ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Простые холопы и верхушка - слуги, служилые люди, приказные люди

 

Судебно-административные, делопроизводственные, хозяйственные и военные должности, звания

 

Привилегированная «верхушка» холопов явилась одним из источников формирования служилого класса помещиков. На этот факт (чаще всего с испомещением на новгородских землях боярских «послужильцев») уже неоднократно указывалось исследователями  . Однако данный процесс рассматривался вне <связи с законодательной политикой правительства, с характеристикой слуг-министериалов и тех изменений, которые происходили в институте холопства в XVI в. Тем самым эволюция отдельных хо- лоеов в 'представителей класса феодалов 'выглядит как случайное явление, как результат своего рода счастливого стечения обстоятельств.

 

Исследователи ограничивались в лучшем случае беглым, а порой и случайным перечнем должностей, ,на которые назначались представители «верхних слоев» холопьей иерархии. Так, например, Ю. 'Г. Алексеев к числу привилегированных слуг относит ключников-посельских, стрелков, бронников, трубачей (очевидно, имеются в виду трубники) 1Э. С. 'В. Бахрушин подчеркивал привилегированное положение конюхов, псарей20. С точки же зрения М. А. Дьяконова, конюхи, псари, повара, хлебники составляли низший разряд холопьего населения — чернорабочую челядь21. А. -И. Яковлев, отводя холопам важное место в административно-судебном управлении страны, много внимания уделил характеристике тиуна, как первого заместителя наместника по административной и судебной линии, называя его великим визирем кормленщика22. Б. Д. Греков же считал тиуна чем-то вроде управляющего в деревне23, а ключников причислял к категории крепостных крестьян24. Широко используется в литературе термин «приказщик» в качестве наименования какой-то определенной должности, существовавшей в XV в.

 

Слабая изученность состава и деятельности слуг-министериалов, недооценка их особого положения "в институте холопства затруднила, в свою очередь, понимание самого факта эволюции «вчерашних» холопов в представителей класса феодалов. Подход к институту холопства как к единому целому повлек за собой ряд ошибок в историографии; в частности, повлиял на неправильную оценку законодательной деятельности правительства, якобы направленной на ограничение и постепенное изживание холопства.

 

Отсутствие как в советской, так и дореволюционной историографии специальных работ, посвященных правовой и социально- экономической характеристике привилегированных слоев холопства, объясняется прежде всего крайней малочисленностью дошедших до нас источников. Свои выводы исследователи должны строить, опираясь подчас на косвенные данные более поздних материалов, когда в системе слуг-министер налов происходят крупные изменения и часть привилегированных должностей наряду с холопами начинают исполнять свободные люди. Кроме того, как правило, вое эти документы относятся к очень крупным княжеским 'хозяйствам. Деятельность и положение слуг в усадьбе рядового феодала нам известны гораздо хуже.

 

 

Вторая трудность при изучении данной проблемы заключается в отсутствии четко выраженной компетенции той или иной должности, резкого разграничения между публичноправовой и частнохозяйственной сферой, в невозможности подчас отличить должность от специальности или звания (дворцового, воинского). Феодал мог «приказать» «своему человеку» административно-судебные функции и в то же время возложить на него чисто хозяйственные обязанности в одном из сел своей вотчины. Нам известны случаи, когда сокольник был 'одновременно доводчиком, приставом, а воин-дружинник (трубник) исполнял функции ключника . [Вот почему вместо конкретных наименований должностей слуг-министериалов в источниках часто встречается понятие «приказные люди», «приказщики». Под этим термином мог скрываться и судья-тиун, и дьяк, и посельский, и ключник и любое другое доверенное лицо, которому было «приказано» определенное дело, например, сбор податей . «Приказщика» в качестве какой-то определенной должности с четко выраженным кругом деятельности в XV в. не существовало. Отзвуки этого явления мы находим еще в XVI в., хотя в этот период термин «приказщик» все больше начинает отождествляться, с одной стороны, с «душеприказчиками», упоминаемыми в завещаниях, а с другой стороны, с управителем хозяйства. Так, в писцовой книге 1540 г. по Тверскому уезду холоп, управляющий поместьем (или его частью), именуется то «посельским», то «приказщиком» . То же самое мы обнаруживаем в Волоцком уезде, когда проживающий там в 40—50-х годах XVI в. Рудак Степанов Алексеев называется в одних источниках «буегородским приказщиком», в других — «буегородским посельским» .

