ОТМЕНА КРЕПОСТНОГО ПРАВА

 

 

Отмена крепостного права в Закавказье, на Кавказе и в Бессарабии

 

Отмена крепостного права на Кавказе, в Закавказье и Бессарабии была произведена несколько позднее.

 

Причины, вызвавшие отмену крепостного права на Кавказе и в Закавказье, заключались, во-первых, в развитии капиталистических отношений, хотя и б значительно меньшей степени, нежели в России, во-вторых, в экономическом завоевании Кавказа, которое требовало также отмены крепостного права.

 

Вследствие большой неравномерности социально-экономического развития народов Кавказа и Закавказья условия проведения здесь крестьянской реформы были различны.

 

Отмена крепостного права на Кавказе и в Закавказье происходила, как и в Центральной России, в условиях обостренной классовой борьбы.

 

Наиболее крупным крестьянским движением в пред-реформенный период явилось восстание крестьян в Мегрелии е 1857 г. По окончании Крымской войны мегрельское дворянство, стремясь восстановить свое хозяйство, разрушенное войной, значительно усилило эксплуатацию крепостных, что и явилось непосредственной причиной восстания. Оно началось в январе 1857 г. в Джварском округе, в имениях правительницы Мегрелии княгини Дадиани, и уже к маю распространилось по всей Мегрелии. Силы вооруженных крестьян доходили до 10 тыс. Во главе восставших стоял крепостной кузнец из селения Джвары Уту Микава. Восстание носило явно выраженный антифеодальный характер: лозунгом восставших было требование ликвидации всякого рода феодальных повинностей и полного освобождения из-под власти помещиков. По всей Мегрелии были прекращены работы на помещиков, в имениях были освобождены дворовые,

 

Один из современников, К- Бороздин, в своих воспоминаниях следующим образом описывает руководителя восставших Микава и его деятельность: «Расправа его с помещиками была самая страстная и энергичная; он налетал на них, как снег на голову, отбирал все наличное, раздавал крестьянам и нередко держал господ у себя в плену под условием выкупа. В особенности доставалось от него князьям и дворянам, более других славившимся жестокостью» 1.

 

 

Действия восставших отличались известной организованностью. Так, кутаисский военный губернатор генерал Колюбакин писал: «Организация, дисциплина и последовательность в действиях восстания ведут к заключению, что если оно... вышло наружу, быть может от случайности или мгновенной раздражительности, то оно уже давно зачато и долго зрело в чьей-либо мысли..., но некоторые идеи..., брошенные народу как бы лозунги, придают ему характер, для наименования которого должно бы прибегнуть к революционной номенклатуре Запада...»2.

 

Восстание было подавлено войсками и местным дворянством. Более 40 участников его было сослано.

 

Крестьянские движения в этот период происходили и в других районах. Так, в том же 1857 г. произошло восстание крестьян в Имеретии, в Амаглебском и Багдадском районах, ставившее своей целью освобождение от феодальной зависимости; оно было подавлено также с помощью войск.

 

Характеризуя обстановку, сложившуюся в Грузии накануне отмены крепостного права, грузинский писатель и общественный деятель Н. Николадзе писал в «Колоколе»: «Еще до знаменитых «рескриптов», первые списки которых появились в конце 1857 г., грузинские крестьяне принялись не за манифестации, а просто-напросто за вооруженное обнаружение недовольства крепостным правом... Крестьяне же нимало не скрывали,только без земли, но и без усадеб и всего недвижимого имущества. «Бывший крепостной,— говорилось в проекте,— переселяясь с помещичьей земли, все свое движимое имущество сохраняет за собой, а недвижимое, т. е. строения и насаждения, возведенные на помещичьей земле, оставляет помещику»2.

 

Сохранение за помещиком всей недвижимой собственности создавало бы большие возможности для закабаления крестьянства. За пользование своими собственными строениями, садами и виноградниками крестьяне должны были бы платить помещику оброк либо работать на барщине.

 

Большинство тифлисского дворянства соглашалось лишь на личное освобождение своих крепостных. И только незначительное меньшинство, настроенное либерально, являлось сторонником наделения крестьян землей.

