ЦЕРКОВЬ И КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

 

 

Борьба абсолютизма с церковью. Перепись всех церковных владений. Учреждение синода

 

Если до XVIII в. борьба абсолютизма с церковью носила, в значительной мере, пассивный характер; если правительство XVII века стремилось не столько отобрать церковные владения, сколько ограничить и предупредить рост их; если в лучшем случае, оно пыталось примирить интересы церкви с потребностями дворянства, то в XVI!! в. эта борьбз приобретает активный характер, когда церковь была поставлена в необходимость служить интересам абсолютной сословной монархии,

 

Эта политическая линия в отношении церкви весьма рельефно- выявляется в мероприятиях правительства Петра I. Ведя почти без- прерывные войны в интересах торгового капитала,петровское правительство ощущало острую потребность в средствах. Поэтому его внимание не могло пройти мимо огромных церковных владений. Петр t стремился урезать церковные имущества и средства „до того, без чего пробыть невозможно". Эта основная задача в отношении церковных владельцев видна во всех его мероприятиях.

 

 Прежде всего была предпринята самяя подробная перепись всех церковных владений. С какой тщательностью и строгостью происходила эта перепись, сидно из следующей иллюстрации: 4-го июля 1701 года в вятску» епархию был послан стольник И. П. Назарьев, который получил наказ- от монастырского приказа переписать весь архиерейский дом с церковной разницей, опечатать в церквах золото, ефимки, деньги, золотую, серебряную, оловяную, медную посуду „и всякую мирскую казну"* а также жалованные и вкладные грамоты, крепостные и сдельные письма. 16 октября было запрещено „чинить" какие-либо сделки, расходовать оброчные деньги, собранные по окладу на 1701 г. и недоимки за прежние годы, не брать и никому не давать взаймы „без указа из монастырского приказа". Кроме того, стольнику велено было проверить все приходо-расходчые книги и прислать в приказ окладные И переписные книги всех приписных монастырей и вотчин. Церковным властям было отдано распоряжение, чтобы они „возможно чаще писали в монастырский приказ о том, сколько в каком месяце и какого числа и с каких вотчин взято денежного и хлебного дохода"; причем предписывалось недоимки „выбирать с особым старанием". Беглых крестьян запрещалось принимать под страхом смертной казни ').

 

Одновременно с предпринятой переписью церковных владений был восстановлен монастырский приказ с подчинением ему патриарших, архиерейских и монастырских вотчин в судебном, административном и финансовом отношении. Причем все церковные земли были разделены на „определенные", т. е. такие, доход с. которых шел на содержание церквей и монастырей и „заопределенные", которые должны были удовлетворить потребности государственной казны.

 

 

 Те и другие управлялись чиновниками из дворян, которые пересылали все доходы в монастырский приказ, во главе которого стояли также дворяне. Отсюда неудивительно, что после открытия приказа 6.407  крестьянских дворов, принадлежащих различным церковным владельцам, было роздано помещикам.

 

Правительство также смотрело на монастырский приказ, как на орудие перекачки церковных средств в казну, обслуживающую интересы торгового капитала. Так коломенская епархия с 1701 по 1722 г. переслала в приказ более 26 тыс. руб. (т. е. ок. 235.000 р.). В 1707 г. со всех церковных владений было собрано серебряной посуды—56 п. 21 ф. 35 зол. и вещами 109 мест ')•

 

Впрочем, и до открытия монастырского приказа петровское правительство неоднократно обращалось за помощью к церковным владельцам. Так, в 1698 г. было получено от ростовского митрополита 5000 р. (т. е ок. 85.000 р) на содержание ратных людей, от воронежского владыки—4000 руб. (ок. 70.000 р.) и т. п.

 

В интересах же торгового капитала правительство широко практиковало приписку церковных крестьян к казенным заводам. Напр., в 1719 г. вотчина суздальского архиерея—с. Кохма была приписана к полотнянной фабрике Томаса; а том же году 199 дворов новгородского владыки были отписаны к олонецким заводам; домовые владения казанского архиерея были взяты в казну и т. и.

 

Особенно тщательно правительство наблюдало за тем, чтобы не происходило дальнейшего расширения церковнсго землевладения. В этих видах была запрещена приписка мелких монастырей—вотчин к крупным церковным владениям.

 

С учреждением синода в 1721 г. управление церковными вотчинами снова перешло к духовным отцам, но от этого положение мало изменилось, так как церковные владельцы попрежнему находились в подчиненном состоянии к светской власти. Преемники Петра шли , по пути дальнейшего ограничения церковного крепостничества.         >

 

Однако несмотря на решительные меры Петра I и его преемников, действовавших в интересах торгового капитала, пережитки церковного феодализма не были окончательно уничтожены в первой половине XVII) в.

 

Наоборот, к этому времени относится, как мы видели выше, расцвет крепостного хозяйства церковных владельцев. Это об'ясняется теми колоссальными загарами земельных и денежных богатств, которые, хотя и были несколько ограничены и даже сокращены, тем не менее были еще настолько велики, что церковь могла быстро оправляться от наносимых ей ударов и продолжать борьбу за сохранение феодальных привилегий

 

К содержанию книги: Писарев: "ЦЕРКОВЬ И КРЕПОСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ"

 

Смотрите также:

 

Крепостное право  Открепление крестьянина  Крепостное право от бога  монастырское крепостное право   Закон о беглых