ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Дворовые холопы – челядь, прислуга. Холопы ремесленники. Положение ремесленников внутри вотчины

 

Дворовая челядь, прислуга

 

Значительная часть холопов была занята в сфере личного обслуживания феодала. Сюда относятся: кормилицы, няни, детинки к постели, сенные девки, девки к ларцу (см. Приложение, № 23—27). Кроме того, существовала большая армия челяди «которые черное дело делают: избу топят и хлебцы пякут i платья моют»  . Круг обязанностей таких слуг был достаточнс велик.

 

Судя по Домострою, помимо приготовления пищи, заго товки продуктов на зиму они должны были чистить и мыть дом поварню, хлебню и другие подсобные помещения, содержать е чистоте конюшню, чуланы, сушило (главы 33, 38); носить дрова, топить печи (главы 56, 61); мыть три раза в день посуду (гл. 38); хранить и выколачивать господскую одежду, не допускать ее порчи, носить воду, сгребать снег во дворе, следить за исправностью печей (гл. 61). Они же ухаживали за коровами, лошадьми и домашней птицей, пахали, пололи и засевали огород, выполняли разнообразные работы в саду. С. Герберштейн писал: «Все домашние работы делаются руками рабов» . При этом надо отметить, что по трудоемкости данные работы подчас превосходили полевые.

 

Среди дворовой челяди надо особо выделить группу холопов, занимающихся врачеванием, музыкой — кровопусков, скоморохов, зурначей (см. Приложение, № 28—30), которые представляли собой своеобразные зародыши будущих «интеллигентных» специальностей. Конечно, далеко не всякий представитель класса феодалов мог позволить себе иметь собственных актеров, музыкантов, лекарей. Однако сам факт применения рабского труда для удовлетворения интеллектуальных потребностей землевладельцев еще в XVI в. представляется нам достаточно знаменательным.

 

Ремесленники

 

Наличие в дворне феодала ремесленников-холопов уже не раз отмечалось как дореволюционными, так и советскими историками. И тем не менее можно почти с уверенностью утверждать, что это по-прежнему наименее исследованная область в феодальном хозяйстве. Б. А. Рыбаков, посвятивший специальный раздел своей монографии вотчинному ремеслу XIV—XV вв., пишет, что «каждое вотчинное хозяйство обладало значительным штатом собственных ремесленников-холопов», однако «положение ремесленников внутри вотчины, их права, форма эксплуатации, организация производства — все это нам почти неизвестно» . Причина слабой изученности вотчинного ремесла кроется в крайней скудости сведений по этому вопросу.

 

Историки, занимавшие- ей этой проблемой, сосредоточивали свое внимание В Первую очередь на крупных монастырских хозяйствах, в результате дея^ тельности которых отложился комплекс документальных мате^ риалов129, т. е. писали как раз о тех хозяйствах, где рабский труд был или очень смягчен, или изжит вовсе.

 

 

Касаясь же рядовых вотчинников, исследователи обычно ограничивались беглым перечислением специальностей ремесленников-холопов. Кроме того, широкое распространение получила точка зрения Б. Д. Грекова, который, ссылаясь на хорошо известный отрывок Послания Сильвестра своему сыну, вообще ставил под сомнение заинтересованность феодалов XVI в. в холопах-ремесленниках. По его мысли, вотчинники предпочитали пользоваться трудом свободных мастеров, нанимая их со стороны и платя им большие деньги. В качестве доказательства он ссылался на Сильвестра, который якобы в своем хозяйстве пользовался исключительно трудом свободных ремесленников (иконников, кузнецов, плотников, каменщиков), продукцию которых он использовал частично для собственных нужд, частично для продажи. Б. Д. Греков писал: «Поп Сильвестр в течение 40 лет, т. е. почти всю первую половину XVI века и, вероятно, конец XV в., предпочитал холопскому труду труд наемный» 131.