 

Отмене крепостного права в Абхазии предшествовало крупное крестьянское восстание, возникшее в 1866 г. в связи с подготовкой реформы. Непосредственным поводом к восстанию послужило известие о том, что крестьяне вынуждены будут выкупать земли у помещиков, которые они считали своей собственностью. В июле 1866 г. начальник Сухумского отдела полковник Коньяр на многотысячном сходе крестьян села Лыхны выступил с речью по поводу подготовлявшейся реформы. На этом сходе Коньяр и сопровождавшие его чиновники были убиты, а восставшие через несколько дней двинулись на Сухум, который и был взят. Только сосредоточив большие силы, местной администрации удалось подавить восстание и занять Сухум. 8 ноября 1870 г. было утверждено «Положение о прекращении личной зависимости и о поземельном устройстве населения в Сухумском отделе». По этому «Положению» все категории зависимого населения должны были отбывать своим владельцам в течение четырех лет службу, работу и другие повинности или взамен этого уплатить особую выкупную плату. Так, например, выкупная плата «ахашала» составляла для лиц мужского пола от 10 до 50 лет и женского от 10 до 45 лет — от 50 до 120 руб.2. Помимо этого, для сохранения «хозяйственной устойчивости» имений помещикам было назначено особое пособие в 400 тыс. руб.3. В течение четырехлетнего периода крестьяне должны были находиться на положении временнообязанных. За всем населением Абхазии, начиная от дворянства до «ахашала» включительно, закреплялись усадьба и полевые наделы.

 

Крестьяне Тифлисской губернии в результате составления уставных грамот потеряли значительную часть земли. Так, из 2406 уставных грамот по 975 были произведены отрезки, составившие 37,6%. Общее уменьшение крестьянской земли после реформы составило 20%, или 25 657 десятин3. К 1917 г., по этим же данным, заключило выкупные акты не более 40% крестьян Тифлисской губернии4. В Кутаисской губернии обеспеченность землей на одну душу составляла от '/г до 3Л десятин5, что, естественно, не могло ни в коей степени обеспечить крестьянина, обязанного к тому же четверть урожая отдавать помещику в виде повинности за пользование землей.

 

По данным, приводимым Г. В. Хачапуридзе, в руках дворянства Западной Грузии было сосредоточено после реформы 42% всей земельной площади6.

 

По указу Николая I, данному им наместнику Кавказа 6 декабря 1846 г.2, в «мусульманских» провинциях местным феодалам возвращались в полную собственность конфискованные у них ранее имения.

 

Выкуп полевого надела мог производиться, как указывалось выше, как с согласия, так и без согласия владельца земли. В основу выкупа была положена сумма стоимости всех повинностей, капитализированная из 6%. На основе этих расчетов цены за землю устанавливались неимоверно высокими — от 60 руб. 50 коп. до 202 руб. за десятину2. К тому же правительство не оказывало при выкупе никакого содействия, т. е. крестьянам не давалось никаких ссуд, и выкупная сумма должна была быть внесена сразу. Вследствие этого выкупа земель не производилось. «Выкупная операция,— говорилось в одном из официальных отчетов в 1887 г.,— в мусульманских провинциях (т. е. Азербайджане и Армении.—Я. 3.) не получила никакого осуществления, и во весь истекший период со времени издания «Положения» не возникало ни одного случая выкупа поселянами своих надельных земель, ни целыми обществами, ни отдельными дымами»3.

 

21 февраля 1876 г. «Положение 14 мая 1870 г.» было распространено на крестьян, живших на землях феодалов на добровольных началах.

 

В Армении и Азербайджане крестьяне получили несколько больше земли, нежели в Грузии. Однако положение их было не менее тяжелым, так как оросительная система оставалась целиком в руках землевладельцев, а это создавало неограниченные возможности для самого разнузданного грабежа крестьян. К тому же некоторая часть крестьян в Азербайджане и Армении, не имевшая земли До реформы, не была наделена ею (около б тыс. душ мужского пола). Особенно тяжелым было положение монастырских крестьян, принадлежавших Эчмиадзинскому монастырю в Армении, на которых «Положение» об отмене крепостного права фактически не было распространено.

