ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Соотношение терминов «страдники» и «деловые люди». Страдная земля - пашня

 

В источниках XV — XVI вв. неоднократно встречаются упоминания об особой категории зависимого населения — страдных людях, страдниках.

 

Обычно в актах они фигурируют среди низших разрядов холопов, будучи противопоставляемы верхушке холопьей иерархии — слугам, приказным людям: «Мои люди: слуги и страдники... после моего живота... все на слободу», «А что моих людей приказных: тиунов и посельских и ключников... и страдные мои люди... и те все... на слободу»153. Иногда в этой ставшей привычной для духовных грамот клаузуле термин «страдники» заменялся понятием «деловые люди»: «Люди мои служивые и деловые... все на слободу», «А что у меня... слуг и деловых и после моего живота... слободные»  .

 

Оба эти термина («страдники» и «деловые люди») прочно вошли в научный оборот и встречаются -почти во всех исследованиях, посвященных социально-экономическим явлениям XV —XVI вв. И это вполне правомерно. Удивляет другое —необычайное разнообразие толкований терминов: почти каждый автор вкладывает какой-то свой смысл в эти понятия.

 

Так, например, с точки зрения Б. Д. Грекова, «страдники» представляют собой полных холопов, посаженных на землю и «приросших» к ней |55. С. В. Юшков идет еще дальше, объявляя «страдников» своеобразным разрядом крепостных крестьян . Более осторожно высказался Л. В. Черепнин, подразумевая под «страдными людьми» рядовую массу непосредственных производителей (ремесленников и хлебопашцев), противостоящих сельской администрации  . В. О. Ключевский видел в них всего лишь «пашенных холопов»  . Последнее мнение получило наиболее широкое распространение и поддерживается рядом ученых, в том числе и В. М. Панеяхом, специально изучавшим эволюцию страдников.

 

На еще большую путаницу наталкивается исследователь при попытке выяснить соотношение терминов «страдники» и «деловые люди». Тут можно выделить два наиболее резко противостоящих друг другу течения. Одни ученые (Р. Г. Скрынников, Ю. Г. Алексеев и ряд других) не видят разницы между этими понятиями, считая их равнозначными, идентичными. Ю. Г. Алексеев, в частности, пишет, что термин «деловые люди» впервые встречается в XIV в., и ссылается в подтверждение своих слов на завещание 1353 г. Симеона Ивановича .

 

Однако это утверждение основано на явном недоразумении. Вышеупомянутый термин имел на Руси два значения. В одном случае он вел свое происхождение от понятия «дело», «делать», и именно в этом смысле «деловые люди» противопоставлялись слугам. В другом случае термин образовался от слова «делить», «дележ», обозначая часть от целого.

 

 

Симеон Иванович в своей духовной грамоте указывал на несколько источников пополнения своих холопов: одних он купил, другие попали к нему в результате судебного решения, женитьбе на рабе, часть холопов досталась ему при разделе с братьями отцовского наследства: «А что моих людии деловых или кого буде прикупил, или хто ми ся будеть в вине достал... или хто ся будет у тых людии женил...» .

 

Другое мнение относительно страдников и деловых людей воплощено в труде В. О. Ключевского, который писал, что «деловые люди» —это «чернорабочая челядь, городская и сельская», куда входили конюхи, ремесленники, мастерицы, а также пахотные холопы, так называемые страдные люди |62. Этой же точки зрения придерживается В. М. Панеях. По его мнению, термин «деловые люди» шире понятия «страдники»: «Все страдники были деловыми людьми, но не все деловые люди являлись страдниками» . Однако в последующем изложении В. М. Панеях приходит как бы к фактическому отождествлению обоих терминов: для подтверждения своих мыслей о положении страдников в конце XVI в. он широко использует документы, в которых речь идет о деловых людях.

 

Таким образом, сторонники обоих течений при всем различии во взглядах исходят из общего положения об одновременности существования понятий «страдники» и «деловые люди». А между тем это не соответствует действительности: термины «страдные люди» и «деловые люди» принадлежали к разным эпохам и отражали различные социальные явления.

