ХОЛОПЫ И КРЕПОСТНЫЕ

 

 

Новокрещены. Принудительное вовлечение полоняников иноземцев на царскую службу

 

Основными критериями, определявшими ценность пленных, служили родовитость полоняника, знатность, занимаемая должность, пригодность к 'несению дальнейшей службы. Стремление привлечь на свою сторону представителей привилегированных слоев полоняников пронизьивает политику Русского государства второй половины XVI в. Острая нужда в служилых людях привела к мобилизации всех внутренних резервов.

 

Достаточно вспомнить ст. 81 Судебника 1550 г. и ее дальнейшее развитие в законе 1558 г., запрещающем не только холопить, но и кабалить служилых людей. Еще более показательна законодательная тенденция, проводимая по отношению к докладным холопам и направленная на освобождение привилегированной холопьей верхушки. Но помимо внутренней мобилизации сил, правительство изыскивало пути для привлечения на государственную службу людей из других государств.

 

Пополнение иноземцами рядов служилых людей шло по трем каналам.

 

1) Стремясь пополнить и усилить ряды своего «воинства», Иван Грозный очень охотно принимал на службу выходцев из-за рубежа. Генрих Штаден писал, что, когда иноземец переходил границу и изъявлял желание служить великому князю, его тотчас же препровождали в Москву, где ему отводили двор или дворовое место, наделяли поместьем в 100—400 четвертей, определяли годовое жалованье, давали деньги на покупку семян и домашнее обзаведение. Иноземцы пользовались рядом льгот: им разрешалось заниматься корчемством, являться в суд по искам русских людей лишь два раза в год, они освобождались от таможенных пошлин, очень редко приговаривались к смерти. Главная вина, за которую строго наказывали, была попытка уйти назад, за рубеж: «Дорога в страну широка и просторна, а из страны — узкая, преузкая» 147.

 

2)        Попавшим в плен представителям шляхты, а также части ремесленников, как мы уже видели на примере Полоцка, предоставлялись широкие возможности для «добровольного» поступления на царскую службу. Уже в начале XVI в. после взятия Смоленска многие «литовские воины» были направлены в Россию «и содержались там на жалованье государя» 148. Среди царских иноземных служилых людей мы находим бывших полоняников типа Таубе, Крузе, которые уже через несколько лет после пленения занимали прочное положение в войсках опричнины.

 

 

3)        С середины XVI в. начинают широко практиковаться меры для принудительного вовлечения полоняников на царскую службу. С этой целью пленников часто под страхам смерти вынуждали принимать православие149, после чего такой «новокрещен» лишался поддержки своих соотечественников. Генрих Шта- ден рассказывает об одном лифляндце, который, «крестившись по русскому обряду, не мог уже бывать в нашем обществе», «ему нигде не было места»150. Не обладая никакими средствами к существованию, не имея прочных связей с местным населением, такой бывший полоняник, ныне «новокрещен», продолжал влачить полунищенское существование в монастыре, где его «наставляли» перед крещением 151, или вынужден был искать покровительства у какого-либо феодала, оформив на себя холопство. Своеобразным заслоном на пути «новокрещенов», предпочитавших холопство царской службе, стал указ 1 сентября 1558 г.

 

В 50-х годах XVI в. русское правительство издало два постановления, регулирующих в общегосударственном масштабе юридическое положение пленных. Несмотря на то, что оба указа представляют собой первые узаконения по этому вопросу в Московском государстве и уже давно известны правоведам и ! историкам, они сравнительно мало исследованы в исторической литературе. До настоящего времени нет ни одной работы, посвященной анализу политики правительства 50-х годов по отношению к полоняникам и написанной на основе конкретного источниковедческого материала. До сих пор не выявлена взаимосвязь между этими постановлениями, не установлен срок их действия, не определен социальный состав, скрывавшийся в указе под термином «полоняники». Мы попытаемся частично восполнить этот пробел.

 

Основная мысль приговора 1 сентября 1558 г. о «новокрещенах», которая прямо хоть и не сформулирована, но тем не менее пронизывает весь текст закона, состоит в том, что полоняники и иноземцы, принявшие православие, обязаны служить царю. От службы освобождались лишь престарелые, увечные, больные, словом те, которые «ют службы отставлены» -или же «в службу ; не пригодятца». Такие иноземцы и полоняники могут поступить 1 в холопы, дав на себя кабалу, полную или докладную грамоты. Однако приговор требовал, чтобы крепость была оформлена с казначеева докладу и записана в специальные книги казначеев. Это требование распространялось и ;на грамоты, выданные в предшествующие годы. В случае .невыполнения этих положений грамота, оформлявшая 'холопскую зависимость, объявлялась недействительной и к судопроизводству не принималась: те «крепости государь приговорил отставливати и в сносях на тех ново- крещенов суда не давати никому, хто бес казначеева докладу , новокрещена примет и крепость на него возмет». j Таким образом, в законе выделяются два момента: обязательная служба царю «новокрещеных» полоняников и иноземцев; установление контроля в лице казначеев за тем, чтобы иноземцы и полоняники не «избывали» государевой службы путем продажи i себя в холопы частным лицам.

