ЦЕРКОВЬ И КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

 

 

Реформы 1764 года - секуляризация духовных вотчин Екатериной Второй

 

Эти упорные и длительные волнения церковных крестьян и невозможность военной силой подавить это движение—заставили, наконец, правительство, в целях самосохранения, подумать о более решительных мерах по отношению к церковным вотчинам.

 

В конце концов правительство решилось на секуляризацию; Сама Екатерина подчеркивала классовый, помещичий характер этой меры. „Все ваши права и обязанности'", говорила она в одной из своих речей в синоде, „заключаются в ясном сообщении догматов, в кратком истолковании их, в защите их доводами разума, но никак не насилием.... Но каким образом может происходить то, что вы не поражены огромностью тех богатств, которыми вы владеете и которые делают вас настолько- могущественными, что вы должны бы почувствовать, что ваше такое положение совершенно противно духу вашего призвания? Разве вы не наследники апостолов, которым бог заповедывал проповедывать презрение к богатствам и которые могли бы быть только бедняками? Царство их было не от мира сего; вы соглашаетесь со мною?... Как же можете вы (пользоваться богатствами), не противореча своему положению, которое должно быть неразлучно с христианской бедностью? Как смеете вы без угрызнений совести пользоваться такими имущест- вами и поместьями, которые дают вам могущество, как царям? Лх (eh)! Разве вы не имеете под своей властью рабов больше, чем некоторые европейские государи имеют подданных?.... И если я должна рассчитывать на вашу верность, преданность, то я должна также льстить себя надеждой, что найду вас особенно преданными моей короне верных подданных. Если это так,—то не умедлите же возвратить. моей короне то, что вы похитили у нее незаметно—постепенно* 3).

 

Екатерина II не решилась бы секуляризовать духовные вотчины, говорит Г. В. Плеханов, если бы ее не вызвал ропот в дворянской среде; дворянство поддерживало ее и только поэтому она получила возможность спокойно пренебречь глухой оппозицией духовенства.

 

По указу 26 февраля 1764 г. все вотчины, синодальные, архиерейские, монастырские и церковные в количестве 8.557.688 дес. были переданы в ведение коллегии экономии, крестьяне стали называться i экономическими. Вместо многочисленных денежных и натуральных поборов они были обложены по полтора руб. с души, кроме семигривенного подушного оклада.

 

Причем, многие мелкие монастыри были упразднены и переданы в военное ведомство для размещения в них военных постоев. Всего было сокращено 418 монастырей. Значительно было уменьшено также количество архиерейских и монастырских служителей. Остальные были наделены участками из того земельного фонда, которым пользовались бывшие церковные крестьяне.

 

 

В 1786 г. секуляризация была распространена и на Украину. Что касается архиерейских домов, то они были переведены на штатное жалование ').

 

Каково было положение крестьян после секуляризации?

 

Единственным положительным результатом ,,реформы" 1764 г. было то, что церковные крестьяне освободились от личного произвола и издевательства духовных властей.

 

В экономическом же отношении положение крестьян нисколько не улучшилось. „Реформа" свелась лишь к перемене хозяина, а экс- плоатация осталась та же.

И после секуляризации крестьяне жаловались на недостаток земли. Это об'ясняется тем, что церковные служителя в большинстве своем были зачислены в крестьяне. Последние, поэтому, должны были поступиться в пользу первых частью земли. Напр., устюжские крестьяне жаловались, что многие из служителей и „прежде имели собственные земельные участки, но отдали их родственникам или распродали, а затем после того, как они вступили в число экономических крестьян, им было отделено много земли, от чего произошли крестьянам „крайняя обида и притеснение" 2).

 

Кроме того, значительное количество угодий, не попавших в руки крестьян, отдавались в аренду посторонним лицам, часто с вольных торгов.

 

Много земли оттягали у экономических крестьян ловкие помещики во время генерального межевания. На этой почве происходили даже крестьянские волнения. Напр., в Старорусском уезде против крестьян был двинут военный отряд, некоторые из „зачинщиков" были посажены в смирительный дом.

 

Сибирские экономические крестьяне жаловались на то, что „архимандриты монастырей просто насильно отнимали у них земли"; одного из них они обвиняли в присвоении 2.000 дес. покосу 3).

 

Особенно остро экономические крестьяне ощущали недостаток в покосах, лесных и др. угодиях.

 

Земельная теснота заставляла экономических крестьян прибегать к аренде, причем нередко арендовались земли целыми селениями. О размерах арендуемой земли можно судить по следующему примеру: в Московской провинции экономическими крестьянами было взято з аренду 21.974 дес. пахотной и сенокосной земли и 14.618 лесу4).

 

Этот же недостаток земли заставил экономических крестьян домогаться права покупать земли у соседних помещиков. Это право им было дано в 1788 г.

 

Значительное количество экономических крестьян переселилось из малоземельных вотчин на окраины.

 

Так, земли волжских казаков, переселенных в 1776 г. на кавказскую линию,—были заняты экономическими крестьянами в количестве 22.000 ч.; в 1779—81 г. до 1000 семейств было переселено на реку Дхтубу; в 1781 г. 24 000 чел. поселились в Азовской и Новороссийской губерниях; в 1717 г. экономическим крестьянам было разрешено поселиться в Крыму и в Екатеринославском наместничестве,

 

К содержанию книги: Писарев: "ЦЕРКОВЬ И КРЕПОСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ"

 

Смотрите также:

 

Крепостное право  Открепление крестьянина  Крепостное право от бога  монастырское крепостное право   Закон о беглых