 

Обычно первое упоминание о страдниках относят к 1451 г., когда Софья Витовтовна в своей духовной грамоте, наделяя наследников селами с половиною издельного серебра, делает оговорку: «да опрично и страдников, страдники пойдут на свободу» . После ее смерти в 1453 г. великий князь Василий Васильевич, передавая в Троице-Сергиев монастырь села «по приказу... своее матери», повторяет ее формулировку: «Села... с хлебом и з животиною, да половину серебра денег на людех и со всем с тем, что в тех селех и в деревнях есть, опричь людей страдных» . К этому же времени (1451/52 г.) относится грамота новгородского посадника Василия Степановича, который дал в монастырь «село Ковыцово и со страдными землями и с пожнями... А посаднику... не вступатися... ни в тыи земли,... ни в страдники чернецки...»  .

 

Однако уже в 1937 г. Г. Е. Кочин в своем «Терминологическом словаре» указал на более ранний источник — «Шестоднев 1374» , где почерком XIV в. была сделана приписка: «поити в гумно « страдникам»  .

 

В этот же период широкое распространение (особенно в Северо-Западном крае) получили термины «страдная земля», «страдомая земля», в смысле «пашня», «паханый участок».'

 

В духовной 1435 г. Федора Остафьевича читаем: «А тех сел пожни и страдная земля и паства, а то по селам» |б9. Перед нами четкое разделение земли на сенокосы (пожни), пастбища (паства) и пашню. В других случаях страдная земля противопоставляется помимо пожен также едмищам (болотам), ловищам, лесу, полешему (мелкорослому) лесу, воде и т. д.170 Для XV в. характерны и другие словообразования с определением «страдные»: «страдная животина», «страдные лошади». Около 1430 г. в Троице-Сергиев монастырь передается село Меденское на реке Тверце с «Серебром», животиною и хлебом: «А живота: лошаков болших и кобыл болших дватца двое, а страдных лошадей дватцать» 171. В данном случае большим верховым лошадям противопоставлены «страдные», под которыми, очевидно, подразумеваются низкорослые рабочие кони, употреблявшиеся для обработки земли. В 1486 г. И. В. Сорокоумов берет у монастыря в пожизненное владение село Кудрино с тем, чтобы там «и пахати и косити». За это он обязуется все, что «промыслит» в селе Кудрине «серебра и хлеба и животины страдные», отдать в монастырь: «И после моего живота то село Кудрино и з серебром и со хлебом в земли, и что будет на поле стоячего жита и з животиною страдною и со всем с тем в дом Введенья пречистые богородицы в монастырь на Новое»т. Упоминаемая И. В. Сорокоумовым «страдная животина», очевидно, имеет какое-то отношение к тем сельскохозяйственным работам, которые намечаются в селе («и пахати и косити»), и, в первую очередь, к пахоте. Ведь недаром завещатель, предусматривая возвращение села в монастырь, в качестве главной ценности, главного итога своей деятельности называет помимо «серебра» хлеб.

 

В актах Обонежья в начале XV в. встречается термин «стра- домый лес», отражавший, возможно, подсечную систему земледелия или просто обозначавший наличие распаханных участков среди леса 173.

 

Следовательно, в XIV—XV вв. наряду с термином «страдники» имели широкое распространение и другие производные понятия от глагола «страдати», в смысле «пахать» («страдная, страдомая земля», «страдомый лес», «страдная животина», «страдные лошади»), которые так или иначе были связаны с сельскохозяйственными работами. Все это свидетельствует о древнем происхождении терминов «страдничества». Сам глагол «страдати» уходит своими корнями еще далее в глубь веков. В 1286 г. владимиро-волынский князь Владимир Васильевич Передает жене «село свое Городель и с мытом, а людья како-то на мя страдале, тако и на княгиню мою по моем животе»  .

 

Другая особенность этих терминов заключается в том, что все они в XVI в. постепенно исчезают. Понятие «страдники» в качестве названия одной из категорий холопов после 1561 г. не встречается ни в одном известном нам источнике (см.  3).