 

Временнообязанные отношения в Азербайджане и Армении были ликвидированы только в 1913 г. Крестьянская реформа в Армении и Азербайджане носила не менее кабальный характер, чем в Грузии. Несмотря на наделение крестьянства землей в несколько больших размерах, нежели в других районах, сохранение оросительной системы в руках помещиков обеспечивало им широчайшие возможности для закабаления крестьянства.

 

В целом в Закавказье значительная часть земель осталась в руках помещиков. Так, по данным, приводимым исследователем крестьянской реформы в Закавказье, О. Семиным, количество земли после реформы по пяти закавказским губерниям распределялось следующим образом2:

Губернии       У бывших крепостных крестьян(в дес.)    У помещиков (в дес.)

Кутаисская    210 770           815 321

Тифлисская   134 796           961 5022

Елизаветпольская     317 234           440 798

Бакинскаяая  110315            246904

Эриванская    98 264 60123

 

Как указывал в своем докладе Совету министров гр. Воронцов-Дашков, «...крепостная реформа дала в крупных имениях малоземельных крестьян, а в мелких имениях — безземельных»3..

 

Для обсуждения и подготовки отмены крепостного права у горских народов Кавказа в 1866 г. был создан Особый комитет под председательством первоначально ген- Карцева, а затем кн. Святополк-Мирского.

 

В течение 1867 и 1868 гг. этим комитетом и были разработаны «Положения» о ликвидации зависимых со- > словий среди горских народов. Эти народы находились на низком уровне социально-экономического развития. Недоразвитые феодальные отношения переплетались с многочисленными первобытнородовыми пережитками. Наряду с крепостными у"феодалов отдельных народностей Кавказа существовали и домашние рабы, также ликвидированные этими законодательными актами, причем стоимость выкупа взрослой мужской души была установлена от 100 до 180 руб., женской — 100 руб. и подростка — от 50 до 100 руб.1.

 

Отмена крепостного права на Кавказе имела некоторую особенность как по сравнению с центральными районами России, так и Закавказьем. Земля на Кавказе юридически считалась общественной, но фактически находилась в пользовании и под контролем феодалов. В силу неразвитости общественных отношений степень зависимости непосредственных производителей от феодалов была различной.

 

По реформе различные категории феодалов (князья, беки, уздени-дворяне и т. п.) наделялись на правах частной собственности особыми земельными участками размером от 250 до 300 десятин, при этом в случае знатности или «особых» заслуг эти участки значительно увеличивались. Так, по данным исследователя крестьянской реформы в Кабарде И. Ф. Мужева, у отдельных кабардинских феодалов они составляли от 1500 до 1800 десятин. Кроме того, эти землевладельцы имели право пользоваться и общинной землей в размере 36 десятин. Крестьяне же получали землю в общинное владение в незначительном количестве. Так, например, в Кабарде на двор приходилось в среднем от 6,3 до 7 десятин. Правительство выдало феодалам компенсацию за освобождение крестьян. В Кабарде местными феодалами было • получено от казны 30 тыс. руб.2.

 

В некоторых районах Кавказа зависимые отношения крестьян к феодалам сохранялись длительное время. В Дагестане зависимые отношения крестьян к помещикам-бекам были ликвидированы в 94 аулах только на основе закона 7 июля 1913 г. Помещики получили от правительства единовременно стоимость выкупленной земли в размере 302 308 руб., которые крестьяне должны были погашать в течение 20 лет, т. е. до 1934 г.

 

Реализация реформы на Кавказе, как н в центральной России, проходила в условиях массового недовольства крестьян и применения вооруженной силы.

 

Один из современников, А. Ф. Кипшидзе, рассказывает: «В селение являлась рота солдат, выстраивалась в боевом порядке; затем раздавался барабанный бой, под звуки которого народ безмолвно выслушивал слова манифеста»1.

 

Положение крестьян после реформы было крайне тяжелым. Лишенные значительной части своих земель, они продолжали оставаться фактически в зависимости от феодалов.