 

Ввиду вышеназванных трудностей мы не претендуем на всестороннее освещение проблемы в целом. В настоящее время невозможно дать ни полного перечня всех существовавших категорий слуг-ми.нистериалов, ни исчерпывающей характеристики их функций. Главное внимание будет сосредоточено на тех сторонах деятельности и положения «верхушки» холопьей иерархии, которые способствовали ее экономическому, социальному, а в конечном итоге и правовому обособлению от рядовой массы холопов и тем самым облегчили процесс превращения части слуг-ми- нистериалов в представителей господствующего класса.

 

Холопство представляло собой в социальном .и экономическом плане необычайно сложное, 'неоднородное явление. Современники хорошо чувствовали это и, говоря о своих «рабах», всегда подразделяли их >по крайней мере на две неравные группы: рядовая масса холопов (которая в XVI в. стала именоваться «деловыми людьми») и «слуги», «служилые люди», «приказные люди». Чем богаче и знатнее был феодал, тем выше численность привилегированной прослойки холопов, тем значительнее ее роль в публич- ноправовой сфере. Именно при помощи наиболее доверенных «слуг» и осуществлял феодал свое право на административный, судебный и податной иммунитет не только в собственных вотчинах, но и на территории города, волости, округа, полученных в кормление. Управление страной шло через многочисленный штат «служилых людей» кормленщика: через тиунов, доводчиков, праведчиков, по сельских и другие категории «приказных людей», которые от имени своего господина вершили суд и расправу.

 

Тиун — одна из наиболее крупных фигур в административно- судебном управлении. Он пользовался почти всей полнотой власти, врученной кормленщику. А. И. Яковлев совершенно правильно подметил, что Москва в своих жалованных и уставных грамотах не отделяла компетенцию тиуна от компетенции наместника . Тиун, как правило, грамотный человек, знающий толк в юриспруденции. Он разбирает всевозможные судебные тяжбы, выносит решения, назначает вид санкции, выдает правые грамоты. В его пользу шли ic подвластного населения специальный корм (обычно «вполы намеетничя корму») и определенная часть судебных пошлин. Особое положение тиуна, являвшегося наиболее доверенным лицом своего господина, исполнителем и .проводником его полномочий, приводило к тому, что эту должность могли исполнять лишь те слуги, которые целиком и полностью зависели от воли сеньора-феодала, т. е. холопы. Судя по Судебнику 1497 г. (ст. 66), исполнение обязанностей тиуна автоматически превращало свободного человека в раба: «по тиуньству и по ключу по сельскому холоп з докладом и без доклада». Тиуны были не только у наместников, но и у кормленщиков более низкого ранга: у волостелей, посельоких, ловчих и т. ,п.

 

Практика осуществления судопроизводства силами холопов бытовала даже в первой половине XVI в. Так, в 1504 г. возникла земельная тяжба между Калягиным монастырем и крестьянами. Судьей был Яков Медведь Ярословов. Фактически же следствие и судопроизводство велось его человеком Федюком, который «докладывал» дело в вышестоящую инстанцию для вынесения окончательного приговора . Такую же ситуацию мы обнаруживаем в правой грамоте 1527 г., где Ива-н Петров Кудрявый является судьей лишь номинально; полномочия следователя и судьи исполнял по существу его человек Петрушка Гудков .

 

Важным звеном в административно-судебном управлении были доводчики и праведчики. Первые следили за законностью совершаемых сделок, исполняли функции пристава, вызывали ответчика на суд. С. Б. Веселовский считал, что по своим функ- , ция.м они напоминают судебных следователей. В лице праведчи- ков он видел исполнителей судебных решений . Каждый наместник имел несколько доводчиков. Так, в Белозерском крае, согласно Белозерской уставной грамоте 1488 г., существовало, помимо наместника и двух тиунов, 10 доводчиков . Судя по уставным грамотам, в пользу доводчиков с населения взимались специальные поборы. Кроме того, им полагалась определенная часть судебных пошлин.