 

Трудность изучения страдников заключается в почти полном отсутствии источников о них XIV—XV вв., т. е. о времени, когда данное явление переживало период своего расцвета. Новгородские писцовые книги конца XV в. показывают страдников уже на своеобразном перепутье, когда условия содержания их во многом меняются. Тем не менее, пользуясь ретроспективным методом, попытаемся наметить основные этапы эволюции страдников.

 

Как мы уже видели, все производные термины от глагола «страдати» возникли в процессе занятия сельскохозяйственными работами. Учитывая это, можно предполагать, что первоначально под понятием «страдные люди» действительно подразумевались холопы, занятые сенокошением, обработкой господской пашни, уборкой хлеба и т. д. В пользу этого свидетельствует н первое из известных нам упоминаний о страдниках: к<поити в гумно к страдникам» . Итак, в первый период своего появления термин «страдники» означает род занятий холопов, своеобразную специализацию рабского труда. Длительное существование этой одной из самых низших категорий рабов привело к установлению определенного статуса для содержания страдников: они проживали в общем челядинном дворе, получали месячину и не имели собственного надела. Как свидетельствуют новгородские писцовые книги, даже в конце XV в. многие страдники продолжали содержаться на таком же положении: «Д. Парфеево: а в нем двор княж Константинов, а в нем сам живет; да двор челядинной, а в нем страдники его, сеют ржи на князя 5 коробей, а сена косят 70 копен, 2 обжи»  , «Сц. Усть-Волмы на Федорове половине: дв. Федоров, а в нем сам живет, да двор челя- денной, а в нем живут страдники, сеют ржи на Федора 8 коробей, а сена косят 70 копен, 2 обжи» , «Д. Сечениково, а в ней дв. Трубицын, а в нем живут их страдники, на Трубицу с братьею сеют ржи 6 коробей, а сена косят 60 копен, 2 обжи»  . Таким образом, понятие «страдники» существовало в двух аспектах, слитых воедино, которые обозначали род занятий холопов и связанные с ним особые экономические условия их содержания: отсутствие «своего» двора и «своего» надела.

 

Ввиду того что условия содержания всех низших холопов были примерно одинаковыми, а земледельцы-страдники представляли собой наиболее часто встречающуюся прослойку рабов, термин «страдные люди» постепенно стал распространяться и на остальных холопов, участвующих непосредственно в сфере производства. Уже к концу XV в. понятие «страдники» далеко не всегда означало специальность холопов, их род занятий, а чаще своеобразную экономическую категорию рабов, занятых физическим трудом и не имеющих «собственного» надела и двора. Характерен следующий отрывок из писцовой книги, где говорится о двух холопах, обрабатывающих господскую пашню, т. е. занятия у обоих были одинаковые. Но один из них не имел своего надела и назван в тексте страдником. Второй — Игнатко,— помимо господской обрабатывал и свою пашию. Писец не счел возможным именовать его страдником: «Д. Нурово: дв. Васильев человек Игнатко, дв. Васильев страдник Васко, сеют ржи на Василья 2 коробьи, сена 20 копен. А Игнатко сеет на себя ржи 2 коробьи, сепа 20 копен, 2 обжи»179. Именно потому, что под «страдниками» сплошь и рядом подразумевали не род занятий холопов, а условия их содержания, в эту группу зависимых людей попадали представители самых разных специальностей: в XV в. в их числе называются бортники, хамовники, плотники, в XVI в.— кухари, сторожа, псари, конюхи 18°.

 

Как уже указывалось выше, в положении низших разрядов рабов в конце XV в. наступает известный перелом: все больше холопов «сажаются» в отдельные дворы, многие из них получают «собственные» земельные участки, «прирастают» к ним. Холопьи наделы наряду с крестьянскими облагались тяглом. В глазах современников реальное различие между крестьянами и земледельческими холопами начинает стираться. В этих условиях термин «страдники», который длительное время ассоциировался с холопами, проживающими в челядинных дворах, должен был исчезнуть. Уже писцовая книга 1495 г. по Деревской пятине рисует страдников на «перепутье»: большинство из них продолжает жить в челядинных дворах и обрабатывать барскую запашку. Но в нескольких случаях упомянуты отдельные дворы страдников 181, некоторые из них имеют земельные участки. Во всяком случае, в тексте отсутствует помета, что землю страдник пашет на господина. «Д. Осотно: дв. страдник Васильев Матвеец, сеет ржи 2,5 коробьи, сена косит 20 копен, обжа».