 

Ни в коей мере не умаляя того факта, что ремесленники-холопы составляли очень незначительную часть в производстве общей ремесленной продукции страны, попытаемся проследить более четко их роль в хозяйстве вотчинника. Остановимся, в первую очередь, на столь часто цитируемом отрывке из «Послания и наказания от отца к сыну» Сильвестра: «Видел еси сам в руко- деях и во многих во всяких вещех мастеров всяких было много: иконники, книжные писцы, серебреные мастеры, кузнецы и плотники и каменыцики и всякие и кирпищники и стеныщики и всякие рукоделники. Денги им даваны на рукоделье напередь по рублю и по два и по три, по пети и по десяти и болши. А многие были чмуты и бражники, и со всеми теми мастеры в сорок лет, дал бог, разлезенося без остуды и бес пристава и безо всякия кручины — все то мирено хлебом да солью да питьем да подачею, и всякого добродетелью да своим терпением».

 

Б. Д. Греков, расшифровывая данный текст, считал, что упомянутые здесь свободные мастера строили Сильвестру дом, украшали его серебряной утварью, писали книги, иконы. Но, во-первых, поражает величина задатков, выдаваемых мастерам. Сам Б. Д. Греков указывал, что если исходить из расчетов В. О. Ключевского, то на одни только выдачи вперед получаются суммы в 80, 160, 240, 800 и больше рублей (по курсу XIX в.) каждому а следовательно, вся выплаченная сумма во много раз превосходила эти цифры. Вряд ли чей-нибудь бюджет мог выдерживать такие траты в течение ряда лет. Во-вторых, представляется маловероятным, чтобы для строительства собственного дома Сильвестру понадобилось такое количество разных специалистов: всякие каменщики, кирпичники, стенщики. С таким размахом работ впору было строить дворец, а не маленький частный дом. Кроме того, хорошо известно, что в гражданском строительстве тех лет камень почти не употреблялся, так как деревянное жилье считалось более здоровым, полезным, а возможно, и более дешевым. Даже жилая часть Кремля вплоть до XVII в. оставалась деревянной  . Лишь в XV в. начинают впервые возводить каменные трапезные монастырей, которые ранее также рубили из дерева  . Строительство частных домов из камня было настолько непривычным и малораспространенным явлением, что летопись считала необходимым упомянуть на своих страницах о столь необычном факте: «Торокан купец заложил себе палаты кирпич- ны в Кремле»  . Поэтому нам представляется маловероятным, чтобы грандиозное по объему работ сооружение каменного дома, якобы предпринятое Сильвестром, прошло совершенно незамеченным для его современников.

 

Камень в древности шел в основном на сооружение культовых зданий (церквей, монастырей)  , а также для возведения крепостных стен, башен. Учитывая это и большой размах работ (судя по количеству специалистов, упомянутых в Послании), логичнее предположить, что Сильвестр в данном отрывке выступает перед нами как облеченное доверием лицо, под надзором и руководством которого сооружается общественная постройка. Эта гипотеза находит свое подтверждение в известии о том, что после сильнейшего пожара 1547 г. в Москве начинается быстрое возвышение Сильвестра 13s, которому было поручено наблюдение за восстановлением икон, росписей в кремлевских соборах и царских палатах.

 

Рассмотрим в этой связи специальности мастеров, упоминаемых в его Послании: 1) иконники, книжные писцы, серебряные мастера; 2) плотники, кузнецы; 3) каменщики, кирпичники, стен- щики.

 

Первая группа ремесленников имела непосредственное отношение к его новому назначению. Пожар 1547 г. почти полностью уничтожил книги, иконы, внутреннее убранство храмов. Последствия стихийного бедствия были настолько опустошительными, что пришлось на время ввезти иконы из других городов. Одновременно с этим в Москву было созвано большое количество иконописцев, съехавшихся со всего Русского государства: «И послал государь по иконописцов в Великий Новгород и во Псков и в иные городы, и иконники съехались» Все они попали под начало Сильвестра. Он же, очевидно, выдавал денежные суммы писцам для переписки богослужебных книг, серебряным мастерам для изготовления окладов к иконам, металлических переплетов к книгам, для отливки кадил, подсвечников и других культовых предметов, оплавившихся во время пожара.