Условия отмены крепостного права в Закавказье и на Кавказе по сравнению с «Положениями 19 февраля 1861 г.» содержали в себе значительно больше феодальных пережитков, что объяснялось отсталостью их в экономическом развитии по сравнению с центральными районами России. Обязательный выкуп был введен лишь в 1912—1913 гг. Однако к 1917 г. этот закон по шести закавказским губерниям полностью реализован не был, и 55% крестьян, сохранивших к 1912 г. временнообязанные отношения, еще не оформили выкупных актов.

 

Крестьянство Бессарабии состояло из небольшого числа юридически оформленного крестьянского населения, преимущественно из цыган, а также безземельных крестьян-царан, являвшихся юридически свободными.

 

Число этих крестьян было незначительно—11681 душа2. Из этого числа около 100 душ занимались земледелием, а остальные (главным образом цыгане) находились на положении дворовых. Таким образом, собственно крепостное население было ничтожно, составляя по отношению ко всему сельскому населению Бессарабии 1,7%. Однако, несмотря на это, в период подготовки реформы была образована в Кишиневе Особая комиссия для составления проекта «Положения об улучшении и устройстве крепостных крестьян...». Разработанный этой комиссией проект, предусматривавший безземельное освобождение этой категории крепостных, а также сохранение в течение 10 лет временнообязанных отношений, лег в основу «Высочайше утвержденных дополнительных правил о людях, вышедших из крепостной зависимости в Бессарабской области».

 

Согласно этим «Правилам», крепостные получали «право свободных сельских обывателей». Те крепостные, которые занимались земледелием до реформы, имели право «вступать с владельцами, на землях коих живут, в добровольные соглашения как о пространстве нужной им земли, так и о количестве оброка или отбывания издольной повинности (барщины) за пользование сими землями и угодьями»1. В противном случае они должны были подчиняться «... установленному (нормальному) условию, определяющему взаимные обязанности владельцев землей и живущих на сих землях царан»3.

 

Таким образом, крестьянское население Бессарабии освобождалось без земли и приравнивалось к царанам.

 

Основу сельского населения в Бессарабии составляли царане, обладавшие правами «свободных сельских обывателей», т. е. личной свободой, в том числе правом перехода от владельца к владельцу. Царане, общее количество которых достигало 400 тыс. человек, находились в экономической зависимости от помещиков, которые являлись собственниками земли. Царане, обрабатывая эту землю, обязаны были выполнять барщинную повинность либо нести оброк. Отношения царан с помещиками определялись так называемым «Нормальным контрактом» 1846 г., по которому крестьянам предоставлялось право перехода от одного помещика к другому при условии выполнения лежавших на них обязанностей в период с 1 ноября по 1 апреля.

 

Незначительное количество крепостных цыган, имевшихся в Бессарабии, получило по «Положениям 19 февраля 1861 г.» согласно «Дополнительным правилам о людях, вышедших из крепостной зависимости в Бессарабской области» личное освобождение и было причислено к обществам «свободных» царан без получения земельных наделов.

 

В 1868 г. вопросом о крестьянской реформе в Бессарабии занялся непосредственно Главный комитет об устройстве сельского состояния, который выработал проект крестьянской реформы в Бессарабской области. В основу этого проекта были положены основные принципы «Положений 19 февраля».

 

14 июля 1868 г. было утверждено Александром II «Положение о поземельном устройстве поселян (царан) Бессарабской области, водворенных на землях частных владельцев, монастырских и других духовного ведомства экономии»1. По этому «Положению» царане наделялись в «постоянное пользование землей, собственность на которую сохранялась за владельцами этих земель. Размеры семейных участков, определявшихся вне зависимости от количества членов семьи, устанавливались от 8 до 13,5 десятины. Фактически же размеры участков значительно сокращались, так как помещик имел право предоставить царанам меньший надел при условии, если у него оставалось менее одной трети удобных земель (ст. 10). Помещику предоставлялось также право с согласия губернских властей уменьшить надел, если количество леса превышало у него более половины остающихся у него угодий (составлявших в свою очередь одну треть принадлежавших ему удобных земель (ст. 19). Семейные участки не подлежали переделам, а передавались в потомственное пользование этих семейств (ст. 36). Царане имели право отказываться от земли (ст. 49) либо передавать ее другому лицу (ст. 40). Отсутствие общинного пользования землей, а также право передачи ее другим лицам создавали более благоприятные условия для капиталистического развития деревни, нежели в центральных губерниях России.

