «Реальная сласть все еще сосредоточена была в руках виднейших московских бояр.

 

 Этот слой русского общества..., обладавший крупнейшими феодальными вотчинами, был заинтересован в огромной холопьей дворне... Именно поэтому новелла ст. 88, по существу, благоприятствующая холоповладельцу, явилась результатом компромисса между планами царя об укреплении позиций дворянства и пока еще реальным нахождением власти в руках представителей феодальной верхушки»  .

 

 Стало быть, согласно А. Г. Поляку, основу «благосостояния и политического могущества феодальной аристократии»   в XVI в. составляли холопы, в то .время как укрепление рядовых помещичьих хозяйств могло идти лишь по пути эксплуатации исключительно труда крестьян.

 

Схожее мнение ранее было высказано и Б. А. Романовым, который подразделил класс феодалов на землевладельцев, строящих «свое хозяйство на крестьянском труде», и холоповладельцев, под которыми он подразумевал «сильных», т. е. опять-таки бояр, феодальную знать. Б. А. Романов считал, что ст. 88 имела «подрывное для землевладельца значение», «забивая глубокий клин в самую толщу „господствующих классов"» «это была ставка на сильных» . Таким образом, выходит, что наиболее могущественные представители класса феодалов были заинтересованы в труде холопов; служилые люди, мелкие помещики — в крестьянстве.

 

 

Но, чтобы правильно судить о заинтересованности той или иной прослойки класса феодалов в холопьем труде, нельзя учитывать лишь общую численность «несвободных» элементов; необходимо установить удельный вес холопов среди зависимого населения землевладельца, выяснить, какая доля в общем производстве падает на холопий труд. И второе: историки, касаясь данной проблемы, говорили о холопах как о чем-то едином, целостном, не ставя перед собой вопрос, в каком же звене института холопства была наиболее заинтересована та или иная категория феодалов: в слугах или «рядовой» челяди.

 

Среди источников, содержащих сведения о численности холопов, особое внимание заслуживают духовные, раздельные грамоты, а также писцовые книги. Актовый материал помогает в ряде случаев установить абсолютное число холопов (как мужчин, так и женщин), принадлежащих феодалу. Однако для наших целей данный вид источника малопригоден главным образом в силу того, что землевладелец XVI в., перечисляя «своих людей», никогда не касался численности крестьянства, проживавшего в его имениях. Трудно судить по духовным грамотам и о другом важном для нас показателе — реальной величине земельных владений феодала ш. Более подходящим объектом для сравнительно-статистического анализа являются писцовые книги. Но для получения в какой-то мере обоснованных выводов по интересующей нас проблеме необходимо, во-первых, чтобы писцовая книга содержала описания имений представителей с а м ых разных прослоек класса феодалов, от мелкого помещика до наиболее родовитых холоповладельцев; во-вторых, чтобы таких описаний содержалось в кадастре возможно больше. Из всех дошедших до нас писцовых книг конца XV — первой половины XVI в. лишь Тверская книга 1540 г.  отвечает этим условиям: она содержит описания нескольких сотен имений, размер описываемых в ней поместий колеблется от 50 до 1880 четей. Здесь мы находим и великокняжеских слуг из числа «вчерашних» холопов, и феодальную знать, отпрысков старинных княжеских родов Микулинских, Глинских, Оболенских, Шуйских, Елецких, Мышецких, Горбатых, Ростовских и т. п. Существует и еще одно немаловажное соображение в пользу Тверской писцовой книги: она относится к одному из наиболее старинных густозаселенных районов Русского государства, поэтому характерные для того времени социальные процессы проступают здесь более четко, более обнаженно, чем на окраинах Руси.

 

Земельные владения феодалов XVI в. редко были сосредоточены в одном месте. Судя по духовным грамотам, даже вотчинные земли порой находились в разных концах страны. Каждая такая часть имения обычно представляла собой законченный хозяйственный комплекс, одним из внешних признаков которого является наличие на его территории «боярского двора». Иначе обстояло дело, когда земли какого-либо одного феодала были расположены в соседних станах, волостях. При этом мелкие земельные участки уже не имели самостоятельного хозяйственного значения н «тянули» к близлежащему ядру поместной «дачи» или расположенной тут же вотчине. В Тверской писцовой книге мы встретили свыше 50 таких участков, не имеющих на своей территории боярского двора. Если неподалеку от такой «части» удавалось обнаружить основные земли поместья, то оба участка считались за одно целое. В противном случае они исключались из общих подсчетов, так как перед нами стояла задача проследить соотношение холопьего и крестьянского труда в сложившемся хозяйственном комплексе.

 

Численность холопов в Тверском уезде была сравнительно невелика, и очень редкое имение насчитывало свыше 10 холопьих дворов. Обычно в поместье проживало 2—4 семьи холопов  . Поэтому изменение удельного веса холопов среди населения (см.  5) шло главным образом за счет роста численности крестьян.