 

Одна из первых попыток анализа указа 1 сентября 1558 г. о«новокрещенах» принадлежит М. Ф. Владимирскому-Буданову, который считал, что речь идет о «пленниках, доставшихся на долю царя». Общее толкование указа дано им крайне запутанно. По его мнению, как пленники, так и вольные служилые иноземцы уже «несут ,.службу государеву" (и государственную и частную лицу царя вместе). В этом смысле уже не могло быть вопроса о принятии их в частное холопство». Но после крещения полоняник «должен быть выделен из семьи языческой или иноверной», поэтому, ища «сторонней поддержки», вынужден поступать в хо- юпы  . Следовательно, по М. Ф. Владимирскому-Буданову, закон говорит о пленных и иноземцах, уже служащих царю, и на правлен против их выбывания из службы.

 

Гораздо ближе к истине А. А. Зимин, подчеркивающий, что приговор 1 сентября 1558 г. «распространил действие статьи 81 Судебника 1550 г. iba тех новокрещеных пленников-иноземцев, которые браЛи на себя служилые кабалы» . Интересно при этом отметить, что в одни день с приговором о «новокрещеных» полоняниках был издан другой закон, также являющийся развитием ст. 81: в нем запрещалось не только холоп,ить, «о и кабалить детей боярских. Однако в определении А. А. Зимина имеются некоторые неточности. Во-первых, речь «дет не только о служилых кабалах, но и об оформлении на пленников и иноземцев других крепостей: полных и докладных грамот. Во-вторых, не оговаривается главное —социальный состав полоняников, попадавших под этот закон.

 

Общая политика русского правительства тех лет по отношению к полоняникам, которая четко прослеживается на примере Полоцка, не оставляет сомнений, что указ 1 сентября 1558 г. имел в виду те слои пленных, которые в дальнейшем могли стать источником формирования класса служилых людей, т. е. шляхту, а также отчасти ремесленников и купцов. Начиная с середины XVI в. как практика, так и законодательная деятельность Московского государства, направлены против похолопления этих категорий полоняников.

 

При этом необходимо отметить, что в более ранний период правительство далеко не всегда придерживалось такой политики.

 

Теперь же, в конце 50-х годов, московское правительство предпринимает попытку не только не допустить новых похолоплений полоняников из числа служилых людей, «о и привлечь на свою службу тех из них, кто уже находился в рабстве. Закон 1 сентября 1558 г. имел обратную силу: он предусматривал регистрацию старых крепостей на полоняников, что, по всей вероятности, сопровождалось пересмотром ранее оформленных грамот и кабал, которые сохраняли аилу лишь для тех «новокрещенов», которые «в службу не пригодятца». Общее число всех иноземцев, освобожденных таким образом от холопства, составляло по всей стране, очевидно, немалую цифру. Те же дети ратных казанцев, которых было взято в плен так много, «якоже всем полком русским наполнитися: у всякого человека полон татарской бьгсть»  , теперь, к моменту издания закона 1558 г., выросли и стали пригодны для несения воинской службы. Проживая во дворе землевладельцев, вое они, без сомнения, были принуждены сменить свое вероисповедание. На многих из них были оформлены крепости. ,По сентябрьскому указу, большая часть из них попадала на царскую службу, тем самым освобождаясь от рабской зависимости.

 

Следовательно, постановление о «новокрещенах» преследовало цель привлечь на службу Русского государства новые отряды полоняников, как тех, кто только что принял православие и Находился в монастырях, так и лиц, уже оформивших на себя рабство. Таким образом, во второй половине XVI в. для полоняников, принадлежавших к высшим и средним слоям населения, плен, как правило, перестает быть основанием для превращения их в рабов.