 

Посельские представляли собой управляющих больших сельскохозяйственных округов. Впервые они упомянуты в духовной грамоте 1353 г. Симеона Ивановича, который из-за отсутствия наследников отпустил на свободу всех своих холопов, в том числе тиунов, посельских, старост, ключников . Круг полномочий и обязанностей посельских был необычайно широк; они следили за сохранностью земельных меж, перезывали крестьян в вотчины своего господина, выдавали им денежные ссуды, следили за выполнением феодальных повинностей . Фактически посельские являлись своего рода верховной властью над жителями сельской местности, обладая к тому же часто правом суда над ними . В ряде случаев посельские могли выносить решения и по уголовным делам (разбой, татьба, душегубство)  . Так же как и тиуны, посельские, помимо судебных пошлин, получали с подвластного населения определенный корм .

 

Хозяйственные функции в каждой отдельной вотчине феодала выполняли ключники, компетенция которых наиболее полно раскрыта в Домострое . Они следили за своевременным поступлением оброка с подвластной феодалу территории, осуществляли кредитно-денежные операции, вели приходо-расходные книги. Ключник нес ответственность за сохранность дома, дворовых построек, имущества в барской усадьбе. Под его началом могли быть конюхи, повара, хлебники. В некоторых случаях ключник следил за землеустройством, сохранностью установленных меж, принимал участие в отводе земельных наделов . Как видим, некоторые функции ключника и посельского совпадали. Это относится в первую очередь к кредитно-денежным операциям, к осуществлению экономической зависимости крестьянина. И. Ю. Патрикеев в своем завещании 1499 г. называет в качестве лиц, ответственных за сбор «серебра» с крестьян, ключников: «А што в моих селех у моих ключников моего серебра..., и те мои ключники, то серебро из людей выбрав, да отдадут моей жене». В то же время в имении А. Ф. Белеутова подобные функции были возложены на посельских: «А что мои денежки на людех в деле, и те денежки моя жена сберет с моим посельским по моему и по посельского спискам» . Однако, в отличие от посельского, в компетенции ключника отсутствовали судебные функции. Ключники, как и другие вышерассмотренные слуги-министериа- лы, получали корм с населения .

 

Особую прослойку составляли холопы, ведавшие делопроизводством. Грамотность среди холопов того времени не была чем- то чрезвычайным. Сохранился ряд документов, оформленных, написанных или подписанных холопами. Деловую грамоту 1551 г. ввиду неграмотности князя Давыда Кемского подписал его человек Верещага  . Данную 1569 г. князя И. П. Пожарского «писал княж Иванов человек Петровича своею рукою Муромец Ондреев сын» . Отпись 1563 г. составил «Васильев человек [Богатырева]Матюшка Макаров» , Родители Матюшки занимали привилегированное положение среди дворни В. Н. Богатырева. Составляя список людей, которые должны будут после его смерти получить свободу, В. Н. Богатырев первым называет Макара Овдокимова с женой и детьми47. Духовную 1586 г. И. М. Глинского писал его «человек Михалец Соколов». В росписи о «пожаловании» холопам он фигурирует в числе наиболее доверенных людей князя («которые у меня близко жили») и жалуется «платном» . Еще более высокую награду (село с деревнями и починками) получил слуга И. Г. Нагого Богдан Сидоров. Ему вменялось в обязанность научить грамоте господских детей . Известны книги, переписанные холопами для своих хозяев. Так, на рукописи «Беседы Иоанна Златоуста» имеется запись о том, что книга написана в 1545 г. «повелением государя моего Василия Михайловича Тучкова-Морозова, а писал сию грамоту яз, Васильев паробок Богданец Якимов сын ростовец». На другой книге находим запись 1530 г.: «Сию Минею писал Иванко Гурьев сын Иванов человек Михайла» . Крупные феодалы, как, например, князья С. И. Гундоров, И. В. Ромодановский, имели собственных толмачей (см. Приложение, № 11).