 

Следовательно, термин «страдники» теряет свой смысл, свои оба значения. Еще в XV в., как мы видели, он сплошь и рядом не отражал специальности холопов, их занятия земледелием.

 

Теперь же он утрачивает и свое значение в качестве названий особой экономической категории рабства. Между занятием холопов и условиями их содержания намечаются своеобразные «ножницы»: принадлежность к низшим разрядам рабства уже не означала, что данный холоп был лишен «собственного» двора и надела. Понятие «страдные люди» лишилось своего конкретного содержания и поэтому начинает быстро исчезать. Вместо него появляются другие термины, более полно раскрывающие занятия холопов и их экономическое положение: «люди деловые», «слуги сельские», «холопы пашенные», «люди черные», «люди юрьевские».

 

Интересно сопоставить духовные отца и сына Киселевых. Обе они близки по форме изложения. Очевидно, сын при написании завещания в качестве образца использовал духовную грамоту своего отца. Ф. М. Киселев в 1531/32 г. писал: «А что мои люди: слуги холопи и робы и страдные люди и жены и дети — всех отпустил есми на слободу»183. Его сын через 16 лет решительно отбрасывает термин «страдные люди» как устаревший, заменяя его термином, означавшим людей, сидящих на наделе и платящих с него государеву подать: «А что отца моего и мои люди: холопи и робы слуги и черные люди — ияз всех людей отпустил на слободу...» 184

 

Но наибольшее распространение в XVI в. взамен термина «страдные люди» получает понятие «деловые люди», первое упоминание о котором мы находим в духовной грамоте 1510 г. князя Д. Т. Синего: «А что мой живот мелкой и прикащики тем поделят людей моих делавых»  .

 

Повсеместное распространение термина «деловые люди» объясняется рядом обстоятельств. «Деловые людил получили свое название от слова «дело», которое имело очень широкое содержание. В числе крестьянских повинностей встречаются упоминания о «сельском деле» и «городном деле»  . Под этими терминами подразумевались самые разнообразные работы: плотницкие, земледельческие, промысловые. Сюда же входило прядение, молотьба хлеба, приготовление пищи и т. д. , т. е. по существу любой физический труд, любая работа подходила под определение «дело». Обозначение низших категорий холопов «деловыми людьми», куда попали рабы самых разных специальностей, сразу отделяло их от слуг, от административно-хозяйственного аппарата.

 

В понятии «деловые люди» отсутствовал тот специфический смысл, который был присущ термину «страдники», употреблявшемуся для обозначения холопов, живущих в общих челядинных дворах. Под деловыми людьми могли подразумеваться холопы, находящиеся в самых различных условиях, в том числе и имеющие наделы. Характерно, что уже в наиболее ранних известиях о деловых людях, относящихся к 1513 г., содержатся сведения о наличии у части из них «своих» земельных участков . Но в среде деловых людей могли находиться холопы, лишенные и надела и двора: «Двор челядинной, а живут в нем боярские люди деловые» . Словом, термин «деловые люди» допускал самые разнообразные сочетания условий содержания рабов, что невозможно было для термина «страдники», с которым длительное время было связано представление о холопах в челядинных дворах.

 

В сознании современников прочно укоренилось мнение, что страдники представляют собой одну из категорий рабства. А между тем к концу XV в. все большее распространение получает новый вид зависимости — «издельное серебро». «Кабальные люди», фактически находясь в полной зависимости от своего господина, юридически тем не менее выпадали из .института 'наследственного холопства. Понятие «деловые люди» было удобно тем, что позволяло охватить все категории зависимых людей, в том числе и кабальных  °. Термин «деловые люди» получает распространение и для обозначения людей, работающих на монастырь  , где формально рабский труд был изжит уже в XV в.