 

Показательно, что (примерно такой же процесс шел в это жк время и в некоторых 'соседних с Россией государствах, в частности, в Литве, где плен по-прежнему официально числился одним из источников неволи, и тем не менее у нас имеется ряд фактов, позволяющих предполагать, что этот принцип, сформулированный в Литовских статутах, утрачивает свое значение для привилегированных слоев русских полоняников, которые или привлекались на службу короля, или же содержались в тюрьмах для дальнейшего обмена и выкупа. Так, в 1579 г. Стефан Баторий, овладев Полоцком, устраивает два лагеря для сдавшегося гарнизона, в один из которых были помещены лица, выразившие готовность «поступить под власть и покровительство короля»  . Обещанием наград, поместий, жалованья наполнено обращение польского правительства в 1580 г. к защитникам города Заво- лочья: «Которые з вас всхотят по доброй воли своей нам слу- жити, тым ласку вашу господарскую покажем и поместья дадим...»   К этому же времени относится грамота, из которой мы узнаем, что захваченные московские стрельцы были приглашены на службу Речи Посполитой, за что получили «.пустые волоки» на коронных землях  .

 

Совсем иной политики придерживалась правительство Польско-Литовского государства по отношению к пленным крестьянам, сельской и городской бедноте. Относительно них продолжало оставаться в силе установление Статутов, согласно которому пленники становились невольниками. Так, польский воевода Мелецкий, взяв г. Сокол и перебив весь русский гарнизон, «возвратившись с войском к королю, привел с .собою большое число пленников, которых частию подарил публично королю, частию— друзьям» . Один из участников похода Стефана Ба- тория на Русь писал, что 'местности вокруг Заволочья, Великих Лук, Пскова, Новгорода практически обезлюдели, так как там остались в основном представители пожилого населения: «Сколь велико было число молодых людей, щзятых в плен, можно заключить из того, что почти не было ни одного частного человека из дворян, который не имел бы одаош и двух у себя в неволе; многие имели их больше»  . В данном случае совершенно четКо указан оостай полоняников, пополнивших ряды невольников: крестьяне, жители сельских местностей. Из запроса 1568 г., обращенного к Сигизмунду II Августу, явствует, что какая-то часть православных пленников находилась в рабстве у литовских татар 16°. Широко бытовала в Литве продажа полоняников ш. Словом, в Литве второй половины XVI в. наблюдается та же картина, что и в Русском государстве первой половины XVI в.: представители социальных низов пополняли собой число холопов. Казалось бы, 'что и во второй половине столетия на Руои, аналогично Литве, должны были бы развиваться те же тенденции: ведь ничто" не предвещало приближения коренного перелома в положении низших слоев полоняников. А между тем исследователи дружно считают 50-е годы своеобразным рубежом, в корне изменившим судьбу всех пленников-рабов, что, по их мнению, было связано с изданием указа о службе полоняников по смерть господина 162.

 

Кратко суть этого закона сводилась к следующему. Любой полоняник становился холопом своего господина при наличии свидетелей, подтверждающих факт пленения. Полоняник — временный холоп и служит только до смерти господина, детям господина он не холоп. Дети полоняника — свободные люди. Если полоняник даст на себя крепость или женится на рабе, то он теряет свои привилегии и становится потомственным холопом.

 

Указ не был датирован. А. А. Зимин считает, что он, как и закон о «новокрещенах», был составлен в 1558 г. 163 И. И. Смирнов относит его к 1560 г. 164 Мнение А. А. Зимина кажется нам по ряду причин, о которых будет сказано ниже, более убедительным: указ (возник не позднее 1 сентября 1558 г. Необычайно интересна судьба этого установления. В то время как закон 1558 г. о «новокрещенах» почти без особых изменений вошел в Уложение 1649 г.165, указ об укороченной службе полоняников никогда и нигде больше не упоминался 166. Мало того, в том же Уложении Алексея Михайловича плен рассматривается как один из источников наследственного холопства: полоняники, наравне с полными, докладными и купленными холопами, «крепки» не только своим господам, но «и женам их, и детем, и внучатом, и правнучатом». Им противопоставлены кабальные люди, которых «в придания не давать, и в духовный и в рядныя и в данныя не писать» т. Следовательно, к середине XVII в. приговор 50-х годов об укороченной службе полоняников был прочно забыт.