 

При реставрации стенных росписей нельзя было обойтись без плотников, которые воздвигали леса. Они же принимали участие в сооружении некоторых культовых построек из дерева, например, престолов140. Кузнецы чинили поврежденные металлические связи, соединявшие стены храма, пол, который также часто делался из металлических фигурных пластин, правили инструмент строителей 141, готовили кровлю для собора.

 

О деятельности Сильвестра в Москве после пожара 1547 г. известно из очень своеобразного документа — Жалобницы, в которой он оправдывался в предъявленном ему обвинении о писании «по-новому» икон и фресок. Ясно, что в силу особой специфичности источника в нем не нашел отражения общий размах восстановительных работ, выполняемых под руководством Сильвестра. А между тем логично допустить, что, помимо .наблюдений за живописными работами, Сильвестр ведал всем ходом рестав- рационно-ремонтных дел, в том числе — восстановлением и строительством храмов (по крайней мере, Благовещенского собора) 142. Известно, что как раз в эти годы Благовещенский собор был окружен арочными галереями с четырьмя приделами по углам. Тогда же было добавлено 6 глав , для чего понадобились, конечно, «камеиыцики и всякие и кирпищники и стеныщи- ки»   Кроме того, надо учитывать, что до прибытия в Москву Сильвестр, возможно, занимался такой же деятельностью в Новгороде. Мы вполне можем довериться его словам, что он в общей сложности 40 лет имел дело со строительными мастерами всех специальностей. Следовательно, с нашей точки зрения, вышеприведенный отрывок Сильвестра из Послания сыну об использовании им вольнонаемных мастеров не имеет прямого отношения к характеристике вотчинного ремесла. Речь в нем идет об организаторской деятельности Сильвестра, наблюдавшего за возведением культовых зданий, в том числе и за пристройками Благовещенского собора  .

 

Для характеристики заинтересованности землевладельца в вотчинном ремесле обратимся к Домострою, автор которого, как уже отмечалось выше, под челядью и дворовыми людьми, живущими в усадьбе феодала, подразумевал в первую очередь холопов. Текст всех глав пронизан единой мыслью о выгодности иметь среди дворни «рукодельного» мастера. В главе «Каковы люди дерьжать...» читаем: «А людей у себя добрых дворовых держати, чтобы были рукодельны, кто чему достоин и какому рукоделию учен» . Им противопоставляется холоп, «который не рукоделен и собою не умеет промыслити»  . При этом под «рукодельем» понимается далеко не всякая работа, а лишь ка- кое-либо ремесло. Это видно из следующих двух отрывков. В одном автор Домостроя выделяет людей, «которые всякое рукоделие делают», из общей массы слуг, «которые пекут и варят и всякие приспехи делают» . Второй отрывок помогает еще более точно определить, кто же скрывался под «рукодельными» людьми: «А которая женщина или девка рукодельна и тем дело указати: рубашка делати или убрус брати и шити, или постав ткати, или золотное и шолковое пяличное дело и которая чему учена» . Стало -быть, под «рукодельем» автор Домостроя подразумевал наиболее распространенные специальности в вотчинном ремесле: портних, ткачих и вышивальщиц.

 

Землевладелец прекрасно понимал разницу между жонками, «которые черное дело делают», и мастерами-ремесленниками, чей труд оценивался значительно выше. В этом отношении необычайно показателен «Наказ от государя ключнику», как кормить слуг. Все зависимые люди подразделяются на три категории. В первую попадает челядь, выполняющая всю черную работу, им полагалась самая дешевая еда и питье. Затем идут «отрадные люди», которым перепадало кое-что из «останков столовых государевых и гостиных». «А лутчие люди: приказные или торгуют, тех государь в стол с собою сажает... А у государыни мастерицам и швеям по тому же с собою за столом и подает им от себя» 15°. Как видим, мастерицы-рукодельницы расценивались в вотчинном хозяйстве почти наравне с приказными и торговыми людьми, что свидетельствует о заинтересованности феодала в их труде.

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право