 

Все вышеперечисленные преимущества понятия «деловые люди» позволили ему за сравнительно короткий период вытеснить из актовой документации термин «страдники». Уже в источниках 40-х годов можно отметить интересное явление: термин «страдники» употребляется не самостоятельно, а наряду с понятием «деловые люди». Оба термина фигурируют или в качестве синонимов, или же «деловые» уточняют, поясняют смысл слова «страдники»,— «люди деловые страдные». Термин «страдники» как бы теряет к этому времени свое самостоятельное значение. Князь И. Ф. Судцкий писал в 1545/46 г.: «Которые люди мои де- ревеньские и дворные... все отпустил на слободу..., а что мои лю- "Дй деловые страдные, и из тех людей жене моей Огрофене десять семей»ш. В. Ф. Сурмин сделал следующее распоряжение в духовной 1541/42 г.: «А что наши люди деловые, те все на свободу... аже не будет сына; а будет сын .и мати моя государыня и приказщики отпустят людей на свободу по разсужденью, а ко- ; торые пригожи тех дадут сыну моему слуг и страдников»  . Совершенно необычна духовная 1555/56 г. М. А. Ергольского, который упоминает помимо «страдных людей кабальных и некабальных» также «страдных слуг»  , Кого подразумевал завещатель под этими понятиями, сказать трудно. Владения Ергольского находились в Белозерском крае, где, как мы помним, термин «страдные» в значении «пашенные» имел хождение по крайней мере в течение двух веков. Возможно, Ергольский употребляет слово «страдные» как синоним «пашенные». Во всяком случае, рассмотренные выше грамоты достаточно ясно свидетельствуют, что уже в 40-х годах термин «страдники» подчас утрачивает свой, присущий только ему, точный смысл и присутствует в актах скорее как анахронизм. Перед нами обычный пример «консервативности» формуляра и терминологии актов. Таково, например, завещание 1561 г. Марфы, вдовы благовещенского протопопа  , в основу которого была положена духовная грамота ее мужа, составленная еще в 1531/32 г. 

 

В бытовой речи термин «страдник» сохраняется дольше, но при этом он полностью теряет конкретный смысл, не отождествляясь ни со специальностью холопа, ни с условиями его содержания. Термин «страдники» получает унизительный, полупрезрительный оттенок, уходящий, очевидно, своими корнями в ту эпоху, когда страдник был представителем низшей категории рабов. Так, Иван IV, желая уколоть Василия Грязного, писал ему в своем послании 1574 г.: «...И мы и вас, страдников, приближали, хотячи от вас службы и правды» . Показательно, что царь, чтобы подчеркнуть неродовитость происхождения Грязного , употребил именно это слово, имеющее оскорбительный оттенок, хотя для реального случая больше бы подошел термин «холопы», привилегированные слои которых действительно стали одним из источников пополнения класса служилых людей. В таком же уничижительном смысле понятие «страдники» было применено и к попавшим в плен Воину Ржевскому и Ивану Нароватому. В наказе, данном русским послам в 1567 г., им велено при переговорах с Польшей о выкупе пленных отвечать следующим образом: «Те страдники сулили обмену на себе не по своей версте, а назывались у вас бояры; ано много таких страдников в холо- пех и у нашей братьи» 200.

 

В документах северного происхождения термнн «страдники» встречается и в XVII в., но опять-таки не в качестве определения какой-то категории холопов. В 1613—1616 гг. староста одного из новгородских сел сообщал, что некий бобыль «бобылщины не платит и на розвоску и на поварню по своей череды в Новгород не ходит работать», поэтому «в его место страдников наимовал, а найму за него дал за две недели 30 алтын»201. Под «страдниками» здесь подразумевались, скорее всего, непашенные бобыли, жившие обычно у крестьян «в захребетниках», «в подсуседниках» и работавшие «по миру», «из наймов» 202.

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право