 

В связи с этим встает вопрос о 'времени действия приговора. Анализ источников второй половины XVI в. позволяет нам утверждать, что указ о службе полоняников по смерть господина действовал в течение очень короткого отрезка времени, а скорее всего, вообще не имел практической реализации. От 1561/62 г. сохранилась деловая братьев Лошаковых. Среди холопов, перешедших к 1ни,м по .наследству от отца, упоминается Сенька с женой, полоняник «немецкого полону» да «девка Молчанка, немецкого же полону» 168. В 1565/66 ,г. М. С. Соловцов вручил своей дочери вместе с приданым «девку ливонского полону». Несколько раньше полонянку по данной грамоте получает сестра Хвостовых169. Данные грамоты, оформляющие передачу пленных детям или родственникам .владельца полона, сохранились также за 1566/67, 1570, 1571 гг.170 Начиная с 70-х годов XVI в. количество таких примеров еще более увеличивается: процесс наделения наследников людьми, для которых плен был единственной причиной неволи, достигает широкого размаха 171. В духовной 1576/77 г. М. Г. Тыртова читаем: «А что у него полону неметцко- го: женок и робок и те люди сыну же его». Сыну же передается полоняник Микитка Охлопок172. Создается впечатление, что к этому времени нормы закона о смягчении службы полоняников полностью исчезли из житейской [Практики. Полоняники переходят от одного поколения к другому, наряду с наследственными рабами. В 1594/95 г. .нижегородский помещик Иван Голова Соловцов передаст своим сыновьям -полоняников, часть из которых была прислана ему из Новгорода его тещей 173. Следовательно, за довольно короткий срок эти холопы служили трем поколениям своих господ (теща — сам Соловцов — его дети).

 

Разобранные выше случаи не были простым нарушением законодательства, они явились следствием правительственного курса. Об этом свидетельствуют представленные русским правительством привилегии туркам для покупки у частных лиц пленных, захваченных во время Ливонской войны, и выводе их за пределы Московского государства  . Да и сам факт регистрации в 1598 г. многочисленных купчих, духовных, данных, оформляющих передачу полоняников по наследству, явился своеобразным узаконением тех отношений, при которых пленник считался бессрочным рабом.

 

Следовательно, закон об укороченной службе полоняников не оказал сколько-нибудь значительного влияния ни на развитие института холопства в целом, ни на положение самих пленных.

 

Чем же тогда объяснить появление столь недолговечного указа? При анализе его содержания привлекает внимание одна деталь; кодификатор, составляя текст закона, как бы совсем упустил из вида женщин, интересуясь лишь мужской частью полона. В указе ни разу не упомянут термин «полонянка», речь идет лишь о «полонянике»: «а кто ищет полоняника в холопы, которого полону ни буди...», «а будут дети ево полоняника...». Формулируя условия, превращавшие временное холопство в наследственное, кодификатор написал: «а который полоняник возьмет робу...», опустив вторую часть известного положения «по холопе раба».

 

С нашей точии зрения, указ об укороченной службе по смерть господина имел в виду тот же контингент полоняников, что и изданный после него закон 1 сентября 1558 г. о «новокрещенах», а именно, шляхту, мещан, ремесленников. После смерти холопо- владельца и роспуска полоняников правительство надеялось отобрать из их числа необходимые ей кадры для пополнения «служилых людей». Почти одновременно с этим предпринимались отдельные шаги для безотлагательного освобождения наиболее нужных полоняников. Так, в начале 1556 г. в Новгород была отправлена царская грамота, где приказывалось: «которые будут неметцкие полоняники у детей боярских и у (всяких людей умеют делати руду серебряную и серебряное дело, и зо- логное, и медяное, и оловяное и 'всякое, и вы (дьяки. — Е. К.) б тех людей велели детем боярским вести к нам на Москву» и «тех неметцких полоняников отписывали на меня царя и великого князя»  .

 

Но <вое эти частные меры не могли удовлетворить острую нужду правительства в «служилых» людях, тем более, что указ об укороченной службе полоняников по смерть господина мог принести реальные результаты лишь через несколько десятилетий. Более быстро и радикально задача была решена изданием закона 1 сентября 1558 г. о «новокрещенах», в результате которого во владении феодалов остались лишь полоняники, не пригодные к царской службе, в основном из числа крестьян и бедноты, поэтому правительство утратило всякий интерес к установлению об укороченной службе пленных.

 

Подводя итоги 'вышесказанному, можно констатировать следующее: плен в XVI в. далеко не всегда и не для всех был источником рабского состояния. В то время как низшие слои пленников (крестьяне, челядь, сельская и городская беднота) продолжали пополнять ряды зависимого населения России, в том числе и институт холопства, для дворян, мещан, ремесленников, купцов плен перестает быть основанием для превращения их в рабов.

 

К содержанию книги: Е. И. Колычева: "Холопство и крепостничество в 15 16 веках"

 

Смотрите также:

 

Холопство. Отличие холопов от крепостных  Кто такие холопы. Холопий суд и холопий Приказ

 

Холопы и рабство в древней Руси  холоп  Крепостное право  Открепление крестьян  Крепостное право