 

За .пользование предоставлявшейся царанам землей последние должны были уплачивать владельцам ее определенный «Положением» оброк. Этот оброк составлял с одной десятины от 1 руб. 20 коп. до 2 руб. 50 коп. (ст. 65). Условия выкупа земли определялись в основном «Положением о выкупе», изданным 19 февраля 1861 г. Однако эти условия имели и ряд особенностей. Царанам предоставлялось право отказа от выкупа, если на это выражало согласие не менее двух третей «всех поселян, имеющих голос на сходе» (ст. 114). В этом случае цара-не должны были отказаться от дальнейшего пользования наделами. Таким образом, право отказа от выкупа земли по существу сводилось на нет. Кроме того, в отличие от «Положения о выкупе» помещик при заключении выкупной сделки имел право сократить надел до одной четверти высшего размера участка при выкупе земли всем обществом и до половины размера, если выкуп совершался отдельными домохозяевами (ст. 115).

 

Таково вкратце содержание «Положения 14 июля 1868 г.».

 

Это положение не распространялось на царан так называемых резешских имений, т. е. имений мелких собственников, которым принадлежали земли на началах совместного владения.

 

Вопрос о царанах резешских имений был разрешен лишь в 1875 г. Владельцы этих имений обязаны были предоставить царанам в пользование за определенные повинности усадьбы, сады и виноградники без выделения участков полевой земли.

 

В результате крестьянской реформы в Бессарабии основные производители — царане оказались ограбленными не в меньшей степени, нежели крестьяне в центральных губерниях России. Земельные наделы царан оказались благодаря различным ухищрениям помещиков намного меньше, нежели это предусматривалось «Положением 14 июля 1868 г.» Так, например, в Хотинском уезде семейный участок был сокращен до 0,9 десятины.

 

К 1875 г. у бывших помещичьих царан находилось в пользовании в среднем по 2,9 десятины на ревизскую душу1. Денежные повинности за пользование землей, а также и оценка ее по выкупу были значительно выше существовавших арендных и продажных цен. Так, цена земли в Бессарабии в 60-х годах в среднем равнялась 22 руб. за десятину; по выкупу же стоимость одной десятины обходилась не менее 50 руб.2.

 

За 20 лет, т. е. к 1888 г., перешли на выкуп 56 337 семейств, что составило около 60% по отношению ко всем царанам3.

 

14 мая 1888 г, был издан закон об обязательном выкупе. По этому закону помещики получили 4/s суммы капитализированного оброка плюс дополнительная ссуда в размере Via этого оброка согласно закону 15 мая 1883 г. Таким образом, помещики Бессарабии, так же, как и во внутренних губерниях, получали 8872% капитализированного оброка.

К 1888 г., к тому периоду, когда был введен обязательный выкуп в Бессарабии, царане за пользование отведенной им по реформе землей в размере 581 тыс. десятин уплатили повинностей на сумму 24,5 млн. руб., в то время как стоимость этой земли в 60-е годы составляла всего лишь около 13 млн. руб.4.

 

Анализируя содержание крестьянской реформы в Бессарабии, необходимо отметить, что по своему характеру она была не менее крепостнической, чем в центральных губерниях России, следствием чего и явилось сохранение в значительной степени феодально-крепостнических пережитков. Однако, несмотря на это, в силу ряда своих особенностей (отсутствие общинного владения землей, право передачи земли в другие руки) «Положение 14 июля 1868 г.» создавало несколько большие просторы для развития капитализма в деревне, нежели реформа 19 февраля 1861 г; Процесс расслоения крестьянства вследствие этого протекал в Бессарабии более интенсивно.

 

К содержанию книги: П. Зайончковский: "Отмена крепостного права в России"

 

Смотрите также:

 

Крепостное право  Открепление крестьянина  Крепостное право от бога  монастырское крепостное право   Закон о беглых