 

Рассмотрим следующие две группы (II—III). Среди владельцев поместья в 51 —100 четей ряд лиц, очевидно по-прежнему, не имеет вотчин п проживает в поместьях, т. е. перед нами опять предстает крайне «маломочный» отряд служилых людей. В их числе продолжают встречаться низшие чины великокняжеских слуг (псарь, бронник, охотник, сытники). Но даже сравнительно незначительное улучшение благосостояния этого отряда мелких помещиков (за счет увеличения земельных владений) привело к тому, что количество поместий, использующих в своем хозяйстве труд холопов, возросло с 62%   в первой группе до 79% во второй и, наконец, до 92% в третьей. А между тем покупка нескольких семей холопов требовала от таких помещиков большого финансового напряжения, так как средняя стоимость одного холопа в первой половине XVI в. равнялась примерно 3 рублям. И только острой потребностью в несвободном труде можно объяснить тот факт, что мелкие помещики во что бы то ни стало стремились иметь собственных холопов, приобретение которых пробивало весьма заметную брешь в их бюджете .

 

Другой характерной чертой для II и III групп хозяйств является высокий удельный вес холопьего труда: более чем в половине всех поместий холопы составляют от 20 до 50% зависимого населения. В то же время необходимо отметить, что хозяйства, насчитывающие свыше 50 четей в поле, уже не могли (за редким исключением) в первой половине XVI в. базироваться только на труде холопов. Все большее значение начинает приобретать эксплуатация крестьян. В Тверском уезде в 1540 г. существовало лишь одно имение размером 90 четей, в котором не проживало ни одного крестьянина  . Однако данный случай не является характерным: поместье принадлежало двум братьям с сыновьями и имело два боярских двора. По существу, перед нами два хозяйства, каждое из которых менее 50 четей.

 

В последующих группах хозяйств (IV—VII) доля холопьего труда в общем производстве начинает стремительно падать. Так, если среди имений размером 151—250 четей четвертая часть имела в своем составе от 20 до 50% холопов, то в V группе количество таких поместий сокращается вдвое, а в VI и VII группах Число холопов в ОСНОЁНОМ не превышает 10% всего зависимого населения.

 

Таким образом, подводя итоги вышесказанному, можно утверждать, что, как правило, все феодалы (как крупные, так и мелкие) не могли на данном этапе исторического развития полностью обойтись без использования труда холопов. Холоп — обязательная фигура и в имении могущественного сеньора и в провинциальном поместье «маломочного» владельца. Однако удельный вес холопьего труда в мелких хозяйствах был в несколько раз выше, чем в крупных сеньориях, т. е. помещик среднего достатка значительно больше зависел от наличия или отсутствия в его хозяйстве холопов, чем его могущественный сосед, у которого холопы составляли всего 3—5% населения. При этом необходимо также учитывать, что представители старинных боярских родов владели постоянными кадрами «полных людей», передававшимися из поколения в поколение и увеличивающимися за счет естественного прироста, поэтому вряд ли они могли испытывать особо острую потребность в новых кадрах холопов. Иная картина предстает перед нами в хозяйствах мелких помещиков. Далеко не случаен тот факт, что подавляющая часть дошедших до нас полных грамот приходится на период широкой раздачи поместий в Новгородской земле и связана с именами лиц, налаживавших там свое хозяйство, в числе которых были и недавние «боярские послужильцы» (хололы).

 

В каких же категориях холопов в первую очередь был заинтересован мелкий землевладелец?  Проживая в небольшом нмении, размером 50—100 четей, с числом зависимого населения 5—10 семей, такой помещик не нуждался в специальных кадрах слуг для управления своего несложного хозяйства. Среди его холопов не встретишь ни ключника, ни посельского, ни тем более тиуна. То же можно сказать и в отношении холопов- ремесленников. Развитие городского свободного ремесленничества и рост товарно-денежных отношений сильно потеснили вотчинное ремесло с его слабой дифференциацией труда. Лишь в очень крупных хозяйствах мы находим одновременно специалистов нескольких профилей. Мелкому землевладельцу обычно было не под силу содержать штат мастеров-ремесленников. Поэтому высокий удельный вес холопьего труда в небольших поместьях нельзя отнести за счет ремесленников. Другое дело — холопы-земледельцы. Земля — фундамент богатства и могущества феодалов. Поэтому, чтобы найти экономическую основу особой «заинтересованности» мелких землевладельцев в холопьем труде, необходимо обратиться к холопам, участвующим в сельскохозяйственном производстве, учитывая сложившуюся в XVI в. обстановку ожесточенной борьбы между феодалами за рабочие руки. В условиях существования права свободного перехода крестьян в Юрьев день «маломочным» помещикам было трудно соперничать с могущественными представителями феодальной знати, которые были в состоянии предоставить крестьянину и больше льгот и обеспечить его более существенной ссудой, подмогой . В имении владетельного сеньора крестьянин чувствовал себя и в большей безопасности от бесконечных набегов «людей» соседних феодалов.

 

Это было немаловажным обстоятельством, так как грабежи, избиения, а иногда и насильственный увоз крестьян были довольно обычным явлением для XVI в.  Поэтому, чтобы не «запуетошить» свое поместье, мелкие служилые люди были вынуждены «строить» свое хозяйство, используя подчас исключительно труд холопов-земледельцев. Покупка нескольких семей холопов была маловыгодной сделкой для бюджета помещика, но это было единственное средство приобрести сельскохозяйственных работников, не имеющих юридического права покинуть своего господина. В Судебнике 1550 г. была законодательно подтверждена старинная норма обычного права: запрещение покупать чужих холопов.

 

Таким образом, повышенная «заинтересованность» мелких феодалов первой половины XVI в. в труде холопов носила вынужденный характер и должна была исчезнуть в связи с установлением крепостного права.

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право