 

Очень важной и необходимой фигурой в хозяйстве землевладельца был дьяк или даже несколько дьяков. В княжеских духовных грамотах они охарактеризованы в качестве людей, которые «прибыток ведали» . В их же руках было сосредоточено все делопроизводство и переписка. Количество дьяков в том или ином хозяйстве, круг их деятельности целиком зависели от положения, которое занимал в феодальной иерархии их господин. Так, в документах великих и удельных князей уже в XV в. упоминаются дьяки дворцовые, постельные, таможенные, ямские и т. п., что свидетельствует о процессе распределения функций между дьяками. Ими составляются самые разнообразные грамоты: жалованные, данные, правые, договорные, разъезжие, купчие и др. В боярских усадьбах число дьяков меньше, и их компетенция не столь разнообразна и обширна. Однако в XV в. дьяки кормленщиков играют немаловажную роль в публично- правовой сфере. Они присутствуют при разборе судебных дел, записывают ход разбирательства, составляют правые грамоты. Так, в самом конце XV в. судья Т. И. Микифоров разбирал тяжбу из-за спорной земли. Для вынесения окончательного решения дело перенесено в высшую инстанцию. Однако казначею великого князя дело докладывал не сам судья, «а человек его Сте- панко дьяк». Именно он «сесь список положыл и обоих исцев... поставил». Дьяки же оформляли полные грамоты, фиксирующие продажу свободного человека в холопство , а также отпускные грамоты. Как и другие слуги-министериалы, дьяк получал с зависимого населения всевозможные пошлины-поборы. При составлении правой грамоты в пользу дьяка взималось 3 деньги «с рубля». Если же в судном деле речь шла о холопах (беглых, спорных и т. д.), то дьяк получал свои 3 деньги «з головы», т. е. с числа упоминаемых в грамоте холопов. Пошлина взималась и при оформлении отпускной грамоты  ; 6 денег «з головы» получал дьяк, составляя полную грамоту .

 

Таким образом, все вышеперечисленные категории слуг-ми- нистериалов составляли необходимое звено в осуществлении экономического и внеэкономического принуждения. В то же время важно отметить, что почти ни одна из этих должностей, по крайней мере в XV в., не исполнялась постоянно одним и тем же лицом. Управление волостью, округом, городом, вотчиной удивительно напоминало систему кормлений в миниатюре. Тиуны, по- сельские, доводчики, праведчики и прочие «приказные люди» — это временные должности, своеобразная синекура, которую получали на какой-то определенный отрезок времени  наиболее привилегированные и доверенные слуги. В этом отношении интересна сотная 1543/44 г. княжеского имения: «Др. Калитино: во дв. Павлик, во дв. Гридка Истомин, во дв. тиун— княжие люди» . Тиун, эта могущественная фигура в административном управлении, даже не назван по имени! Не правильнее ли предположить, что перед нами специальный тиуний двор, где мог останавливаться любой слуга, исполнявший в данный момент эту должность.

 

О том же свидетельствует анализ духовных грамот крупных феодалов. Список холопов в них, как правило, открывается перечислением ближайших слуг с указанием их отчества, а иногда и фамилии. Тут же имеются пометки о наличии у них «собственной» земли , но почти никогда не говорится об их занятиях, так как каждый из них, возможно, по нескольку раз побывал на различных должностях, получая их в качестве «кормления» за свою службу — дворцовую, хозяйственную, военную. Исключение составляют, пожалуй, лишь дьяки и толмачи. Необходимость хорошо разбираться в основах юриспруденции и делопроизводства, знать формуляры всевозможных грамот и принципы составления официальных документов, вести приходо-расходную документацию в имении своего господина, наблюдать за родовым архивом — все это не позволяло часто менять дьяков, требовало, чтобы эту должность в течение ряда лет исполнял один и тот же человек, т. е. дьячество из должности фактически превратилось в специальность (часто потомственную). Подтверждение этой мысли мы находим в духовных грамотах и писцовых книгах, где содержится большое количество упоминаний о холопах-дьяках, чаще всего в связи с каким-то конкретным лицом (см. Приложение, № 9).

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право