ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Прекарное землевладение. Феодалы поступавшие в холопство вместе со своими землями

 

Другим источником существования привилегированных слуг являлись земельные владения. С. Б. Веселовский указал на два источника прекарного землевладения: в одних случаях холоп приобретал землю на свои средства, в других — мелкий вотчинник, ища защиты более сильного покровителя, отдавался в холопы со своей землей.

 

Кроме того, слуга мог получить за свою службу земельное пожалование от своего господина. Все эти три источника землевладения холопов указаны в духовной грамоте Василия Темного: «...И кому буду яз, князь великий, ...давал свои с е л а, ...или за кем будет и х отчина или купля...»  В завещании серпуховского князя Владимира Андреевича упоминаются ключники, покупавшие себе деревни . О привилегированных слугах, имевших земельные владения, сообщается и в завещании И. Ю. Патрикеева . Князь А. Ф. Голенин в конце XV в. передает своему сыну Семену полных людей, в том числе «Ондрея Михайлова с женою и з детьми и с его селцом и с его деревнями» . В поместье князей Пужбальских ряд деревень числился за их слугами . В Бологовском же погосте 11 поселений были записаны «за Костею за Власовым, за Семеновским человеком Брюхова» . Возможно, что холопом был и его брат Сергей, имевший поместье размером в 24 обжи . В 1448— 70-х годах верейский князь Михаил Андреевич передал в монастырь деревню «Бирилева, моего посельского» . Хорошо известны многочисленные случаи, когда лица, исполнявшие должности ключников, сокольников, конюхов и т. д., имели земельные владения . В 1540 г. в тверских имениях ряда вотчинников встречаются деревни с пашней размером 15—29 четей в поле. В каждой из них проживает посельский или слуга .

 

Интереснейшие сведения содержатся в писцовой книге 40-х годов XVI в. по Тверскому уезду: некоторые вотчинники находились в холопьем состоянии и служили своему патрону по полной или докладной грамоте. Так, Н. Н. Соколов «служит князю Семену Ивановичю Микулинскому, а сказал на собя полную грамоту да кобалу в 8 рублех». Одновременно Н. Н. Соколов является владельцем полусельца и починка «пашни... 32 чети в одном поле, а в дву по тому ж, оена 80 коп., лесу на 7 четьи». Эту землю Соколов купил («а крепости на полсельца — купчие») 83. Деревня Зверево и починок Золотавин числятся «за княж Ивановым слугою Федоровича Мстиславского за Истомою за Лагиревым»84. И. В. Сурвилов имел 60 четей пашни в одном поле. Он «служит князю Дмитрею Ивановичю Шкурьлетеву, а на него крепость — докладная»85. Большим земельным массивом (свыше 120 четей в одном поле) владеет семья Юрьевых: Куземка Васюков и его сьин Богдан. «Куземко не .служит некому, а Богданко служит князю Петру Серебряному, а сказал на себя полную грамоту». В другом месте данное известие подтверждено: «Богданко в хо- лопех у князя у Петра у Серебреного»86. Куземка Васюков владел частью земли на поместном праве («а у Куземки грамота поместная великого князя Ивана Васильевича всеа Русии»). Однако Богдан предпочел уйти в холопы вместо того, чтобы служить царю с отцовского поместья.

 

Сохранился ряд сведений о представителях класса феодалов, поступавших в холопство вместе со своими землями. Вопросом пополнения института холопства за счет землевладельцев особенно интересовался С. Б. Веселовский. Он приводит родословную дьяка Вороны Иванова, из которой явствует, что ряд представителей этого рода поступили в холопы; рассказывает о судьбе переяславского вотчинника И. А. Носова и кашинского землевладельца Поветко Клобурникова, которые вместе со своими имениями отдались в холопство87. В 30-х годах XVI в. князь М. В. Горбатый, ввиду отсутствия наследников, отпускает всех холопов на свободу. Среди них слуга Бакшей Семенов, которого князь пожаловал «деревнею отца его... да починком»88, т. е. Бакшей (или его отец) поступил в холопы с собственной землей. Подобная практика имела, очевидно, столь широкое распространение, что в документах, оформлявших сделки по передаче земли во временное пользование, появляется специальная клаузула, предписывающая «с той деревней в холопи не датися»89. Мы имеем здесь дело, очевидно, со своеобразной формой вассалитета, скрытой под оболочкой холопства. В период широкого распространения холопства на Руси с его хорошо разработанными правовыми нормами, по существу, любая зависимость некоего лица от другого на практике превращалась в один из видов юридической неволи.

 

Однако, какими бы путями ни складывалось прекарное землевладение, сам факт наличия земли у привилегированной прослойки холопов не вызывает сомнения у историков. Крупные слуги-министериалы, находившиеся большую часть времени при «дворе» своего господина, сопровождая его в походах, исполняя различные административные и хозяйственные поручения, связанные иногда с длительной отлучкой, не могли сами обрабатывать имеющуюся в их распоряжении землю. Да и размеры их владений порой намного превышали возможности одного человека. Достаточно вспомнить, что в конце XV в. холопы рязанского князя Шипиловы владели целым селом «з данью и с судом и со всеми пошлинами»90, т. е. громадным земельным массивом. Конечно, сами Шипиловы не смогли бы обработать всю принадлежащую им территорию. Они жили за счет эксплуатации подвластного населения.

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право